Людмила Ивановна Милевская
Вид транспорта – мужчина


– Да! Ты чудовище! – зло выкрикнул пижон и на какое-то время отстал от нее.

Однако он оказался упрямым и, мгновенно пристроив в надежные руки и беляши, и чебуреки, догнал Денисию, потребовав:

– Сейчас же остановитесь и бросьте свою дурацкую тележку.

Она действительно остановилась и, смерив его грозным взглядом, воскликнула:

– Как вы мне надоели!

Пижон опешил. Было очень заметно, что к такому равнодушию парень совсем не привык. Да и кто им пренебрегает? Какая-то сопливая лимитчица?

Он посмотрел на нее уже с интересом и спросил:

– Почему вы такая злая?

– Потому, что вы дурака валяете, а мне еще предстоит всю ночь пахать, – просветила его Денисия.

– Что, опять беляши? – испугался пижон.

– Нет, теперь старофранцузский. Я еще и переводами подрабатываю.

– Ах, вот оно что…

Было очевидно, что он не поверил: в глазах плутала насмешка, которую все же он старался не обнаруживать. Денисия, скромная обычно, на этот раз своим правилам изменила. Почему-то вдруг захотелось если не красотой и богатством, то хоть чем-то сразить нахала – ведь наверняка он о ней подумал:

«Врушка»..

– Honni soit qui mal у pense, кто дурно об этом подумает (фр.).>, – демонстрируя великолепное произношение, с улыбкой воскликнула она и серьезно добавила:

– Мне действительно надо работать.

Молодой человек мгновенно преобразился: глаза его по-доброму засияли, в манерах появилось уважение к собеседнице.

– Простите, – сказал он. – Вероятно, я слишком назойлив, но вы действительно мне импонируете. Я и в самом деле хотел пригласить вас на ужин.

Денисия огладила замусоленный фартук и зловредно спросила:

– В таком виде?

– Вы чудесно выглядите, – с чувством принялся убеждать ее молодой человек, но, сообразив, что подобное утверждение скорей выглядит как насмешка, чем как комплимент, спохватился и рассыпался в извинениях:

– Простите, я выразился как-то неловко…

– Ничего, – успокоила его Денисия, – делать глупости с умным видом привилегия мужчин. Я не в обиде. Понимаю, ваша Эмилия вам насолила своей публичной истерикой. Теперь вам хочется ей отомстить, переспать с последним ничтожеством. Это все очевидно, понятно и для меня совсем не обидно.

Обидно то, что на роль последнего ничтожества вы почему-то выбрали меня. Как вы угадали? По внешнему виду?

Молодой человек сконфузился, а Денисия, не дожидаясь его возражений, двинула тележку вперед.

Догонять ее он не решился.

Глава 5

Домой, в свою тесную комнатку, Денисия вернулась довольная. Еще бы, что там ни говори, а сегодня ей повезло: черствый залежалый товар пройдохи хозяина в два счета сторговала, даже замерзнуть не успела.

«Если бы не пижон, – подумала она, пристраивая на плиту облупленный эмалированный чайник, – бегала бы сейчас с тележкой по улицам в поисках голодных прохожих, коченела бы, унижалась, зато теперь попью чайку, согреюсь и с наслаждением займусь переводом».

Она сладко потянулась:

– Эх! Не жизнь, а красотища!

Секундой позже обнаружилось, что не такая уж и красотища – позвонила старшая сестра Зоя.

– Денька, Сашка на днях приезжает, – радостно сообщила она.

У Денисии заныло в груди:

– Откуда знаешь?

– Письмо получила.

«Вот как, спрашивается, эта стерва Зойка при строгом присмотре, при живом муже банкире умудряется получать от любовников письма?» – подумала Денисия, но лишних вопросов задавать не стала.

– И что теперь? – сдержанно поинтересовалась она.

– Ты должна отправиться к Сашке на свидание, – категорично заявила Зоя и плаксиво добавила:

– Вместо-о-о меня-а-а.

– Еще чего, – рассердилась Денисия. – Хватит!

Даже и не мечтай!

– Ну, Денечка, солнышко, в последний разочек, – начала канючить Зоя, но Денисия решительно пресекла посягательства на свою свободу:

– Нет. Хватит в свои интриги меня впутывать.

Разбирайтесь сами.

Хитрая Зойка, мгновенно уловив радикальное настроение сестры, зашла с другой стороны. Метко попадая в самую слабую точку Денисии, она спросила:

– Помнишь, я говорила тебе про раритет, что видела у своего банкира?

Еще бы Денисии не помнить. Настоящее чудо – рукописный томик стихов на старофранцузском. Необычная бумага, изумительный переплет. Десятый век, но главное – сами стихи. Только за то, чтобы хоть раз подержать в руках этот томик, Денисия готова была заложить свою душу дьяволу. Разумеется, она насторожилась: куда Зойка клонит?

– Помню, и что? – с замиранием сердца спросила она.

– Если на свидание к Сашке пойдешь, дам тебе на несколько дней этот раритет сумасшедший.
<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 21 >>