Макс Арно
Провокация


Нидергангу понадобилась добрая половина секунды, чтобы осознать, что дверца заклинилась и больше не открывается. С бьющимся сердцем и пересохшим горлом он просунул руку наружу, чтобы оттуда открыть дверцу. Шум от сгорающего трута наполнил его уши.

Его пальцы уже нащупали ручку дверцы, когда раздался взрыв. Нидерганг не слышал ужаса воплей, изданных десятком пешеходов. В его состоянии он уже не был в силах что-либо слышать.

Самак Прамуан предчувствовал то, что должно было случиться, когда молодой тайландец на велосипеде с мотором быстро направился к машине Нидерганга.

Немного ранее он видел, как тот открывал дверцу машины и что-то делал с ее запорами, в то время как Нидерганг находился в Большом Дворце.

В течение доли секунды, когда убийца снимал предохранитель, чтобы бросить свою гранату, Симак Прамуак хотел крикнуть предупреждение Нидергангу.

Но он сразу же решил, что это была бы ошибка. Было уже слишком поздно, чтобы помешать убийце сделать это, и это только бы выдало его присутствие. Потом, он должен был лишь следить за шведом, а не защищать его. Ожидание, безусловно, поможет узнать ему много вещей.

Граната была брошена в машину и молодой таиландец поспешил уехать, чтобы избегнуть смертельной опасности от взрыва.

Не теряя ни секунды, Самак Прамуак, в свою очередь, отъехал, инстинктивно втягивая голову в плечи.

Чтобы проследить за Нидергангом так, чтобы тот не заметил этого, они занялись этим вдвоем, каждый на велосипеде с мотором.

В настоящий момент его компаньон находился внутри Большого Дворца, чтобы наблюдать за персоной, с которой швед вошел в контакт. Дав убийце немного отъехать вперед, Самак Прамуак подумал, что тот вряд ли действовал один.

Взрыв гранаты раздался, как выстрел, в раскаленный воздух. Осколки летели во все стороны, раздались крики и вопли. Самак дал полный газ и свернул в сторону, чтобы не наехать на женщину, бежавшую к шоссе. Восстановив свое равновесие, он повернул голову и бросил быстрый взгляд назад.

Машина Нидерганга была окутана плотным слоем дыма, среди которого прорывались языки пламени. Было мало надежды на то, чтобы швед мог выжить. Убийца повернул на Банмо Роад и несся со всей скоростью по направлению к центру.

Никто не подозревал об его действии и никто не собирался его задерживать.

После поворота Самак тоже нажал на газ до отказу, чтобы не потерять его из виду.

К счастью, его мотор был такой же мощности, как и у убийцы. Было мало вероятным, что ему удастся обогнать его, если только не случится какого-либо происшествия.

Основной риск заключается в том, что убийца может быть охраняемым своими сообщниками, расположенными поблизости от места свидания. В таком случае они заметили, что за ним проследили.

С самого начала погони Самак не переставал бросать взгляды на зеркальце, прикрепленное к рулю. По-видимому никто не бросился вслед за ним. Но это ничего не означало, так как он сам сумел так проследить за Нидергангом, что тот его не заметил, благодаря множеству мер предосторожности, которые он принял.

Убийца замедлил ход. По всей вероятности он считал, что он уже вне всякой опасности, и не хотел привлекать к себе внимания в случае дорожного происшествия.

Самак последовал его примеру, все время оставляя между ними определенную дистанцию.

Доехав до начала Райадамнер-авеню, убийца повернул в направлении Ракавалее, театра классического танца Тайланда. Он проехал мимо него и направился в квартал больших отелей и роскошных магазинов. Он ехал теперь, не превышая установленной скорости.

Немного не доезжая до Ват Тримитр, храма Золотого Будды, напротив центрального вокзала беглец замедлил ход и остановился, наконец, около длинного тротуара.

Самак видел, как тот сошел с велосипеда, который он поставил на подпорку, и направился к магазину антикварных изделий.

Прежде чем войти в него, убийца бросил внимательный взгляд вокруг себя.

Самак с улыбкой сказал себе, что ему пора сделать то же самое, и он, проскользнул между двумя машинами, остановил свой велосипед и выключил мотор.

После небольшого размышления он пришел к выводу, что убийца, вероятно, теперь отчитывается перед тем, кто его ожидал.

Он решил, что у него у самого, вероятно, теперь больше времени, чтобы позвонить по телефону, прежде, чем снова пуститься по следам убийцы.

Во всяком случае нужно было действовать быстро на случай, если убийца появится раньше, чем он того ожидал. Ставя свой велосипед на подпорку, Самак внимательно оглядел улицу. В Бангкоке не существует телефонных кабин, а в любом магазине имеется телефон, который хозяин охотно предоставляет своим клиентам для разговоров. Самак приглядел один бар на расстоянии пятидесяти метров на противоположной стороне улицы. Он уже бывал там и он помнил, что видел там телефонную кабину. Это видел там телефонную кабину. Это отлично подходило для того разговора, который он собирается вести. Он быстро пересек улицу. Бар был пуст. Самак заказал себе кофе и направился к телефонной кабине, находящейся в глубине зала. Она была свободна. Он вошел в нее, старательно закрыл дверь и набрал номер, состоящий из пяти цифр. Трубку сняли после второго звонка. Он узнал голос своего собеседника. – У аппарата Самак, – сказал он по-английски. – Есть Новости.

Он коротко рассказал о мерах, принятых им, которые позволили ему последовать за Нидергангом не замеченным им до Большого Дворца. Он рассказал, что, наблюдая за машиной шведа, он видел, как испортили запор дверцы и о последующих действиях.

Он закончил рассказ о своем преследовании убийцы до антикварного магазина.

– Этот тип, безусловно, занят тем, что отдает рапорт о своих действиях, – закончил он. – Судя по всем его поступкам, это профессиональный убийца. Это, без сомнения, не убийца-одиночка, которые убивают европейцев ради агитации. Нидерганг был профессионально выслежен. Наступило короткое молчание.

– А вас видели, когда вы стали преследовать убийцу? – спросил его собеседник.

Самак немного поколебался.

– Это трудно сказать, – ответил он. – Если он был прикрываем одним или несколькими соучастниками на том месте, то они безусловно, меня заметили. Но мне кажется, что они вряд ли поехали за мной в свою очередь. – Может быть, но они быстро объявят тревогу.

– Без сомнения, – согласился Самак. – Но я готов идти на такой риск. – Вы думаете, что убийца может привести вас к другим членам своего общества?

Его корреспондент удивился.

– Если он приехал отдать раппорт, то это мало вероятно.

Тайландец снова заколебался.

– Во всяком случае это может помочь нам узнать его имя и где он живет, – сказал он. – Следуя принципам своей организации, другие, может быть, еще не успели дать сигнал тревоги, а в таком случае нет никакого основания беспокоиться.

Снова наступило молчание. Самак решил, что его собеседник обдумывает все за и против этого плана.

– Это вам надо решать, если это возможно, – заявил он наконец. – Но во всяком случае зря не рискуйте. Лучше пускай он уедет от вас, чем это будет грозить вам какой-нибудь опасностью. При всех обстоятельствах у нас уже есть этот антикварный магазин.

– Можете не беспокоиться, – заявил Самак. – Я буду держать вас в курсе дела.

Он повесил трубку, вышел из кабины и прошел в зал, где его ожидало кофе. Через витрину ему было видно, что веломотор убийцы не тронулся с места. Он решил оставаться внутри бара, чтобы наблюдать за его выходом. Убийца появился сразу же после его решения. Самак из предосторожности сразу же заплатил за свое кофе и потому мог немедленно покинуть бар. Оглядев подозрительным взглядом улицу, убийца сел на велосипед.

Самак подошел к своему велосипеду и отъехал, не теряя времени. Убийца направился на Бамрунгмуанг Роад, и он нажал на газ, чтобы соблюдать дистанцию и избегнуть за собой слежки.

Убийца направился к северу. Проехав мраморный путь к стадиону Райадамнерн, мимо которого он проехал как будто для того, чтобы попасть в многолюдный квартал, который простирался вдоль реки на окраине города. Самак подумал, что, вероятно, он живет здесь, и подумал также, что теперь необходимо удвоить осторожность.

Вскоре они покинули асфальтированные дороги и поехали по земляным, которые зигзагами проходили мимо хижин и сараев, выстроенных из самых различных материалов. Два раза Самак терял из виду молодого тайландца, который бросил гранату.

Потом он исчез в третий раз, и Самак был вынужден приблизиться к нему, чтобы не потерять его окончательно. Он подумал, не лучше ли бросить это преследование, пока его еще не обнаружили.

Когда он решил бросить это дело, он обнаружил убийцу менее чем в двадцати метрах от себя. Тот стоял на узкой тропинке и с любопытством смотрел в его направлении.

Самак понял, что, очертя голову, бросился в расставленную ему ловушку. Слишком поздно!

Прежде всего он успел сделать хоть один жест в свою защиту, чей-то силуэт выскочил из засады, устроенной позади массива из камней и корней деревьев. Самак почувствовал страшную боль под лопаткой от ножа, который вонзился в него, раздирая его тело, и достиг сердца.

Он умер, не издав ни звука.
<< 1 2 3 4 5 6 ... 8 >>