Марина Сергеевна Серова
Круиз с сюрпризом

Марина Серова
Круиз с сюрпризом

Глава 1

Вот и опять все пыльное, душное, длинное лето я проторчала в родном городе Тарасове. Кошмар какой-то! На улице – жара градусов тридцать в тени, Волга теплая, даже купаться противно, а удручающе трудолюбивый частный детектив Татьяна Иванова круглыми сутками носится взад-вперед по раскаленным от зноя улицам, пыль глотает, дела какие-то бредовые расследует.

Хотя нет, было одно не очень скучное дело – освобождение дочки жутко богатых и безумно загруженных работой родителей из лап дурной компании. Причем к концу расследования мне до смерти надоели любящие родители, и я подружилась с «дурной» компанией, которая оказалась очень милой и славной и которая сама была рада избавиться от этой девочки, оказавшейся точной копией своих предков. Все закончилось ко всеобщему удовлетворению – несчастный ребенок вернулся в дружную семью, компания вздохнула с облегчением, а я получила свой честно заработанный гонорар. Пустячок, а приятно: двести баксов в день, плюс накладные расходы, оплата за пять дней вперед.

А год был вообще-то суматошный и бестолковый. Хотя, если подумать, я что-то и не припомню, когда это у меня жизнь была размеренной и толковой. Так что нечего жаловаться на судьбу – все равно никто не пожалеет. И изменить ты, Танечка, уже ничего не сможешь. И вообще, ты, солнце мое, просто устала и закисла в родном Тарасове. Надо бы тебе отдохнуть, подразвеяться. Съездишь куда-нибудь недельки на две, проветришься – станешь как новенькая.

Решено. Отдых-то я уж точно заслужила. Осталось только выбрать, куда ехать, а затем воплотить сие гениальное решение в жизнь. А что нам для этого нужно? Правильно, нужно нам просто-напросто выяснить, чем мы, драгоценная и горячо любимая Танечка, намерены на отдыхе заниматься?

Ничем. Вообще ничем. Никакого активного отдыха: я и так весь год веду слишком активный образ жизни. И никакой экзотики – не то настроение. Просто хочется разместить свою переработавшуюся особу где-нибудь в тихом месте и нацепить на нее табличку «не кантовать». Только тишина, спокойствие и ничегонеделание.

Мозги мои уже явно настроились на отдых: это же надо, уже полчаса думаю, куда бы мне отправиться, а толку никакого. Надо бы как-то себе помочь… Моей мыслительной деятельности всегда помогает небольшая чашечка кофе (где-то примерно на пол-литра) и сигаретка-другая. Стало быть, маршируем на кухню.

На кухне, пока я варила кофе, девушка в радиоприемнике радостно сообщила мне, что такого жаркого лета в Тарасове не было давно. Ну надо же, сколько живу в этом городе, столько и слышу по радио эту дурацкую фразу! Мне только непонятно, что такого радостного дикторы находят в этой идиотской информации?

Наконец, кофе был готов, и я уселась за стол, закурила сигарету и начала прихлебывать любимый напиток. Умные мысли упорно не шли в мою многострадальную голову. Ну что же, стало быть, придется прибегнуть к испытанному и надежному средству – моим мудрым магическим костям. Дело в том, что когда у меня возникают проблемы при расследовании какого-нибудь дела или я просто не знаю, как мне дальше жить, я прибегаю к совету магических костей. Они-то всегда все знают и никогда не подведут.

Вот они, родимые мои, в красивом мешочке, всегда при мне. Места занимают мало, а понадобиться могут в любой момент – мало ли когда следствие зайдет в тупик или жизнь поставит передо мной неразрешимый вопрос.

Так, вынимаем косточки, кидаем… Что у нас там выпало? Ага, все понятно. А толкования я, кстати, помню наизусть. Вот такая у меня уникальная память:

16+26+12 – «Начнутся хлопоты, связанные с приготовлением к путешествию. Пусть ваши планы соответствуют вашим возможностям. Только смотрите в оба, чтобы пришедшая радость не сменилась огорчением».

Все абсолютно понятно – мне надлежит отправиться в путешествие, причем, естественно, недорогое – чтобы совпало с возможностями. Интересно, что же это может быть? Пешая прогулка по ленинским местам? Ага, точно: Женева, Цюрих, местечко Лонжюмо под Парижем…

Нет, пожалуй, это придется отложить до лучших времен. Что же тогда? Куда же мне направить свои стопы? И как?

Это же надо так отупеть, что даже предсказания костей мне не совсем понятны! В таком состоянии невозможно придумать что-либо дельное, в таком состоянии можно только тупо смотреть какой-нибудь не очень интеллектуальный фильм. По видику. В крайнем случае – местное телевидение.

Сказано – сделано. Вместе с остывшим кофе я передислоцировалась в гостиную, рухнула на диван и включила телевизор. Переключила на местный канал и с удовольствием увидела, что попала непосредственно в очередную рекламную паузу. Ага, реклама местного мебельного салона – спасибо, не надо: мебель я в ближайшее время покупать не собираюсь. Приглашают посетить самый лучший автомобильный салон – и это мне ни к чему: мое любимая «девятка» в отличной форме… Отдых на комфортабельном теплоходе, вверх по Волге до самой столицы нашей родины… Стоп, стоп! Какие там телефоны?! Ага, запомнила. Это как раз то, что мне нужно!

Ну конечно, как же я сразу не догадалась! Ну, разумеется, теплоход. Недорого (относительно), тихо, спокойно. Планы абсолютно соответствуют возможностям. Решено. Пароход – это самый лучший вариант. Звоню завтра прямо с утра, покупаю путевку, обживаю каюту. И отдыхаю!

Одно меня настораживает: каким это огорчением «может смениться пришедшая радость»?

Можно, конечно, попробовать «смотреть в оба», но по опыту я знаю, что если где-то поблизости кроется какая-нибудь неприятность или огорчение, то я непременно в них вляпаюсь. Остается только надеяться, что огорчение будет не такое уж серьезное. Во всяком случае, не прерванный отдых.

Глава 2

Даже странно, но пока все идет на удивление нормально: и клиент меня никакой не отловил, и путевку я купила, какую хотела, и погода вроде пока не портится. И если завтра не будет незапланированного нашествия марсиан или конца света, то завтрашний день останется в истории как день, когда Татьяна Иванова, лучший частный детектив города Тарасова, исчезнет из него на некоторое время.

Хотя зачем мне такие экзотические препятствия? Во-первых, может стрястись очередной финансовый кризис, во-вторых, меня может упросить заняться совершенно неотложным делом очередной клиент. Да, в конце концов, я завтра попаду в какую-нибудь дорожную «пробку» и опоздаю на теплоход. Так что пока я не окажусь в своей замечательной каюте люкс на второй палубе, я ни в чем не могу быть уверена.

Нет, правда, неужели мне все-таки удастся отдохнуть? Господи, две недели не буду видеть ни преступников, ни привередливых клиентов. Тишина, безделье, завтрак, обед и ужин в положенное время, легкий флирт, отдых в шезлонге на верхней палубе… И будить меня будет не телефонный звонок в шесть часов утра с требованием немедленно начать новое дело, а… Кстати, что делать с телефоном? Что делать, что делать? На автоответчике вежливо посылаю всех к черту с предложением оставить свои ценные сообщения, а сотовый… А сотовый не беру. Обойдутся! Ничего за две недели здесь не случится.

Ну так вот… На пароходе я буду нежиться неделю… Растолстею, наверное, килограмм на пять. Ничего, у меня работа нервная, вернусь – все сброшу за месяц. В крайнем случае – шейпингом займусь. Вот… А потом еще неделю по Москве погуляю, знакомых навещу… Только никаких ночных клубов и светских тусовок! Они мне и в Тарасове надоели.

Кстати, о светских тусовках… Кому мне надо сообщить, что я смоталась на две недели из города? Господи, да никому! Кому из друзей я срочно понадоблюсь, узнают о сроках возвращения с автоответчика. Безвылазно сидеть дома я никому не обещала. И вообще, имею я право раз в жизни спокойно отдохнуть?!

Имеешь, Танюша, имеешь, успокойся! Выпей кофеечку и иди ложись спать. Хватит буянить. Вещи ты вроде все собрала, а если что и забыла – на пароходе выяснишь.

Поддавшись на собственные уговоры, я быстренько сварила себе кофеечку, который всегда действует на меня успокаивающе, и направилась спать. Завтра сама с собой доругаюсь.

Утром я, естественно, проспала. Спасибо давней подружке Ленке, которая разбудила меня телефонным звонком, пытаясь выяснить, не хочу ли я составить ей компанию в забеге по магазинам. Я было хотела отказаться, но потом подумала: а почему бы, собственно, и нет? Собраться я собралась, дела все уладила, а лишнее платье мне никогда не помешает, тем более на отдыхе.

Встретиться мы договорились у Ленки, а она живет на набережной. Поэтому я предусмотрительно прихватила свои вещи, наспех проглотила чашку кофе и выкурила непременную утреннюю сигарету, параллельно пытаясь подкраситься. Результат, увиденный мною в зеркале, еще раз подтвердил старую истину, что два дела нельзя делать одновременно. Но исправлять огрехи у меня уже не было времени, и я в таком виде вылетела на улицу. Уже на улице вспомнила, что забыла выключить свет в ванной и наговорить текст на автоответчик. Вернулась обратно, сделала все в очень быстром темпе и снова выскочила на улицу.

За моими маневрами с умеренным интересом наблюдали старушки, оккупировавшие скамейку у моего подъезда. Зрелище это, по всей видимости, не доставило им особого удовольствия, поскольку к моим ненормальным действиям они уже успели привыкнуть. Особенно после того, как кто-то из них заметил, как я вылезала из окна первого этажа на другой стороне дома. На первом этаже жила моя неплохая знакомая, вылезла я с ее ведома и в интересах следствия, но старушкам же это объяснять не станешь! Так я, наверное, и числюсь у них местной сумасшедшей. Ну и черт с ними! И вообще, я отсюда уезжаю, вот!

Подавив в себе жгучее желание показать бабушкам язык, я вылетела со двора, остановилась на тротуаре и принялась тормозить машины. Свою-то я отдала напрокат другу Володьке. А чего ей стоять две недели на стоянке! А так – хороший человек поездит.

Ну надо же, и на теплоход не опоздала! За пять минут до отплытия успела. Все. Теперь я начала отдыхать. И никто мне не сможет в этом помешать.

Первым делом надо посетить свою каюту, положить вещи. Кстати, все же посмотреть, что это мы там с Ленкой накупили. И душ принять по-человечески, и макияж сделать.

Ладно. Приведем себя в порядок и пойдем знакомиться с кораблем. Отдых начался!

Я вышла на палубу и сразу же попала в самую гущу светской жизни: здесь столпилось все теплоходное общество, с интересом вглядываясь в проплывающие мимо нас пейзажи и обмениваясь подходящими ситуации репликами:

– Красота-то какая!

– Да уж, гораздо лучше, чем вниз по Волге плыть, до Астрахани…

– А там что?

– Да ничего! Степь она и есть степь… А тут!

Ну, если так рассуждать, то тут «лес он и есть лес». Красивый, конечно, но ничего особенно сверхъестественного я не увидела.

Ну надо же! Французская речь. С ума сойти можно. И что понадобилось на нашем теплоходе этой французской влюбленной парочке? Облокотились на перила, но на проплывающие мимо красоты волжской природы и не смотрят, уставились друг на друга и говорят, говорят, не переставая. Мужчина – прямо типичный француз, как мы их себе представляем – чернявый, красивый, глаза голубые. А дамочка у него страшная! Волосы какие-то нечесаные, сосульками висят, все лицо закрывают; но и то, что видно, восторга не вызывает. И одета в какую-то линялую майку и семейные трусы. А он-то на нее смотрит! Прям как на мадонну Рафаэля. Смотрел-смотрел, говорил-говорил, схватил вдруг на руки и понесся с ней куда-то. В каюту, наверное. Ну все понятно – медовый месяц. И наш теплоход – самое романтичное место на всем земном шаре. Еще бы – такая экзотика! Гордость прошибает за родную Волгу.

Что же, кажется, скучно тут не будет – одни французы чего стоят, жалко, с французским у меня проблемы. Не пообщаешься. Ага, а вот очень сплоченная компания, пожалуй, давно друг друга знают. Пять мужиков, из них двое – с бабами. Все примерно одного возраста – лет тридцать, очень на вид симпатичные. А-а, судя по всему, я тоже ничего: все пять мужиков, кто в открытую, а кто исподтишка – в зависимости от семейного положения – оценивающе меня осматривают. Смотрите сколько влезет – внешностью бог не обидел. Если бы не было у меня такого жгучего призвания к частному сыску и таланта общения с самой последней мразью, обитающей в родном городе Тарасове, я бы обязательно стала фотомоделью, на обложке журналов бы красовалась. А тут пропадает ни за что твоя молодость и красота, Танечка.

Возможно, и не пропадет. Нашлись и на этом теплоходе ценители. Вот от этой самой компании отделился один мужик и уверенно двинулся по направлению ко мне. Ничего мужик. Хотя вон тот, в черной джинсовой рубашке, мне понравился гораздо больше. Но он, к сожалению, уже занят – на правой его руке надежно повисла одна из баб. Ну и ладно, не очень-то и хотелось. Мужик, который подошел ко мне, тоже милый вполне:

– Девушка, я частично по собственной инициативе, частично по настоянию моих друзей пришел, чтобы исправить вселенскую несправедливость.

«Интересно, интересно… Соорудим-ка на всякий случай приветливо-официальное выражение».

– Какую же?

– Ну как же? Такая уникальная девушка, и стоит скучает. Мы это непременно исправим, в два этапа: сначала вы знакомитесь со мной, и у вас грандиозно повышается настроение, а потом я представляю вам нашу компанию, и вы постепенно приходите в восторг. А потом мы все вместе очень весело проводим время. Договорились?

– Пожалуй. – А почему бы и нет? Ведь я же собиралась заняться «легким флиртом». – Приступайте к первой части программы. Меня, кстати, зовут Таня. А ваше имя?

– Игорь. Очень приятно, Танечка. Вот теперь можно уже идти воплощать в жизнь второй этап моей сегодняшней программы. Идемте, идемте, все наши вас ждут и очень заинтригованы.

– Заинтригованы? Почему? – только и смогла я пробормотать, увлекаемая Игорем по направлению к радостно улыбавшейся компании. Чего они так радуются-то?

– Ладно, Танечка, открою вам страшную тайну, пока ее не открыл кто-нибудь другой…

Кажется, я знаю, что это за тайна. Вот черт…

– Дело в том, что мы вас узнали. Слава Татьяны Ивановой, на редкость обаятельного частного детектива, гремит по всему Тарасову!

Ну вот, так я и знала. И зачем я села на этот мерзкий теплоход, который битком набит земляками!? Надо было поехать в круиз по рекам Сибири. Вот там уж я бы точно никого не встретила.

Сейчас главное – постараться сделать хоть какое-то подобие приветливого лица, а то они решат, что я преступников отпугиваю только своим внешним видом!

– Спасибо за комплимент!.. Но предупреждаю, что я в отпуске, а посему огромная просьба никого не убивать, ничего не терять и ничего не красть. Искать и ловить не буду, – этакий приветливый ультиматум. Шутка, конечно. Но, как известно, в каждой шутке есть…

– Вот и она! Мне таки удалось привести к нам эту загадочную Татьяну, – заявил оправившийся от моего ультиматума Игорь и продолжал: – Позвольте же мне представить вам нашу небольшую, но очень дружную компанию. Сначала, естественно, ее прекрасная часть – Катя и Ирина.

Катя и Ирина по очереди кивнули и продолжали меня разглядывать. Катя – блондинка, а Ирина – рыжая, по-моему, крашеная. Катя – та, что висела на парне, который произвел на меня наиболее приятное впечатление. Она, кстати, продолжала на нем висеть, демонстрируя, что парень этот является ее личной собственностью. Как бы отвечая моим мыслям, Игорь продолжил:

– Дальше, естественно, идут счастливые спутники жизни: Саша, муж Кати…

Ага, значит, его зовут Саша. На редкость обаятельная улыбка!

– …и Гена, муж Ирины.

Нет, в принципе и Гена ничего, да и все они тут ничего, но Саша мне определенно нравится больше всех.

Кажется, мои мысли каким-то образом проявились на лице, потому что обе дамы как по команде посмотрели на меня неприязненно; мужчины же откровенно пялились на меня, а вот Саша… А Саша никак не отреагировал. Наверное, настолько привык, что ему это уже неинтересно. Та-ак. Надо бы поработать над своей физиономией. Не годится, чтобы по ней читали все, кому не лень.

Тем временем Игорь скороговоркой сообщил, что остальных двоих зовут Сережа и Владик, и ритуал знакомства был, ко всеобщему удовлетворению, завершен. Мы все вместе, оживленно разговаривая, направились к бару, спрыснуть наше приятное знакомство чашечкой кофе.

Да, пока все отлично; и отдых идет полным ходом, и легкий флирт в самом разгаре. Компания, с которой я познакомилась, оказалась на удивление милой и симпатичной. Я боялась, что меня будут мурыжить, добиваясь воспоминаний о славном боевом прошлом. Я же этого терпеть не могу: ну что может быть интересного в работе частного детектива? Сплошная скука: неверные мужья и жены, сбежавшие собаки… Нет, ну бывали у меня, конечно, случаи, о которых запросто можно поведать в кино. Или написать книгу. Но подобных казусов не было уже давно, месяца четыре. Этим летом у меня – никаких опасностей, никаких неприятностей, только рутина – правда, гонорары были регулярными…

К черту воспоминания! Сейчас у меня отдых – восхищенные взгляды, комплименты, приятные разговоры. Флирт идет полным ходом, причем на три фронта: оказывается, я не потеряла свою филигранную технику и могу запросто кокетничать одновременно с тремя – Игорем, Сережей и Владиком. Гена и Саша как примерные мужья чинно оказывали положенные знаки внимания любимым женам. Ну и пусть! Мне пока и троих хватит, а там посмотрим. В конце концов, неделю еще на теплоходе плыть, как-нибудь разберемся.

В баре звучала приятная тихая музыка, народу было немного, и я наслаждалась отдыхом. Естественно, едва я подумала о том, что все идеально и замечательно, как к нашему столику подвалил какой-то парень. Именно подвалил – иначе не скажешь, поскольку он был изрядно пьян. Симпатичный парень, но какой-то странный. Было в нем что-то… Опасное. Девушка, которая сидела с ним за столиком, умоляюще прошептала ему вслед: «Женя, не надо!», но было уже поздно.

Встал этот красавчик в шестую позицию и промолвил, обращаясь к Сашиной любимой жене Кате:

– Позвольте пригласить вас на танец, – с безукоризненной вежливостью слов и позы несколько не сочетались стойкий аромат перегара и покачивание, которое грозило завершиться падением. Мордой в наш салат.

Я ждала какой-то реакции со стороны Саши, но отреагировал почему-то Игорь:

– Молодой человек, здесь не танцуют, танцевать будут на дискотеке, но она обязательно скоро начнется на верхней палубе.

На молодого человека эта реплика мало подействовала, он терпеливо повторил свою просьбу и дожидался ответа, все так же покачиваясь. Но позу немного изменил, оперевшись рукой на Катин стул, судя по всему, для устойчивости.

Почему-то именно это вывело Сашу из себя, он резко поднялся, схватил любителя танцев за шкирку и вытащил его из бара. Во время этой волнительной процедуры мы услышали от пьяного Жени очень оригинальную характеристику лично Саши, а также всей нашей компании. Сообщив все, что он о нас думает, он перешел к клятвенным обещаниям причинить Саше как можно больше всяческих гадостей, вплоть до долгой и мучительной смерти. Судя по этому монологу, цензурный словарный запас нашего нового знакомого ограничивался фразой: «Позвольте пригласить вас на танец».

У дверей бара Саша сдал его охране, которая очень бережно приняла ценный груз с рук на руки. Вернувшись к столику, наш герой потребовал, чтобы этот инцидент замяли, и предложил рассказывать анекдоты, чем все с готовностью и занялись. Анекдоты были достаточно свежие и смешные, но почему-то все больше про преферанс. Мне как-то запал в душу один, хотя обычно я анекдоты плохо запоминаю:

«Во время игры в преферанс мужик берет шесть взяток на мизере, получает от огорчения инфаркт и помирает, не приходя в сознание.

На похоронах за гробом идут его друзья – преферансисты с венками, – и вдруг один из них говорит:

– Слушай, Вась, а хорошо, что ты не с крестей зашел, а то бы ему еще хуже было…»

Очень жизнеутверждающий анекдот. Рассказал его Игорь. В принципе, этот парень мне понравился больше всех из свободной тройки. Не было бы Саши, я бы, не задумываясь, закрутила с Игорем роман. Длительный. Месяца на два.

Под аккомпанемент моих мыслей о нас с Игорем: «А счастье было так возможно…» я прослушала очередной анекдот о преферансистах и, наконец, заинтересовалась:

– Ребята, а что это вы все про преферанс да про преферанс? Увлекаетесь, что ли?

– Да играем помаленьку, – подал голос Владик.

– А вы? – тут же галантно поинтересовался Игорь.

– Очень слабо. Наблюдать люблю, – ответила я и нисколько не покривила душой. Наблюдать за играющими в преферанс гораздо интереснее, чем играть самой.

Игорь, как будто читая мои мысли, заявил:

– Вот сейчас вам и предоставится такая замечательная возможность. Не возражаете?

Я в общем-то не возражала, Катя с Ирой обреченно заявили, что они совершенно не сомневались в таком исходе вечера, но на их ворчание никто не обратил особого внимания. Это говорило о том, что все, что сейчас происходит, – дело обычное. Мои новые друзья стали решать, кто играет, и Игорь добровольно выпал из игры, сказав, что везет человеку только в одном – либо в любви, либо в картах, а он не хочет в данный момент невезения в любви, что вынуждает его отказываться от карт, поскольку проигрывать все свои деньги он пока не желает. Проговорив эту замысловатую, наполненную глубоким смыслом фразу, Игорь добавил, что он сегодня намерен помогать Танечке любоваться игрой, а также готов выполнять все желания и капризы покинутых жен, и мы вчетвером уселись за столик у раскрытого окна, а любители преферанса – несколько подальше, в глубине салона.

Я приготовилась наблюдать, благо Игорь удалился к стойке, пообещав, что вернется секунд через десять, а дамы, кажется, не были расположены к теплому разговору с моей персоной.

На сдаче сел Сережа, играющим в результате торгов стал Саша, а вистовали Гена и Владик. Саша открыл прикуп, сделал снос, подумал и сказал:

– Восемь вторых…

Ага, восемь взяток на крестях. Что-то еще помню! Кстати, когда-то я неплохо играла. Но очень «когда-то».

– Пас, – Гена.

На этом, не таком уж захватывающем месте мои наблюдения прервал вернувшийся Игорь. Вернулся он не один, а с официантом, тащившим две бутылки хорошего сухого вина и гору фруктов, за которой его не было видно.

– Девочки, я решил, что нам это не помешает, а то вы совсем заскучали, – жизнерадостно заявил Игорь, помогая сгружать принесенное на наш столик.

– Ой, Игорь, один ты в этой дурацкой компании нормальный человек, – немедленно расцвела улыбкой Ирина.

– Да уж, что бы мы без тебя делали? Зачахли бы совсем от голода и жажды, – поддержала подругу Катя.

– Хорошо, что я есть, – подытожил все эти восторженные возгласы Игорь и предложил: – А сейчас мы выпьем с Татьяной на брудершафт. И у нас все станет очень мило и по-семейному. А то сидим как неродные.

Мы мгновенно приложили все усилия, чтобы сидеть «как родные», выпили на брудершафт, и действительно стало намного комфортнее. Катя и Ира почему-то резко перестали меня воспринимать как врага номер один, и у нас начался очень веселый и бестолковый разговор.

Что касается преферанса, то я успела заметить только, что сыграли они сдачу быстро – видимо, действительно в преферанс играть умели и любили.

Потом я пропустила довольно много из того, что происходило за столом преферансистов, потому что долго, во всех подробностях рассказывала своим благодарным слушателям, как надо грамотно вести слежку за неверными женами и чем она отличается от слежки за неверными мужьями. Ира и Катя внимали моему рассказу, боясь пошевелиться, чтобы ничего не пропустить. Игорь заскучал, что было очень понятно в его холостом положении. Заскучав, он начал пристальнее наблюдать за играющими, и я поняла, что там происходит что-то интересное. Поэтому я продолжала рассказывать, пытаясь уловить и то, что делается за преферансным столом:

– Мизер…

Ага, Саша опять играющий.

– Пас.

– Два паса!

Гена и Сережа…

Сидящий на сдаче Владик раскрыл прикуп и протянул:

– С чем вас и поздравляем… Туз и король разной масти, – ну надо же, как Саше не повезло – плохой прикуп.

Саша взял прикуп, подумал и снес две карты.

– Ловим на пиках, – это Гена. Что ж, вполне разумно.

– А если он пижонский снос сделал? – спросил Сережа. Правда, неуверенно спросил.

– Да ты че, – возмутился Гена, – не знаешь, как он играет? Он всегда такой аккуратный.

– При таком раскладе, – задумчиво промолвил Сережа, – я бы попробовал все же пижонский.

– Да ладно тебе, на пиках, – продолжал настаивать Гена.

– Уговорил.

Гена и Сережа сыграли по своему гениальному плану, а я все это время смотрела на невозмутимую, скучающую Сашину физиономию, и в голове у меня крутилось одно – а ведь наверняка снос-то пижонский. Ну вот, ну правильно:

– На вашу пику туза я снес. Моих нет, – удовлетворенно, но все так же флегматично промолвил Саша.

– Елки-палки! Я же говорил тебе – пижонский! – взорвался Сережа…

Чем у них там дальше кончилось, я не знаю, потому что мы внезапно все вчетвером умотали на палубу, любоваться звездной ночью. Правда, Игорь по дороге буркнул, что, похоже «Сашка их опять сделает, и чего это Генка зарывается». Из чего я заключила, что все, что происходит сейчас за столом, – явление вполне обычное.

Звездное небо было безукоризненно красиво. Волга, как ей и положено, тихо плескалась где-то внизу, все кругом так и дышало поэзией и романтикой, что не преминуло сказаться на поведении Игоря. Мой рыцарь приобнял меня за талию, защищая от ночной свежести, и зашептал на ухо признания в любви, поклялся в верности до гроба и желании никогда (а уж в эту ночь-то точно) не расставаться. Я всему этому внимала, лениво прикидывая, что Игорь очень милый, что мне необходимо расслабиться – так что почему бы и нет? Не до гроба, конечно, но на эту ночь – любовь и верность. Было только немножко неудобно перед девчонками – Ирой и Катей. Бросили их все, кинули, а тут еще я глаза мозолю с повесившимся на меня Игорем.

Хотя, судя по всему, девчонки не очень-то и обижались: на Игоря они обе явно не претендовали, я им в конце концов понравилась, а к тому, что их время от времени бросают ради карт, они привыкли, как к стихийному бедствию. Поэтому они деликатно отошли от нас с Игорем на достаточное расстояние и мило беседовали о своем, о женском: я уловила пару фраз, свидетельствовавших о том, что дамы решали важные вопросы в области портновского и парикмахерского искусства.

Наконец я созрела, можно сказать, сдалась под напором жарких клятв и обещаний Игоря, и мы решили отметить это дело бутылкой шампанского, а потом скромно удалиться в мою каюту. Игорь пригласил Катю и Иру выпить с нами, и те с удовольствием согласились.

В салон мы вошли на самом интересном месте: была разборка после очередной сдачи. Разбирались Саша и Гена:

– Ну что ты делаешь! – орал Гена по-прежнему невозмутимому Саше. – Я сижу с третьей дамой, ты знаешь, что ему черви в козыря, а ходишь в трефы, под мою третью даму!

– Прекрати орать, паралитик, – еще более невозмутимо процедил Саша. Подумал и добавил: – Играть не можешь, а туда же, садишься.

От такой наглости Гена онемел, а Саша, не услышав ответной реплики, продолжил:

– И вообще, господа, три часа уже играем, я прошу расписать.

Я смотрела на то, как расписывают, на расстроенное лицо Гены, на непрошибаемо-спокойную физиономию Саши и мысленно согласилась с тем, что Игорь прошептал мне на ухо:

– Опять Сашка Генку посадил. С одной стороны, прав, конечно, – Генка играть не умеет совершенно. А с другой – жалко его. У Сашки же врожденный талант игрока. Он не то что Генку, он в московском казино кого хочешь обставит! – Игорь помолчал и решительно добавил: – Ну ладно, ничего сверхъестественного не произошло, у нас так почти всегда заканчивается. И я думаю, это не помешает нам осуществить задуманное, – перешел он на вкрадчивый шепот, и я увидела, что к нам движется все тот же мальчик из обслуги с бутылкой шампанского.

Сухое шампанское – кажется, «Брют», настоящее французское, – оказалось просто великолепным. Выпили за наше здоровье и счастье; Ира с Катей многозначительно пожелали нам спокойной ночи, и мы удалились в мою каюту.

В каюту меня внесли на руках, прямо как давеча француз свою француженку. И единственное, о чем я пожалела, так это о том, что мы не взяли с собой еще бутылку такого шампанского.

1 2 3 >>