Марина Сергеевна Серова
Кто кого

– Так… – пробормотала я, – ну конечно, ехали на джипе… любимая машина нашей братвы.

Талый снег четко запечатлел эти две колеи – широкие полосы, вдавленные в снег шипованной зимней резиной.

– Здесь была женщина, – сказала я вслух, – и, вероятно, это та самая девушка, которая попросила выйти на хоккейную площадку…

Хоккейная площадка! Я похолодела и опрометью бросилась в здание базы.

Широкие лакированные двери, ведущие в помещение ледовой арены, были распахнуты настежь. Я вбежала внутрь и содрогнулась.

В центральном кругу площадки недвижно лежал человек. Весь лед вокруг него был буквально залит кровью.

Я подбежала к нему, поскользнувшись и упав по пути, и перевернула тело на спину.

Я не сразу узнала в этом израненном, окровавленном человеке того веселого, жизнерадостного, плещущего энергией и довольством жизнью здоровяка, каким я видела его еще полчаса назад.

Но это был он, Максим Смолинцев.

Савичева же нигде не было…

Глава 3
Обезглавленная команда

– Вы понимаете, Таня, что положение очень серьезное? – произнес Александр Иванович Суворов.

Президент «Кристалла» был среднего роста и плотного телосложения представительный мужчина, с живыми серыми глазами и чрезвычайно выразительным лицом с небольшой, с проседью, бородкой. В данный момент на этом лице были написаны тревога и скорбь.

– Вы говорили с врачами по поводу состояния Смолинцева? – спросила я.

– По их мнению, он может пробыть в коме неопределенное время. Три пулевых ранения, одно из которых навылет в шею… Чудо, что он вообще остался жив.

Суворов подошел ко мне и, взяв мои руки в свои, почти умоляюще глянул мне в лицо и проговорил:

– Я знаю, вы лучший частный детектив в нашем городе. Я окажу вам всю возможную помощь, я многое могу… Но найдите Савичева. Без него и без Смолинцева мы не сумеем победить. Конечно, кощунственно рассуждать о спортивных достижениях, когда пролилась кровь. Но я знаю, что Савичев необходим нам как воздух, и перед этим отступают все этические соображения.

Мы сидели в офисе господина Суворова-старшего на следующий день после загадочного преступления на базе хоккейного клуба. К тому времени выяснилось, что в Смолинцева и Петрова стреляли из «ПМ», а Савичев и старший охранник базы Игорь Михайлович Костичкин, по всей видимости, похищены неизвестными. Если последний, то бишь господин Костичкин, не был с ними в сговоре. Для чего имелись достаточно серьезные подозрения.

– Я, конечно, подниму и угрозыск, и ФСБ, – продолжал Суворов, – но не знаю, как они сработают. А вы тем более были на месте преступления… Одним словом, так: триста долларов в день плюс текущие расходы и пять тысяч долларов, если вы найдете Савичева до последнего матча серии. Третьего матча. Завтра, то есть первого апреля, будет второй матч, и если мы его выиграем, то последней игры – третьего апреля – не будет. Но и в этом случае я не отменяю своего обещания. Доставьте мне Савичева до третьего апреля, и вы получите пять тысяч «зеленых».

– Мне нужна самая подробная информация о Савичеве и об этом хоккейном сезоне. Ведь, если не ошибаюсь, Савичев признан лучшим хоккеистом регулярного чемпионата России.

– У меня есть гипотеза, – произнес президент клуба, – Савичева могли устранить наши конкуренты. А еще точнее – задольский «Сатурн», наш соперник в полуфинале.

– Сначала о Савичеве и Смолинцеве, – напомнила я.

– Это лидеры. Лучшие хоккеисты моего клуба. Все дело в том, что мы провели этот сезон блестяще. Мы заняли в чемпионате Суперлиги пятое место и имеем очень хорошие шансы побороться за кубок. Или имели, уже и не знаю. А Леша Савичев – это главное открытие нынешнего сезона. Блестящие данные. Скорость, великолепно ведет шайбу, чутье невероятное. Я не видел еще человека, который так чувствует ритм игры. Савичев – это феномен, из которого в очень скором времени вырастет звезда мировой величины.

– А Смолинцев?

– Смолинцев? Максим – очень хороший и опытный игрок. В прошлом году играл на чемпионате мира.

– То есть от Савичева игра команды зависит больше?

– Разумеется. К тому же Смолинцев – плеймэйкер, проще говоря, распасовщик, так что не может решать игры в одиночку, как это часто делал Савичев.

– Я плохо разбираюсь в хоккее, Александр Иваныч, но вы все-таки расскажите мне о последних матчах вашей команды и роли в них Смолинцева и Савичева.

– Как я сказал, – проговорил Суворов, – мы закончили чемпионат на пятом месте, уступив только «Ак Барсу», «Металлургу» из Магнитогорска, московскому «Динамо» и ярославскому «Торпедо». Это все гранды нашего хоккея, и уступить в итоговой таблице только им – это великолепный результат. Сразу скажу, что без первой пятерки, а особенно Савичева и Смолинцева, мы не смогли бы и приблизиться к нему.

– По ходу сезона Савичеву делали предложения о переходе?

– Да. Его приглашали в Москву и в Ярославль, а также в задольский «Сатурн».

– Это тот самый, с которым вы сейчас играете?

– Да. Ну, еще вокруг него крутились скауты из НХЛ, поставили на драфт. То есть включили в список потенциальных игроков того или иного клуба НХЛ.

– Леша стоял на драфте в «Детройте»?

Суворов удивленно посмотрел на меня:

– Да. Но вам это откуда известно?

– От самого Савичева, – ответила я.

Суворов подозрительно посмотрел на меня.

– А кто вообще предложил поехать на базу? – спросил он.

– Да он же и предложил. Но разве вы полагаете, что это имеет отношение к делу?

– Возможно, – уклончиво ответил Суворов.

– Хорошо, продолжим. Так как вы дошли до полуфинала?

– Сначала мы обыграли по итогам двух матчей ЦСКА.

– Ого!

– Да это уже не «ого». Сейчас в ЦСКА играют семнадцатилетние пацаны. Савичев в первом матче в одиночку всю их пятерку накрутил с вратарем в придачу и гол шутя забил. Зато дальше мы попали на Ярославль. А «Торпедо» – это действующий чемпион России. В трех матчах Савичев забросил пять шайб, а Смолинцев две плюс пять точных передач.

– Значит, Смолинцев все-таки лучше? – не унималась я.

Суворов изобразил на лице терпеливую улыбку.

– Смолинцев – очень хороший хоккеист, – мягко сказал он, – но Савичев – это качественно новая ступень. Вы понимаете, он хоккеист от бога, таких можно по пальцам пересчитать.

– В вашей команде или в целом по России?

– В мире, – коротко ответил Суворов. – Моя команда – обычный клуб с ярко выраженным первым, ведущим, звеном. Савичев, Новосадов, Климов, Ставрогин и Смолинцев. Без них мы будем болтаться на задворках лиги. А с Савичевым мы можем смело бороться и за чемпионский титул. Человек, чувствующий игру спинным мозгом, не может не приносить побед. Вот почему так важно найти его. Особенно для игр с задольским «Сатурном».

При последних словах он как-то особенно выразительно посмотрел на меня.

– А что «Сатурн»? У вас есть основания подозревать, что к преступлению причастно руководство задольской команды? Кстати, это где – Задольск?

– Подмосковье. А касательно оснований для подозрения… Судите сами. Когда мы встречались с этим клубом в регулярном чемпионате, мы как-то раз едва унесли ноги из этого бандитского гнезда. Савичев говорил мне, что в его адрес поступали самые недвусмысленные угрозы. Да… – Суворов запнулся, потом коротко взглянул на меня: – Есть одно интересное обстоятельство. Савичев сам родом из Задольска. В Тарасове он живет с пятнадцати или четырнадцати лет. Об этом подробнее может рассказать Никифоров Василий Афанасьевич, главный тренер команды.

* * *

– Савичева высмотрел я, когда ездил в Задольск из Москвы. Я тогда тренировал «Крылья Советов», – произнес Никифоров, – и подбирал кадры для юношеской команды. В Задольске тогда не было хоккейной команды, но существовала хорошая юношеская школа олимпийского резерва. Савичева туда определила мать, когда Леше было тринадцать. Отца у него убили в Афгане, он был майор авиации. Совсем мальчишка от рук отбился, связался с какой-то мерзкой компанией, промышляли темными делишками. Я его сразу заметил.

– Из-за роста?

– Нет, у него была фантастическая техника катания. Он же с семи лет занимался фигурным катанием, а так как у парня координация движений и пластика совершенно исключительные, то у него и там были большие успехи. Потом бросил и покатился… У них был в подвале спортзал…

– У них?..

– У этих малолетних бандитов. Они там качали мускулы под присмотром добрых старших товарищей. Добрые! У Леши и сейчас шрам от ножевого ранения на боку.

– Значит, Савичев знаком с отдельными представителями задольской мафии?

– Мне еле удалось вытащить его из этого болота. Потом под моей опекой парень выиграл «серебро» на юношеском чемпионате мира девяносто третьего года и «золото» Европы – девяносто четвертого.

– Он так прогрессировал за два года?

– Мне стоило немалого труда подстроить его под ритм команды. Он играет в хоккей со смещенным, интуитивным ритмом… Я понимаю, что вам, как женщине, это малоинтересно, но сейчас я вижу в вас не женщину, а частного детектива.

– Как Савичев попал в «Кристалл»?

– Я перешел сюда из «Крылышек» и перетянул его с собой.

– Во время первого матча в Задольске с «Сатурном» Алексей говорил вам, что ему угрожали?

– И ему, и его матери.

– А где его мать?

– Анна Сергеевна? Он отправил ее в Петербург к каким-то дальним родственникам. Она хотела поехать с ним, но он не позволил.

– Значит, он уже чувствовал опасность, – произнесла я.

– Вероятно. Тем более что в первом полуфинальном матче – а всего серия идет до двух побед – Савичев сыграл просто блистательно, сделал хет-трик, а Смолинцев забросил одну шайбу и сделал точную передачу… две.

– А что за команда вообще – «Сатурн»?

– Команда, как говорится, новейшей формации. В суперлиге первый год. Сразу громко заявила о себе, приобрела ряд дорогих и известных игроков. По слухам, в которых немало истинного, финансируется задольской преступной группировкой. Президент клуба – Воронин Вадим Николаевич, совладелец ряда фирм различного рода занятий и, опять же по слухам, имеющий покровителей чуть ли не в правительстве.

– Так… Воронин.

– Сейчас, кстати, он в Тарасове, – произнес Никифоров, – серьезный господин.

– Значит, матч завтра?

– Да.

– Как вы оцениваете ваши шансы на выигрыш?

– После исчезновения Савичева и ранения Смолинцева? Едва ли они очень велики, если честно. У «Сатурна» состав более ровный и сильный, и у них есть свои Смолинцевы, Климовы и Новосадовы. Единственное, чем они нам сильно уступали, – то, что у них не было суперталанта, способного в одиночку разнести команду соперника, не было Савичева. Так он поступил с ними в первом матче. Но теперь его нет и у нас.

– У Алексея есть девушка?

– Да. Она тоже из Задольска.

– Она не приехала с вами в Тарасов? Я имею в виду – вчера.

– Нет, – ответил Никифоров.

– Как ее зовут?

– Наташа. Наталья Башкова. Они встречаются с Алексеем уже не меньше года, и были разговоры о женитьбе. Но Леша не спешит с этим, ждет, пока разрешится вопрос о контракте с «Детройтом».

– Вы действительно допускаете мысль о том, что это могло быть осуществлено по инициативе руководства «Сатурна», а конкретно Воронина?

– Все возможно, – после паузы ответил Василий Афанасьевич.

Я прошлась по комнате, затем, резко повернувшись на каблуках, спросила в упор:

– Ваша дочь Елена… каковы были ее отношения с Савичевым и Смолинцевым?

Тренер нахмурился, потом быстро постучал пальцем по столу и ответил напряженным, делано равнодушным голосом:

– Она была близка со Смолинцевым. Если честно, я был против этих отношений, но ничего не мог поделать.

– Почему вам это не нравилось?

Никифоров снова поморщился, но переборол себя и ответил, не разжимая зубов:

– Вы понимаете… Максим, конечно, хороший хоккеист, но он слишком легкомысленный. Я не имею в виду тренировочный процесс, хотя и тут он часто нарушал режим, пропускал тренировки… бывало, злоупотреблял алкоголем. В свое время я даже хотел отчислить его из команды.

– И почему же не отчислили?

– Я же сказал, что для этого он слишком хороший хоккеист.

– Кто был ближайшим другом Савичева в команде?

– Я думаю, Климов. Смолинцев… он тоже, но он в коме, и говорить о нем как о возможном источнике информации бессмысленно.

– А эта девушка… Наташа… она может быть связана с задольскими?

– Поговорите с Климовым. Он больше моего знает об амурных делах Савичева.

* * *

Климова я нашла на тренировке, которую проводил в ледовом Дворце спорта «Кристалл» второй тренер Сафонов. Два десятка рослых молодых ребят на площадке отрабатывали те или иные приемы борьбы, катания или какие-то элементы бросков.

Климов подкатился ко мне, неузнаваемо огромный в черно-зеленом хоккейном свитере с наплечниками, в черном шлеме и с клюшкой в руках.

– А, это ты, – хмуро сказал он, – говорят, наш шеф, Александр Иваныч то есть, нанял тебя расследовать это дело?

– Я хотела задать тебе несколько вопросов, Валера, – кивнув, сказала я.

– Ну что ж, попробуй.

– Что ты знаешь об отношениях Савичева с Натальей Башковой? Ведь он подумал, что это она пришла к нему в комплекс хоккейной базы.

– И я думаю, что это была она, – все тем же весьма нелюбезным тоном проговорил Климов.

– Тем более. Кто она и каковы были ее отношения с Савичевым? Ты должен знать, Валера, ведь он твой близкий друг.

– Отношения как отношения, – уже более ровным и доброжелательным голосом выговорил Климов. – Познакомились они в Задольске… нет, в Москве, в мае прошлого года. Ну и покатилось. Если тебя интересуют какие-то «жареные факты», по этому вопросу могу сообщить, что брат Наташи, Олег, знает Леху с детства и даже шастал с ним в одной мелкоуголовной кодле. А сейчас этот Олег работает в «Сатурне» чуть ли не коммерческим директором.

– Вот оно как все просто, – произнесла я. – То есть ты подозреваешь Наталью и Олега?

– Наташу? Чтоб она подставила Савичева под стволы этих ублюдков и допустила, чтобы они застрелили Петрова и продырявили Макса Смолинцева? – воскликнул Климов. – Ну нет!

– Но ты считаешь, что это была она?

– Да!

– Неувязочка выходит, родной, – сказала я, – впрочем… А что ты можешь сказать об Игоре Михайловиче Костичкине?

– А об Игоре Михайловиче я не могу сказать ничего. Работал он на базе полгода, нанимал его Суворов, и откуда он и кто таков, ничего не знаю.

– Это вы ведете дело? – подъехал к нам совсем еще молодой паренек. – Вы узнали что-нибудь о Савичеве?

– Пока нет…

– Вы должны найти его, – серьезно сказал юный Слава Ставрогин, – без Смолинцева еще можно, а без Леши команда обезглавлена. Мы не можем без него.

Глава 4
Игры для настоящих мужчин

…Почувствовав на затылке грубое прикосновение пистолетного дула, Савичев похолодел и, чуть повернув голову налево, скосил туда же глаза, стараясь разглядеть человека, столь учтиво обошедшегося с ним.

– Уйми чердак! – грубо прикрикнул тот, весьма болезненно ткнув дулом в затылок Алексея.

Савичев поднял глаза – туда, где на ледовой площадке неподвижной черной тенью застыла девушка. Алексей как-то беспомощно улыбнулся ей и выговорил:

– Ну спасибо тебе, Наташенька…

– Молчать! – рявкнули за спиной.

Она медленно повела плечом, словно желая укрыться от пристального взгляда Савичева, и тихо сказала:

– Леша, все будет хорошо. Я не виновата… ты сам поймешь. Я тебе все объясню.

– Зачем ты? – горько сказал он. – Я думаю, и без тебя найдется немало желающих все мне разъяснить.

– Слюшь, дарагой, пачиму абижаищ? – произнес другой голос с сильным кавказским акцентом. – Если будэш вэсти сэбя хараще, праживещ балшую и счастлывую жизн.

– Кто вы такие? – агрессивно спросил Смолинцев, не обращая внимания на то, что и в его голову с силой упирался ствол.

– Молчи лучше, дятел! – сказал первый террорист. – Тахир, выведи их во двор и посади в машину.

– Хараще, Круглый, – ответил кавказец. – Пащли!

Смолинцев оглянулся. Первый бандит стоял и что-то горячо доказывал девушке, а та молча смотрела в лед под ногами и нервно сплетала и расплетала пальцы рук. А за ними с Савичевым шел один невысокий, хоть и чрезвычайно широкоплечий и плотный человек с характерной кавказской внешностью.

Поравнявшись с дверью, Смолинцев задержался, кавказец протянул руку, чтобы подтолкнуть упрямого пленника, но в следующую секунду сильнейший удар ногой в живот, молниеносно и четко исполненный Максимом, отшвырнул незадачливого конвоира метра на три.

– Тикаем, Леха! – прошипел Смолинцев и высунулся было в коридор, но, увидев бежавших навстречу двух парней с автоматами, отпрянул назад.

– Туда, Макс! – хрипло произнес Савичев, указывая на противоположный бортик площадки. – Там есть еще один выход…

Первый налетчик обернулся на шум и, подняв пистолет, прицелился в бегущих прямо на него хоккеистов. Пролетая мимо все еще лежащего в нокауте Тахира, Савичев непостижимым образом извернулся и, не снижая скорости, выхватил у него пистолет.

– Не надо, Олег! – крикнула Наташа, вцепившись в руки бандита, прицелившегося в Алексея. – Я умоляю тебя, не…

– Ах ты, сука! – прорычал тот и, одним легким движением отстранив девушку, почти не глядя выстрелил в набегающих на него парней.

Смолинцев глухо вскрикнул и, упав на колени, покатился по льду, за ним сначала каплями, потом пятнами, а затем и непрерывной багровой дорожкой стелился кровавый лед.

Но уже через секунду Савичев настиг бандита и, рыча от гнева и ненависти, вцепился в глотку. Вероятно, желание расплатиться за раненого Смолинцева вытеснило все прочие стремления – даже стремление спасти собственную жизнь.

Оружие, звеня, покатилось по льду, и два переплетшихся тела рухнули возле согнувшегося от невыносимой боли Смолинцева. Над ними, в отчаянии заломив руки, стояла Наташа.

Савичев был куда сильнее и мобильнее бандита, поэтому уже через три секунды тот хрипел, выпучив глаза, пытаясь разомкнуть на собственном горле стальные пальцы хоккеиста.

Девушка схватила Алексея за плечи и попыталась оттащить от Олега, но Савичев только взмахнул рукой – и та, отлетев, покатилась по льду, пачкая пальто в крови Смолинцева.

– А ну, отпусти его, падла, – прозвучал над Савичевым грубый голос одного из братков с автоматами, и дуло с силой ткнулось в Алексея.

– Успели, суки… – прохрипел хоккеист, отпуская шею предводителя бандитов.

– Не стрелять! – сдавленно выдохнул тот, поднимаясь из-под Савичева. – Ворон велел, чтоб с его головы и волоска не упало. Он стоит миллионы баксов!

– Ах вот оно что, – прошептал Савичев. – Теперь ясно…

– А с этим что?.. – спросил бандит, указывая на пытающегося встать Смолинцева.

– Не стрелять!.. – взревел Олег внезапно, но два негромких хлопка уже прозвучали, и Смолинцев, конвульсивно вздрогнув всем телом, упал ничком на бок и затих.

– Чьмо паращное, лощара паганый! – выговорил Тахир, опуская пистолет, и опять со стоном согнулся в три погибели, схватившись за живот.

– Макс!.. – хотел было крикнуть Савичев, но только булькающее хриплое клокотание вырвалось из груди хоккеиста.

– Идем! – коротко произнес Олег. – А ты, Нагиев, – повернулся он к кавказцу, – будешь сам разруливать с Вороном насчет вот этого… – Он ткнул пальцем в тело Смолинцева.

Наташа, неподвижно стоявшая у бортика, подошла к Олегу и тихо произнесла:

– Сначала охранник, потом Максим… Ты же обещал, что это…

– А кто тебя просил звать и Смолинцева? – перебил тот.

– Я думала…

– Раньше надо было думать! – грубо оборвал Олег.

Наташа взглянула на него.

– Мне жаль, Олежка, – произнесла она, – мне жаль, что у меня есть такой брат, как ты. Я ненавижу тебя…

* * *

Огромный джип уже затемно въехал во двор одного из новых домов в центре города. В нем была заселена едва ли не десятая часть квартир, и потому на весь темный массив дома приходилось не более двух десятков освещенных окон.

– Есип, Карась, выводите его, – скомандовал Олег Башков, – да поосторожнее, здоровый, черт…

Амбалы ухватили Савичева и довольно нелюбезно выволокли из салона джипа, пристукнув по пути массивной дверью.

– Я не пойду с вами, – сказала Наташа.

– Чего?

– Я не пойду с вами. Можешь меня пристрелить, Олег, ты на это вполне способен.

– Тахир, будь добр, прихвати ее с собой, – улыбаясь, произнес Олег.

* * *

Квартира была большая. Каждая комната – всего их было пять – была обставлена роскошной мебелью, отделана шелком, мрамором и зеркалами. В холле в низком кресле сидел бритый охранник и пил через трубочку коктейль. Возле него на небольшом столике лежали пистолет и рация.

Увидев Савичева, он расплылся в широчайшей улыбке и попросил автограф, на что получил от хоккейного полубога подробнейшие и исчерпывающие указания, куда ему следует идти – чтобы там получить искомый росчерк пера.

Амбал не обиделся, а снова плюхнулся в кресло и стал тянуть коктейль.

– Какой гарячий малтшык, слющь, – насмешливо откомментировал Тахир.

В прихожую вышла высокая красивая девушка и произнесла немного жеманным голосом, преувеличенно растягивая гласные:

– Вадим Николаевич ждет вас.

– А, теперь ясно, – проговорил Савичев, – господин президент «Сатурна» устраняет конкурентов.

Фотомодель качнула бедрами, разворачиваясь на сто восемьдесят градусов, и уже через плечо добавила:

– А вы, господин Савичев, в жизни еще лучше, чем на экране. Надеюсь, мы с вами подружимся.

– Это что еще за мымра? – буркнул Алексей.

– По всей видимости, новая секретарша Вадима Николаевича, – ответил Олег. – Шутка.

– А она что – домашнего обслуживания? – насмешливо спросил Савичев, сбрасывая с ног шлепанцы и оставшись босиком. Из всей одежды на нем была упомянутая обувь и спортивный костюм на голое тело – именно в такой экипировке он вышел на встречу с Наташей.

Башков пожал плечами.

Квартира была двухъярусной, поэтому им пришлось подняться по узкой лестнице, отделанной красным деревом. Лестница вела в большую комнату с электрокамином под мрамор и безвкусной белой мебелью, хотя при одном взгляде на нее можно было предположить несусветное количество нулей после цифры, выражающей ее стоимость.

В углу стоял большой телевизор «Sonу», на экране которого вошедшие увидели трансляцию хоккейного матча. Впрочем, при ближайшем рассмотрении оказалось, что это вовсе не трансляция, а видеозапись. Благо Савичев увидел крупным планом самого себя и тут же вспомнил, что это за матч. Последний матч «Кристалла» – первая встреча полуфинальной серии с задольским «Сатурном».

В комнате находились два человека.

Один – невысокий молодой мужчина лет тридцати пяти, с умным хищным лицом и неприятными маленькими глазами неопределенного цвета. Несмотря на возраст, мужчина был лысый. Вокруг лысины, бликующей в свете роскошной люстры, уныло топорщились реденькие и коротенькие светлые волосы.

Опасное лицо, подумал Савичев.

Второй, внушительных габаритов аморфный толстяк в очках и в костюме при галстуке, несмотря на вполне домашнюю обстановку, показался Савичеву куда более безобидным. Увидев Алексея, он сверкнул белозубой улыбкой и вежливо приподнялся в кресле, приветствуя вошедших.

– Здравствуйте, Алексей Иваныч, – мягким баритоном необычайно красивого глубокого тембра произнес лысый. – Я сожалею, что наша встреча произошла при таких обстоятельствах, но, я думаю, вы найдете мне слова оправдания, когда я изложу причины, побудившие меня на столь дерзкое и даже в чем-то незаконопослушное поведение. Садитесь, прошу вас.

– Красиво горбатого лепишь, – проворчал Савичев себе под нос, садясь в предложенное кресло. В другое кресло уселся Олег Башков, а Тахир неподвижной тенью застыл у дверей.

– Вы что-то сказали, Алексей Иваныч? – осведомился лысый.

– Кто вы такие и чего вам от меня нужно? – резко спросил Савичев. – Конечно, я и сам бы назвал вас, но мне неприятно лишний раз произносить ваше имя, господин почетный президент ХК «Сатурн».

– Вот как? – переспросил тот. – Вы догадливы, господин Савичев. Да, я действительно Вадим Николаевич Воронин, президент клуба «Сатурн», как вы совершенно справедливо изволили заметить.

– Дальше можете не пояснять. Вы потеряли надежду победить мою команду в честном мужском поединке и теперь устраняете ее лидеров самым грязным и недостойным способом.

– О чем вы говорите, господин Савичев? – удивился Воронин и коротко, но выразительно посмотрел на Башкова, вжавшегося в кресло под ледяным взглядом жестоких, волчьих глаз шефа. – Разве с вами обошлись неучтиво?

– Я не знаю, что именуется учтивостью в вашем бандитском кодексе, – еле сдерживая себя, ответил Савичев. – Если это убийство, то мне и моему другу Максиму Смолинцеву жаловаться просто грех.

Лицо Вадима Николаевича потемнело.

– О каком убийстве вы говорите? – медленно выговорил он.

Савичев перевел взгляд на Олега и увидел, что смертельная бледность омертвелыми пятнами страха проступает на его широком сытом лице.

– Я не успел его остановить… – пробормотал Башков, судорожно вцепившись в подлокотник кресла, – я приказал не стрелять, но…

– При чем здесь Смолинцев? – чеканя каждое слово, веско произнес президент «Сатурна». – Я не давал никаких распоряжений касательно Смолинцева. В чем дело? – вдруг заорал он оглушительным басом, неожиданным для такого маленького, похожего на хорька человека. Еще неожиданнее был перепад между этим иерихонским рыком и тем мягким, выразительным баритоном, которым он говорил прежде.

– Дело в том, – ответил за потерявших дар речи мафиозных деятелей Савичев, – что ваши подручные застрелили Максима Смолинцева, моего друга и капитана «Кристалла».

– Кто? Олег, отвечай, я тебя спрашиваю.

– Эта я, Вадым Ныколайч, – произнес все так же стоящий у дверей Нагиев, – этот скатын ударил мэна вы жывот и убэжал бы вымэсте с этым, если бы я нэ стрэлал.

– Так? – повернулся Воронин к бледному Башкову. – Он говорит правду?

– Да, – с трудом расцепив губы, ответил тот.

Савичев видел, какой панический, животный страх внушал своим людям этот маленький человек со свирепыми крошечными глазами и мелкими неприятными чертами острого, как у хорька, лица. Здоровенный Олег Башков, этот бесстрашный и беспринципный парень, буквально трясся в кресле под пристальным взглядом Воронина. Значит, было в президенте «Сатурна» что-то непреодолимо властное и пугающее, что буквально парализовывало его подчиненных.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 9 форматов)
<< 1 2