Михаил Александрович Бабкин
Проклятье старой ведьмы

Проклятье старой ведьмы
Михаил Александрович Бабкин

Старая ведьма #1
Ну и попал же Тимка в переплет! Шел себе, радуясь лету, солнцу, каникулам, случайно забрел в незнакомую часть парка и очутился… в Закрытом Королевстве! Как же из него выбраться? Говорят, об этом сказано в древней Волшебной книге, которой завладела злая ведьма Лурда. Остается только добыть эту книгу, и Тимка вместе со своим новым другом – рыцарем отправляется в путь. А в это время тринадцать черных призраков…

Михаил Бабкин

Проклятье старой ведьмы

Глава 1

Ой мамочки, я влип!

Началась вся эта история одним солнечным утром, в десять часов восемь минут и пятнадцать секунд. Именно в это время Тимка наконец-то совсем проснулся. Он уже ненадолго просыпался до этого, раза три, когда электронный будильник начинал громко свиристеть веселую мелодию, и все три раза на ощупь выключал его. В четвертый раз Тимка промахнулся, хлопая по будильнику рукой, и часы упали со стула на пол. Будильник ойкнул, а после вместо веселого «Трам-трам-тара-тара-там!» сердито стал ныть: «Уй-уй-уююй-ой…»

– Здрасте вам, он еще и обиделся! – сердито сказал Тимка, высунулся по пояс из кровати, подобрал часы и поднес их к заспанным глазам. Было десять часов восемь минут… Короче, было позднее летнее утро.

– Проспал, ура! – закричал Тимка, выпрыгивая из кровати. – То есть не ура, а беда! – поправил он сам себя и побежал в ванную скорее умываться. Будильник укоризненно пискнул ему вдогонку: «Нью-у!» – и замолчал навсегда: Тимка нечаянно раздавил его ногой.

Тимка раньше учился в третьем классе. Почему раньше? Да потому, что теперь были каникулы, а осенью Тимка шел уже в четвертый класс. Так что третий остался там, в прошлом, и можно было пока забыть и о школе, и об учителях. Но вот о чем никогда нельзя забывать, даже летом и даже в каникулы, – так это о друзьях. А Тимка проспал встречу с ними… Вряд ли Петька с Шуриком станут его ждать в такое славное утро: в походы сонь не берут!

Скажем честно, Тимка любил поспать и вкусно покушать. Поэтому в классе его часто дразнили или солидной кличкой Тим-Тимыч, или несолидной Буфет. Кому как нравилось. Конечно, можно еще перенести, когда тебе говорят: «Здравствуйте, Тим-Тимыч!» или: «Хотите жвачки, сэр Тим-Тимыч?» Но поверьте, очень неприятно, когда слышишь такое: «Ну, Буфет, ты у меня сейчас получишь!» И хотя Тимка был немного трусоват, на «Буфета» он обижался всерьез и дрался тогда тоже всерьез.

Тимка почистил зубы, быстро умылся, натянул серую футболку и легкие брюки, сунул в кулек пирожки, оставленные мамой на столе, обул сандалии и выбежал из квартиры. Но как бы Тимка ни торопился, он проверил кран в ванной и плиту на кухне – не течет ли где вода, закрыт ли газ? – Тимыч был хозяйственным пареньком. А сегодня так вдвойне хозяйственным, потому что родители с раннего утра уехали на дачу и все домашние заботы остались на Тимке.

Да-а, если бы мама была дома, он бы не проспал! Мама будила всех – папу на работу, Тимку в школу. А вот когда она сама вставала, Тимка даже не представлял. Наверное, чуть ли не ночью, часов в шесть утра. Эх, бедные взрослые! У них-то нет каникул. А отпуск, такой, как сейчас у родителей, не в счет. Разве это отдых – ездить далеко за город работать в саду, возиться в земле, опрыскивать деревья, ухаживать за цветами? Нет, отдыхать можно и лучше: сходить с друзьями поиграть на компьютере, потом по видику ужастик посмотреть, а после развлечься холодной «Пепси» с мороженым…

Вот так думал Тим-Тимыч, вприпрыжку несясь по улице. Улица была по-летнему веселой – на ней то и дело радостно звенели трамваи, а деловитые машины нетерпеливо фыркали дымом на перекрестках; яркое солнце отражалось то в темных очках прохожих, то в чистых стеклах домов. Там и тут пестрели киоски, где можно было купить много чего вкусного, а заодно бесплатно поглазеть на разные плакаты с мускулистым Рэмбо или Терминатором с жутким пулеметом в руках.

По дороге проехала поливальная машина, пустила фонтан на кусты и бегущего за ними мальчика: в воздухе повисла маленькая радуга.

– Вот еще! – сердито крикнул Тимка вслед машине. – Я уже умывался! – Водитель высунулся из кабины и, улыбаясь, помахал Тимке рукой: он попросту не увидел Тим-Тимыча за теми кустами.

Тимка повернул в парк, к полянке, где друзья договорились встретиться. Как Тимыч и боялся, он опоздал… На полянке не было никого, только возле лавки сидела крупная лохматая псина и, склонив голову набок, рассматривала рыжую кошку на дереве. А кошка внимательно смотрела на ворону, что раскачивалась рядом на ветке. А ворона смотрела на собаку, вернее, на кусок пирожка перед собакой. И они, трое, совсем не замечали Тимыча.

– Ага, – сказал Тимка, зажал кулек с едой под мышкой и тихонько достал из кармана зеркальце. Это зеркальце был особенное, немного вогнутое, и давало в солнечный день сильный тонкий луч – пятно от луча было видно за полкилометра; Тимка специально носил зеркальце с собой для маленьких развлечений. Да и в походе оно могло пригодиться, например, всякие тайные сигналы подавать, как это когда-то делали индейцы.

Тимыч осторожно поймал зеркальцем солнечный луч, медленно подвел его к кошке и… Как пыхнул ей в глаза! Кошка от испуга прыгнула куда-то вбок, ворона упала с дерева на голову собаке, а та, ничего не поняв, с лаем бросилась в кусты, прямо на Тимку.

– Мама! – в полный голос заорал Тим и помчался, не разбирая дороги. Славная получилась чехарда, не поймешь даже, кто кого больше напугал! В общем, выбежал Тим из парка в совсем незнакомых краях, где он раньше не бывал никогда.

Тимка немного отдышался и проверил, все ли у него на месте. Что ж, все оказалось в порядке: кулек находился там, где и был, зеркальце осталось в руке, а жуткой собаки нигде не наблюдалось. Где-то за спиной, далеко, в парке кричала возмущенная ворона.

– Так-так! Все хорошо! – бодро произнес Тимка. – Я заблудился. Ну и ладно. Пойду погляжу, чего там такое виднеется.

Впереди, где кончались деревья, высились разноцветные палатки, похожие на цирк шапито; рядом с ними стояли какие-то маленькие, сложенные из камней домики с островерхими крышами, башенками и флюгерами, с разноцветными стеклами в окнах – небольшой город, да и только! Тимыч осторожно подошел поближе к домикам: странно, никого здесь не было, совсем никого. Даже собак не было, или сторожа…

Тимка вошел в необычный город, свернул в одну улочку, потом в другую; вокруг поднимались каменные стены домов, а в них светились окошки: красные, синие, зеленые… Тимыч недоуменно нахмурился – день все-таки, чего ж они светятся? Потом махнул рукой, достал из пакета пирожок и, жуя, пошел дальше. Через несколько минут он оказался перед удивительной горой – она стояла посреди сказочных домиков. На горе, прямо над входом в пещеру, сияла надпись: «Лабиринт страшных сюрпризов».

– А-а, так это «луна-парк» приехал, – вдруг сообразил Тимка. – А я-то думал! И когда они успели? По телевизору ничего не говорили… Значит, я первый узнал!

Тимка заглянул в пещеру: оттуда тянул холодный ветерок и было очень темно. Только где-то далеко-далеко, в глубине, светился огонек.

– Наверное, страшно там. – Тимыч поежился. – Ни за какие котлеты я туда не полезу! И за пирог с повидлом тоже не полезу. – Тимка повернулся уходить, и тут… Прямо перед ним сидела та самая большая лохматая собака, которая так напугала его в парке, сидела и задумчиво глядела на Тима.

– Собачка… – от неожиданности тонким голосом просипел Тимка и сунул ей в морду остаток пирожка. Видимо, псина обиделась на такое обращение или узнала Тимку и рассердилась – только она зарычала и прижала уши.

– Ой, – пискнул Тимыч, шагнув спиной в пещеру, в страшную холодную темноту. – Ой, – повторил он, когда собака страшно залаяла, еще раз шагнул задом наперед, повернулся и, спотыкаясь, метнулся в глубь пещеры, к дальнему огоньку. Лай собаки эхом грохотал вокруг и Тимке казалось, что вот-вот она его укусит за ногу! Наконец Тимыч прибежал к выходу и даже не заметил, как пулей вылетел из пещеры и кубарем покатился вниз, по густой мокрой траве. Когда Тимка перестал катиться, он уткнулся носом в траву, закрыл цветастым пакетом голову и заорал что было сил:

– Мама! Не кусай!

– А что, тебя и впрямь мама хотела укусить? – спросил кто-то над Тимкой очень удивленным голосом.

– Нет, собака, – жалобно ответил Тимыч и перевернулся на спину. Он открыл глаза и восхищенно выдохнул:

– Ух ты!

Перед ним – только руку протяни – стояла небольшая двухколесная повозка с запряженной в нее лошадью. На повозке, поверх кучи вещей, сидел самый настоящий рыцарь: в серых латах, с мечом на поясе и решетчатым забралом.

– Вот это луна-парк! – ахнул Тимка.

– Да? – Рыцарь заинтересовано наклонился к нему. – А что такое… э-э… луну-парк, дружок?

Тимка вскочил и огляделся. На том пригорке, откуда он скатился, никаких выходов из пещеры не было, только трава и цветы. Ромашки, в основном. А сам Тим стоял на обочине дороги, вдоль которой рос густой лес.

– Где я? – только и смог вымолвить Тимыч.

– Ну уж не в твоем… лулу-парке, – рассудительно ответил рыцарь и поднял забрало. – О, да ты какой-то нездешний, – заметил он и, гремя железом, слез с повозки. – Я таких раньше не видал.

– Я таких, как вы, тоже. – Тимка с любопытством осмотрел рыцаря. Лицо у того было с веснушками, улыбчивое, густые рыжие усы щеткой торчали у него под носом.

– Привал, – сказал незнакомец и похлопал лошадь по крупу, та фыркнула, помотала головой. Серый рыцарь не спеша распряг лошадку:

– Иди, Люпа, пасись. Тоже, небось, проголодалась.

Тимыч понял – точно, здесь кино снимают. Как здорово! Эх, натерпелся он сегодня страху, зато будет что ребятам рассказать.

– Как мне эти жестянки надоели, – пожаловался рыцарь. Он повозился руками возле горла, чем-то щелкнул, и доспехи сами собой свалились с него в кучу. Рядом их владелец положил шлем и остался теперь в короткой черной куртке и смешных кожаных шортах.

– Меня зовут Бонифаций, – добродушно сказал рыцарь, – можно просто Боня. Боня Хозяйственный. Это кличка такая, – пояснил он. – Очень я хозяйственный! Все, что может пригодиться, подбираю на дороге, вот и тележку для этого пришлось прицепить. Не пропадать же добру!

– Конечно, – согласился Тимка, – при киносъемке все сгодится. А где другие актеры? Я так кино люблю, особенно ужастики! Ну и про историю тоже люблю – всякие луки, стрелы. Рыцарей там разных уважаю… Интересно.

Боня недоуменно поглядел на Тимыча:

– Тебя, мальчик, как зовут?

– Тимофей. Иногда Тим-Тимыч. – Про «Буфет» Тимка умолчал.

1 2 3 4 5 ... 8 >>