Михаил Александрович Бабкин
Проклятье старой ведьмы

– Так вот, Тим. Я понятия не имею, о чем ты там говоришь. А актером я никогда не был, хотя интересно попробовать! Кузнецом я был, в королевской свите тоже случалось бывать, на скакулов охотился… – Боня перечислял, кем и когда он работал, загибая при этом пальцы. Тимка, не слушая его, вдруг кинулся вверх, на холм, откуда скатился. Он взбежал на вершину и огляделся: никакого луна-парка поблизости не было. А был вокруг только лес, и там, за лесом, далеко на горизонте, застыли черными волнами горы, казавшиеся отсюда маленькими и бесформенными. Тимка шустро спустился вниз, схватил Боню за руку.

– Где я, где?! – испуганно закричал Тим-Тимыч.

– Где? – Боня рассеянно взглянул на мальчика:

– Ты меня сбил из-за такой ерунды! Сам, что ли, не знаешь? Конечно, в Закрытом Королевстве.

– Ой мамочки, я влип! – охнул Тимыч и сел в траву. Лошадь Люпа весело заржала невдалеке.

– Так вот, – невозмутимо продолжил Хозяйственный, – пекарем я тоже был, – и загнул очередной палец.

Глава 2

Самое рыцарское дело

Закрытое Королевство действительно было закрытым. Попасть в него не мог никто, и уже очень давно – лет, может, сто, а то и двести. А может, и все пятьсот.

Когда-то здесь все время шли войны: многим хотелось завоевать эту богатую страну, где даже зима была такой теплой, что к Новому Году на грядках поспевала клубника. И вот однажды к старому королю, который правил тогда страной, приехал в гости могучий волшебник Олаф. Это был добрый волшебник! Ему очень понравилось королевство и Олаф попросил разрешения остаться здесь жить. Король согласился, но потребовал, чтобы волшебник разгромил всех королевских врагов, превратил их в жаб и пауков.

Конечно, Олаф не хотел делать никому зла и поэтому предложил королю другое: он, Олаф, заставит врагов уйти из страны, а после закроет все ее границы волшебной невидимой стеной. И тогда никто из людей не сможет ни выйти из королевства, ни войти в него! А если потребуется, Олаф будет снимать свою ограду, чтобы можно было ходить в гости, торговать и путешествовать. Так они с королем и порешили: теперь никакие враги не могли войти в это королевство.

Некоторые из врагов все же пытались пробиться сквозь невидимую стену – врезались в нее на полном скаку, но только сильно расшибались; делали подкопы, но стена уходила и под землю. Один хитрый и очень вредный король даже приказал изготовить воздушный шар и перелететь через ту колдовскую преграду, но коварная затея не удалась – стена была очень, очень высокой. В конце концов бывшие враги отступились от попыток захватить Закрытое Королевство и решили, что с такими могучими соседями лучше дружить, чем воевать. И теперь, когда надо было, волшебник пропускал сквозь свои чудесные стены лишь тех, кто ехал с добрыми намерениями. А сам Олаф построил себе замок на вершине большой неприступной горы и стал жить там, очень редко появляясь среди людей. И люди его не боялись, потому что он делал всем только добро, помогал чем мог и даже лечил волшебством тех, кому было уже совсем худо.

Но однажды, – тут Боня, который рассказывал Тимычу эту историю, даже зажмурился, – однажды страшный ураган прилетел к нам. Деревья вырывало с корнем и они, как бабочки, носились по черному небу; улетали целые дома и разваливались в воздухе на бревна и кирпичи. Много людей пропало в ту ночь!.. Пропал и волшебник Олаф. И еще во время той бури вдруг лопнули все зеркала в королевстве, рассыпались в стеклянную пыль; заодно побелели серебряные вещи, и даже блестящие рыцарские доспехи за минуту превратились в труху… Вот как! – Хозяйственный, загребая ногами пыль, шел рядом с повозкой.

Тимыч, накидав поверх хлама в тележке кучу травы, сидел сверху и вполуха слушал необычную историю. Он размышлял о своем: как-то все это было странно, то, что с ним случилось. Бух! – и в какой-то ненормальной стране оказался, прямо ни с того ни с сего. Что теперь делать? Непонятно.

– Эй, Тимыч! Ты там не уснул? – Боня подошел ближе к тележке и оглядел мальчика. – Смотри, свалишься.

– Фигушки, – коротко ответил Тим: он болтал ногами и поглядывал по сторонам, пытаясь увидеть хоть что-нибудь знакомое. Может, его просто обманывают? Хотя зачем?

Они выбрались из леса и теперь ехали по бурой пустоши, потихонечку приближаясь к рыжей горе, что торчала далеко перед ними одиноким великанским клыком. Вокруг было удивительно тихо, даже птицы не летали в небе. И само небо нагоняло тоску, сияя тусклым медным светом.

– А куда это мы едем? – спросил Тимыч. Так спросил, чтобы хоть что-то сказать. Ему даже ответ слушать не хотелось.

– Куда? – Боня забрался на повозку, похлопал мальчишку по спине. – Едем мы, братец, дракона убивать. Самое что ни на есть рыцарское дело. Ясно?

– Угу, ясно, – кивнул Тим. Вдруг до него дошло:

– Что-о?! Дракона? Это который… Это где… Это как? Он же только в сказках! Он же огнем плюется! Я не хочу! – Тимыч аж свалился с тележки от испуга и теперь кругами бегал вокруг удивленного Бони. – Я еще маленький! Мне нельзя! Мне родители не разрешают с драконами воевать! – Хозяйственный сочувственно покивал головой.

– Да просто боюсь я драконов, вот, – уныло буркнул Тимыч и пошел рядом с лошадью, – правда, я их никогда и не видел.

– И я тоже боюсь, – охотно признался Боня, – а что делать, придется сражаться! Надо ж кому-нибудь, а? Я так думаю, ты теперь у меня вроде оруженосца будешь, все одно тебе сейчас идти некуда. Похоже, далеко отсюда твой лунный парк… И как ты сюда попал? – в который уже раз спросил Хозяйственный. Тимыч только пожал плечами. Хотел бы он тоже знать, как!

– Понимаешь, Тим, – вполголоса проговорил Боня и наклонился к мальчику, – я ведь так себе рыцарь! Ну-у, даже совсем не рыцарь, нда-а… И я драконов тоже никогда не видал, думал, сказки это. А вот так получилось, что пришли к нашему королю пять странников и рассказали, что, мол, обитает в этих краях громадный дракон, бегает ночью по полям, не пускает к горам по этой дороге никого. Ревет страшно, паром из своей горы плюется! Эти странники везде ходят, лечебные травы собирают, так однажды и наткнулись на дракона – еле ноги унесли. Хотя дракон им ничего и не сделал. Вот король и приказал Старшему Рыцарю разобраться с драконом, Старший подумал и приказал разобраться Среднему, тот Младшему, тот еще какому-то… Ну, я и оказался крайним. Мне деваться-то некуда было! Я вообще-то складом заведую, у меня все хранится – тарелки, кастрюли, цепи, утюги, мечи… Даже доспехи карнавальные, из жести, и те хранятся: настоящие латы исчезли давным-давно, я тебе о том рассказывал. Собрал, значит, я все необходимое и поехал дракона воевать… – Тимыч только усмехнулся и покачал головой. Веселое дело! Сражаться с драконом в жестяных доспехах! С ума тут все сошли, что ли?

День постепенно перешел в вечер. Солнце опустилось за горы, раскрасив напоследок облака в яркие павлиньи цвета, и очень быстро наступила ночь. Маленький отряд остановился у ручья, Тимыч нашел сухие деревяшки и Боня развел маленький костерок, совсем маленький, только чтобы чай вскипятить. Большой костер разводить было нельзя: а вдруг дракон недалеко и их увидит?

Люпу выпустили из тележки, сейчас она паслась где-то рядом, иногда шумно фыркая в темноте. Из своей тележки Хозяйственный достал две банки консервов, гордо сообщив, что они с королевского стола. Тим с любопытством повертел в руках банки с зелеными этикетками и серебряными вензелями вокруг золотой короны.

– Королевский бифштекс, – прочитал он по слогам. Не потому, что Тимыч плохо читал, а просто слова были напечатаны странным острым шрифтом.

– Съедобные, не бойся. – Боня уже открыл одну банку. И впрямь мясо оказалось очень нежным и вкусным. – Начальник я склада или нет? – весело спросил сам себя Хозяйственный. – Разве же я такому доблестному рыцарю, как Бонифаций, плохие консервы подсуну? Вот кому другому, конечно… – Боня беспечно махнул рукой, взял вилку и аппетитно зачавкал.

После Хозяйственный с Тимом долго и с удовольствием пили крепкий чай с медом.

– Я тут интересную книжку из королевской библиотеки стащил, – Боня похлопал рукой по тележке, – старинное руководство по охоте на драконов. Знаешь, там куча советов, как дракона жизни лишить! Я даже и не знал, сколько их, этих способов.

– Ой как интересно! – с восторгом воскликнул Тим. – Расскажи! Очень послушать хочется!

– Ну, – Хозяйственный деловито отставил кружку, обтер усы, – вот, скажем, берешь приманку. Колбасу или бифштекс… Не важно! Главное, приготовить ее так, чтобы она, закуска, была очень острая.

– Заточенный ножик в нее, что ли, всунуть надо? – удивился Тимыч. – Класс!

– Нет, – усмехнулся Хозяйственный. – Нужно много-много специй: корицу, гвоздику, чеснок, петрушку, укроп. И перец. Черный молотый, красный жгучий, аджику и горчицу; потом обмазать приманку этой смесью и, считай, готово. Посолить, конечно, уксусом сбрызнуть… Дракон чувствует невероятно вкусный запах, бежит со всех ног к этой приманке и съедает ее всю. А потом ему, понятно, пить захочется. Но у него же внутри огонь, смекаешь? Напивается, вода в животе закипает и – бух! Взорвался дракон от пара, как бомба. Есть еще такой совет: собрать много рыцарей и всем вместе показать дракону кузькину мать. Вот только где этого Кузьку найти и почему именно его мать надо показывать? Видно, очень она страшная, уродина жуткая. Нда-а… Не хотел бы я с ней встретиться. Ведьма, наверное… А еще советуют принести к драконьему логову большое зеркало и сунуть дракону под нос. Чудище-то себя никогда не видело, вот оно посмотрит на свое отражение и от испуга помрет. Как от кузькиной мамы. Хотя где же теперь зеркало возьмешь? Разве что у этой… у Лурды, – тихо закончил рассказ Боня и огляделся.

– Что такое? – всполошился Тим. Вроде все было спокойно: так же мерцали в небе синие звезды, так же лениво шевелил пепел костра ночной ветерок; рядом во сне тихонько фыркала Люпа. Стояла хорошая летняя ночь.

– Да вот, – нехотя ответил Хозяйственный. – Заболтались мы с тобой что-то. Спать пора! Давай отдыхать, – Боня уснул сразу, и его громкий храп тут же разбудил лошадь, она вздохнула и отошла подальше.

А Тимыча сон никак не брал – как можно спать после такого странного, интересного дня! Однако минут через десять сморило и Тимку: костерчик скоро погас, и никто не видел, как над одинокой горой поднялось белое облако то ли дыма, то ли пара. Там жил дракон. И он не спал.

Утром Тимыч проснулся самым вторым, первым был Боня, который уже согрел воду для чая и открыл консервы. Люпа все еще дремала, стоя и переминаясь с ноги на ногу – не выспалась она, бедняга! Всю ночь сторожила Боню и Тимку: лошадка чувствовала, что страшный дракон где-то неподалеку.

Солнце поднялось над горами, и сразу стало тепло и светло, в небе запела утренняя веселая птичка – уж она-то никаких драконов не боялась!

Тимка и Боня позавтракали, запрягли Люпу и поехали дальше.

Тимыч немного привык к тому, что с ним случилось. Конечно, папа с мамой будут волноваться, искать его, но не мог Тимыч их успокоить – ни позвонить по телефону, ни отправить телеграмму домой отсюда нельзя… Чего уж теперь переживать! Сейчас надо было думать, что делать с драконом.

– Что с драконом делать будем? – в лоб спросил Тим Хозяйственного. Тот только крякнул и сплюнул в сторону.

– Давай мы его из лука застрелим, – азартно предложил Тимыч, – или из рогатки прибьем, только из очень большой. А еще можно пещеру камнями завалить, в глаза дракону перца кинуть, молотком по башке стукнуть! Пусть Люпа его в нос лягнет; а можно…

– Ох, тише! – взмолился Боня. – Вот скоро приедем, там увидим. Есть у меня необычный планчик. Поглядим…

– Хорошо, – согласился мальчик, отбежал в сторону, вынул из кармана зеркальце и стрельнул лучиком в глаза лошади. Та взбрыкнула и Хозяйственный чуть не вывалился из повозки.

– Ты чего озоруешь? Что это у тебя? – Тим, подпрыгивая, вернулся назад, протянул зеркальце Боне.

– Это зеркало. Только оно особенное, кривое! Чтобы себя вблизи рассматривать: прыщик на носу или еще что… Им хорошо зайчиков пускать. Я у мамы из косметички стянул, – добавил Тимыч и закручинился.

– Хм. Вот оно какое, зеркало, – задумчиво проговорил Хозяйственный, рассматривая зеркальце со всех сторон.

– Вот так-так! Одни усы видны, ха! Или глаз. Или нос… – удивился Боня, покачал головой и вернул стекляшку Тимке. – Смотри не потеряй! Очень даже может нам пригодиться… Оно на все Королевство одно единственное, может, имеется. Надо только подумать, для чего это зеркальце приспособить, не одни же зайчики им в глаза пускать!

Драконья гора теперь была совсем рядом – в ней зловеще чернел вход в большую пещеру. Хозяйственный остановил лошадь за большой скалой, начал перетряхивать вещи в повозке. Достал оттуда небольшую кожаную курточку, кожаные штаны, кинжальчик в железных ножнах, с сомнением осмотрел их.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 8 >>