Михаил Кликин
Личный враг Бога

Верзила сразу сник. Его нож, сверкнув лезвием на прощание, незаметно куда-то спрятался.

– Ничего, Апостол.

– Ты даже знаешь мое имя? – хмыкнул человек, вклиниваясь между Глебом и верзилой. Глеб узнал эту спину, и косолапую походку, и голос. – Значит ты знаешь и то, что мне от тебя надо.

– Что?

– Я видел это у тебя на руке. Занятная вещица. Дай-ка взглянуть мне на нее еще раз.

– Но… – Верзила сник еще больше. – Послушай, Апостол… Хочешь, я заплачу тебе?

– Видимо, ты все-таки плохо меня знаешь. От Апостола нельзя откупиться.

Задвинув клинок в ножны, Глеб отступил в сторону, продолжая наблюдать за развитием событий.

– Хорошо. Я отдам его тебе. Только спокойно… – Верзила зачем-то полез в карман штанов, и вдруг резко отскочил назад, широко расставил ноги, раскинул руки с невесть откуда взявшимися кинжалами, пригнулся. Он был похож на паука.

Апостол даже не шевельнулся, меч его по-прежнему находился в ножнах у бедра.

– Отдай добром! – склонил он голову.

– Возьми! – прошипел верзила и бросился на врага.

А потом… Глеб толком не успел увидеть движения, просто оказалось, что Апостол стоит выпрямившись и держит в руках свой меч, опустив его острием к земле. И верзила, разрубленный практически пополам, от плеча до пояса, валится на пыльную колючую траву. И кровь хлещет из страшной раны…

Глеб отшатнулся.

Апостол вытер клинок об одежду поверженного противника, убрал меч, наклонился, снял перстень с руки убитого, повертел его в пальцах, любуясь игрой света на гранях кристалла, разглядывая руны. Затем надел перстень на мизинец левой руки, обернулся и увидел Глеба. Посмотрел на ножны, на рукоять меча. Сказал:

– Действительно, неплохая игрушка для новичка. Украл или купил в рассрочку?

– Заработал, – сказал Глеб, стараясь держаться с достоинством.

– Заработал? – хмыкнул Апостол, чуть внимательней присматриваясь к Глебу. – Мы где-то уже виделись?

– Да. Недавно вы дали мне совет, чтобы я никогда не извинялся.

– А, так это ты! Надеюсь, ты последовал моему совету? – Он показал трофейный перстень Глебу и спросил: – Знаешь сколько стоит такая вещица?

– Нет.

– Я надеюсь выручить за нее никак не меньше полутора тысяч.

– Серебряных? – поразился Глеб.

– Золотых, – ухмыльнулся Апостол. – Не зря этот парень не хотел мне ее отдавать. Впрочем, я в любом случае убил бы его.

– Но зачем?

– Мне ни к чему живые враги. Их и так у меня слишком много… А ты, видимо, совсем недавно в Мире?

– Да.

– Это заметно. Первый раз идешь в Город?

– Да.

– Там тебе сейчас самое место. Не лезь на рожон. Накопи денег, потренируйся, купи приличные доспехи, оружие. Никогда не спеши.

– Спасибо за совет.

– И никогда никого не благодари… А ты бойкий парень. Ты мне нравишься. Дам тебе еще один совет – если обзаведешься приличными вещичками, постарайся не попадаться мне на пути. Я живу трофеями. И мне это нравится. Кстати, если хочешь, можешь снять что-нибудь с него. – Апостол кивнул на убитого. – Я уверен, у него есть кошелек, и он набит потуже, чем твой.

– Нет, спасибо, – замотал головой Глеб. – А вы тоже направляетесь в Город?

– Да. И не называй меня на «вы». Никого так не называй, если не хочешь казаться Новорожденым.

– Вы… Ты можешь встать со мной в очередь. Я уже почти у самых ворот.

– Пожалуй, я пройду просто так.

Апостол развернул плечи и косолапой походкой направился к толпе. Люди расступались перед ним, и уже через минуту его голова мелькала возле самого входа. Глеб с завистью посмотрел вслед воину и стал протискиваться на свое место. Его пихали в ребра, толкали, ругались на него, но он упрямо лез и лез, сдерживая рвущееся вежливое «извините».

В какой-то момент его развернуло, приподняло так, что он потерял опору под ногами, и тогда он увидел, что возле трупа верзилы, оставшегося на обочине дороги, присел какой-то человек и роется в его одежде.

Затем Глеб вновь нащупал ногами землю, рванулся вперед, коснулся стоящего впереди соседа и сказал:

– Я вернулся.

Тот, не оборачиваясь, кивнул.

Высокая арка входа была совсем рядом.

4

Стена уходила высоко в небо прямо перед ним. Он задрал голову и чуть не упал.

Теперь было свободнее. Давка осталась позади.

– Запускай следующих! – крикнули с той стороны стены, и заскрипел ворот, наматывая цепь, поднимая решетку.

Вход в Город были устроен по принципу трехступенчатого шлюза. Решетчатые двери отрезали кусок толпы, дробили его на несколько частей, на отдельных людей. На личности, которыми занималась стража.

Глеб вошел в арку ворот. Вместе с ним зашли еще несколько человек.

Впереди была маленькая калитка, возле которой стоял охранник в латах. Он махнул рукой и сказал:

– Подходите. Кто следующий?

<< 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 12 ... 48 >>