Николай Викторович Степанов
Танцор

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Резиденту эстину Бергиаманту, сектор Сирклан-три. Срочно. Совершенно секретно, код «альфа».

Открытие в вашем секторе ристген-лучей и способа переброски сознания на сверхдальние расстояния ставит под угрозу план колонизации планеты Брундагак. Верховный конверс Империи считает подобную ситуацию недопустимой и приказывает немедленно установить круг лиц, занимающихся проектами «Ауртон» и «Ристген-лучи». В случае если похищение и переправка их на базу по каким-либо серьезным причинам окажется невозможной, допускается ликвидация с применением любых средств по перечню Пси-четыре. Конверс считает возможным проведение первого этапа колонизации до завершения подготовительных работ. Необходимые ресурсы будут выделены в течение двух циклов. С момента получения данного сообщения под ваше начало переходят ресурсы секторов Варлан-пять и Гримкан-четыре. Приоритет операции – ноль-два.

Координатор верховного секретариата – ярген Краутминт.

Семь тысяч триста двадцать восьмой цикл от великого исхода, восемнадцатый день третьей четверти.

Глава 1
ГОВОРЯЩИЙ ПОПУГАЙ

– Ипук янем и медйан ещиворкос, – прозвучало на рынке, когда хмурый молодой человек, словно крейсер, прокладывал себе путь среди людского моря, заполнившего воскресным днем торговую площадь.

Несмотря на то что парень возвращался с самого, пожалуй, веселого мероприятия – свадьбы – и был одет в светлый выходной костюм, его мрачный вид и угрюмое выражение лица больше подходили для похорон. Хотя, если исходить из пресловутой теории относительности, любое событие можно истолковать двояко: для одного – это праздник создания семьи, а для другого – поминки по высокому, но, увы, неразделенному чувству.

Да и кто бы на его месте сильно обрадовался? Ведь еще месяц назад все шло к тому, что главным действующим лицом на вчерашней свадьбе должен был стать он – Игорь Магин. Но судьба любит преподносить подарки. Не всегда приятные, хотя… и здесь можно серьезно поспорить. «Если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло» – автор этой песенки, кажется, знал, о чем говорил.

Одним из таких «подарков судьбы» явилась встреча со старым школьным приятелем. Магин никогда раньше не задумывался о том, что у Димки отец работает в министерстве, а мать – директор банка. Зато Леночка это отметила сразу, как говорится – с первого взгляда. А когда она узнала о даче с двумя гаражами на Николиной Горе, собственном крытом бассейне и летних отпусках на Карибском море, ее чувства воспылали с неодолимой силой. На одних весах оказались подающий надежды инженер-проектировщик с зарплатой, оставляющей желать лучшего, и «самый обыкновенный» банковский клерк с перспективами, которые может обеспечить директор этого же банка единственному сыну. Стоит ли гадать, на ком был остановлен выбор.

– Игорь, не стой на пути моего счастья. Пожалуйста, – сказала девушка уже через неделю после роковой встречи. И он безропотно освободил дорогу локомотиву Леночкиного счастья. Чтобы не задавил. Магин относился к тому редкому типу людей, которые, несмотря на врожденное упрямство, чрезвычайно восприимчивы к чужим просьбам. Еще в детском садике маленький Игорек отказался от роли Комарика в спектакле «Муха-цокотуха». И вовсе не потому, что ему самому не хотелось посветить фонариком и помахать на сцене шпагой. Просто тогда со слезами на глазах подошел Павлик и вежливо попросил уступить роль ему. Подобная ситуация повторилась в школьные годы, когда решался вопрос о поездке юношеской сборной по бадминтону на соревнования за рубеж. В список был включен Магин, но за границу поехал другой мальчик, который сумел в нужный момент произнести слово «пожалуйста».

Свадьбу отмечали на той самой даче, упоминание о которой разожгло первые языки страстного пламени в сердце невесты. Игоря пригласил Дмитрий. Школьный приятель не мог не позвать человека, познакомившего его с будущей женой. Насколько Игорю хотелось присутствовать на этом мероприятии – отдельный разговор, но Димка сказал: «Приходи, пожалуйста». И Магин снова переступил через себя.

Торжество справляли с большим размахом. Игорь, оказавшись среди массы незнакомых людей, большинство (если не все) из которых относились явно к другой социальной группе, от нечего делать принялся пересчитывать гостей, надо же было себя чем-то занять. На второй сотне он сбился. Деловые люди не стояли на месте. Даже на свадьбе они заводили полезные знакомства, договаривались о встречах, в перерывах отвечая на бесконечные звонки по мобилам. Кого здесь только не было! Начиная от местных воротил отечественного бизнеса в строгих темных костюмах и заканчивая зарубежными гостями в своеобразных национальных одеждах. Среди прочих особенно ярко выделялись молодой индиец с женой и два шотландца в клетчатых юбках.

И все же среди множества импозантных мужчин и шикарно разодетых дам Магину почему-то больше всего запомнились три бульдога, прогуливавшиеся в стороне за небольшой оградой. Двое из них действительно родились собаками, а третий, с кобурой и резиновой дубинкой, хоть и являлся человеком, но голосом и выражением лица не отличался от четвероногих охранников…

«Поделом тебе! Дурачина ты, простофиля», – корил себя Игорь, практически не замечая толпы, которая в жаркий полдень до отказа заполонила рыночные ряды.

– Ипук янем и медйан ещиворкос, – снова резануло по ушам.

«Кто же это издевается над русским языком?» – подумал Игорь. Он прекрасно понял все сказанное: «Купи меня, и найдем сокровище», но зачем кому-то понадобилось так извращаться на рынке?

В детстве они с двоюродным братом часто соревновались в угадывании слов, произносимых задом наперед, причем выбирали друг для друга что-нибудь позаковыристей. Поэтому простая фраза, произнесенная резким противным голосом, преобразовалась в мыслях Игоря без особых затруднений.

– Ипук янем и медйан ещиворкос, – снова прокричал неизвестный, и Магин увидел ИХ.

Первый сидел на деревянном ящике неподалеку от старушек, торгующих семечками. Потертый пиджак на голое тело, драные джинсы и разноцветные кеды без шнурков служили крутым прикидом мужчины неопределенного возраста. Бритва, мыло и ножницы, скорее всего, не входили в перечень предметов первой необходимости этого джентльмена. Но, несомненно, когда-то он был человеком.

Второй сидел на плече у первого и смотрелся не лучше зачуханного уличного воробья. По неопределенной окраске, в которой явно преобладали оттенки серого и коричневого, его также можно было принять за эту неказистую птицу, но гребень на голове и загнутый клюв свидетельствовали о нездешнем происхождении. Похоже, что когда-то этот второй был попугаем. И именно он издавал столь странные звуки.

Лапки говоруна были связаны веревкой, которую крепко держал «торговец». Сомнительно, что птичка с таким налетом неизвестно откуда взявшейся грязи смогла бы улететь, но бечевка не позволяла даже убежать от непрезентабельного владельца.

Игорь остановился возле странной парочки, снял пиджак, перекинул его через плечо и, указывая на пернатого пленника, спросил:

– Почем нынче цыплята?

– Это не цы-цы-ик-пленок, – с трудом выговорил пьянчужка. – Это па-па-влин. Только ма-ма-ленький еще. К тому же го-го-ворящий. Ме-меньше чем за стольник не отдам.

Из всей речи только слово «стольник» алкаш произнес твердым голосом. Репетировал заранее, что ли? Цену наверняка можно было снизить до стоимости бутылки дешевой бормотухи, но к запаху немытого годами тела добавился такой сивушный дух, что сделка состоялась сразу.

– Ыт ен шеелажоп, – прокомментировал сделку попугай.

«Надо же. Птичка-то дрессированная», – отметил про себя Магин.

Игорь настолько торопился расстаться с «благоухающим» продавцом, что даже не подумал о том, чтобы узнать имя своего пернатого приобретения. Вспомнив, что они с попугаем не были представлены друг другу по всем правилам этикета, парень сначала хотел вернуться, но потом понял, что, скорее всего, торговец уже подался в какое-нибудь питейное заведение с честно заработанной сотней и искать его бесполезно. «Спрошу дома у какаду», – решил парень, продолжая свой путь сквозь толчею. По правде сказать, он не был уверен, какаду это или нет, просто из всех пород попугаев помнил только одну.

Сторублевое приобретение молчало всю дорогу, а его новый хозяин, Игорь Магин, двадцати четырех лет от роду, принялся за небезопасное для птички дело. Он начал думать о содеянном. И мысли заработали в том направлении, в котором должны были работать до, а не после покупки.

«Кой черт дернул пойти через рынок, и зачем мне этот зачуханный попугай? Мне что, дома забот не хватало? Его чем-то кормить надо, клетку купить…»

Парень имел неосторожность посадить птичку на плечо и теперь с сожалением обнаружил, что рубаху, скорее всего, отстирать не удастся. Мало того, что этот «павлин» понаставил лапами мазутных пятен, вдобавок от него исходил такой запах, что складывалось ощущение близости бака с пищевыми отходами, который жарким летом не вывозили как минимум в течение недели. «Неужели и этот алкоголик?»

Магин временно обитал в хрущобе своей тетушки. Как известно, планировка квартир в подобных домах не предполагает длительных прогулок по бесконечным коридорам, поэтому входная дверь практически упиралась в ванную, вернее, в совмещенный санузел. Думается, человек, проектировавший подобные экономичные жилища, страдал частыми расстройствами желудка и специально продумал самый короткий путь от входной двери до сортира. С гуманными целями. Так что не успел еще щелкнуть дверной замок, как покупка оказалась на дне огромной чугунной емкости, а хозяин квартиры на скорую руку избавился от рубашки с черными разводами на плече, сразу занявшей место рядом с пернатым.

– Приступим, – сказал сам себе Игорь, открывая кран. Шум воды несколько заглушил ответ птички, но парню показалось, что прозвучало: «Несалгос».

– А тебя никто и не спрашивает, – по инерции вымолвил Игорь – и осекся.

«Нельзя же так убиваться. Ну, бросила меня девушка. Не я первый, не я последний. Сейчас начну говорить с животными, потом с растениями, а дальше? Может, конечно, в этом нет ничего страшного: соседка – тетя Агнесса, к примеру, общается с телевизором, и они прекрасно понимают друг друга. Правда, старушке под семьдесят…»

Любитель коверкать слова вел себя на удивление прилично. Любой другой на его месте уже давно бы на наглядном примере объяснил хозяину, для чего птице нужен клюв, а этот даже крылья приподнимал для улучшения качества мытья перьев.

– А это еще кто? – воскликнул птичий банщик, обращаясь к своему отражению в зеркале.

Похоже, вся грязь с нового обитателя квартиры аккуратно перекочевала на лицо Игоря, превратив его в породистого далматинца. Борьба за чистоту продолжилась с новой силой и оказалась настолько ожесточенной, что без кровопролития не обошлось. Безопасная бритва не во всех случаях оправдывает свое название, и по раковине расплывались теперь уже красные пятна.

– У тебя в роду вампиров не было? – спросил раненый птичку, хищно бросившуюся ловить на умывальнике капли крови человека.

«Ничего себе проголодался, эдак он и меня сожрет. Вот взял на свою голову!» Игорь попытался вспомнить, существует ли хоть один вид хищных попугаев, но, поскольку специалистом в орнитологии не являлся, то, кроме орлов, никого так и не вспомнил, а мокрая птичка сейчас имела настолько жалкий вид, что назвать ее орлом даже в переносном смысле язык не поворачивался.

«Привязывать не буду, – решил Магин, обрезая остатки веревки на ногах пернатого, – форточки и балкон закрывать – тоже. Может, догадается улететь? Мне же хлопот меньше. А то сейчас выяснится, что и кормить его нужно не со своего стола, и выгуливать три раза в день на поводке и в наморднике…»

В общем, мало того, что настроение у парня и раньше оставляло желать лучшего, теперь оно упало еще ниже. Наскоро заклеив порез клочком газеты, он подошел к холодильнику:

– Пельмени мороженые… Не подойдут. Скумбрия в масле – тоже. О, йогурт! Согласно рекламе, полезен всем. Может, и ему подойдет?

Игорь достал блюдце, накрошил в него черствого белого хлеба и залил йогуртом.

– Угощайся, если не брезгуешь. В принципе, голодание также считается полезным. Так что у тебя два варианта: либо есть, либо не есть. Но учти, ничего другого нет, и купить не на что. Денег до понедельника в доме не будет.

А нечего было вчера играть в «господа гусары». Зачем отдавать все свои деньги на свадебный подарок, если заранее знаешь, что твоя доля не тянет даже на каплю в море той роскоши, что преподносили другие гости? Как же ему хотелось небрежно положить на поднос колье из настоящих бриллиантов и увидеть округлившиеся глазки бывшей подружки! Но вместо этого Магин бросил пухлый конверт сотенных купюр. Как еще ума хватило оставить себе одну бумажку? Но хватило, видимо, ненадолго. Стоило услышать про сокровище, пусть даже в перевернутом исполнении, и последняя купюра превратилась в «маленького павлина», который сейчас залез с лапами в блюдце и выкатывал тупым клювом комочки сухарей на скатерть.

– Зовут-то тебя как? – поинтересовался Игорь, а про себя подумал: «Сейчас моя очередь шутить. Любое слово переверну навыворот и буду им называть этого любителя издеваться над словами».

Попугай извлек голову из йогуртовой лужицы и произнес:

– Радар.

Магин на мгновение опешил – шутка сорвалась. Мокрый попугай коварно обставил своего хозяина.

– А меня Игорь, – только и оставалось ему завершить процедуру знакомства.

– Роги, – тут же перевел на свой манер любитель принимать йогуртовые ванны.

«В самую точку, если учитывать ситуацию со свадьбой… Стоп! Или я вчера слишком много выпил, или… Нет, лучше спишем на выпивку», – прервал себя на середине мысли Магин и опять направился к холодильнику.

Вчера он действительно выпил гораздо больше, чем позволял себе на подобных мероприятиях, но хмель не хотел ударять в голову. В результате несостоявшийся жених, которого Димка при всех гостях громогласно объявил другом новой семьи, решил не превращать свой желудок в топливный бак, так и оставшись до конца свадьбы трезвым, как дурак.

Пива в холодильнике не обнаружилось, лишь на дверце сиротливо примостилась одинокая бутылка шампанского. Чтобы прервать ее гордое одиночество, Игорь извлек зеленую емкость и поставил на небольшой кухонный столик, где борьба с моченными в йогурте сухарями подходила к завершающей стадии.

«Точно, алкоголик!» – мысленно воскликнул Магин. Факт появления бутылки не остался без внимания сегодняшнего приобретения. Радар покинул белое болото посреди скатерти и уверенно направился к шампанскому.

«Ну, сейчас-то я тебя напугаю!» – подумал Игорь, очищая пробку от фольги.

– Онжоротсо, ен йакселпсар, – выдал пернатый, когда Магин сворачивал пробку.

Сначала вздрогнул человек, затем раздался оглушительный выстрел, и шампанское веселым фонтаном вырвалось на свободу, прилично уделав стенку напротив. Хорошо, бокал стоял сразу под бутылкой, и остатки пузырящейся жидкости хлынули прямиком в него.

– Апетоден. Отк еж кат иклытуб теавыркто? – недовольно проворчал Радар.

О совпадении не могло быть и речи. Пернатый друг не просто издавал звуки, он говорил то, что думал. Мысли в голове Магина понеслись галопом: «Кто это? Хитрая электронная игрушка со встроенным передатчиком? Нет, слишком похожа на натуральную птичку. Да и кто бы мне ее продал за сто рублей? Может, мутант с ядерного полигона, приобретший в результате воздействия радиации способность к мышлению? Не сбегать ли в таком случае за счетчиком Гейгера? Нет, ерунда какая-то… А вдруг это новый представитель разумного существа? Вышел на первый контакт».

Пока парень строил гипотезы о происхождении необычного гостя, попугай начал действовать. Он вскочил на край бокала и, балансируя на кромке хрусталя, снова открыл клюв.

– А ыт тип ен шедуб? – скорее констатировал, чем спросил он.

Произнести Игорь ничего не смог, и лишь рука машинально поднесла пустую бутылку к фужеру, на котором гордо восседал желто-зеленый говорун. Чоканье состоялось.

– Аз овтсмоканз, – произнес Радар и частыми краткими поклонами принялся быстро поглощать искрящуюся жидкость.

«Вчера пьянствовал на свадьбе недавней подруги, а сегодня продолжил в компании разговорчивой птички. Хорошо живу, – подумал Магин, пытаясь извлечь из горлышка зеленого сосуда хоть каплю содержимого. Когда же затея потерпела неудачу, махнул рукой и побрел к дивану. – Пойду просплюсь. Может, мне все только снится?»

Уже на выходе из кухни Игорь услышал звон разбившегося стекла и обернулся. Попугай разобрался с шампанским гораздо быстрее, чем с йогуртом и стал раскачиваться на краю бокала. Не привыкшая к такому обращению емкость не выдержала и рухнула на пол.

«К счастью, – решил Магин. – Должна же в самом деле закончиться черная полоса в моей жизни? Если я, конечно, не иду вдоль нее». На этой оптимистичной ноте владелец экзотической покупки растянулся на диване и уснул…

– Он может представлять для нас опасность? – раздался в комнате строгий высокий голос, и в проеме балконной двери возник бледно-розовый женский силуэт привлекательных форм. Его обладательница напоминала фотомодель, которая ушла в довольно длительный (размера на два-три) отпуск и пока еще имела шансы из него вернуться. Гордой походкой она приблизилась к старенькому креслу и величественно села.

– Скорее всего, нет, – мужской баритон прозвучал из другого кресла, в котором медленно проступили очертания зеленоватой фигуры с белыми волосами, – но для большей уверенности лучше перестраховаться.

Кресла находились по обе стороны дивана, на нем, уткнувшись носом в подушку, лежал Игорь.

Оба субъекта, неожиданно появившиеся в комнате, имели дымчатую структуру и мерцали, словно изображения неисправного телевизора.

– Твои предложения, Стракус? – властно спросила обладательница розового окраса.

– Лучше всего подойдет электрическое замыкание с пожаром. Несчастный случай. Я постараюсь, чтобы клиент не проснулся. Может, если повезет, Крадус спросонья укажет свое логово. Сейчас он без чувств на кухне валяется. Даже в образе попугая не смог отказаться от горячительных напитков! Главное, чтобы он нас не обнаружил.

– Ты и здесь продолжаешь его бояться?

– С учеными всегда следует быть начеку. Особенно с такими строптивыми, как Крадус. Уж поверь моему опыту. Я…

– Тогда действуй, барон! – не слишком деликатно прервала его собеседница. – А я осмотрюсь вокруг. Не хотелось бы, чтобы наш пожар заметили раньше времени.

Дама, убедившись, что ее напарник повернулся спиной, отстегнула пару локонов из сложного сооружения, являвшегося ее прической и, оставив их под креслом, царственно удалилась.

Зеленое привидение коснулось собственных волос, и те, покинув лысый череп, направились к ближайшей розетке. Через пару секунд оттуда раздался хлопок, и сноп искр выстрелил, как из пушки.

Под пристальным взглядом зеленого призрака пламя начало быстро распространяться по ковровому покрытию пола. Спящий обитатель дивана заворочался, почувствовав запах гари, но фантом лишь взмахнул рукой – и дымчатый парик уютно расположился на голове Игоря. Чем он приласкал спящего, осталось тайной, но Магин, повернувшись лицом к стене, спокойно продолжил давить ухом подушку. Огонек уверенно заполнял комнату, когда тот, которого назвали Стракусом, вышел на балкон, плотно прикрыв за собой дверь, а заодно и форточку.

Именно этого момента ожидал отдыхающий среди стеклянных осколков представитель пернатой братии. Он медленно приподнялся и, осторожно обходя обломки бокала, направился в соседнюю комнату. Даже в состоянии пьяной отключки радары этого Радара работали без сбоев.

Пробираться к окруженному пламенем человеку попугаю пришлось по воздуху, и он чуть не подпалил свои крылышки. Приземлившись на руку спящего, Радар первым делом отогнал дымчатое облако, пытавшееся проявить агрессивный характер. Клочок белого пара, служивший ранее париком, преобразился в кошачью морду с огромной раскрытой пастью и стремительно дернулся в сторону птицы. Тупоклювый не растерялся. Он царапнул коготком руку своего нового хозяина и отошел на пару птичьих шагов. Мельчайшие капельки крови сыграли злую шутку с враждебной дымкой: сначала они окрасили ее в алый цвет, а затем втянули в порез на коже. Царапина моментально затянулась, словно закрылась молния на дамской сумочке.

– Роги, йаватсв. Ражоп!

Спящий человек никак не отреагировал на эти слова, и Радар приступил к радикальным действиям. Он подобрался к уху хозяина и принялся цеплять его крючковатым клювом.

– Дайте же поспать! Что я вам плохого сделал?

Однако в следующую минуту Игорь почувствовал запах дыма, а затем и увидел пламя.

«Точно, ражоп, – первое, о чем подумал Магин, – Маргарита Петровна наверняка не обрадуется! А в какой ражо… я оказался, даже страшно представить…»

Маргарита Петровна была родной тетей Игоря. Ее сын с семьей давно перебрался за океан, а других родственников в Москве у нее не было, и на все лето, с мая по октябрь, она оставляла квартиру своему племяннику. Под охрану. Сама же переезжала на дачу, на свежий воздух. Квартира находилась недалеко от НИИ, где работал Магин. Это обстоятельство стало определяющим в решении принять предложение тетушки. Холостяцкое общежитие тоже имело свои плюсы, но ежедневная трехчасовая дорога на работу и обратно сводила их на нет.

Неизвестно, сколько бы продолжались размышления не до конца проснувшегося человека, тупо уставившегося на завораживающие языки пламени, если бы не отрезвляющий голос пьяного Радара:

– Ясмеавымс.

– Пожалуй, действительно пора, – удивившись собственному спокойствию, произнес Игорь.

Разбушевавшийся огненный зверь с оглушительным треском принялся уплетать диван. Парень вскочил и, машинально сунув ноги в тапочки, собрался покинуть горящую комнату. О том, чтобы прорываться к двери, не могло быть и речи. В направлении коридора пламя бушевало, как в печке. Оставался только один путь – на балкон. Магин не состоял в обществе любителей прыжков без парашюта, пусть и со второго этажа, однако становиться жареным эскалопом ему хотелось еще меньше. Схватив Радара левой рукой, он направился к спасительному выходу. Как оказалось, с его решением не были согласны два кресла, на которых совсем недавно сидели привидения. Одно из них, стоявшее позади Игоря, выполнило коварную подсечку и, объединившись со своим братом-близнецом, перегородило дорогу.

«Спокойствие, только спокойствие, – мысленно уговаривал себя Игорь, поднимаясь. – Подумаешь, ходячие кресла. Наверное, беспокоятся, чтобы кто-то не вывалился с балкона. Правда, именно это я и собираюсь сделать. Попробуйте меня остановить». Трудности для того и существуют, чтобы их преодолевать, а сдвинуть Игоря с намеченного курса – дело почти безнадежное, особенно если действовать напролом. Уговорить – еще куда ни шло, но кресла двигались молча.

Дым заполнил практически все помещение, устремляясь к закупоренным окнам. «Кто это позаботился форточку закрыть? Она же без молотка на место не становится», – подумал квартирант, выбирая место для прорыва.

Магин сначала выманил низко летающие кресла на себя и, чувствуя, как поджаривается собственный зад, прыгнул на письменный стол, используя его в качестве плацдарма. Пока ходячая мебель пыталась растерзать деревянный помост, окно послужило погорельцу аварийным выходом.

– Адобовс! – закричал Радар, выпорхнув из рук своего хозяина.

– Кому свобода, а кому-то еще нужно совершить посадку. Желательно минимально жесткую.

Встреча с землей оказалась не слишком приятной, поскольку коленка Игоря не нашла ничего лучшего, как послужить тормозом для подбородка. Клацанье получилось не тихим, а с добавлением искрения в глазах – еще и зрелищным. Хорошо, что в этот момент язык не оказался между зубами, иначе ко вкусу крови во рту добавилось бы еще и мясо.

– Ты упустил его! – возмутилось розовое привидение, расположившееся на карнизе крыши пятиэтажного дома.

– Как видишь, – голосом без интонаций ответило зеленое. – Значит, Крадус все-таки вышел на своего агента. Теперь с ним будет нелегко справиться. К тому же пропал мой биоусилитель. Он должен был удержать человека в спящем состоянии до уничтожения, а затем вернуться. Мы столкнулись с чем-то невероятным. Если Крадус смог уничтожить биоконг, то он не настолько слаб, как нам говорили. Здесь, на Земле, без своего оборудования… Нам следует действовать осторожнее. Твоя мысль о посещении жилища землянина, как я и говорил, была слишком рискованной.

Стракус так и остался лысым. После его слов герцогиня невольно коснулась собственных волос. Ее пышные локоны были на месте.

– Ты лишился биоконга, – с притворным сочувствием сказала женщина, и на ее лице засияла злорадная улыбка, – а заодно… потерял свое баронство! И после всего этого продолжаешь мне тыкать и давать советы?!

Мужчина резко побледнел и постарался втянуть голову поглубже.

– И с таким ничтожеством мне приходится работать? Ты слишком много говоришь и слишком мало делаешь. Запомни, Стракус: для меня нет ничего невозможного, не будь я Нересой, – с ударением на каждом слове сказала «фотомодель на отдыхе» и, круто развернувшись на сто восемьдесят градусов, покинула собеседника.

Взгляд, которым Стракус проводил женщину, не выражал уверенности в правдивости ее слов. Зеленый призрак почесал висок, тяжело вздохнул и под звуки сирен пожарных машин полетел следом за удаляющейся от дома парочкой.

Мысли о том, что он сжег чужую квартиру, не давали Игорю покоя. Там, в доме, уже вовсю работали пожарные. После них останутся обугленные стены и по колено воды. Хорошо еще, что первый этаж нежилой. Однако до капитального ремонта Маргариту Петровну в собственную квартиру лучше не пускать: тетушка может запросто получить инфаркт. Ведь сгорел ее любимый диван, да и от кресел наверняка ничего не осталось. Кресла?!

Магин резко остановился, словно только что встретился лицом к лицу с придорожным столбом. Радар от такой неожиданности чуть не свалился с плеча хозяина, но все же удержал равновесие, вцепившись когтями прямо в плечо. Парень боли не почувствовал. Ходячие кресла? В обычной московской квартире?! Ладно бы еще они были на колесах, так нет – простые деревянные ножки. А как двигались – летали! Здесь явно что-то нечисто. «Интересно, я окончательно съехал с катушек, или есть надежда? В принципе, должна быть».

Раздумья о необычном поведении старой мебели и беспокойство о собственном психическом состоянии загнали ощущение вины на задворки сознания. И на повестке наступающего вечера встал животрепещущий вопрос: что делать дальше? Кто бы ни был виноват в случившемся, исправлять все придется ему, а на это потребуются немалые капиталовложения. И где их взять? Впору идти грабить банк, но где достать пособие для начинающего грабителя? А заодно и памятку о правилах поведения в «местах отдыха» за казенный счет. Магин был уверен в том, что с его нынешним везением дорога в банк приведет прямо за решетку.

Решив, что небо в клеточку не совсем тот пейзаж, который ему хотелось бы видеть в ближайшие…надцать лет, Игорь обратился к пернатому спутнику:

– Ты что-то говорил о сокровищах. Врал, наверное?

– Ен ларв.

– Тогда показывай. Мне сейчас без денег лучше не возвращаться.

Попугай вспорхнул с плеча и направился в сторону небольшого скверика.

В наступающих сумерках над фонтаном выделялось парящее розовое облако, к которому на большой скорости приблизилось зеленое.

– Нереса, они зашли в лес, тут совсем рядом, – раздался мужской голос.

– Наверное, в тот, откуда появился грязный Крадус? Пора прекращать игру в прятки и действовать решительнее. Тебе надо было сразу уничтожить и ученого, и его помощника.

– Мы не имеем права на открытое вмешательство в этом мире, к тому же ликвидация ученого не входила в планы операции, – попытался возразить бывший барон.

– Ты смеешь мне указывать?! – грозно спросила Нереса, а затем снова перешла на снисходительный тон. – Стракус, сказал бы сразу, что эта миссия тебе не по плечу.

Молча проглотив оскорбление и не желая вступать с ней в полемику, Стракус предложил:

– Может, мы поторопимся, пока беглецы не скрылись?

– Куда они денутся! Сам говорил, что этот лес напичкан твоими сенсорами. А моему ауртону сейчас требуется подзарядка.

– Для существа, сумевшего уничтожить биоконг, не составит большого труда обмануть нехитрое оборудование. И у нас не так много времени. До ристген-контакта осталось меньше трех часов.

– Неужели ты считаешь, что проклятый изгнанник и ничтожество с этой планеты способны противостоять капитану дальней разведки? Хотя, какая мне разница, что ты считаешь. Ладно, показывай, где они, раз уж сам ничего не можешь.

– Прошу вас.

И два облака покинули фонтан.

Невольным свидетелем странной беседы стал тот самый пьянчужка, которому днем удалось провернуть выгодную финансовую операцию по продаже мелкого «павлина» за сто рублей. Сейчас рядом с его благодушно-пьяной физиономией, упирающейся носом в бетонную ограду фонтана, выстроились в ряд три пустые бутылки из-под портвейна. Мужичонка пребывал в совершенно расслабленном состоянии, и разговорившиеся облака не вызвали никакой реакции в его осоловевших глазах.

1 2 3 4 5 6 >>