Николай Викторович Степанов
Возвращение Танцора

Николай Степанов
Возвращение Танцора

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Координатору верховного секретариата – яргену Краутминту. Сверхсрочно. Совершенно секретно, код «альфа два ноля»

Субъект ХХХ находится в наших руках. Во время операции захвата серьезно пострадал один из эмиссаров высшего Трольда. Как только он пройдет полный курс регенерации, пленник под конвоем гуртольдцев будет отправлен на Аадавану.

Дополнительно сообщаю: на Брундагаке выявлен неизвестный ранее тип оружия, представляющий опасность для наших наступательных средств. Во время захвата субъекта ХХХ аппарат эмиссаров, имеющий самые надежные средства маскировки и защиты, был обнаружен аборигенами и подвергнут нападению. Сейчас челнок эмиссаров проходит ремонт на резервной базе.

В связи с вышеизложенным прошу проведения срочной корректировки ПРОЕКТА. Считаю, что необходимо ускорить предоставление дополнительных ресурсов и в самое ближайшее время начать первый этап колонизации планеты.

Резидент сектора Сирклан-три эстин Бергиамант

Семь тысяч триста двадцать девятый цикл от великого исхода, пятьдесят первый день второй четверти

«Уж теперь-то координатор не сможет отказать в предоставлении дополнительных сил», – подумал резидент, потирая руки. Он хотел как можно быстрее покончить с колонизацией Брундагака, поскольку ждал очередного повышения. А теперь, когда в его секторе обнаружен и схвачен наследник древнейшей цивилизации, открылись самые радужные перспективы дальнейшего карьерного роста. Кто бы мог предположить, что какой-то землянин – представитель отсталой, по меркам Аадаваны, планеты – может иметь признаки великих герийцев. Но… невероятный факт тем не менее оставался фактом, и это позволяло Верховному конверсу получить доступ ко многим загадкам древнейшей расы.

В этот момент Бергиамант не мог и предположить, что самая важная часть его донесения безнадежно устарела…

Глава 1
НОМЕР ОДИН

«Упустить самого ценного пленника, который для Империи важнее сотни таких агентов, как я! – Шок Раплинта, вызванный исчезновением его подопечных, длился недолго. Уже через секунду в голове юрджина начал прокручиваться анализ ситуации. Ситуации, лично ему не сулившей ничего хорошего. – Эмиссары высшего Трольда не могут позволить себе вернуться с пустыми руками. Землянина в камере нет, и, уверен, он там в ближайшее время не появится. А если вспомнить, скольких трудов стоила его поимка…»

О том, кого назначат дежурным виноватым, можно было и не гадать. В контакт с субъектом ХХХ входил только Раплинт, надежность герийской каталажки сомнению не подлежала – значит, следовал один вывод: кто-то ее отключил.

«А выбирать-то не из кого. Возле камеры был только я».

Региональный агент быстро просчитал основные варианты решения своей участи, и ни один из них не сулил ничего хорошего. «Оно, конечно, интересно узнать, какие пытки нынче в ходу у специалистов Трольда. Но не на собственной же шкуре?»

Еще раз внимательно изучив каждый сантиметр ниши, расположенной за невидимой преградой (а вдруг отыщется пропажа?), незадачливый тюремщик включил сканеры герийской тюрьмы. Они бесстрастно подтвердили визуальную картинку: «Внутри камеры биологических субъектов не обнаружено».

Во время разговора с землянином Раплинт не был заинтересован в утечке информации, которую надеялся от него получить, поэтому вся записывающая аппаратура при исчезновении пленников временно отдыхала. И теперь было невозможно увидеть момент побега и доказать непричастность агента к сегодняшнему происшествию. Инструкции придуманы не для того, чтобы их нарушать. Порой даже незначительное отступление может обернуться катастрофой.

«Фора в полчаса у меня есть. Не так много. Но если не сидеть сложа руки… Надо бежать. Срочно. Повезет – может, еще поживу. А не повезет… что ж, по крайней мере, не буду упрекать себя в бездействии». Раплинт покинул злосчастную комнату и направился в левое крыло герийской базы.

Единственным местом Галактики, где он, в отличие от других агентов Империи, имел возможность быстро укрыться, была Земля. Как-никак последние семьдесят лет юрджин провел именно там. И хотя он всегда считал мир Магина бесперспективным местом, именно эта планета со слаборазвитой цивилизацией сейчас давала призрачный шанс на спасение.

– Доступ к порталу только по специальному разрешению эстина. – Вход перекрыл один из служивых Бергиаманта.

– Я действую по его личному распоряжению, – недовольно поднял бровь Раплинт. – Можете удостовериться у резидента.

Охранник оказался формалистом. Опустив оружие, он потянулся к переговорному устройству. Два молниеносных удара Раплинта были смертельными. Беглец затащил обмякшее тело в комнату и направился к пульту.

Теперь для регионального агента не существовало дороги назад. Он преступил сразу два закона Империи: совершил убийство должностного лица, находящегося при исполнении, и проигнорировал приказ своего непосредственного начальника. Минимальное наказание – каторга на одной из планет, где продолжительность жизни заключенных редко превышала два цикла.

Бывший агент Империи вскрыл центральный диск своего мини-компьютера и нажал на желтую кнопку. Небольшой амулет в виде штурвала, он же идентификатор личности, он же хранилище ценной информации, превратился в мину средней мощности. Аадаванские шпионы имели строгие инструкции – в случае угрозы захвата уничтожать в первую очередь все данные разведки. Раплинт сейчас преследовал и другую цель: после разрушения пульта управления становилось невозможным определить маршрут пассажира телепортационной установки. Да и сам портал, единственный оставшийся у его коллег в данном кварде Галактики, удастся починить не скоро.

Пальцы быстро застучали по клавишам, выбирая точку прибытия. «Прощай карьера разведчика», – подумал Раплинт, прежде чем исчезнуть со спутника Парангас. Через несколько секунд, заметая его следы, прогремел взрыв.

После тесной каморки, где Магин с попугаем провели эксперимент с кулоном, громадное помещение со сферической крышей, опирающейся в центре на массивную колонну, показалось дворцом.

– Умеют же строить, когда захотят, – восхитился Игорь. – Тебе такая архитектура ни о чем не говорит?

– Первый раз вижу, да и не все ли равно? Ты лучше представь, какая физиономия сейчас у Раплинта! Он был уверен, что мы у него в кармане, надеялся выудить ценную информацию. Ан нет! Пусть теперь локти кусает. Будет знать, как из живых людей попугаев делать! – Крадус находился в возбужденном состоянии.

– Ну не переживай ты так! В принципе, если бы мне предложили на выбор смерть или жизнь в образе птички, я бы выбрал второе.

– А меня никто и спрашивать не стал! Просто слепили из великого ученого птицекиборга, да еще мозги заморочили. До сих пор не могу разобраться, что в моей голове собственное, а что принудительно приобретенное. Нет, я их издевательства так не оставлю!

– Представляю: могучий Радар против какой-то там Империи с ее агентами и четырехрукими монстрами на космических аппаратах, роботами и прочим безвредным хламом, – Игорь откровенно издевался над хорохорящейся птичкой, в душе радуясь, что Радар все же вынырнул из омута черной меланхолии, в которой пребывал после известий о себе. Увидев, что попугай обиженно надулся, Игорь уже спокойнее спросил: – Какое оружие ты можешь противопоставить?

– Да я!.. – Попугай резко оборвал свою эмоционально начатую речь, услышав неожиданно раздавшиеся посторонние звуки. Они напоминали слегка усиленное жужжание комара перед посадкой на выбранную жертву. Шум исходил из центра зала.

Постамент единственной опоры, представляющий собой правильный трехметровый шестигранник, начал вращаться вокруг собственной оси. Совершив несколько оборотов, он остановился, а в грани, обращенной к нежданным визитерам, обозначился проем овальной формы.

– Или мне кажется, или нас приглашают, – Магину как-то сразу вспомнилась сказочная избушка на курьих ножках. Судя по расположению, сейчас основание колонны обернулось «к лесу задом, а к ним передом».

– А вдруг это ловушка? – Боевой задор Радара мгновенно куда-то испарился.

– Пока не проверим, не узнаем. Ты со мной пойдешь или здесь подождешь?

Ирония, с какой был задан вопрос, не ускользнула от птички, и Крадус тут же ринулся вперед:

– Тебя только пусти куда-нибудь одного, таких дров наломаешь!

Пространство внутри колонны оказалось лифтовой шахтой, оборудованной подвижной площадкой из прозрачного материала. Как-то неуютно стоять на практически невидимой опоре, движущейся по воздуху без какого либо крепления. «А ведь дна у этого тоннеля не видно», – мысленно отметил Игорь, глядя вниз.

Площадка остановилась напротив другого овального прохода, открывая доступ в более тесное по сравнению с верхним помещение. Это было чем-то вроде прихожей, расположенной вокруг лифта. По всему периметру здесь располагались самые обычные двери – прямоугольные, с ручками да еще с замысловатыми надписями на каждой. Такими же необычными знаками были разрисованы и стены.

– Знакомые символы, – обрадовался Игорь. – Что по этому поводу может сказать великий знаток герийского языка?

– Для начала их следует хотя бы прочитать. Поэтому займи себя чем-нибудь и не мешай. – Попугай не мог не подчеркнуть свою значимость.

Игорь подошел к одной из дверей и уже хотел ее отворить…

– Руками ничего не трогать! – закричал Радар. – Когда ты научишься осторожности?! Вдруг там внутри такое… Неужели трудно подождать, пока я расшифрую письмена?

– Ладно, извини, виноват. Больше не буду, – поднял руки Магин. – Просто стоять без дела не привык, а лежать на полу неудобно.

«Интересно, как сейчас дела у Раплинта? – задумался Игорь, прислонившись к стене лифтовой шахты. – То, что парень не обрадовался, сомнений не вызывает, а вот куда его пошлют после очередного провала? Наверняка в Империи найдется еще менее перспективная планета, чем Земля. Эх, Земля, Земля… Был, можно сказать, в двух шагах от возвращения, и всего за несколько минут потерял любимого человека, космический корабль, готовый отправиться на родную планету…»

В памяти всплыл образ Егосы, а потом – мощный взрыв там, где она находилась за миг до него. Душевный подъем после удачного побега как рукой сняло, сердце клещами сдавила черная тоска, поэтому слова ученого попугая прозвучали для Игоря издевкой:

– Танцуй, Рогис, если хочешь узнать хорошую новость!

– Я танцую только парные танцы, – мрачно ответил парень.

– Мы на Земле!

Новость действительно оказалась достойной хорошего танца, но вместо исполнения «Цыганочки» с выходом Игорь от неожиданности весьма неграциозно сел на пятую точку.

Координатору верховного секретариата – яргену Краутминту. Сверхсрочно. Совершенно секретно, код «альфа два ноля»

Прибывший в мое распоряжение агент Раплинт из сектора Варлан-пять оказался предателем. Он похитил субъекта ХХХ и скрылся в неизвестном направлении. Обстоятельства дела выясняются.

Резидент сектора Сирклан-три эстин Бергиамант

Семь тысяч триста двадцать девятый цикл от великого исхода, пятьдесят второй день второй четверти

Резиденту эстину Бергиаманту, сектор Сирклан-три. Срочно. Совершенно секретно, код «альфа ноль»

В связи с провалом операции по захвату субъекта ХХХ и преждевременным обнаружением себя на планете требую немедленного начала первой стадии ПРОЕКТА своими силами.

В ходе проведения операции вам надлежит строго исполнять инструкцию Дс-5782, утвержденную на заседании Верховного конверса. С момента получения и до полного окончания всех действий по ПРОЕКТУ она становится вашим основным законом.

О ходе выполнения докладывать не реже одного раза за декаду. Дополнительные ресурсы в ваше распоряжение предоставят через четверть цикла.

Дело Раплинта передано в ведение высшего Трольда. Эмиссарам, находящимся на базе, немедленно приступить к расследованию.

Координатор верховного секретариата – ярген Краутминт

Семь тысяч триста двадцать девятый цикл от великого исхода, пятьдесят второй день второй четверти

– Как наша пациентка? – поинтересовался лорд Эрпониас у главного врача столичной клиники полковника Гергиаса.

– Не будь у пострадавшей биоконга, живой вы бы ее не довезли. Сейчас у капитана есть неплохие шансы на быстрое выздоровление. А вторая девушка, которая не отходит от Нересы, ее сестра?

Лицо начальника медицинской службы выражало явную заинтересованность.

– Почти. – Лорд решил не вдаваться в подробности.

– Где вы нашли такую красотку? Глянешь – и настроение поднимается. – Объемное изображение доктора свидетельствовало о его неравнодушном отношении к той половине человечества, к которой он не принадлежал.

– Мне показалось, что поднимается у тебя не только настроение, – усмехнулся Эрпониас. – Учти, девушка под нашей опекой. Проходит по очень серьезному делу.

– А вдруг у нас любовь нечаянно нагрянет?

– Тогда рекомендую держаться от нее подальше. Она замужем, и с ее супругом я бы никому не советовал ссориться. Если он нечаянно нагрянет…

Эрпониас выключил дитезер. Три дня прошло после неудачной операции возле заброшенной шахты. Все службы «Тихого совета» и штаба стратегического планирования находились в состоянии повышенной боевой готовности. Войсковые подразделения планеты были переведены на казарменное положение, усилена охрана ключевых объектов Леверта и островов. Практически весь космический флот Брундагака обшаривал звездное пространство системы, но ничего обнаружить так и не удалось.

И это вселяло еще большую тревогу. Неизвестный враг, похитивший Танцора и Крадуса из-под носа самой оснащенной спецслужбы Брундагака, мог находиться рядом. Ведь ни единый сигнал не потревожил многочисленных электронных операторов, спокойно пропустивших пришельцев к столице, несмотря на современнейшую технику обнаружения, которой было нашпиговано пространство планеты.

«Как можно воевать с противником, которого не видишь?» – Эрпониас ждал сообщения от своего коллеги из отдела стратегических разработок. Тот пообещал к вечеру предоставить оперативникам отчет своих людей, которые исследовали каждый сантиметр почвы в зоне появления четырехруких пришельцев.

Однако дождался Эрпониас совсем другого известия.

– ЧП по уровню «два» на северной окраине столицы, – спокойным голосом доложил адъютант. – Внезапный ураган огромной разрушительной силы уничтожил пять кварталов.

– Отдел стратегических разработок?

– Надземную часть сровняло с землей, но бункеры уцелели.

– Соедините меня с майором Жедриасом…

Полковник отправил группу майора на место происшествия. Долгожданный отчет придет не скоро, если придет вообще. Зато теперь полностью отпали все сомнения по поводу интереса к планете Брундагак со стороны неизвестных сил. Случайностей такого порядка не бывает. «Похоже, не только Танцор был вам нужен. Значит, работы у оперативного отдела прибавится».

– А я говорю: лежи и не двигайся! – Егоса слегка повысила голос. – Врач прописал полный покой.

– Откуда ты взялась на мою голову?! Кто тебе дал право мной командовать? – Несмотря на слабость во всем теле, Нереса не могла позволить кому-либо устанавливать правила в ее палате. – Кто тебя просил за мной ухаживать?

– Я тоже не просила меня спасать. Но раз ты это сделала, теперь мучайся. Потому как сейчас моя очередь помогать.

«Угораздило же меня получить в подопечные эту девчонку. Мало того что она бездумно кидается под пули, так еще и пытается навязывать свои правила. Вот и стремись на почетную работу, чтобы какая-то соплячка испортила тебе настроение. Ненавижу!» Нереса усилием воли подавила готовую прорваться наружу вспышку гнева и перевела разговор в другую плоскость.

– Ладно, помучаюсь, такова наша женская доля. Не знаешь, долго еще меня тут будут держать?

– Пока не поправишься.

– И когда они прогнозируют это великое событие? – с плохо скрываемым сарказмом спросила «мученица».

– Главный врач с гадкими глазками, – брезгливо поморщилась Егоса, – считает, что не раньше чем через неделю.

– Дались тебе его глаза! – отмахнулась Нереса. – В мужчине не это главное.

– Я знаю, но человек с таким взглядом не может быть хорошим. Он же не смотрит, он с меня одежду снимает. И такое ощущение, что вместе с кожей.

– На то он и врач, – в отместку за навязчивую заботу герцогиня решила поддразнить Егосу, – обязан видеть внутренности пациентов.

– Кобель он, а не врач, – вспыхнула девушка. – Слышала бы ты, какие он сальности отпускал, когда тебя осматривал. Так и хотелось чем-нибудь тяжелым по его лысой голове заехать.

– Он посмел насмехаться надо мной, пока я была без сознания?

– Ага. Да еще в таких выражениях… У меня язык не поворачивается их повторить.

– Напрасно он это сделал, – тоном, не предвещавшим ничего хорошего, с расстановкой произнесла герцогиня. Она на минуту задумалась, а затем, видимо что-то решив для себя, уже веселее заметила: – А насчет мужиков… Все они кобели, это ты правильно сказала. Одни в большей степени, другие – в меньшей.

– А вот и неправда! Мой муж совсем другой.

«Жаль, мне так и не удалось это проверить», – подумала про себя брюнетка и, нарочно провоцируя девушку, спросила:

– Откуда ты знаешь? Чужая душа – потемки.

– Я это чувствую. – Тон, которым были произнесены слова, не допускал возражений. Тем не менее Нереса не отступала.

– Тебя ни разу не подводили чувства? Но как тогда ты можешь объяснить случай со своим «побегом»?

– Мои ощущения тут ни при чем. Меня нагло обманули.

«Логика железная», – отметила капитан оперативного отдела.

– А вдруг и он обманет?

– Он не способен. Так говорит моя душа. А если и ей не верить, тогда зачем жить? – печально вздохнула Егоса.

Слова девушки больно кольнули давно заледеневшее сердце сотрудницы оперативного отдела, напомнив ей другую женщину, единственного человека, которого Нереса по-настоящему любила и которого у нее отняли в десятилетнем возрасте. Мама Нересы рассуждала точно так же, практически слово в слово.

– Что нового слышно в городе? – дрогнувшим голосом спросила пациентка.

– Говорят о необычном урагане на окраине города. Сегодня оттуда привезли много раненых.

– Над каким районом пронесся ураган?

– Где-то на севере.

Отделение клиники, в котором находилась Нереса, обслуживало не совсем обычных больных. Сюда, как правило, доставляли пострадавших, работающих в секретных службах Леверта. «Отдел стратегических исследований, – сделала заключение герцогиня. – Странно. Ураган в столице? В зоне умеренного климата?»

Выводы напрашивались сами собой.

Дверь, которую чуть было не открыл Магин, предназначалась как раз для тех случайных посетителей, кто не имел права находиться на герийской базе высшего приоритета, но каким-то невероятным образом туда проник.

– Тут герийским языком написано: «Не влезай, убьет!» – Попугай отчитал землянина, расшифровав символы на злополучной двери.

Затем в течение десяти часов ученая птичка подробно знакомилась с настенной каллиграфией. За это время Магин успел выспаться за все дни прошедших скитаний и на несколько дней вперед. Наконец птичка закончила чтение и разбудила его для проведения экскурсии.

– База номер один является центральным пунктом управления. Отсюда можно попасть в любую точку Земли.

– Хочу в Москву, и как можно быстрее, – на одном дыхании выпалил «путешественник по неволе».

– Не спеши. Думаешь, это просто? Сначала нужно активировать все системы, подзарядить порталы…

– Кстати, о подзарядке. Ты случайно не узнал, чем тут гостей кормят?

– Опять за свое! – Попугай демонстративно закатил глаза. – Ты же спал! Неужели во сне проголодался?

Игорь чуть не высказался по поводу того, что он, в отличие от киборгов, нуждается в нормальном трехразовом питании, но вовремя спохватился. Наступать лишний раз на больную мозоль другу не хотелось, даже случайно.

– Тебе хорошо говорить, а я, пока завалил четырехрукого монстра возле заброшенной шахты, все свои калории потратил. Знаешь, какие сейчас песни исполняет мой желудок?

– Какие? – снисходительно спросил ученый.

– Детские.

– Не понял, – искренне удивился Радар.

– У нас есть много интересных куплетов для подрастающего поколения. Мне сейчас наиболее близок мотивчик песенки, в которой «остались от козлика рожки да ножки».

– У вас на таком материале воспитывают детей? – Теперь негодовала птичка.

– Жизнь – штука суровая, а волкам тоже кушать хочется. Поэтому пусть уж лучше к ним на обед попадет невоспитанный козел, который бабушку не слушался. И хищникам польза, и детям наука, чтоб старших уважали. Одним выстрелом сразу двух зайцев.

– Видать, ты действительно сильно проголодался. То ему козла подавай, то зайчатину. Сразу предупреждаю: мы, киборги, существа безвкусные и низкокалорийные. К тому же пищевой автомат здесь тоже имеется. Он начнет работать сразу, как только ты разбудишь базу.

– А у меня получится? – засомневался Игорь.

– Могу утверждать с пятидесятипроцентной вероятностью.

– Откуда такие цифры? – опешил Игорь.

– Ну, так вариантов всего два: либо заведется, либо нет.

– Благодарю за исчерпывающее объяснение. Куда идти?

Магин снова стал ведомым у попугая – теперь уже на своей собственной планете. Правда, место, где оказались путешественники, было настолько необычным, что сейчас им позавидовали бы самые крутые агенты имперской разведки.

Один из таких агентов, точнее – бывших агентов, готовил в это время сюрприз огромной разрушительной силы для любого непрошеного гостя, который рискнет явиться на Землю через портал базы номер два. Сам Раплинт не особо надеялся воспользоваться этим пересыльным пунктом, но все же не желал своими руками уничтожать последнюю возможность. Если циклов пятьдесят про него никто не вспомнит, можно будет попробовать отправиться на какую-нибудь отдаленную планету Империи. Совсем другое дело, если нежеланный гость, посланный Бергиамантом, попытается наведаться и закроет единственный известный аадаванским шпионам быстрый путь на Землю. Взрыв уничтожит портал, а заодно сообщит Раплинту о том, что про него не забыли.

– Добро пожаловать, гости дорогие, – сказал минер по окончании работы. – Теперь только от вас зависит, останется на Земле дверь в космическое пространство открытой или будет запечатана наглухо.

В отличие от Брундагака, на третьей планете Солнечной системы Империя Аадавана имела единственную базу, способную доставлять агентов. Этот сектор космического пространства считался одним из самых отдаленных от центра, а потому и бесперспективным. Если бы не заброшенная база герийцев, случайно попавшая в поле зрения имперских разведчиков, вряд ли кто-нибудь на Аадаване узнал бы о существовании небольшой планетки с цивилизацией, достигшей четвертого уровня развития. В секторе Варлан-пять такая планета оказалась одна. Имелось еще с десяток, где жизнь только зарождалась, и три звездные системы с признаками погибших или деградировавших цивилизаций, поэтому в данном секторе не было резидентского центра и работал всего один агент в качестве наблюдателя.

«Что ж, надо переходить на легальное положение. Документы, квартира, работа». Не так давно Раплинт узаконил свое существование в Москве. Этому в большой степени способствовало усиление борьбы с мировым терроризмом, приведшее к ужесточению всяческого контроля. Встречи со столичной милицией ни к чему хорошему, кроме финансовых убытков, не приводили. И это в лучшем случае. В худшем же приходилось использовать усыпляющий газ, стирающий целый час человеческой памяти.

Двухкомнатная квартира на девятом этаже недалеко от того самого парка, где находился вход на базу герийцев, являлась собственностью некоего Морганова Никодима Васильевича – сорокапятилетнего пенсионера, капитана третьего ранга запаса, служившего ранее на Тихоокеанском флоте. Такой человек действительно существовал еще три года назад, но благодаря стараниям Раплинта сначала опустился на социальное дно, а затем исчез. Понятное дело, искать его не стали. Когда человек живет только для себя и ему глубоко начхать на собственное существование, то другим он не нужен и подавно.

По легенде Никодим Васильевич летом обитал на даче, а в остальное время пропадал на заработках где-то за границей. По крайней мере, так считали его соседи по лестничной площадке. Коммунальные платежи Морганов платил исправно, соседей снизу никогда не заливал, а сверху их просто не было, потому как на крыше его девятиэтажного дома кроме полудомашних котов да иногда залетающих городских голубей никого не наблюдалось. При подобных обстоятельствах претензий к молодому пенсионеру не возникало.

Раплинт наивно полагал, что в доме его никто и не узнает, когда с двумя чемоданами входил в подъезд. Однако первая же женщина, столкнувшаяся с агентом возле лифта, сразу опровергла эту точку зрения. Зинаида Петровна не зря раньше работала секретаршей директора режимного предприятия. Глаз на состоятельного холостого мужчину у нее был, что называется, пристрелян.

– Никак из отпуска вернулись, Никодим Васильевич? – Она даже имя запомнила.

– Да, вот приехал.

– А поговаривали, вы на даче пропадаете? Загорели-то как!

В горячке побега аадаванец не успел нанести осветляющий грим и сейчас действительно выглядел как вернувшийся с юга отпускник. На Брундагаке цветом кожи он не отличался от жителей Леверта.

– С дачей решил расстаться, – тут же сориентировался Раплинт. – Времени отбирает много, а толку никакого.

– Правильно, правильно, Никодим Васильевич, – продолжала тараторить женщина уже в лифте. До нечаянной встречи Зинаида выходила из подъезда, но тут она посчитала своим долгом проводить бывшего военного до его квартиры. Вдруг пригласит? – Горбатишься-горбатишься на этой даче, а урожая никакого. Я свою давно забросила.

Бывший агент Империи остановился возле двери квартиры и принялся нарочно долго копаться в карманах в поиске ключа, надеясь, что сопровождающая вспомнит о своих делах. Однако планы Зинаиды Петровны изменились кардинальным образом еще на первом этаже.

– У вас, наверное, и поесть-то нечего, да и прибраться не мешает. Вы пока будете вещи раскладывать, а я на скорую руку чего-нибудь приготовлю. Давайте ваши ключи. Я открою.

Звенящая связка перекочевала в женские руки, а озадаченному скрывающемуся агенту оставалось только войти за дамой в собственную квартиру. «Как ей удалось из десяти ключей выбрать именно тот, который подходит двери? С первого раза! Даже я их путаю!»

– Вы пока примите душ, а я сбегаю в магазин. Чтобы вас лишний раз не беспокоить, ключи возьму с собой. Я скоро, не скучайте.

Дверь захлопнулась прямо перед носом Раплинта, который в последний миг попытался задержать соседку. Но разве существует на свете сила, способная остановить русскую женщину, стремящуюся к своему счастью?

1 2 3 4 5 ... 7 >>