Николай Викторович Степанов
Магистры пятого знака

– Ладно, поговорю со своими. Через неделю у Маринки как раз отпуск. Ты, главное, сам никуда не исчезни.

– Постучи по дереву, не то сглазишь.

Ближайшее дерево оказалось на другой стороне улицы, и мы попросту поленились к нему идти. Зря, наверное.

Дома, как обычно, в дверях меня встретила Кристя. Ее ласковое мурлыканье наполнило комнату своим звучанием, добавляя в холостяцкое жилье тепло и уют. Кибернетическую кошку мне подарила мама, когда закончилась эпопея с фирмой Zolkossst.

– Игрушка не заменит живую душу, но с твоей постоянной занятостью настоящую зверушку ты просто угробишь. Пусть хоть кто-то за тобой присматривает,– укоризненно сказала она, намекая на мое семейное положение в этом мире.

Вот ситуация! Даже самому близкому человеку на земле я не мог рассказать о своей любимой девушке и еще о многом, что произошло со мной после приобретения пятиугольной родинки.

Кошку я назвал Кристей по имени любимицы своего тестя из сонного царства. Правда, животное Орфа, несмотря на кошачью внешность, было величиной с лошадь, но имя мне пришлось по вкусу.

Интересно, как они там, в Долине? За суматохой последних дней я редко вспоминал друзей из сказочного мира, где проживают волшебники и колдуны, лерхи и берты, а также многие другие симпатичные и не слишком симпатичные обитатели. Мир с необычным названием – Долина проклятых звонарей – прочно поселился в моей душе, часто напоминая о себе в снах. По-другому и быть не могло. В том мире я считался почти женатым человеком, и моей нареченной была принцесса сонного царства Долины – места, куда обитатели далекого мира попадали лишь во сне. Вот уж действительно необычайная в квадрате. Эту девушку с обворожительной внешностью, ярким темпераментом и доброй душой звали когда-то Ипсоной, но потом с моей легкой руки – просто Сонькой. Волею судьбы или турбулентным потоком магической энергии ее перенесло из царства сна в унылую местность с таким же невеселым названием – Гиблые пески, где я имел честь с ней познакомиться.

До чего же увлекательное было времечко! А какие люди меня окружали! Вспомнишь – сразу проникаешься невольным уважением к собственной персоне. Тут тебе и король двух королевств Эльруин (лучший друг, между прочим), могучий маг-телохранитель Аргизол, ведунья Гарпина, она же чертова бабушка, она же самый большой авторитет у нечистой силы. Я уже не говорю про Унга – лучшего бойца Тангора, подарившего мне тангорскую технику владения мечом и искусство превращать любой дискообразный предмет в грозное оружие. А мохнатый Гроу вообще считался божеством в своем мире. Может, из-за этого и покинул его, перебравшись в Долину.

Как же мне их порой недоставало! Особенно моей принцессы.

Отец Соньки, Орф, компанейский мужик и большой любитель крепких напитков и крепких объятий, не раз помогал в трудных ситуациях. А какие он застолья устраивал – чудо! Самое удивительное в них то, что можно было спокойно не пропускать ни одного тоста, которых хозяин знал немало, а после его небрежного движения рукой хмель покидал организм вместе с головной болью. Воспоминания накатились лавиной, я застыл в прихожей, мысленно вороша недалекое прошлое.

Кошка была недовольна тем, что ей не уделяют достаточно внимания. Она принялась тереться об ноги, напоминая хозяину о своем присутствии и о причитающемся лакомстве. Я взял пушистую игрушку на руки и отправился на кухню.

Кибернетическое создание не нуждалось в пище или другой подзарядке. Пара часов, проведенных на солнышке, восполняла недельный запас энергии киски. Однако создатели игрушки постарались сделать ее максимально похожей на настоящую кошку: она любила сидеть на коленках, мурлыкала, когда ее гладили, и выпрашивала угощение, представляющее собой небольшие шарики с каким-то электронным наполнением. Что находилось внутри «кошачьего корма», я не знал, но это позволяло «животному» расти: увеличиваться не только в размерах, но и наращивать дополнительные блоки памяти, совершенствовать собственное программное обеспечение.

В комнате раздался звонок телефона.

– Да, слушаю вас.

– Привет. А я знаю, какая девушка тебе нужна...

Я не дал договорить таинственной незнакомке, положив трубку на место, и сразу отключил аппарат. «Опять начинается! Два дня, как сменил номер,– и опять „засекли“. Ну и дамы! Их бы энергию – да в мирных целях. Тогда и электростанции не понадобятся. Где же от них спрятаться?» Мысли воспроизвели отрывок вдохновенной речи Куронина.

Угостив любимицу очередным ужином, я заказал по сети билет на Луну. Валерка прав, зачем откладывать в долгий ящик испытание яхты? Завтра пятница, впереди целая неделя безделья – врач настоятельно рекомендовал сделать небольшой перерыв в тренировках. Почему бы не опробовать новую собственность в деле? Словно почувствовав, что хозяин собирается покинуть дом, Кристя издала жалобное мяуканье.

– Не волнуйся, и тебя с собой возьму.

Игрушка успокоилась, удобнее устроилась на коленках и завела свою излюбленную песню.

Боль в локтевом суставе оказалась последствием растяжения связок, и Федор Степанович, наш спортивный врач, посоветовал недельку не поднимать ничего тяжелее стакана.

– Во избежание осложнений лучше перестраховаться. У тебя же нет запасной конечности? – сказал он, выписывая временное отстранение от тренировок.

Еще одной руки у меня не было.

Засыпая под успокаивающие мурчащие звуки, в который раз похвалил себя за то, что не стал корректировать программу животного, как советовали многие. Мы с Кристей привыкали друг к другу медленно, она подстраивалась под ритм жизни в квартире, изучала привычки хозяина. Но принимала далеко не все. Как истинная кошка, Кристя имела характер ласкового, но независимого питомца.

– Что опять случилось? – недовольно спросил я, очутившись в темной комнате перед огромными горящими глазами.

– Извините, что беспокою. Вам письмо,– робким голосом отозвался страж нашего сонного пространства, которое Сонька в свое время назвала пустошью.

– Мне? Интересно, от кого?

– Подписано неким Орфом.

– Ладно, давай посмотрю,– я был заинтригован.

Конверт раскрылся прямо перед глазами, и только лист бумаги светился в кромешной темноте.

«Привет, зятек! Надеюсь, мое послание найдет адресата и ты прочтешь эти строки.

В Долине сейчас все тихо и спокойно, даже скучно становится. Вот от этой скуки меня и потянуло в пещеру Предсказаний. Сидел бы уж лучше дома! Но содеянного не воротишь. Так вот, видел я там одну картинку, тревожные мысли навевающую. Будто черный луч вырвался из цепей и устремился навстречу белому. А тот белый луч в сопредельном пространстве светил. Так что, судя по всему, получается, что это ты. Кто черный – тоже догадаться несложно, он из нашего мира исходит. Пытался я место встречи вашей разглядеть, но ничего не видно, даже в Сумеречной зоне не просматривается. А говорит сие либо о сроке дальнем, либо о пространстве неведомом, от наших обоих миров сильно удаленном. Своих домашних я волновать понапрасну не стал, все равно ни Сонька, ни, тем более, ее второй благоверный ничем помочь не смогут. Ларик снова в гипсе, изобретатель неугомонный, так что у твоей жены дел хватает.

Эльруин недавно женился. Ему пришлось восемь законов изменить и парочку новых принять, чтобы получить законное право взять в жены Хакису. Единственный человек, с кем я поделился своей тревогой,– бабка Гарпина. Тебе от нее большой привет, призывает быть начеку и не пугаться супостата. В общем, ты мужик взрослый – разберешься.

За сим прощаюсь. Второго сообщения не жди, и это с огромным трудом удалось отправить. Береги себя. Занесет в наши края – не премини заглянуть. Крепко обнимаю.

Орф – царства сонного повелитель».

– Плохие новости? – участливо поинтересовался страж земных снов, заметив легкую дрожь, пробежавшую по телу после прочтения слов «крепко обнимаю».– Надеюсь, с Виолеттом Акадеонычем все в порядке?

– Все нормально,– начальственным тоном ответил я.– Обычная заграничная переписка. Ты молодец, оперативно сработал. Приятно, когда специалист находится на своем месте.

– Да что вы,– засмущался он.– Мне нравится работа, и я стараюсь вкладывать в нее всю душу.

– Ну что ж, за этот участок границы можно быть спокойным. Продолжай в том же духе, а мне пора.

Ущипнув себя за руку, я проснулся. Рассвет чуть брезжил за окном, Кристя, свернувшись калачиком, лежала на своем любимом коврике. Почувствовав пробуждение хозяина, она приподнялась, потянулась, грациозно выгнув спину, и прыгнула ко мне на кровать. Мягкое мурчание заполнило тихую комнату.

Неужели Черному призраку удалось сбежать от Чакры? Насколько мне было известно, живым от судьбы-злодейки еще никто не уходил. Правда, чародей, которого в Долине проклятых звонарей звали не иначе как рыцарь смерти, или Черный призрак, вряд ли имел возможность умереть. Хотя при хорошей жене...

Мой последний визит в Долину закончился под звон свадебных колокольчиков. Чакра – живое олицетворение судьбы-злодейки – выбрала себе нового супруга и отправлялась с ним в медовый месяц. На этот раз избранником оказался рыцарь смерти, хотя первым кандидатом на должность мужа бородатой старушки числился именно я. Пришлось срочно проводить рекламную кампанию и аргументированно объяснять – не все то золото, что блестит. А поскольку мне тогда все же удалось доказать привередливой невесте превосходство черного цвета над остальными, у Черного призрака имелись веские основания поквитаться со своим благодетелем. Мы и раньше с ним, мягко говоря, друг друга недолюбливали, а после случая с его «удачной» женитьбой я был уверен– при встрече он вряд ли будет благодарить за сватовство.

Может, не лететь сегодня на Луну? А толку-то? В прошлый раз Черный призрак и на Земле меня прекрасно достал. «Нет, из-за пустяков Воронцов решений не меняет»,– твердо сказал я себе, проникаясь невольным уважением к собственной персоне.

На Марсе проживала моя тетка, Фелиция Никодимовна. Своеобразная женщина! Она была всего на пять лет старше, но при встрече постоянно пыталась учить меня, своего племянника, премудростям жизни. Однако, в отличие от Куронина, у нее этот процесс происходил без присущего в подобных случаях занудства – весело и непринужденно. В нашей семье мамину сестру все любили и частенько ставили мне в пример. Еще бы – в свои тридцать три года она уже третий раз была замужем и растила троих детей. Причем со всеми мужьями у нее сохранились прекрасные отношения.

Тетя Феля никогда заранее не предупреждала о своих визитах к нам, поэтому я тоже решил приготовить сюрприз. Через два часа после прибытия в космопорт мы с Кристей получили разрешение на взлет.

– Здравствуйте, хозяин. Персональный электронный мозг космической яхты «Одиссей» приветствует вас на борту. Согласно указаниям, полученным от навигационной службы космопорта, наш старт состоится через двадцать минут. Прошу вас пройти в капитанскую рубку.

– Это куда? – спросил я.

– Следуйте по световым указателям зеленого цвета.

Мы с Кристей направились по коридору, освещенному зелеными лампочками.

Рубка представляла собой шестигранное помещение с куполообразным потолком. Верхняя часть каждой грани являлась экраном, показывающим полную панораму космопорта. Когда я разместился в кресле, к нему тут же подкатился центральный пульт управления, находившийся до этого возле одной из стенок. Единственная ножка своеобразного столика зафиксировала аппаратуру с помощью вакуумных присосок.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 18 >>