Николай Викторович Степанов
Возвращение Танцора

Глава 2
ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОГО С ПОПУГАЕМ

Центральный пульт управления герийской базы находился за той дверью, к которой Магин подошел бы в последнюю очередь – она, в отличие от других, была выкрашена в ярко-красный цвет.

– Нам сюда. – Попугай приземлился на плечо землянина. – Если тебе удастся ее открыть, считай – дело сделано.

На словах все просто. Однако, как только Игорь попробовал открыть дверь, резная ручка плотно обхватила его запястье, превратившись в наручник.

– Эй, мы так не договаривались! – запротестовал он, догадываясь, что последует дальше.

Легкие уколы в ладонь подтвердили предположения. Парня снова проверяли по крови. «Ни тебе ключей, ни кодовых замков. Сделали анализ – и вперед! Или прошел, или не прошел, как на медкомиссии в военкомате. Правда, там особо не привередничают. „Годен!“ – и все тут.

То ли оборудование было устаревшим, то ли анализ проводился с пристрастием, а может, просто механизмы заржавели и не желали пропускать редкого в сих краях гостя, но Магину в ожидании результатов идентификации пришлось постоять в заточении минуты три. Наконец дверь смилостивилась, раскрыв наручник и освобождая проход. В тот же миг освещение возле лифта стало более ярким, и возникла легкая вибрация, сопровождаемая негромким гулом.

– Вот так просыпается древняя технология, – благоговейно прокомментировал происходящее ученый. – Тебе не страшно?

– Пожалуй, нет. Просто странно чувствовать себя будильником, да и вампирские наклонности герийского оборудования, честно говоря, настораживают. Неужели нельзя было придумать чего-нибудь попроще?

– Чтобы каждый, кому не лень, смог воспользоваться их богатством?

«Кстати, о богатствах, – отметил про себя Игорь. – Надо поискать здесь какие-нибудь ценности, чтобы хватило на ремонт сгоревшей квартиры».

– Что нам делать дальше? – спросил человек и выжидательно посмотрел на птичку. Ответ прозвучал откуда-то сверху, причем на русском, а не на брундагакском языке.

– Подойдите к главному дисплею. Занесите полную информацию о новом пилоте в центральный мозг системы. – Чтобы землянин не заблудился, на полу появились светящиеся зеленые стрелки.

– Приглашают прогуляться, – перевел Магин попугаю. – Желают с нами познакомиться поближе. Может, уйдем, пока не поздно? Вдруг у них следующим этапом препарирование живого человека? Ты же знаешь, я впечатлительный, могу не выдержать.

– Отступать поздно. Кто их знает, что тут припасено для несговорчивых? Иди.

Игорь подошел к синему экрану, занимавшему треть дальней стены. Крадус на всякий случай перелетел с его плеча на один из шарообразных предметов, беспорядочно разбросанных в комнате.

– Прошу стоять спокойно и не делать резких движений, – снова раздался голос «хозяина неведомого».

«Как на флюорографии: „И не дышать!“, – подумал Магин, ожидая очередной каверзы от странного оборудования древней расы.

Однако ни шприцев, ни скальпелей, ни других медицинских инструментов, к которым он с самого детства не питал дружеских чувств, не появилось. Все ограничилось световыми эффектами: вокруг землянина возникло голографическое изображение куба, пронизанного тонкими лучами в трех ортогональных направлениях. Пространственная решетка пять раз уменьшала размер ячейки, вспыхивая при каждом изменении, а затем сетчатая копия фигуры Магина отделилась от оригинала и нырнула внутрь экрана. На этом световое шоу закончилось.

– Сканирование данных завершено. Будут ли распоряжения активировать систему базы под ваши жизненные параметры, Игорь?

«Не помню, чтобы я называл свое имя», – удивился Магин, но тем не менее ответил твердо:

– Да.

Получив подтверждение, система немедленно приступила к выполнению задания: усилилось дребезжание, а разбросанные шары начали трансформироваться, вспугнув Радара.

«Убраться бы отсюда поскорее. Но кто его знает, когда это станет возможным?»

– Процесс расконсервации систем жизнеобеспечения и транспортировки будет закончен через три часа, – ответил на неозвученный вопрос электронный хозяин. – Уточните координаты точки, где вы планируете создать временный портал.

Электронный мозг системы легко читал мысли человека, и Магин по этой причине почувствовал себя микробом под огромным микроскопом.

– Если пилот не желает телепатического контакта, почему он держит мысли открытыми?

– Потому, что мне никто не объяснил, как их закрывать! – раздраженно ответил Игорь.

– Прошу прощения. Я не учел, что вы из начинающих.

Лучевая сетка снова накрыла Игоря, на этот раз свет пульсировал фиолетовыми оттенками. После окончания сеанса обработки голос сообщил:

– Теперь вы сможете блокировать нежелательное вмешательство в свое сознание при любой ситуации.

Каким-то невероятным образом человек почувствовал это и сам.

– Что такое «временный портал»? – спросил он более уверенно.

– Точка на планете, куда может быть доставлен субъект. Временным портал называется потому, что существует в указанном месте в строго определенный момент: раз в сутки, раз в неделю или раз в месяц – согласно заданным параметрам.

– Это еще зачем?

– Чтобы субъект имел возможность в установленный срок вернуться на базу. Организация постоянной точки перехода требует огромных энергетических затрат и может привлечь ненужное внимание местного населения.

– А как выглядит этот временный портал?

– Без специальных приборов его обнаружить невозможно. Поэтому вам при себе всегда необходимо иметь талоскоп. – Перед Игорем появился серебристый диск диаметром с пятирублевую монету. Толщина у него отсутствовала. – Приложите прибор над правой бровью.

Диск без следа растворился в коже человека.

«Так я скоро сам в киборга превращусь», – подумал Магин, пытаясь нащупать хоть какие-то следы внедренного устройства.

– Скажите, а деньги на базе имеются?

– Зайдите в кладовую. Только учтите, запас местной валюты не пополнялся более тысячи земных лет. – Электронный хозяин на любой вопрос отвечал совершенно бесстрастно.

– Когда можно будет воспользоваться порталом?

– Через сутки вы сможете попасть в любую выбранную точку Земли, а через трое – на любую функционирующую базу космического пространства.

– Погодите, а к нам что, тоже могут нагрянуть любые гости?

– Нет, база первого порядкового номера допускает на свою территорию только пилотов и наблюдателей.

– А как же мой друг с крыльями?

– Он находился в контакте с пилотом в момент перехода, поэтому имеет статус доверенного лица. В присутствии пилота ему ничего не грозит.

– Что будет, если я отлучусь?

– Посторонний субъект потеряет статус и будет уничтожен.

«Строго у них тут. Особо не разгуляешься. Вот так придешь с каким-нибудь пилотом или наблюдателем, а тот возьми да отдай концы. И все, – грустно вздохнул человек. О пилотах он имел какое-то представление, поскольку, сам того не желая, попал в компанию тех, для кого „небо – наш родимый дом“. – Интересно, а кто такие наблюдатели? Нет, спрашивать не буду. Еще подумают: казачок засланный. Ничего не знает, ничего не умеет, а туда же… в пилоты пожаловал».

С момента посещения центрального пульта прошло чуть больше пяти минут, а обстановка вокруг изменилась кардинальным образом. Круглые комки преобразовались в предметы мебели, голые стены бледно-голубого цвета оделись в какие-то стильные обои, из потолка выросла люстра, пол укрылся ворсистым ковром. Магин на всякий случай поинтересовался содержимым платяных шкафов: в них, как и положено, находилась одежда. И мужская, и женская. Пещера Али-Бабы, да и только! Прямо бери и живи здесь.

Создать временный портал для новоявленного пилота не представляло особой сложности. Объемная карта Земли, транслируемая перед главным дисплеем, имела неограниченные возможности масштабирования. Сначала Игорь нашел на ней Европу, затем Москву, потом – знакомый парк и даже расщепленную надвое березу, возле которой любил посидеть на толстом пне. Сразу за деревом парень и разместил «дверь», способную в одно мгновение перенести его за тысячи километров и обратно. Интервал включения точки перехода был настроен ежесуточно на семь минут с пяти утра: в эту пору редко кто гуляет по лесу.

– Крадус, пошли в кладовую. – Магин обратился к своему другу по-брундагакски. – Мне многое нужно тебе рассказать по дороге.

Когда путешественники покинули центральный пульт, Игорь от удивления чуть не подавился воздухом: неизвестные символы, украшавшие стены помещения, вдруг стали ему понятны.

– Радар, надо побыстрее делать отсюда ноги. Еще пара экспериментов с моей психикой – и я поссорюсь с собственной головой. Вон дверь, на которой написано «Кладовая». Поправь, если я ошибаюсь.

Попугай разинул клюв до неприличных размеров и смог произнести первое слово лишь внутри помещения, где все стены были заставлены шкафами, разделенными на множество квадратных выдвижных ящиков.

– Что они с тобой сделали?

– Что-то вроде вашего биоконга, только другим способом и в другом месте.

– В каком?

– Насколько я помню, биоусилитель в основном работает над телом своего носителя, а эти ребята из далекого прошлого предпочитают голову.

– Добавили программного обеспечения, как в компьютере? Да, вопрос о том, кто из нас в большей степени киборг, перестает быть шуткой.

В шкафу под общей рубрикой «Предметы из драгоценных металлов» Магин выдвинул несколько ящиков, обозначенных арабскими цифрами. «Неужели золото?! – подумал он, рассматривая блестящие диски разных размеров. – Интересно, сколько таких понадобится, чтобы отремонтировать двухкомнатную хрущевку?» Землянин выбрал ящик, где монет было больше и сами они крупнее. «Если от многого берут немножко, это не кража, а просто дележка», – вспомнил он стишок. Следуя поговорке «Держи карман шире», золотоискатель постарался этим «немножко» наполнить свои карманы доверху.

– Думаю, меня теперь можно считать состоятельным гражданином, – сказал Игорь, поддерживая брюки за пояс. – Ты когда-нибудь встречал монеты с дырочками? Гляди, тут в каждой по шесть отверстий.

– Может, они бракованные? Так возьми другие, выбор есть.

– Нет, мне эти больше нравятся, на них рисунок нейтральный. На всех остальных какие-то физиономии изображены. Не люблю.

– Тоже мне эстет выискался.

– Какой есть. – Игорь пожал плечами. – Осталось решить всего одну проблему.

– Только не упоминай про еду, – почти простонал попугай.

– Как скажешь. Но пополнить энергетические ресурсы одного из нас следует в самое ближайшее время. Видишь – у меня уже штаны спадают.

– От жадности они у тебя спадают, а не от голода. Ты набрал золота больше, чем сам весишь.

– Да ладно тебе. Спорим, тут и пяти килограммов не будет?

Зинаида Петровна относилась к тем женщинам, которые всю жизнь находятся в процессе поиска. Согласитесь, весьма нелегкое дело найти принца, удовлетворяющего строгим критериям отбора требовательной дамы, считающей себя на протяжении десяти лет вторым после директора человеком на важном оборонном предприятии, где через ее приемную за день одних генералов проходило штук по десять. Однако Зиночка трудностей не боялась. Четыре раза она регистрировала брак с подходящими, как ей казалось, кандидатами на должность ЕЕ ИЗБРАННИКА, но не проходило и недели, как наступало разочарование. Поиск возобновлялся с новой силой, причем без отрыва от выполнения супружеских обязанностей. Может, еще и поэтому фамилию Петровна никогда не меняла, оставаясь Жемчуговой все четыре раза своей замужней жизни.

Никодима Васильевича она заприметила в первый же день, после того как отставной военный приобрел квартиру по соседству. Это произошло два года назад, когда впервые за всю историю своих замужеств Зиночка рассталась с супругом до того, как нашла ему замену. Тот период вообще был одним из самых трудных в ее жизни. Во-первых, уволили старого директора, а новый оказался таким гадом, что решил сменить секретаршу. Во-вторых, она вплотную приблизилась к тому возрасту, когда «баба ягодка опять», а ей, как и всякой женщине, хотелось оставаться цветочком. Стройная фигура и художественный талант росписи по собственному лицу позволяли Зиночке держаться на высоте, но осознание невостребованности и на работе, и в личной жизни сильно ударили по психике.

И тут на горизонте появился статный мужчина, при деньгах, не пьяница, с какой-то невысказанной тайной в серых глазах. Прямо вылитый Джеймс Бонд в полном расцвете сил.

В тот раз дама несколько растерялась. И ведь была всего в двух шагах от цели и не познакомилась, а потом целых два года не могла поймать момент, чтобы застать соседа дома или в любом другом месте в пределах досягаемости. Поэтому сегодняшняя встреча возле лифта стала для Жемчуговой подарком судьбы, в который она вцепилась, как дикая кошка в выброшенную на берег рыбу.

В магазин за продуктами Зиночка идти не собиралась, у нее дома был трехкамерный холодильник, который редко пустовал. Первым делом женщина метнулась к зеркалу, чтобы проверить свою наступательную мощь. «Враг ошеломлен, теперь его нужно сразить наповал. А что может быть лучше превосходно выполненной боевой раскраски? Вперед, к мольберту!»

Совсем другое настроение сейчас было у Никодима Васильевича. «Забрала ключи. Наверное, сделает слепки, чтобы иметь доступ в квартиру. Неужели меня уже пасут? Но кто? Вряд ли Империя успела направить на Землю еще какого-нибудь агента. Неужели органы аборигенов заинтересовались? Если так, то это становится даже интересным. Надо будет сойтись с дамой поближе. Игра в шпионов внесет разнообразие в унылую жизнь отставного разведчика. Опять же, если пожалуют гости издалека, можно будет закрутить неплохую интригу».

Раплинт разложил свои вещи по шкафам, принял ванну, поскольку знал такой обычай земных жителей, и, переодевшись в домашний халат, включил телевизор.

– А вот и я, – раздался томный голос.

Внезапное появление незнакомца с попугаем посреди парка в столь ранний час было отмечено только местной дворнягой, откапывающей возле огромного пня припрятанную накануне кость. Собака хотела громогласно выразить недовольство нежданным вмешательством в ее частную жизнь, но в последний момент передумала. Лай мог привлечь конкурентов, а кому охота вместо тихого завтрака заполучить драку, результат которой может оказаться не в пользу законного владельца косточки.

– Да перестань же ты наконец жевать! – недовольно проворчал Крадус. – Скоро лопнешь. Угости вон лучше собачку, а то она на нас волком смотрит.

– Откуда вдруг такая любовь к животным? Сам жаловался, что какая-то псина чуть тобой не позавтракала, – Магин положил оставшиеся бутерброды прямо на пенек, перед мордой изумленной собаки.

Вернувшись после всего пережитого домой, Игорь пребывал в состоянии эйфории и был готов расцеловать первого попавшегося собрата по планете. Однако зубы встречающего не располагали к пылким лобзаниям. Пришлось ограничиться кормлением.

Крадус не разделял бурной радости землянина, он на чужой планете предпочитал вести себя осторожно:

– Потому и беспокоюсь. Сытый зверь на птичку вроде меня не позарится.

Рыжий пес не мог поверить в свое счастье, переводя глаза с угощения на удаляющегося человека и обратно. Однако приятный запах съестного быстро привел его в норму. С бутербродами было покончено в считаные минуты, а косточка вернулась на место. До следующего раза.

– Радар, тебе просто необходимо выучить русский язык, – продолжил разговор Игорь.

– Ты лучше скажи, что сделал с моим ретранслятором?

– Использовал вместо ключа на свободу из каменного мешка на вашем спутнике.

– Жаль. С ним я, конечно, не мог нормально говорить, но это даже и к лучшему: попугай, выдающий фразы сложнее, чем «попка-дурак», может вызвать ненужный интерес публики. Зато ретранслятор был отличным переводчиком для меня.

– Что сделано – то сделано. Снявши голову, по волосам не плачут. Или ты хотел снова оказаться в камере, но с ретранслятором? Там бы он тебе здорово пригодился. – Магин откровенно издевался. – Крадус, а когда ты бывал на Земле в образе человека, у тебя тоже имелся электронный переводчик?

– Да, и работал он без помех.

Ранние пташки, один из которых действительно являлся птичкой, а второй, постоянно подтягивающий спадающие брюки, служил насестом для первого, покинули парк и направились к пятиэтажному дому.

«А ведь без Маргариты Петровны меня в квартиру не пустят, я же там не прописан. Поди докажи, что ты ее племянник, а не какой-нибудь мародер. Что ж, придется ехать на дачу, – думал Игорь, разглядывая забитые фанерой окна. – Но все это потом. Сначала необходимо раздобыть денег. Кто там у нас интересовался золотыми вещами? Юрик? Интересно, он еще появляется у Катерины или нашел себе другую пассию?»

Юрий Пантелеев раньше работал в одном отделе с Магиным, однако быстро разобравшись, что инженерный труд особых доходов принести не может, переключился на другой вид деятельности. Месяца два назад он предлагал Игорю поучаствовать в своем бизнесе, но Магин был настолько далек от торговли, что отказался сразу. Расставаясь, Юрий то ли в шутку, то ли всерьез мимоходом сказал:

– Если случайно найдешь клад, не вздумай отдавать государству. Тебе не то что законные двадцать пять процентов не дадут, так еще и дело пришьют – не откупишься. А у меня все по-честному: беру десять процентов комиссионных, остальное твое.

Игорь тогда не придал никакого значения этим словам просто потому, что ни в ближайшей, ни в отдаленной перспективе не собирался заниматься кладоискательством.

Теперь же ситуация неожиданно изменилась. Клад приятно отягощал карманы, и нужен был только волшебник, который сумел бы превратить золото в деньги. Быстро и безопасно. «Придется заглянуть в общежитие».

– До открытия метро еще полчаса, можем не спешить, – объяснил человек попугаю свою медлительность.

– Ты куда собрался?

– Надо заглянуть к одному другу. Вот только тебя без клетки взять с собой не могу – лишние подозрения. А у меня даже документов никаких нет.

– Интересно, а расплачиваться в метро ты чем будешь – золотыми монетами, которые у тебя чуть не вываливаются из карманов?

Когда у тебя на руках целое состояние, вопрос о такой мелочи, как плата за проезд, как-то не сразу возникает в голове. А ведь именно мелочи обычно и губят самые великие проекты. Человек проверил «липучки» на заметно выпирающих мини-хранилищах золота и подтянул брюки.

«Все-таки придется заглянуть в квартиру Маргариты Петровны. Благо опыт верхолаза имеется. И, к счастью, не спилили яблоню, упирающуюся ветвями в смежный балкон. Главное – не разбудить соседей, если они вдруг вернулись с дачи».

Исполнять роль Тарзана с переполненными карманами – занятие нелегкое. Нужно постараться не свалиться самому и не потерять очень дорогую часть одежды. Если она покинет хозяина, то звон монет наверняка разбудит кого-нибудь из соседей, а утренний визитер, пробирающийся в квартиру через балкон в одних трусах, может вызвать у наблюдателей всякого рода подозрения. Кто примет за жулика, а кто решит, что это крадущийся к жене любовник, и тогда…

Только приобретенные на Брундагаке способности позволили Магину осуществить задуманное без происшествий. Соседей, скорее всего, дома не было, или они крепко спали. Игорь перебрался с одного балкона на другой и продолжил осваивать нелегкое ремесло домушника.

Тот, кто забивал окна фанерой, использовал короткие гвозди, которые еще не успели заржаветь, поэтому и вторая преграда не заняла слишком много времени.

– Молодцы, пожарники! Ты гляди, не так уж и много сгорело. Даже сервант почти целый. А кухня так и вовсе не пострадала.

Похоже, в «апартаментах» тети после пожара никого не было. Игорь не знал, как поступают в подобных случаях, но надеялся, что хотя бы проведут опись имущества, но, видимо, все отложили до появления хозяев.

Квартирант внимательно осмотрел помещение: в той комнате, где бушевало пламя, забили окна, входную дверь заколотили снаружи и, скорее всего, опечатали. А так все оставалось на прежних местах. Как ни странно, работал даже телефон.

– Диван, кресла, стол, сервант и телевизор, – перечислял Игорь предметы мебели, которые тетушке не суждено больше увидеть в своей комнате. – Добавим к этому пару ковров, сгоревшие обои, линолеум, люстру, шторы с карнизом и оконные рамы. Не так уж много.

– Ты чего себе бормочешь под нос? – недовольно поинтересовался попугай, поскольку человек разговаривал сам с собой на родном языке.

– Подсчитываю ущерб, чтобы при случае выставить счет ребятам из «Тихого совета».

– Ты собираешься вернуться? В тот ад?!

– А ты думал, я им прощу гибель Егосы? Девчонка только жить начинала… Закончу дела здесь, предупрежу родителей о длительной командировке и наведаюсь на Брундагак.

– Ты так рвался домой, а не прошло и дня, как собрался обратно.

– У меня на твоей планете остались неоплаченные долги, а я не люблю ходить в должниках.

– Как скажешь. Меня такая позиция устраивает полностью. Хотя в образе птички… – Радар задумался, не закончив собственную мысль. А чего было продолжать? И так все ясно. Одно дело – переживать временные неудобства, связанные с непривычным обликом, и совершенно другое – осознать, что это состояние на всю оставшуюся жизнь.

– Пойду в другую комнату. – Игорь не нашел слов, способных поднять настроение пернатого друга, и оставил Крадуса наедине с тяжелыми думами.

Спальня, в которой стояли платяной шкаф, комод, софа и кресло-кровать, практически не пострадала от огня, разве что обои вокруг двери отклеились из-за сырости.

Пиджак выходного костюма, в котором Магин ходил на свадьбу своей бывшей подруги, по-прежнему так и лежал на стуле.

– Чудеса! Никому ничего не надо! – воскликнул он, обнаружив в кармане паспорт. – А еще говорят: Москва – лидер по квартирным кражам. Хоть бы какую мелочовку утащили!

«Обиженный» погорелец окинул взглядом обстановку.

– А ведь действительно и взять-то нечего, – снова заговорил он сам с собой.

Переодевшись в более приемлемую для летней Москвы одежду, Игорь вышел на кухню.

– У тебя шампанского не осталось? – грустно спросил попугай.

– Нет. Ты в прошлый раз все выпил.

– Может, в магазин сгоняешь?

– Не получится. У меня из наличности только десятка, и та мелочью. А этого едва хватит на проезд в метро. Причем в один конец, – парень выглядел виноватым.

– Так займи у кого-нибудь.

– В шесть утра? Боюсь, соседи такой шутки не поймут. Да ладно тебе кручиниться, существуют и другие способы борьбы с депрессией.

– Наркотики?

– Что, я похож на сумасшедшего?

– Человек, который за мгновение осваивает чужой язык, любит по утрам лазить по деревьям и спокойной жизни на родной планете предпочитает потасовки с несимпатичными типами Империи… Нормальным я бы такого не назвал, – Радар произнес свою короткую речь тусклым голосом, абсолютно лишенным каких-либо эмоций.

Магин не на шутку рассердился:

– Тебя, кроме собственной пернатой персоны, еще что-нибудь волнует? Например, будущее твоей же планеты и те ящероподобные типы, которые собираются прибрать ее к рукам?

Попугай замигал своими глазками-бусинками и виновато посмотрел на землянина:

– На Брундагаке у меня не осталось ни родственников, ни близких друзей. Однако я готов пожертвовать своей птичьей жизнью, если это поможет сорвать коварные планы Империи. Только что мы с тобой можем?

– В одиночку – ничего. А ты подключи свою умную голову, начни использовать те связи, которые остались. Неужели не удастся найти людей, способных остановить агрессоров?

– Кто нам поверит?

– Одного такого человека я знаю. И, насколько помню, у нее обширные связи в преступном мире Брундагака.

– Геренписа? – Попугай, стоя на одной ноге, почесал когтем клюв. – А ведь у меня тоже найдется парочка знакомых ученых, к мнению которых прислушивается правительство. Когда отправляемся?

Взлохмаченные перья свидетельствовали о победе киборга над черной меланхолией.

– Сначала ремонт квартиры, а потом решение глобальных задач.

«Как в „Снежной королеве“: весь мир и пара коньков в придачу».

– Рогис не выходил на связь? – в который раз за последние два дня спросил Равос.

– Неужели ты думаешь, я скрыла бы от тебя такую важную новость? Полагаю, случилось нечто непредвиденное. Землянин умеет держать свое слово, – судя по встревоженному лицу Геренписы, этот вопрос беспокоил ее не меньше. – Я собираюсь наведаться к заброшенной шахте. Пойдешь со мной?

– Спрашиваешь! Когда? – сразу загорелся юноша.

– Дождусь одного важного сообщения – и отправимся.

После расставания с землянином Геренписа с Равосом остановились на окраине столицы в небольшом домике. Восточный район Рангоза являлся наиболее густонаселенным, поскольку сразу за ним начиналась промышленная зона. Рабочие, служащие и инженерно-технический персонал предприятий обитали в этой части города. В основном из-за низкой стоимости жилья и близости к месту работы.

Для скрывающихся от спецслужб беглецов восточный район являлся самым подходящим местом.

Учитывая способности юноши разбираться во всяческих механизмах и машинах, Геренписа приобрела ему обучающую программу подготовки к поступлению в технический университет.

– Когда-то меня заставили учиться, – объясняла она необходимость продолжить образование. – Человек, который это сделал, кроме отвращения, других чувств у меня не вызывает, но лишь за одно это ему стоит сказать спасибо. Готовься, в следующем году будешь поступать.

– А меня к экзаменам допустят?

– Не беспокойся, у меня остались неплохие друзья в университете.

Разговор состоялся два дня назад, и с тех пор парень не меньше десяти часов в сутки проводил за компьютером, прерываясь на прием пищи и физические упражнения на тренажерах. После знакомства со Стракусом и Рогисом юноша решил стать таким же сильным бойцом.

Вернувшись после тренировки и увидев Геренпису возле компьютера, он сразу спросил о последних новостях. Из головы Равоса не выходили мысли о судьбе землянина и говорящего попугая.

– Вот и почта пришла, – сообщила женщина. Радостная улыбка недолго задержалась на ее красивом лице. – К заброшенной шахте мы с тобой не поедем. Можешь почитать.

Блондинка передала парню ноутбук.

«Район шахты оцеплен войсковыми подразделениями якобы для проведения учений. Однако никаких маневров военных в этой зоне не наблюдается. Огромную площадь вокруг шахты накрыли маскировочной сеткой, не позволяющей получить визуальную картинку с воздуха. Все пространство нашпиговано помехообразующей аппаратурой, исключающей возможность использования сканирующих датчиков. Антигравы, направляющиеся туда, останавливают и подвергают тщательной проверке».

– Что может означать подобная секретность? – Геренписа задала вопрос скорее самой себе.

– В кино про Маргюса маскировочную сеть использовали тогда, когда сами еще чего-то не нашли, но очень не хотели, чтобы это первыми обнаружили другие.

– Твоя версия похожа на правду. Однако это мало что проясняет. Эх, не хотелось раньше времени обращаться к одному знакомому, да придется. Ты не мог бы завтра сыграть в свою любимую игрушку?

– Странг? Хотите поговорить с синим скорпионом?

– Да, и с тем парнем, что за ним стоит.

– А почему завтра?

– Говорить желательно так, чтобы тебя услышали. Сегодня я займусь подготовительными работами. Сначала надо обратить на себя внимание.

Геренписа подняла все свои связи в Миргаде, но никто из ее знакомых не хотел идти на прямой конфликт с внутренней разведкой «Тихого совета». Лишь двенадцатый звонок по дитезеру дал надежду.

– Есть один паренек в Северном текстроне, который берется за самую экзотическую работу, кроме «мокрых» дел, – сообщил ей глава привокзального клана Обергюс.

– Из новеньких? – снисходительно уточнила женщина.

– В наших краях он недавно, с островов прибыл, но по квалификации почти мастер. Я за свои слова отвечаю.

«Тоже бледнолицый, как Рогис, – подумала блондинка. – Хороший знак».

– Как с ним связаться? – спросила она.

– Две сотни угров – и он тебе позвонит через сутки.

– Четыре сотни, но чтобы звонок был через четверть часа, или сделка не состоится, – с подобной публикой Геренписа умела разговаривать.

– Дайте хотя бы час, – объемное изображение Обергюса состроило умоляющую гримасу.

– Тогда триста пятьдесят. Но смотри – ни минутой позже.

– Договорились, сделаю.

– Как только твой специалист со мной свяжется, я распоряжусь об оплате, – блондинка выключила дитезер и застучала по клавишам компьютера. Кое-какую информацию следовало уточнить.

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>