Николай Викторович Степанов
Магистры пятого знака

Глава 3
ПРОФЕССИЯ ДОСТАВАЛА

– Дай, че не жалко,– кто-то сзади дернул меня за руку.

Обернувшись, я сначала никого не заметил, но, опустив взгляд, увидел того самого бородатого карлика.

– Ты как здесь оказался?

Крогул стоял, склонив голову набок, и хитро смотрел на меня, как бы изучая. Борода и морщинистое лицо совершенно не сочетались с озорным, почти детским взглядом. «Странно. Он что, шел за мной всю дорогу или прятался где-то неподалеку?»

Коротышка был одет в самодельную обрезанную жилетку и шорты, едва доходившие до колен. Вместо обуви на ногах были прицеплены кожаные чехольчики, скрывающие только пальцы, и все же самым интересным предметом костюма являлся головной убор. Формой он напоминал ермолку, к которой неизвестно зачем пришили огромный помпон.

«Что ж ему дать-то?» – Рука полезла обшаривать собственные карманы. Кроме остатков завтрака Кристи, ничего обнаружить не удалось.

– Тебя как зовут? – протянул я шарик бородатому попрошайке.

– Ух ты, какой круглый! А еще есть? – он во второй раз решил проигнорировать мой вопрос. «Ладно, посмотрим, что будет дальше».

– Привет, Ухты. А меня зовут Серж. К сожалению, больше у меня ничего нет.

– Жадина! – он показал язык и растворился в воздухе. Это, я так понял, вместо «спасибо».

Вот тебе и «малыш»! Взял и исчез, не попрощавшись. Да еще обозвал напоследок. Милейшее создание!

Может, зря я сегодня вмешался? У малого явно проблемы с воспитанием, к тому же, обладая способностью становиться невидимым, он и сам легко мог спастись. Хотя, если быть до конца честным с самим собой, стоял бы на поляне недомерок или нет, парням в железе все равно бы досталось. Манерами они недалеко ушли от карлика, а мне после случая в пещере было достаточно искры, чтобы возгорелось пламя.

Раздумывая над необычной встречей в лесу, я добрел до водопада и остановился, любуясь красотой переливающихся на солнце струй. Влажный ветерок, шум воды и великолепный пейзаж благотворно подействовали на мое внутреннее состояние.

Стайки рыбешек, снующие в прозрачной речке, напомнили желудку о его обязанностях, которые тот последний раз выполнял сутки назад. Во мне сразу проснулся рыбак. Да вот беда – из всех снастей при себе имелись только руки – далеко не самое удобное средство для ловли чешуйчатых созданий.

Поковырявшись на берегу осколком камня, удалось откопать пару жирных червячков для наживки. Может, рыба здесь непуганая и ест прямо с рук? Раздевшись до плавок и прихватив с собой извивающуюся приманку, я смело полез в холодную воду. Голод – не тетка.

Откуда мне было знать, что мирные с виду обитатели столь живописного уголка природы предпочитают более крупную добычу. Мое вторжение представители речной фауны встретили беззвучным «ура», кинувшись к долгожданному гостю, как к родному. Какие там червячки, когда столько мяса привалило! Сразу вспомнился набег фанаток, но теперь, наученный горьким опытом, я не стал ждать, пока меня возьмут в кольцо. Берег-то совсем рядом. Попробуйте меня там достать!

Жадность – опасное качество, и прежде всего для самого жадины. Наиболее голодные хищники не отпустили свою добычу, даже когда она стремглав выскочила на сушу.

Ноги кровоточили, но по большому счету рыбалка удалась. Я стал счастливым (хоть и слегка покусанным) обладателем трех крупных экземпляров кровожадных особей. Получив легкое сотрясение мозгов, они сейчас загорали на солнышке, пока наживка зализывала многочисленные ранки на ногах.

– Негоже скупердяйничать,– донесся уже знакомый голос бородатого попрошайки.– А говорил – больше ничего нет.

Обернувшись, я снова увидел давешнего знакомого. Он уже натянул на себя мою водолазку, доходящую ему почти до пят, и держал под мышками по рыбине.

– Там,– указал я на речку,– их еще много.

– Значит, тебе точно хватит,– сказал он и снова исчез.

На месте третьей хищницы валялись только голова и скелет.

«Прибью гада! И плевать на то, что он значительно меньше ростом. Даже у ангелов терпение не безгранично, а про мое и говорить нечего».

Я принялся разрабатывать план поимки нахального попрошайки с воровскими наклонностями. Хорошо еще – джинсы не утащил. Вот эту деталь одежды никак не хотелось потерять. И кто ему разрешал третировать мирных путешественников? Издеваться над собой я не позволял даже в шутку. А тут натуральный грабеж среди бела дня. Что же мне так везет? На Земле дамочки рвали одежду, в Долине проклятых звонарей постоянно кромсали мои рубашки, здесь раздел какой-то карлик. Пора этому положить конец!

Для приманки решил использовать медальон Эльруина – мой талисман, с которым не расставался никогда. Он мне дважды спасал жизнь, надеюсь, и теперь не подведет. Труднее обстояло дело с ловушкой. Вблизи от меня крогул появился лишь в первый раз, когда выпрашивал «че не жалко». После второй встречи он вряд ли подойдет на расстояние вытянутой руки. Нужна веревка. Как назло, лиан, из которых можно было бы соорудить самозатягивающуюся петлю, в здешнем лесу не произрастало. Идея с замаскированной ямой также не подходила: выкапывая рыбью наживку, я убедился, что почва здесь на редкость плотная. Изготавливать капканы я не умел...

Оставалась надежда лишь на мою водолазку. Несмотря на плотное облегание тела, она умудрялась постоянно цепляться за любые, даже чуть-чуть выступающие части предметов. В квартире я редко мог не задеть дверную ручку или одежный крючок, если имел неосторожность пройти рядом, будучи одетым, как сегодня. Давно бы списал ее на тряпки, но материал был удивительно мягким и каким-то уютным, к тому же поразительно прочным. На крогуле трикотажная вещица висела свободно, а значит, были хорошие шансы на успех.

Наломав веток, я соорудил из них легкий шалашик. Узкий коридор при входе в жилище и являлся ловушкой, поскольку все сучки, торчащие под углом к стволу, были расположены так, что войти в домик можно было, что называется, по шерсти, а обратно – против. Сучья просто обязаны были сыграть роль крюков. Осталось только заманить воришку.

Внутрь самодельного строения я начал носить камни, якобы для сооружения чего-то, похожего на мебель доисторического человека. Ходил аккуратно, ни разу не зацепившись. И конечно, в один из очередных походов «совершенно случайно» обронил подарок Эльруина.

Медальон блестел в лучах заходящего солнца, первый раз расставшись со своим владельцем, который в это время усердно делал вид, что откапывает из земли очередной булыжник.

Бородатый воришка не заставил себя долго ждать.

– Твоя потеря – моя находка,– ехидно заявил он.– Гляди, как блестит.

Крогул начал медальоном пускать в глаза солнечных зайчиков. До чего же бесцеремонный тип! Я бросился к ветвистому сооружению. Коротышка, естественно, поспешил исчезнуть, злорадно помахав на прощание ручкой, но в этот раз удача от него отвернулась. Стенки плетеного коридора вцепились сучьями в невидимую водолазку. Или она в них? Для меня сейчас это было не важно. Незримая цель угадывалась по изогнутым прутьям и была схвачена за ноги.

– А чтоб тебе в муравейник провалиться! – завопил пойманный мужичок.– Это нечестно, ты действуешь не по правилам!

– Я так не думаю. Просто у каждого свои правила.

Крогул обрел видимость и сейчас смотрел на меня возмущенным взглядом безвинно пострадавшего.

– Как ты посмел ловить меня в лесу без единой железки в руках да еще невидимым?! Мухомор поганый, лишайник стриженый, короед беззубый! – Благородное негодование, сопровождаемое самыми страшными ругательствами, так и выплескивалось наружу.

– Отставить разговорчики! – гаркнул я ему в самое ухо, поскольку еще немного – и вместо звуковой волны по слуховому органу карлика могла пройтись ударная. От моего кулака.– Ты меня и так достал по самое «не могу». Что, остановиться не можешь?

– Конечно не могу,– крогул прикрыл ухо ладонью.– Работа у меня такая.

– Какая еще работа? – мне было не до шуток.

– Ты что, с неба спрыгнул? Я – крогул!

Как будто мне это хоть что-то объясняло.

– Я уже понял, ты – крогул. И что дальше? – проговорил я более спокойно.

– А профессия у нас – доставалы. Что угодно или кого угодно достать можем.

– Насчет второго – верю. Как насчет первого?

– Ты имеешь наглость сомневаться? – снова повысил голос коротышка.– Хочешь, доставлю сюда ожерелье принцессы Пиргии? За два дня.

– Ожерельем сыт не будешь,– с расстановкой заметил я.– Скажи лучше, куда мою рыбу дел?

– Так и будешь меня за ноги держать? – снова вопросом на вопрос ответил крогул.– Я признаю, что пойман. Можешь отпускать.

Среди ясного неба неожиданно прогремел гром, но мои руки хватку не ослабили.

– С какой стати? Теперь моя очередь издеваться. Не хочешь говорить, где рыбу спрятал? Значит, сейчас устроим рыбалку на живца. Угадай, кто из нас двоих станет приманкой?

Карлик посмотрел на меня, как на ненормального.

– Везет же мне на хозяев! Этот точно сдвинутый! Ему счастье привалило настоящего крогула изловить, а он... еще бы мечом начал гвозди забивать,– закончив причитать, карлик все-таки обратил свое милостивое внимание на меня: – Ты из какой провинции на мою голову свалился?

Так вот кто, оказывается, первый начал! Решив бить врага его же оружием, я тоже проигнорировал вопрос, взял нахала за руку и поинтересовался:

– В чем счастье? Наслаждаться обществом непричесанного и невоспитанного воришки?

– Как в чем?! Я теперь на целый месяц твой слуга и обязан выполнять все приказы хозяина. Гром слыхал? Это было подтверждение сделки. Чего хочешь заказывай,– я собрался еще раз напомнить про добытый кровью улов, но коротышка меня опередил.– Только не проси свою рыбу обратно. Из собственного желудка мне ее доставать не хочется. Хотя... могу, конечно.

– Не надо.

Я не торопился отпускать мужичка – вдруг обманет. А с другой стороны – что же мне его теперь так и держать все время?

– Хорошо,– вернув себе медальон, я разнял пальцы.– Принеси чего-нибудь поесть. Только побыстрее.

Крогул отошел на пару шагов.

– Принести не могу. Не по моей специальности. Я не носильщик.

Мне захотелось бросить в него чем-нибудь потяжелее, но подходящего предмета под рукой не оказалось.

– Продолжаешь доставать? – спросил я и сразу понял свою ошибку.– Приказываю достать мне жаркое из баранины, салат из помидоров и чай с сахаром. Быстро!

Бородатый мужичок молча развернулся на сто восемьдесят градусов и исчез. Четко сформулированные приказы он понимал.

Задав самому себе излюбленный вопрос «куда я попал и где мои вещи?», я начал анализировать сложившуюся ситуацию. Общая картина получалась вполне оптимистичная, поскольку положительных моментов в ней все же было больше, чем отрицательных. Пока.

А чего жаловаться? Погода отличная, пейзажи вокруг – хоть картины рисуй, питьевая вода – рукой подать. Даже кровожадность речной фауны относилась скорее к плюсам, нежели к минусам. Поймать такую рыбешку не представляло большого труда. Главное – вовремя успеть выскочить из воды. До того, как тебя самого съедят. Опять же нельзя сбрасывать со счетов и то, что планета населена людьми, а не зелеными человечками, и эти люди говорят на понятном мне языке.

Я уже понял, что снова угодил в то измерение, где действует магия, где колдуны и волшебники вполне реальны, а мое умение владеть мечом не будет лишним. Видимо, получив однажды по собственной глупости магическую родинку, я теперь обречен постоянно попадать в подобные переделки. Вспоминать о них потом – одно удовольствие. Гораздо сложнее объяснять друзьям и родным свое внезапное исчезновение и длительное отсутствие.

Правда, пока вопрос о возвращении даже не поднимался. Задавать его было некому. Да и некогда.

Единственное, в чем не было сомнений и что подсказывал опыт предыдущих путешествий в другие миры: если есть вход, то обязательно должен быть и выход. Но как быстро удастся его найти и что для этого придется преодолеть – сказать трудно. Ведь для чего-то же я здесь оказался?

В лесу раздался странный лязгающий звук. Сначала он доносился чуть слышно, но постепенно его громкость увеличивалась, и я решил спрятаться за дерево. Мало ли кто бродит в вечерний час по незнакомой местности?

Источником шума оказался не кто иной, как крогул. Водолазка и на этот раз сыграла с ним злую шутку, подцепив ковшик, сковородку, поварешку и еще кое-какую мелочь. Где промышлял бородатый воришка, можно было не спрашивать.

– Эй, хозяин, принимай работу! – коротышка поставил передо мной жаровню и открыл крышку.

Запах жареного мяса приятно защекотал ноздри. Внутри емкости находились разрезанные на четыре части помидоры, картошка, куски мяса, и все это залито большим количеством соуса. Про чай слуга, видимо, забыл. Ну и ладно, есть хотелось гораздо больше, чем пить. О ложках и вилках в приказе не упоминалось, поэтому среди добытых предметов их также не наблюдалось. Зато, благодаря своей бывшей одежде, я стал обладателем кухонного ножа, ручка которого заканчивалась крюком.

– Тебе моя одежонка не великовата? – я отцепил кухонную утварь от некогда бывшей белой ткани.

– Не отдам, это мое,– отскочил коротышка.– Ты ме-ня изловил, когда рубашка перешла в собственность бедного крогула. Нечего было оставлять хорошую вещь без присмотра.

Он бережно погладил трикотаж рукой и почти жалобно посмотрел в мою сторону.

– В отличие от тебя я не жадный, носи на здоровье. Меня волнует другое. Она в работе не мешает?

– Подумаешь, всех собак на подворье купца Ждинга разбудил! Не бросать же из-за этого хорошую вещь? К тому же я позаботился, чтобы мне было удобно.

Мужичок снял с плеча небольшой мешок и вытащил оттуда холщовую рубаху, которую натянул сверху. Водолазка скрылась под грубой тканью. Затем он извлек узкую ленту бархатистого материала, обвязал ее вокруг талии. В мешке оставались еще какие-то вещи, добытые в результате похода, но, уловив мой заинтересованный взгляд, карлик быстро завязал свою торбу и уселся на нее сверху. Да, пожалуй, этот парень о себе мог позаботиться.

– Ужинать со мной будешь? – пригласил я добытчика, когда с помощью ножа соорудил из дерева нечто похожее на ложку.

– Нет, я не голоден,– чопорно ответил крогул.

Еще бы – съесть три рыбины по килограмму каждая! Но мое дело – предложить. Я придвинул к себе жаровню и начал трапезу, тут же обнаружив, что полученный заказ выполнен на сто процентов. Жидкость, визуально воспринимаемая как соус, являлась третьим, ранее не обнаруженным мною блюдом. И сахара в него не пожалели. Надо же, испортить сразу три яства – а придраться не к чему. Ожидая проклятий, крогул отодвинулся на безопасное расстояние, искоса поглядывая в мою сторону.

«Не дождешься!»

– Зря ты отказался. Давно я так вкусно не ужинал, прямо деликатес. Тебе точно ничего не оставлять? У хорошего хозяина слуга должен быть сытым.

– Хороший хозяин?! Человек, который отдает приказы, не может быть хорошим. Это все равно что... – крогул на минуту запнулся, подыскивая наиболее точное сравнение,– милосердный убийца!

Я не стал с ним спорить, меня сейчас больше интересовал другой вопрос:

– В здешнем лесу на ночь оставаться можно? Хищники не шастают?

– Сейчас тебе стоит опасаться не зверья, а людей. Думаешь, Ждинг простит сегодняшнюю выходку на поляне утреннего солнца?

– Кто такой Ждинг? Купец, у которого ты побывал на кухне?

– Да. Тот самый парень, который не без твоей помощи прикусил собственный язык.

– Если у него все воины такие, каких я видел утром, то бояться некого.

– Это были не воины, а крестьяне в старинных доспехах, с помощью которых они пытались поймать меня. Вообще-то это целая наука. Чтобы поймать крогула, нужно соблюсти три основных правила,– важно надувшись, изрек Ухтырь, ожидая дальнейших вопросов. Я не стал его разочаровывать, тем более что мне действительно было интересно.

– И каких же?

– Чтобы поймать крогула, нужно утром самого долгого дня в году устроить засаду на поляне утреннего солнца (с желтыми цветочками), будучи закованным в металл с ног до головы. В стальном кольце мы не можем стать невидимыми.

– Чем же вы занимаетесь утром на поляне, что позволяете себя окружить? Тем более в тот день, когда на вас точно будет организована охота?

– Не скажу. Это мое сугубо личное дело.

– Не хочешь – не надо. Каждый имеет право на личную жизнь. Но погоди, выходит, я нарушил сразу все три правила?

– Четыре.

– Как?

– Четвертое гласит: никто не имеет права вмешиваться в охоту на крогула. Купец наверняка отправил гонца к своему барону с известием о сегодняшнем случае. Ждинг каждый год ловил меня в этом лесу и преподносил своему господину в подарок. Завтра хозяина этих земель ожидает неприятный сюрприз. Хотя нет, гонец успеет добраться еще сегодня ночью. Так что утром здесь будут настоящие воины. Пощады от них не дождешься. Я три раза служил у барона и в курсе тамошних обычаев.

– Хочешь сказать, они сумеют достать нас сильнее, чем мы их? Тогда я не понял, кто больший профессионал: они или ты?

Сомнения в его профпригодности карлик воспринял как личное оскорбление и моментально принял боевую стойку: задрал кверху свой маленький нос, прищурил крохотные глазки и грозно упер руки в боки. Бедняга, если бы он знал, насколько карикатурно сейчас выглядит!

– Да они мне в подметки не годятся! Но если поймают тебя,– добавил он уже с меньшим пылом, вполне допуская такую возможность,– заставят подарить крогула барону. А он мне за три предыдущих срока общения надоел хуже жмущих сапог.

Взгляд невольно упал на обувь малыша. Оказывается, в мире существуют не только полуботинки, но и четвертьботинки тоже встречаются. Такие наверняка не жмут.

– За меня не беспокойся. Завтра мы еще посмотрим, кто больше охотников доведет до белого каления. Я ложусь спать, а тебе задание. Достань мне...

Проснувшись, я обнаружил свой заказ. Полторы подковы (хотя вообще-то заказывал две), моток веревки, плоские металлические тарелки, чистая рубаха и кусок железа, служивший вооружением вчерашним ловцам крогула, были аккуратно сложены возле поваленного дерева. Рядом лежал совсем другой инвентарь: колючие цветки чертополоха, шипастые черенки роз и зеленоватая жидкость в стеклянной колбочке.

Возле дерева, охраняя все это богатство, спал бородатый карлик. Его головной убор сполз набок, открывая небольшую круглую лысину с замысловатым рисунком. Что-то подобное я видел в Тангоре. Правда, там изображения на голове являлись своего рода воинскими отличиями. Подготавливая снасти для «доставания» всадников, я пытался разобраться в узоре, нанесенном на макушке крогула. Это напоминало пространственный лабиринт из разноцветных линий, пересекающихся друг с другом с нарушением законов перспективы. Может быть, поэтому картинка притягивала взор.

Крогул заворочался и открыл глаза.

– Значит, решил обскакать меня в моем же ремесле? – Он оперся на локоть и потянулся, сладко зевая.

– Да нет, просто хочу немного поучиться у профессионала. Я давно понял, что ни одна наука не бывает лишней.

Карлик почесал свою короткую шею:

– Странный ты мужик. Все предыдущие хозяева только и требовали: достань то, достань се. И никто не интересовался, как я это делаю, не говоря о том, чтобы поучиться. Черствые, бездушные потребители,– сделал он окончательный вывод.

– Все люди разные,– вставил и я свое словечко, опасаясь, что спросонок крогул может долго бурчать по поводу своих бывших хозяев.– У тебя есть план сегодняшней операции?

– План? Что за вещь? Нет – так достанем, если он нам нужен,– встрепенулся карлик, услыхав неизвестное слово.

– Как бы тебе объяснить? Давай на примере. Допустим, тебе необходимо поймать крупного хищника, и известно, по какой дороге он ходит на водопой. Что ты будешь делать?

– Сначала достану сеть, потом замаскирую ее в удобном месте, а когда появится зверь, сыграю роль приманки. Он побежит за мной и угодит прямо в ловушку.

– Вот видишь, ты составил план собственных действий. Сейчас сделай то же самое для нас двоих с учетом предполагаемых действий противника.

– Теперь я понял, почему ты меня поймал. У тебя был план. Надо же, какая полезная штука! Значит, так: искать нас примутся с той самой полянки. Нагонят свору легавых по следу – и вперед,– крогул подошел ко мне.– Отрежь кусок рубахи и давай сюда. Собак я беру на себя, в скорости бега им со мной не сравниться. Ты же в это время займись всадниками. Задержи их минут на двадцать.

– Какое у них вооружение?

– Сабля, нож и пика.

Теперь задумался я:

– Не покажешь местечко, где деревьев побольше? Сабля и нож меня не беспокоят, а вот пика на открытом пространстве – вещь серьезная.

– Пошли, в этом лесу мне все знакомо.

В очередной раз искромсав рубашку (ну не судьба мне ходить в нормальном виде!), мы двинулись в путь.

Всадники прибыли незадолго до полудня.

– Вот здесь на нас напал урод в черных подштанниках и белой кофте. Ему еще колпак на голову – и знатный шут получится,– брызжа слюной, шепелявил вчерашний грубиян. Сейчас его голос звучал заискивающе-любезно.– Мы бы и сами с ним разделались, но в костюмах для ловли крогула это неудобно.

Прибывшие воины разительно отличались от вчерашних: легкие шлемы, наплечники и несколько пластин, прикрывающих грудь и спину, составляли их доспехи. Всадники легко держались в седлах, словно являлись продолжением своих скакунов. «С такими справиться будет труднее»,– подумал я, бесшумно раскладывая перед собой металлическую посуду. Рядом легла веревка с привязанной на конце подковой.

– Ждинг, куда он направился? – небрежно спросил наездник, грудь которого украшал большой металлический диск с изображением восьмилучевой звезды.

– К водопаду, господин капитан, я точно помню.

– Квирс, отпускай собак. Начинаем охоту.

Легавые резво рванули с места, наполняя лес громким лаем. Всадники особо не торопились, и я имел возможность пересчитать всех по пальцам. Купец притащил в лес восемь охотников. Помимо них два погонщика на лошадях ускакали, сопровождая собак.

– Мужики, вы случайно не меня ищете? – Мои слова прозвучали с противоположной стороны поляны.

– Это он! – почти завизжал купец.

– За ним. Взять живым! – крикнул капитан.

Всадники развернули коней и попытались выполнить приказ, который лично меня вполне устраивал. Однако помогать своим преследователям я не собирался. Шоу летающих тарелок стало первой частью выступления заезжего гастролера.

Сама по себе кухонная утварь серьезного ущерба нанести не могла, однако на лошадей трюк произвел должное впечатление. Животные стали на дыбы, кто-то упал, пара бойцов встретилась с необычным оружием, что называется, лицом к лицу, получив по физиономии. Когда диски закончились, я приступил ко второй части, освоенной благодаря моему африканскому приятелю Нгбанге еще на Земле. Пущенная веревка с грузом на конце обвилась вокруг ног лошади, мгновенно стреножив ее.

В общем, первый пункт плана был выполнен. Мне удалось привлечь внимание публики к своей персоне. Теперь самое время делать ноги на заранее подготовленные позиции. Понятное дело, что любопытные обыватели сразу заинтересовались: куда это он так быстро побежал? Вдруг там чего дают и им ЭТО тоже надо? В пылу азарта преследователям смотреть под ноги было некогда. А зря. То место, куда я спешил, не ради красного словца называлось «заранее подготовленной позицией». На уровне колен там были туго натянуты веревки – достаточно тонкие, чтобы их не заметить, и достаточно прочные, чтобы коня на скаку остановить.

Громкое ржание животных и бранные крики их хозяев сообщили о встрече с веревочной границей. Надеюсь, лошади пострадали не сильно.

– Смотрю, ты неплохо справился,– раздался голос моего низкорослого знакомого.

– Как твои подопечные?

– А че с ними станется? Бегут вниз по течению речки за твоей тряпкой.

– С ними же были погонщики на лошадях?

– Вот именно – были. Когда у твоего скакуна под хвостом оказывается вот такая штука,– крогул показал колючий цветок чертополоха,– он будет нестись куда глаза глядят, да только не туда, куда правит наездник.

– А вдруг собакам надоест преследовать тряпку?

– Не волнуйся, ты работаешь с профессионалом. Возвращаться они будут по собственному следу, который я в нескольких местах побрызгал соком душистого табака. Этим легавым потом неделю не отчихаться.

– Суровый ты парень!

– А то!

Тем временем капитан приказал своим подчиненным, кто еще был в состоянии, спешиться и двигаться очень осторожно.

– Моя очередь действовать,– сообщил коротышка.– Иди прямо вон к тому высокому дереву, я догоню.

Крогул снова стал невидимым, а я двинулся в указанном направлении. Минут через пять он меня действительно догнал.

– Как бы они не потеряли нас из виду,– забеспокоился карлик.– Покричи чего-нибудь.

– Зачем?

– Как зачем?! Доставать – так уж на совесть, с полной отдачей. У меня еще не все пункты плана выполнены. Или ты думаешь, что связался с неучем?!

– Да ладно тебе, не волнуйся. Сейчас чего-нибудь изобразим.

В лесу зазвучала бодрая песня, которая являлась неофициальным гимном нашей команды. Особыми вокальными данными я никогда не отличался, но и на аплодисменты сейчас не рассчитывал, моей задачей было привлечь к себе внимание. Я надрывался не зря. Вскоре мы заметили заинтересованных слушателей.

– Теперь – вперед! – сказал крогул и побежал.

Лес закончился быстро. Только что мы двигались сквозь густые заросли и вдруг – ни единого деревца.

– Ты уверен, что нам именно туда? – спросил я.

– Надо же посмотреть, сколько их осталось,– прищурив глаз, ответил карлик.– Здесь нужно бежать еще быстрее.

Надо так надо. Я старался не отставать от своего слуги, однако его короткие ножки задавали такой ритм, что мне не хватало как минимум велосипеда.

– По коням,– донесся сзади голос командира преследователей.

Крогул резко сбросил скорость, затем остановился.

– Хочешь посмотреть, как объезжают диких скакунов? – указал он в сторону леса.

Пять оставшихся воинов демонстрировали чудеса джигитовки на взбесившихся лошадях. Прямо хоть делай ставки: кто дольше продержится в седле. Мысленно я поставил на капитана, и он почти оправдал мои надежды, свалившись предпоследним.

– Шипы под седлом – безотказное оружие против всадника,– прокомментировал родео крогул, выбрасывая оставшиеся обрезки веток дикой розы.

Я прихватил парочку:

– Возьму в коллекцию.

Карлик еще выше задрал нос:

– План выполнен. Куда пойдем дальше?

<< 1 2 3 4 5 6 >>