Николай Викторович Степанов
Возвращение Танцора

– А вот и неправда! Мой муж совсем другой.

«Жаль, мне так и не удалось это проверить», – подумала про себя брюнетка и, нарочно провоцируя девушку, спросила:

– Откуда ты знаешь? Чужая душа – потемки.

– Я это чувствую. – Тон, которым были произнесены слова, не допускал возражений. Тем не менее Нереса не отступала.

– Тебя ни разу не подводили чувства? Но как тогда ты можешь объяснить случай со своим «побегом»?

– Мои ощущения тут ни при чем. Меня нагло обманули.

«Логика железная», – отметила капитан оперативного отдела.

– А вдруг и он обманет?

– Он не способен. Так говорит моя душа. А если и ей не верить, тогда зачем жить? – печально вздохнула Егоса.

Слова девушки больно кольнули давно заледеневшее сердце сотрудницы оперативного отдела, напомнив ей другую женщину, единственного человека, которого Нереса по-настоящему любила и которого у нее отняли в десятилетнем возрасте. Мама Нересы рассуждала точно так же, практически слово в слово.

– Что нового слышно в городе? – дрогнувшим голосом спросила пациентка.

– Говорят о необычном урагане на окраине города. Сегодня оттуда привезли много раненых.

– Над каким районом пронесся ураган?

– Где-то на севере.

Отделение клиники, в котором находилась Нереса, обслуживало не совсем обычных больных. Сюда, как правило, доставляли пострадавших, работающих в секретных службах Леверта. «Отдел стратегических исследований, – сделала заключение герцогиня. – Странно. Ураган в столице? В зоне умеренного климата?»

Выводы напрашивались сами собой.

Дверь, которую чуть было не открыл Магин, предназначалась как раз для тех случайных посетителей, кто не имел права находиться на герийской базе высшего приоритета, но каким-то невероятным образом туда проник.

– Тут герийским языком написано: «Не влезай, убьет!» – Попугай отчитал землянина, расшифровав символы на злополучной двери.

Затем в течение десяти часов ученая птичка подробно знакомилась с настенной каллиграфией. За это время Магин успел выспаться за все дни прошедших скитаний и на несколько дней вперед. Наконец птичка закончила чтение и разбудила его для проведения экскурсии.

– База номер один является центральным пунктом управления. Отсюда можно попасть в любую точку Земли.

– Хочу в Москву, и как можно быстрее, – на одном дыхании выпалил «путешественник по неволе».

– Не спеши. Думаешь, это просто? Сначала нужно активировать все системы, подзарядить порталы…

– Кстати, о подзарядке. Ты случайно не узнал, чем тут гостей кормят?

– Опять за свое! – Попугай демонстративно закатил глаза. – Ты же спал! Неужели во сне проголодался?

Игорь чуть не высказался по поводу того, что он, в отличие от киборгов, нуждается в нормальном трехразовом питании, но вовремя спохватился. Наступать лишний раз на больную мозоль другу не хотелось, даже случайно.

– Тебе хорошо говорить, а я, пока завалил четырехрукого монстра возле заброшенной шахты, все свои калории потратил. Знаешь, какие сейчас песни исполняет мой желудок?

– Какие? – снисходительно спросил ученый.

– Детские.

– Не понял, – искренне удивился Радар.

– У нас есть много интересных куплетов для подрастающего поколения. Мне сейчас наиболее близок мотивчик песенки, в которой «остались от козлика рожки да ножки».

– У вас на таком материале воспитывают детей? – Теперь негодовала птичка.

– Жизнь – штука суровая, а волкам тоже кушать хочется. Поэтому пусть уж лучше к ним на обед попадет невоспитанный козел, который бабушку не слушался. И хищникам польза, и детям наука, чтоб старших уважали. Одним выстрелом сразу двух зайцев.

– Видать, ты действительно сильно проголодался. То ему козла подавай, то зайчатину. Сразу предупреждаю: мы, киборги, существа безвкусные и низкокалорийные. К тому же пищевой автомат здесь тоже имеется. Он начнет работать сразу, как только ты разбудишь базу.

– А у меня получится? – засомневался Игорь.

– Могу утверждать с пятидесятипроцентной вероятностью.

– Откуда такие цифры? – опешил Игорь.

– Ну, так вариантов всего два: либо заведется, либо нет.

– Благодарю за исчерпывающее объяснение. Куда идти?

Магин снова стал ведомым у попугая – теперь уже на своей собственной планете. Правда, место, где оказались путешественники, было настолько необычным, что сейчас им позавидовали бы самые крутые агенты имперской разведки.

Один из таких агентов, точнее – бывших агентов, готовил в это время сюрприз огромной разрушительной силы для любого непрошеного гостя, который рискнет явиться на Землю через портал базы номер два. Сам Раплинт не особо надеялся воспользоваться этим пересыльным пунктом, но все же не желал своими руками уничтожать последнюю возможность. Если циклов пятьдесят про него никто не вспомнит, можно будет попробовать отправиться на какую-нибудь отдаленную планету Империи. Совсем другое дело, если нежеланный гость, посланный Бергиамантом, попытается наведаться и закроет единственный известный аадаванским шпионам быстрый путь на Землю. Взрыв уничтожит портал, а заодно сообщит Раплинту о том, что про него не забыли.

– Добро пожаловать, гости дорогие, – сказал минер по окончании работы. – Теперь только от вас зависит, останется на Земле дверь в космическое пространство открытой или будет запечатана наглухо.

В отличие от Брундагака, на третьей планете Солнечной системы Империя Аадавана имела единственную базу, способную доставлять агентов. Этот сектор космического пространства считался одним из самых отдаленных от центра, а потому и бесперспективным. Если бы не заброшенная база герийцев, случайно попавшая в поле зрения имперских разведчиков, вряд ли кто-нибудь на Аадаване узнал бы о существовании небольшой планетки с цивилизацией, достигшей четвертого уровня развития. В секторе Варлан-пять такая планета оказалась одна. Имелось еще с десяток, где жизнь только зарождалась, и три звездные системы с признаками погибших или деградировавших цивилизаций, поэтому в данном секторе не было резидентского центра и работал всего один агент в качестве наблюдателя.

«Что ж, надо переходить на легальное положение. Документы, квартира, работа». Не так давно Раплинт узаконил свое существование в Москве. Этому в большой степени способствовало усиление борьбы с мировым терроризмом, приведшее к ужесточению всяческого контроля. Встречи со столичной милицией ни к чему хорошему, кроме финансовых убытков, не приводили. И это в лучшем случае. В худшем же приходилось использовать усыпляющий газ, стирающий целый час человеческой памяти.

Двухкомнатная квартира на девятом этаже недалеко от того самого парка, где находился вход на базу герийцев, являлась собственностью некоего Морганова Никодима Васильевича – сорокапятилетнего пенсионера, капитана третьего ранга запаса, служившего ранее на Тихоокеанском флоте. Такой человек действительно существовал еще три года назад, но благодаря стараниям Раплинта сначала опустился на социальное дно, а затем исчез. Понятное дело, искать его не стали. Когда человек живет только для себя и ему глубоко начхать на собственное существование, то другим он не нужен и подавно.

По легенде Никодим Васильевич летом обитал на даче, а в остальное время пропадал на заработках где-то за границей. По крайней мере, так считали его соседи по лестничной площадке. Коммунальные платежи Морганов платил исправно, соседей снизу никогда не заливал, а сверху их просто не было, потому как на крыше его девятиэтажного дома кроме полудомашних котов да иногда залетающих городских голубей никого не наблюдалось. При подобных обстоятельствах претензий к молодому пенсионеру не возникало.

Раплинт наивно полагал, что в доме его никто и не узнает, когда с двумя чемоданами входил в подъезд. Однако первая же женщина, столкнувшаяся с агентом возле лифта, сразу опровергла эту точку зрения. Зинаида Петровна не зря раньше работала секретаршей директора режимного предприятия. Глаз на состоятельного холостого мужчину у нее был, что называется, пристрелян.

– Никак из отпуска вернулись, Никодим Васильевич? – Она даже имя запомнила.

– Да, вот приехал.

– А поговаривали, вы на даче пропадаете? Загорели-то как!

В горячке побега аадаванец не успел нанести осветляющий грим и сейчас действительно выглядел как вернувшийся с юга отпускник. На Брундагаке цветом кожи он не отличался от жителей Леверта.

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 21 >>