Николай Викторович Степанов
Танцор

Человек бросил взгляд на свои руки и, обнаружив, что до коренных жителей Африки ему пока далеко, успокоился:

– Да, тебе проще. А я вот до сих пор не знаю, чем заняться. По всем мыслимым и немыслимым законам меня надо считать трупом. Или на самом деле здесь совсем не я, а какое-нибудь привидение в телесной оболочке?

– Плыви прямо и не мели ерунды. Все еще не так плохо, чтобы начинать придумывать сверхъестественные объяснения.

«Сверхъестественные!!! А что сегодня было естественным?» – на миг задумался землянин, но вслух сказал:

– Ну извини. В принципе, ты ученый, тебе виднее.

Глава 4
ИГРА ПО-КРУПНОМУ

Мужчина и женщина, одетые по минимуму, насколько позволяли этические нормы Брундагака, находились в двух прозрачных резервуарах, заполненных жидкостью. Пространство вокруг емкостей было опутано то ли корнями, то ли проводами, а рядом располагалось несколько стеклянных шаров, внутри которых с определенной периодичностью проходили электрические разряды, сопровождавшиеся тусклыми разноцветными вспышками. Тело мужчины окружал зеленоватый сироп, а его соседку – розовый.

– Подготовиться к возвращению, – прозвучало из динамиков, и от монотонного спокойствия не осталось и следа.

Разряды внутри шаров начали возникать чаще, вспышки стали более яркими, а жидкость в резервуарах заполнилась пузырями воздуха. Сверху на сосуды опустились большие темные колпаки, внутрь которых немедленно вошли люди в ослепительно белых обтягивающих костюмах.

– С возвращением вас, герцогиня! – Черноволосый мужчина лет пятидесяти с заметно поседевшими висками направился навстречу женщине, появившейся из-под колпака розового резервуара. Ее бережно поддерживали два техника. – Надеюсь, путешествие прошло удачно? – спросил он.

– Не совсем, лорд Паркас, – герцогиня жестко отстранила сопровождающих и сделала два шага самостоятельно, – но об этом, если не возражаете, я доложу на консилиуме «Тихого совета».

«Тихий совет» являлся организацией, отвечающей за безопасность экваториального материка. Созданный накануне войны из передовых ученых и перспективных администраторов, он не только сумел выработать генеральный план уничтожения противника, но и с успехом воплотить его в жизнь. Наиболее важные решения принимались на общем совещании организации, получившем еще при ее создании название консилиум. Этот чисто медицинский термин прижился, поскольку костяк совета в те кошмарные годы составляли ученые, работавшие в различных областях медицины, а также биологи, генетики и другие.

С тех пор прошло пятьсот лет, но «Тихий совет» не распустили. Наоборот, он рос и ввысь, и вширь. Теперь его сотрудники по большей части занимались не столько наукой, сколько вынюхиванием и выслеживанием, расследованием и наказанием. Они совали свой нос практически во все дела государств, расположенных как на Брундагаке, так и за его пределами. Несмотря на то, что первоначальной целью организации являлось создание эффективных средств защиты от внешнего противника, в дальнейшем «Тихий совет» распространил свое влияние на внешнюю, внутреннюю и космическую разведки. Он занимался проблемами защиты от монстров, которые пять веков назад были созданы в недрах организации, и одновременно курировал вопросы новых стратегических открытий.

Именно в этой организации, а точнее в службе дальней (космической) разведки, начальником одного из подразделений в звании капитана служила Нереса. Стракус также являлся агентом «Тихого совета», но в другом, менее престижном подразделении – внутренней разведке. Звание у него было несколько выше – майор, но в сравнении статусов барон значительно проигрывал своей напарнице.

Капитан почтительно кивнула шефу – начальнику дальней разведки полковнику Паркасу.

– А вы прекрасно выглядите, – окинув взглядом подчиненную, сказал лорд, – чего не скажешь о бароне. Майор присоединится к нам чуть позже, у него после возвращения некоторые осложнения со здоровьем.

Злорадная усмешка появилась на лице Нересы, однако она постаралась скрыть от окружающих свою реакцию на сообщение Паркаса. Герцогиня нисколько и не сомневалась, что у ее спутника возникнут проблемы. Еще бы! При перемещении ему пришлось воспользоваться услугами ее биоконга, четко запрограммированного хозяйкой на определенный режим, а значит, денька два бывший барон проведет в восстановительном центре. Но что самое главное – на консилиуме будет заслушан доклад лишь одного участника провалившейся экспедиции, а что касается второго, то его допрос состоится совсем в другом месте и другим составом слушателей, если ей, Нересе это будет угодно.

– Наверное, организм мужчины тяжелее переносит длительное отсутствие сознания.

– Да, пять дней – срок немалый. Да еще на такое расстояние.

– Пять? Странно. На Земле прошло лишь трое суток.

– Можете посчитать скорость доставки сознания с помощью ристген-луча, – усмехнулся Паркас.

Нереса изобразила на лице задумчивость, а потом улыбнулась. С шефом она придерживалась роли сообразительной и ценящей юмор женщины. Мудрые люди из отцовского окружения посоветовали держать по отношению к этому человеку дистанцию, и совет оказался весьма полезным.

– Пусть над этим ломают головы ученые. А у нас и так дел хватает, – продолжил начальник. – Консилиум будет созван через пятнадцать минут. Вашего возвращения все ждали с нетерпением.

Герцогиня не первый год работала в одном из самых привилегированных отделов «Тихого совета» и прекрасно знала, что даже хорошо продуманные операции терпели неудачу, если оставалась малейшая лазейка для их провала. На сегодняшнем заседании Стракус мог случайно забыть про недавнюю договоренность и наболтать лишнего. Его, конечно, никто не воспримет всерьез – человек, лишившийся дворянства, не заслуживает доверия. Но тень будет брошена, а завистников у перспективного капитана хватало и без этого. Все было бы прекрасно, сумей она выследить тайное логово Крадуса. Но… увы! – операция провалена, и выйти из явного поражения победителем – задача почти невыполнимая. И именно эту задачу поставила перед собой Нереса.

Доклад герцогини был по-военному немногословным. В прошедшей операции возложенным персонально на нее заданием являлось испытание возможностей ауртона на чужой отдаленной планете, сбор разведывательных данных и посильная помощь Стракусу в обнаружении тайного логова Крадуса на Земле.

Крадус попал в поле зрение «Тихого совета» полгода назад, когда один из его немногочисленных учеников побывал в руках сотрудников внутренней разведки. После соответствующей обработки он сообщил все, что знал о своем учителе. В основном это была известная информация, но некоторые сведения заслуживали пристального внимания. То, что ученый долго и упорно работал над созданием трансмутатора – устройства, позволяющего преобразовать человека в другое существо, секретом не являлось. Больших успехов в этом деле не просматривалось, а поэтому в сводках организации имя Крадуса звучало редко. Но упоминание о перемещении ученого на Землю с помощью хитроумного устройства, переносящего, в отличие от ауртона, не только сознание, но и тело, всерьез заинтересовало отдел внутренней разведки. Об обитаемой планете Земля тоже стало известно не так давно благодаря открытию ристген-лучей. И ауртоны, и ристген-лучи являлись секретнейшими разработками отдела стратегических открытий. Даже названия изобретений – и те держались в тайне. Поэтому сообщение об уникальном перемещении на отдаленную планету не могло остаться без пристального внимания «всемогущей» организации, до сих пор такой возможностью не обладавшей. За ученым открылась настоящая охота, но он постоянно ускользал, хотя такое было невозможно по определению.

Неудачные попытки схватить Крадуса еще больше подстегнули «Тихий совет» (ведь оказалась затронута репутация всесильной конторы), и задача сотрудников спецслужб усложнилась. Арест ученого отложили, заменив тотальной слежкой. Каким бы ловким ни являлся человек, ему сложно противостоять хорошо отлаженному механизму. В ходе проведенных операций обнаружили три тайные лаборатории, а на четвертой оперативников ожидал неприятный сюрприз. Объект наблюдения, почувствовав нездоровое внимание к своей персоне, устроил непрошеным гостям настоящий фейерверк.

После взрыва лаборатории в живых остался лишь Стракус, единственный агент, имевший биоконг. Именно Стракус доложил, что из небольшого здания, куда вошел ученый, за несколько секунд до взрыва вылетел попугай. Сверхсовременные биосканеры не обнаружили среди развалин лаборатории останков Крадуса, как, впрочем, и тайных ходов, по которым ученый мог бы скрыться.

Зато уцелели некоторые записи. Их скрупулезно просмотрели, после чего было сделано три важных вывода. Первый: Крадусу удалось создать прибор трансмутации. Второй: он воспользовался этим прибором и трансформировался в попугая. И третий: несмотря на то что изобретатель уничтожил свое открытие, где-то существует еще одна установка. Не будет же Крадус до конца своих дней оставаться птицей?

Еще одной удачей Стракуса стало то, что непосредственно перед взрывом лаборатории он успел «подстрелить» попугая, а точнее, установить на его перышки небольшого «жучка», который с того момента регулярно сообщал о местонахождении необычного субъекта. Биоэлектронная букашка окончательно утвердила специалистов во мнении, что Крадус и попугай – одно и то же существо. Ритмы мозговой деятельности у обоих совпадали на девяносто девять и девять десятых процента. Незначительное отклонение тогда списали на неизбежные помехи при передаче сигналов.

Мало кому так везло на службе, как лейтенанту Стракусу. После того как сигналы с «жучка» Крадуса стали регулярно поступать в центр, его назначили старшим группы, повысили в звании сразу на две ступеньки. За проявленную смекалку новоиспеченному майору поручили одну из ответственнейших операций – следить за «клиентом» (так называли в организации лиц, заслуживающих особого внимания), которому впервые за двести лет был присвоен самый весомый номер «ноль-сс», что приблизительно означало: «сверхсекретно, с наивысшим приоритетом важности». Успех выполнения такого задания сулил место заместителя отдела и возможность перехода в более важную спецслужбу «Тихого совета».

Однако фортуна – дама капризная, и редко кто долго ходит у нее в любимчиках. Согласно сведениям, попавшим к агентам внутренней разведки, ноль-сс собирался в дальнее путешествие. И, когда сигналы маяка исчезли с сенсоров Брундагака, «Тихий совет» решил отправить экспедицию на Землю. Космической разведкой занимался другой отдел, но после нескольких бурных заседаний Стракуса включили в отряд из двух человек как лучшего специалиста по выслеживанию пернатых.

Вторым членом группы стала Нереса – герцогиня с огромными амбициями и большим опытом ведения закулисной борьбы за власть. Ей это задание также предоставляло реальный шанс взлететь на недосягаемые для многих высоты.

В свои двадцать шесть она уже имела почти все: богатых родителей (не каждый мог похвастаться отцом, в собственности которого находился естественный спутник соседней с Брундагаком шестой планеты системы), приличное образование (корпоративный университет специального назначения, где могли учиться только отпрыски элиты экваториального континента), ослепительную внешность (поклонников обоего пола можно было складывать штабелями), могущественных покровителей и, главное, – неукротимое желание вознестись на самый верх. Чего бы ей это ни стоило.

Вот почему больше всего сейчас ее беспокоил провал земной операции, которая в планах герцогини являлась основной ступенькой на пути к власти. Правда, по ступенькам можно двигаться как вверх, так и вниз, и данный случай как раз упорно сталкивал Нересу в нежелательном направлении.

Впрочем, еще не все козыри были раскрыты, не все слова сказаны. Пока она лишь сообщила о своей работе. О работе же, связанной с Крадусом, должен был доложить Стракус. Однако двое суток никто ждать не будет. Дело строптивого ученого велось при неустанном контроле штаба стратегического планирования, а там медлительность не поощрялась. При государственной структуре Леверта просто не существовало конторы выше этой. Поэтому вполне понятной явилась просьба лорда Дранбаса, возглавлявшего службу внутренней разведки:

– Капитан, не могли бы вы доложить о второй (не менее важной) части вашего задания?

Герцогиня с помощью сухих фактов, выстроенных по четкому сценарию, доложила ход выполнения основной задачи экспедиции. Нереса умела говорить жестко. И со стороны казалось, что она занимается самобичеванием, поскольку ни в одном из излагаемых эпизодов не было указано конкретного виновного. Однако хоровод акцентов, умело расставленных в нужных местах, почти на подсознательном уровне подводил слушателя к вполне определенным выводам, безусловно, выгодным для капитана дальней разведки и убийственным для ее партнера.

Лорд Дранбас, съевший не одну собаку на закулисных интригах, тоже не вчера родился и мастерством ораторского искусства владел в совершенстве. Проще говоря, там, где Нереса училась манипулировать мнением людей в своих целях, Дранбас преподавал. Уже через пять минут он вычислил, куда дует ветер, и решил скорректировать направление личным вмешательством.

– Насколько мне известно, герцогиня, отдел внешней разведки, который вы имели честь представлять на Земле, несет всю полноту ответственности за операцию.

– Если вы успели заметить из моего краткого доклада, я не снимаю с себя ни капли вины за провал миссии, – слово «провал» было произнесено первый раз и прозвучало из уст самой герцогини. Она рассчитала верно: скажи это кто другой – и ее заклюют. Теперь же воцарилась небольшая пауза и Нереса пошла в атаку.

– Бестелесные перемещения на большие расстояния значительно ограничивают наши возможности и, откровенно говоря, мы не были к этому готовы. Не все оборудование смогло работать в условиях чужой планеты, тем не менее мой напарник довольно быстро вышел на след преступника. Мне его рекомендовали как высококлассного специалиста, рекомендовали уважаемые люди. И первые шаги майора на Земле подтвердили их мнение.

Лестный выпад женщины был адресован непосредственно Дранбасу и нескольким высокопоставленным членам совета, настаивавшим на включение в экспедицию агента Стракуса. От взгляда герцогини не укрылось недовольное выражение лица ее непосредственного начальника. Лорд Паркас недолюбливал своего коллегу из внутренней разведки.

– Это обстоятельство показало, что все идет нормально и мне можно заниматься своими прямыми обязанностями, – продолжила капитан.

– Вы хотите сказать, что разработкой всей операции по клиенту ноль-сс занимался только Стракус? Но тогда в чем состояла ваша роль? – Получив неожиданную поддержку со стороны ответчика, лорд решил развить наступательные действия.

– Я отвечу на ваш вопрос, лорд Дранбас, но сначала хочу спросить: не вы ли в своих лекциях ратовали за четкое разделение функций при выполнении сверхответственных заданий? – Нереса четко расставила акценты на словах «вы» и «сверхответственных». – Или вы считаете, что ваш подчиненный не способен на самостоятельную работу?

После небольшой лести выпад получился хлестким. Начальник внутренней разведки не ожидал столь резкого разворота в его сторону. Зато на лице Паркаса промелькнула улыбка. Он был удовлетворен действиями своей подчиненной.

– Ратовал и продолжаю это делать, – после небольшой паузы начал руководитель Стракуса, – но я также настоятельно рекомендовал подстраховку действий своих подчиненных и строгий постоянный контроль. Каждого и за каждым.

– Я всегда следую вашим рекомендациям, потому что глубоко уважаю ваш талант. Но в данном случае я не могла нарушить инструкцию о паритетных началах. Если здесь присутствующие помнят, нас с бывшим бароном отправили на операцию как независимых участников, хотя лорд Паркас, – герцогиня слегка поклонилась в сторону своего начальника, – предупреждал совет о недопустимости подобных действий. Смею вас заверить, что работа на неизвестной планете, в ауртоне, сильно отличается от тренировок на наших полигонах. Благодаря наставлениям лорда Дранбаса я, в меру сил и возможностей ауртона на Земле, пыталась контролировать ситуацию. – Она сделала короткую паузу, чтобы подчеркнуть следующую фразу: – помимо выполнения своих собственных обязанностей. Но увы! Нельзя объять необъятное. А когда мой напарник из-за глубокой самоуверенности лишился биоконга, уже поздно было что-либо исправлять.

Нереса провела виртуозную партию и закончила ее мощным аккордом. В ключевом монологе она сумела обозначить прозорливость своего руководства, и на этом фоне сделала меткий выстрел в сторону основного оппонента. Стракус, агент внутренней разведки, занимающий немаловажный пост на службе, потерял биоконг. Потерял практически неотрывную часть самого себя и остался в живых. С момента изобретения биологических усилителей такого не случалось ни разу. Может быть, поэтому те немногие из дворян, кто имел биоконг, ради забавы приняли закон о лишении дворянского звания лиц, утративших свой биоусилитель. Испокон веку считалось: аристократ, бросивший оружие, может иметь только одну уважительную причину – смерть.

Пауза продолжалась около минуты, а затем обсуждение пошло совершенно в другом русле, которое никак не устраивало начальника внутренней службы, но изменить направление потока рассуждений было уже не в его силах. Смоет в одночасье.

Практически готовое заранее мнение совета по данному вопросу, словно маятник, качнулось в противоположную сторону. И в результате получилось так, что на совет явился человек, проваливший ответственное задание, а выходил герой, который с огромным риском спас от верной гибели пусть и никчемного бойца самой секретной службы.

– Герцогиня, неужели только человеколюбие руководило вами, когда вы вытаскивали Стракуса?

Нереса благополучно ушла от главного обвинения, и теперь противники пытались нанести хоть какой-то урон ее репутации. В данном случае в качестве порока выдвигалось мягкосердечие, которое не поощрялось на столь ответственной службе. Вопрос был задан лордом Зринкасом, возглавлявшим службу археологии «Тихого совета». Под юрисдикцию секретной организации археология попала совсем недавно, когда при раскопках стали попадаться предметы древней герийской цивилизации. Зринкас всегда был непредсказуемой фигурой на совещаниях. Дружбы он ни с кем не водил, но сегодня решил выступить на стороне Дранбаса.

– Что вы, лорд. Я просто выполняла свое задание. Не могла же я бросить столь ценный прибор, как ауртон. Да и его воздействие на организм человека при дальних межпланетных перемещениях нами практически не изучено. Человеколюбие тут ни при чем. Скорее, набор статистики в научном эксперименте, за который я несу личную ответственность.

Попытка поставить Нересе под занавес заседания хотя бы небольшой «минус» провалилась.

Все получилось даже лучше, чем она предполагала. Такого успеха герцогиня сама от себя не ожидала. Вот что значит вдохновение! Теперь главное – не испортить с таким трудом созданное впечатление. Разрушить его мог только один человек, пребывающий в настоящее время в бессознательном состоянии. Впрочем, свою положительную роль он сыграл, и ценности для капитана космической разведки больше не представлял. «Категория – отработанный материал с негативной перспективой, – обозначила Нереса. – Подлежит уничтожению. И как можно быстрее».

В свое время герцогиня была лучшей студенткой в закрытом университете при службе безопасности. На последних курсах там читали лекции почти все участники сегодняшнего консилиума. Уничтожать отработанный материал, через который возможна утечка информации, призывал своих учеников лорд Дранбас. Правда, эти меры должны были приниматься по отношению ко всякого рода информаторам с криминальным прошлым, которые под давлением агентов время от времени оказывали специфические услуги. Однако «ко всякому учению необходимо подходить творчески» – это уже слова ее нынешнего босса. Стракусу недолго оставаться сотрудником «Тихого совета». Скорее всего, его тихо спишут со счетов в самое ближайшее время. А если процедуру устранения майора провести до того, как он начнет говорить… Эта мысль воодушевила Нересу, и она принялась разрабатывать ее дальше.

Герцогиня сразу вспомнила про молоденького лейтенанта из армейского корпуса. В прошлом месяце он так настойчиво добивался ее благосклонности, что не только из одежды, из кожи чуть не лез. Герцогиня познакомилась с ним в кафе для дворян из низших сословий, излюбленном месте военных и студентов. Там иногда попадались интересные экземпляры мужчин, на которых Нереса время от времени оттачивала свое обаяние, а иногда просто развлекалась.

Шуркес в компании таких же желторотых юнцов отмечал в заведении выпуск из училища. Он не подходил под категорию «интересный мужчина», да и похож был скорее на школьника. Когда герцогиня пригласила его на танец, юноша дрожал, как лист на ветру, а потом нес такую забавно-трогательную чушь…

Смотреть в наивные, восторженные глаза этого почти мальчика было чертовски приятно. Нереса тогда еще и сама не знала, для чего записала номер его дитезера. А ведь лучшей кандидатуры для выполнения грязной работы не придумаешь. Пару капель антелсина – и юный влюбленный ради нее горы свернет. И главное – герцогиню с ним никто не видел. Паренек даже не знает ее настоящего имени.

Привлекательная внешность – тоже серьезное оружие, и женщина решила, что сейчас самое время им воспользоваться.

– Пригласите лейтенанта Шуркеса, – мягким, несвойственным ей голосом проворковала герцогиня в трубку автомата.

– Я слушаю, – ответил слегка дрожащий мужской голос на том конце.

«Значит, узнал, если волнуется», – отметила про себя герцогиня и прощебетала:

– Привет, это Катруса. Если ты меня еще помнишь…

– Привет!.. Как можно?.. Да я… Забыть тебя… вас? Когда мы сможем увидеться? Хоть на минутку… – парень боялся, что связь сейчас оборвется и он потеряет возможность встретиться с мечтой всей жизни, поэтому речь звучала сбивчиво.

«Надо же, как мальчик разогрелся. Прямо бери голыми руками».

– Извини, что я долго не звонила. У меня возникли большие неприятности. Я считала, что справлюсь с ними сама, но оказалась не такой сильной, как о себе думала. Теперь все еще гораздо хуже, а на душе такая тоска… хоть вешайся! Прости, у тебя и без меня проблем хватает, но иногда так хочется кому-нибудь пожаловаться на жизнь. А больше некому…

Нереса специально избрала тактику поведения а-ля маленький несчастный котенок, зная, что на неопытных, не слишком уверенных в себе мужчин подобная тактика действует безотказно.

– Но ведь для этого и существуют друзья. Скажи, куда приехать, и я там буду хоть сейчас! Катруса, включи изображение, мне так хочется тебя увидеть.

– Нет, не хочу, чтобы ты видел меня в слезах. А встретимся… Давай в нашем кафе через два часа?

– Отлично! Да, Катруса, представляешь, меня направили на крейсер «Ингрум». Командиром взвода, – не смог не похвалиться юноша.

– Поздравляю! Вот заодно и отметим твое назначение. Если не возражаешь.

Герцогиня отключила связь. Она специально блокировала изображение. При данных обстоятельствах любые свидетели лишние.

Сегодня был великолепный день. Все удавалось практически само собой.

Даже то, что парня направили на единственный космический корабль, находящийся в ведении внутренней разведки, являлось хорошим знаком. Стракуса отобрали у Дранбаса, почему бы тому не попытаться его вернуть? Герцогиня сознавала: идея несколько притянута за уши. А вдруг получится? На консилиуме же получилось. Еще немного везения – и путь в штаб стратегического планирования ей обеспечен. А уж там есть где развернуться. И главное, она это сделает сама, без помощи папочки, вечно твердящего, что он всего добился собственными силами.

Хотя характером и упорством Нереса была очень похожа на отца, она не просто недолюбливала единственного родителя, она его ненавидела. С десятилетнего возраста. С того дня, когда герцог выгнал из дома ее заболевшую мать – деревенскую женщину, прислуживавшую в богатом доме. Возможно, он отослал бы и дочь, но не рискнул пойти против воли своей властной матушки, на которую внучка была сильно похожа внешне.

Герцогиня покинула будку дистанционной связи и направилась к своему рабочему месту. День еще не закончился.

<< 1 2 3 4 5 6 >>