Николай Викторович Степанов
Возвращение Танцора

– Да, и работал он без помех.

Ранние пташки, один из которых действительно являлся птичкой, а второй, постоянно подтягивающий спадающие брюки, служил насестом для первого, покинули парк и направились к пятиэтажному дому.

«А ведь без Маргариты Петровны меня в квартиру не пустят, я же там не прописан. Поди докажи, что ты ее племянник, а не какой-нибудь мародер. Что ж, придется ехать на дачу, – думал Игорь, разглядывая забитые фанерой окна. – Но все это потом. Сначала необходимо раздобыть денег. Кто там у нас интересовался золотыми вещами? Юрик? Интересно, он еще появляется у Катерины или нашел себе другую пассию?»

Юрий Пантелеев раньше работал в одном отделе с Магиным, однако быстро разобравшись, что инженерный труд особых доходов принести не может, переключился на другой вид деятельности. Месяца два назад он предлагал Игорю поучаствовать в своем бизнесе, но Магин был настолько далек от торговли, что отказался сразу. Расставаясь, Юрий то ли в шутку, то ли всерьез мимоходом сказал:

– Если случайно найдешь клад, не вздумай отдавать государству. Тебе не то что законные двадцать пять процентов не дадут, так еще и дело пришьют – не откупишься. А у меня все по-честному: беру десять процентов комиссионных, остальное твое.

Игорь тогда не придал никакого значения этим словам просто потому, что ни в ближайшей, ни в отдаленной перспективе не собирался заниматься кладоискательством.

Теперь же ситуация неожиданно изменилась. Клад приятно отягощал карманы, и нужен был только волшебник, который сумел бы превратить золото в деньги. Быстро и безопасно. «Придется заглянуть в общежитие».

– До открытия метро еще полчаса, можем не спешить, – объяснил человек попугаю свою медлительность.

– Ты куда собрался?

– Надо заглянуть к одному другу. Вот только тебя без клетки взять с собой не могу – лишние подозрения. А у меня даже документов никаких нет.

– Интересно, а расплачиваться в метро ты чем будешь – золотыми монетами, которые у тебя чуть не вываливаются из карманов?

Когда у тебя на руках целое состояние, вопрос о такой мелочи, как плата за проезд, как-то не сразу возникает в голове. А ведь именно мелочи обычно и губят самые великие проекты. Человек проверил «липучки» на заметно выпирающих мини-хранилищах золота и подтянул брюки.

«Все-таки придется заглянуть в квартиру Маргариты Петровны. Благо опыт верхолаза имеется. И, к счастью, не спилили яблоню, упирающуюся ветвями в смежный балкон. Главное – не разбудить соседей, если они вдруг вернулись с дачи».

Исполнять роль Тарзана с переполненными карманами – занятие нелегкое. Нужно постараться не свалиться самому и не потерять очень дорогую часть одежды. Если она покинет хозяина, то звон монет наверняка разбудит кого-нибудь из соседей, а утренний визитер, пробирающийся в квартиру через балкон в одних трусах, может вызвать у наблюдателей всякого рода подозрения. Кто примет за жулика, а кто решит, что это крадущийся к жене любовник, и тогда…

Только приобретенные на Брундагаке способности позволили Магину осуществить задуманное без происшествий. Соседей, скорее всего, дома не было, или они крепко спали. Игорь перебрался с одного балкона на другой и продолжил осваивать нелегкое ремесло домушника.

Тот, кто забивал окна фанерой, использовал короткие гвозди, которые еще не успели заржаветь, поэтому и вторая преграда не заняла слишком много времени.

– Молодцы, пожарники! Ты гляди, не так уж и много сгорело. Даже сервант почти целый. А кухня так и вовсе не пострадала.

Похоже, в «апартаментах» тети после пожара никого не было. Игорь не знал, как поступают в подобных случаях, но надеялся, что хотя бы проведут опись имущества, но, видимо, все отложили до появления хозяев.

Квартирант внимательно осмотрел помещение: в той комнате, где бушевало пламя, забили окна, входную дверь заколотили снаружи и, скорее всего, опечатали. А так все оставалось на прежних местах. Как ни странно, работал даже телефон.

– Диван, кресла, стол, сервант и телевизор, – перечислял Игорь предметы мебели, которые тетушке не суждено больше увидеть в своей комнате. – Добавим к этому пару ковров, сгоревшие обои, линолеум, люстру, шторы с карнизом и оконные рамы. Не так уж много.

– Ты чего себе бормочешь под нос? – недовольно поинтересовался попугай, поскольку человек разговаривал сам с собой на родном языке.

– Подсчитываю ущерб, чтобы при случае выставить счет ребятам из «Тихого совета».

– Ты собираешься вернуться? В тот ад?!

– А ты думал, я им прощу гибель Егосы? Девчонка только жить начинала… Закончу дела здесь, предупрежу родителей о длительной командировке и наведаюсь на Брундагак.

– Ты так рвался домой, а не прошло и дня, как собрался обратно.

– У меня на твоей планете остались неоплаченные долги, а я не люблю ходить в должниках.

– Как скажешь. Меня такая позиция устраивает полностью. Хотя в образе птички… – Радар задумался, не закончив собственную мысль. А чего было продолжать? И так все ясно. Одно дело – переживать временные неудобства, связанные с непривычным обликом, и совершенно другое – осознать, что это состояние на всю оставшуюся жизнь.

– Пойду в другую комнату. – Игорь не нашел слов, способных поднять настроение пернатого друга, и оставил Крадуса наедине с тяжелыми думами.

Спальня, в которой стояли платяной шкаф, комод, софа и кресло-кровать, практически не пострадала от огня, разве что обои вокруг двери отклеились из-за сырости.

Пиджак выходного костюма, в котором Магин ходил на свадьбу своей бывшей подруги, по-прежнему так и лежал на стуле.

– Чудеса! Никому ничего не надо! – воскликнул он, обнаружив в кармане паспорт. – А еще говорят: Москва – лидер по квартирным кражам. Хоть бы какую мелочовку утащили!

«Обиженный» погорелец окинул взглядом обстановку.

– А ведь действительно и взять-то нечего, – снова заговорил он сам с собой.

Переодевшись в более приемлемую для летней Москвы одежду, Игорь вышел на кухню.

– У тебя шампанского не осталось? – грустно спросил попугай.

– Нет. Ты в прошлый раз все выпил.

– Может, в магазин сгоняешь?

– Не получится. У меня из наличности только десятка, и та мелочью. А этого едва хватит на проезд в метро. Причем в один конец, – парень выглядел виноватым.

– Так займи у кого-нибудь.

– В шесть утра? Боюсь, соседи такой шутки не поймут. Да ладно тебе кручиниться, существуют и другие способы борьбы с депрессией.

– Наркотики?

– Что, я похож на сумасшедшего?

– Человек, который за мгновение осваивает чужой язык, любит по утрам лазить по деревьям и спокойной жизни на родной планете предпочитает потасовки с несимпатичными типами Империи… Нормальным я бы такого не назвал, – Радар произнес свою короткую речь тусклым голосом, абсолютно лишенным каких-либо эмоций.

Магин не на шутку рассердился:

– Тебя, кроме собственной пернатой персоны, еще что-нибудь волнует? Например, будущее твоей же планеты и те ящероподобные типы, которые собираются прибрать ее к рукам?

Попугай замигал своими глазками-бусинками и виновато посмотрел на землянина:

– На Брундагаке у меня не осталось ни родственников, ни близких друзей. Однако я готов пожертвовать своей птичьей жизнью, если это поможет сорвать коварные планы Империи. Только что мы с тобой можем?

– В одиночку – ничего. А ты подключи свою умную голову, начни использовать те связи, которые остались. Неужели не удастся найти людей, способных остановить агрессоров?

– Кто нам поверит?

– Одного такого человека я знаю. И, насколько помню, у нее обширные связи в преступном мире Брундагака.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 21 >>