Нора Робертс
Тихий омут

Тихий омут
Нора Робертс

Братья Куин #2
Из всей семьи Этан был самым тихим и нерешительным. Но пришло время взять на себя ответственность – за жизнь младшего брата, за счастье женщины, которую он давно любит, не надеясь назвать своей. Никто не догадывается, что за внешней невозмутимостью и спокойствием Этана скрываются боль и отчаяние, пережитые им в юности. Но чтобы обрести счастье, ему придется справиться с призраками прошлого. И кто, кроме любимой женщины, поможет ему в этом?

Нора Робертс

Тихий омут

Пролог

Этан открыл глаза. Было еще темно, но он привык вставать до рассвета, особенно в разгар сезона ловли крабов. Он любил Чесапикский залив, знал его переменчивые настроения и очертания так же хорошо, как себя… может, еще лучше. И за эту жизнь он был благодарен Рэймонду и Стелле Куин, усыновившим и воспитавшим его…

Хотя Стелла умерла восемь лет назад, по утрам, завтракая в одиночестве, Этан часто ловил себя на том, что ждет, когда она войдет в кухню, заспанная, непричесанная. Ее образ, уютный, домашний, приносил ему душевный покой.

Со дня смерти Рэймонда Куина прошло всего три месяца. Чувство потери было еще слишком острым, усугубляясь необъяснимыми обстоятельствами его смерти.

Рэймонд погиб в автомобильной аварии ясным мартовским днем. Дорога была сухой, но Рэй ехал быстро, слишком быстро, и не смог – или не захотел – удержать машину на повороте. Патологоанатомы не нашли признаков сердечного приступа или инсульта, а техническая экспертиза не обнаружила причин, по которым автомобиль мог потерять управление и налететь на телеграфный столб… Однако Этан знал, как расстроен и подавлен был тогда отец.

Глядя в запотевшее зеркало, Этан задумчиво провел пальцем по давнишнему, еле заметному шраму на подбородке. На эту рану – знак «внимания» Кэмерона, старшего брата, – мать сама наложила швы. Им повезло, что Стелла Куин была врачом. Почти непрерывно кто-то из трех ее приемных сыновей – Кэмерон, Этан или Филип – нуждался в неотложной медицинской помощи.

За несколько месяцев до своей смерти Рэймонд Куин привез домой Сета Делотера, и по маленькому городку Сент-Кристофер поползли слухи, что Сет – не просто еще один из «беспризорников Рэя Куина», а его внебрачный сын.

Этану было наплевать на сплетни, однако как быть с тем, что десятилетний Сет смотрел на него глазами Рэя Куина… только в глазах мальчишки отражались ужасы его прежней жизни. Этан, сам переживший подобное, сразу почувствовал в нем родственную душу.

Теперь Сет в безопасности, думал Этан, натягивая мешковатые штаны и застиранную рабочую рубаху. Теперь парень – один из них, один из братьев Куин.

Конечно, их ждет еще множество сражений: страховая компания не желает оплачивать полис Рэя из-за подозрения на самоубийство, и в любой момент может появиться мать Сета.

Все началось около полугода назад, когда Глория Делотер объявилась в Сент-Кристофере. Она устроила истерику отцу, ворвалась в кабинет декана и обвинила Рэймонда Куина в сексуальных домогательствах. Тогда ей не поверили. Слишком много неувязок было в ее истории: она никогда не числилась студенткой университета, никто не помнил, чтобы она посещала лекции профессора Куина. Только вскоре после того, как Глория Делотер исчезла из Сент-Кристофера, Рэй тоже уехал… и вернулся с Сетом.

А после катастрофы в машине Рэя нашли письмо, в котором эта Делотер требовала денег, угрожая разоблачением. И Рэй дал ей деньги, очень много денег, что подтверждали его опустошенные банковские счета и выписанные на ее имя чеки.

Этан не верил, что отец покончил жизнь самоубийством, и всей душой надеялся, что Глория Делотер не объявится, но понимал: облако подозрений, нависшее над семьей, не рассеется, пока не будут найдены ответы на все вопросы.

Этан вспомнил сон, который видел перед самым пробуждением, и только сейчас удивился его потрясающей реальности. Он чувствовал даже запахи рыбы и пота. Палящее солнце слепило глаза, гладкая поверхность воды сверкала, как зеркало… и отец стоял рядом с ним на палубе его рыболовного судна. Они разговаривали, Этан задал отцу мучившие его вопросы, но тот лишь покачал головой и сказал, что ответы он должен найти сам.

Этан вышел в коридор, постучал в дверь напротив и в ответ услышал стон и раздраженную ругань Сета. Он и не сомневался, что парень будет ворчать, но сейчас некому отвозить его в школу: Кэм с Анной проводят в Италии медовый месяц, а Филип возвращается из Балтимора только на уик-энды. Приходится затемно забрасывать мальчишку в дом приятеля, откуда он потом добирается до школы.

В доме было тихо и темно. Этан спустился вниз, не зажигая света – он прекрасно ориентировался в родительском доме на берегу залива, – и только в кухне щелкнул выключателем.

Вчера была очередь Сета навести порядок после ужина, но парень явно не перетрудился. Взглянув на липкий, заставленный грязной посудой стол, Этан прошел прямо к плите и поставил кофе.

Саймон, его пес, свернувшийся в углу, лениво потянулся и застучал хвостом по полу, приветствуя появление хозяина. Этан рассеянно почесал огромную голову ретривера.

По одному из условий оформления опеки, все три брата должны были жить под одной крышей и разделять ответственность за Сета. Этан ничего не имел против ответственности, но он скучал по своему маленькому дому, по своей уединенной и простой жизни.

1

Этан поднял глаза на стремительно надвигающиеся с запада облака.

– Возвращаемся, Джим.

Если ориентироваться по солнцу, они отработали на воде всего восемь часов – короткий день, но Джим не стал возражать. Он знал, что Этан поворачивает судно назад не только из-за приближающегося шторма.

– Пожалуй, парень уже вернулся из школы, – сказал он.

– Да.

Конечно, Сет может посидеть дома один, но лучше не искушать судьбу: десятилетний мальчишка, да еще с таким темпераментом, притягивает неприятности, как магнит.

Когда через пару недель Кэм вернется из Европы, они снова поделят обязанности, но пока за парня отвечает он, Этан.

Гавань Сент-Криса кишела отдыхающими, которых тепло первых июньских дней выманило сюда из Балтимора и Вашингтона. Этан ничего не имел против. Когда залив проявлял свой строптивый характер, городок жил за счет туристов. И бог даст, придет время, когда самые богатые из этих туристов решат, что единственное, чего им не хватает, – это яхты, построенной братьями Куин.

Сильный порыв ветра подтолкнул шлюп к причалу. Джим выпрыгнул, чтобы закрепить тросы. Этан взмахнул рукой, разрешая Саймону покинуть шлюпку. Огромный ретривер тяжело приземлился на причал и стал терпеливо ждать, пока мужчины выгрузят баки с выловленными крабами.

Этан взглянул на приближающегося Пита Монро. Защитного цвета брюки, красная клетчатая рубашка, потрепанная шляпа на седых волосах… нарочито равнодушный взгляд.

– Хороший сегодня улов, Этан.

Этан улыбнулся. Несмотря на скупость, мистер Монро, железной рукой управлявший «Крабовым Домом Монро», ему нравился.

– Неплохой.

– Что-то вы рано сегодня.

– Шторм надвигается.

Монро кивнул. Сортировщики крабов, работавшие на улице в тени полосатых навесов, уже собирались перейти под более надежную крышу. Дождь загонит под крыши и туристов. Выпить кофе с пирожными, полакомиться пломбиром с сиропом, орехами и фруктами. Поскольку Этан был совладельцем кафе «На набережной», его это вполне устраивало.

– Думаю, у тебя бушелей семьдесят[1 - Бушель – около тридцати пяти литров. (Здесь и далее прим. пер.)].

Этан широко улыбнулся, и, если бы кто-нибудь сказал ему, что он при этом стал похож на пирата, он здорово удивился бы.

– Ближе к девяноста, я бы сказал.

Первые капли дождя упали, когда Этан вел шлюп к причалу у родительского дома. Он выручил приличные деньги за своих крабов. Улов оказался приличный – восемьдесят семь бушелей. Если остаток лета будет таким же удачным, в следующем году можно поставить лишнюю сотню ловушек и нанять пару сезонных рабочих.

Несколько прибыльных сезонов позволят ему наравне с братьями вкладывать деньги в новый семейный бизнес и оплачивать гонорар адвоката.

Этан стиснул зубы. Почему на них свалилось все это? Зачем они должны нанимать чертова адвоката и платить какому-то скользкому болтуну в дорогом костюме, чтобы тот защищал доброе имя их отца?

«Сплетни все равно не утихнут, – думал Этан, глядя на рябую от дождя поверхность залива. – Только переключившись на новый скандал, сплетники перестанут смаковать жизнь и смерть Рэймонда Куина и шептаться о мальчишке с синими глазами, глазами Рэя».

Этан злился не из-за себя. Лично его сплетни не задевали, пусть люди чешут языками, пока эти чертовы языки не вывалятся из их ртов, но даже одно плохое слово против человека, которого он любил всем сердцем, приводило его в ярость.

Раскат грома, словно пушечный выстрел, сотряс небо. Стало совсем темно, почти сплошная стена ливня сменила легкую дробь дождя. И все равно Этан не спешил, направляя судно к родному причалу. Дополнительная порция влаги моряка не убьет.

1 2 3 4 5 ... 18 >>