Нора Робертс
Мои дорогие мужчины

Сет гладил щенка и потихоньку успокаивался.

– Какая вам разница, куда я уеду?

– Для меня – никакой. Но для Рэя – большая. Так что тебе придется остаться.

– Остаться? – Такую возможность Сет не рассматривал. Просто не позволял себе думать о ней. – Здесь? Но когда вы продадите дом…

– Кто продает дом?

Сет пожал плечами, решив, что и так болтает слишком много.

– Люди решили, что вы продадите дом.

– Они ошиблись. Никто этот дом не продает. – Сказав это, Кэм с удивлением понял, что ни за что на свете не допустил бы продажи дома. – Я не знаю, как мы все уладим. Я еще думаю об этом. Но пока вбей себе в голову: ты остаешься здесь.

А ведь это означает, вдруг подумал Кэм, что сам он тоже остается.

Похоже, удача не собирается к нему возвращаться…

– Похоже, в ближайшее время нам никуда не деться друг от друга, парень.

Глава 3

Последняя неделя показалась Кэму самой фантастической в его жизни. Его ждет Италия и мотокросс, от которого он собирался получить огромное удовольствие. Большая часть его одежды и яхта – в Монте-Карло, автомобиль – в Ницце, мотоцикл – в Риме.

А он торчит в Сент-Крисе и нянчит строптивого десятилетнего мальчишку. Дай бог, если парень сейчас в школе, как положено. Именно школа послужила причиной утреннего генерального сражения. Но если честно, то сражаются они по любому поводу.

Уборка кухни, стирка, выбор телепрограмм… Кэм покачал головой, продолжая отдирать прогнившие доски заднего крыльца. Этот парень выпускает шипы, не успеешь сказать ему «доброе утро».

«Может, я не так уж хорошо справляюсь с обязанностями опекуна? Но, черт побери, я стараюсь! – думал Кэм. – А в доказательство могу предъявить неутихающую головную боль». К сожалению, большей частью приходилось возиться с мальчишкой одному. Филип взял на себя субботы и воскресенья, и это была существенная помощь, но между уик-эндами оставалось еще пять ужасных суток. Этан обычно заглядывал на несколько часов каждый вечер, но оставались бесконечные дни.

Кэм обменял бы свою бессмертную душу на безоблачную неделю на Мартинике! Горячий песок и еще более горячие женщины. Холодное пиво и никаких стычек. Однако вместо всего этого он стирает, изучает тайны микроволновой печи и пытается присматривать за мальчишкой, который с дьявольским упорством отравляет ему жизнь.

– Ты был таким же, – услышал Кэм голос отца и ничуть не удивился: в последнее время он часто мысленно беседовал с ним.

– Ничего подобного! Я не дожил бы до двенадцати лет, если бы был таким же идиотом.

– Почти весь первый год мы со Стеллой не спали по ночам и не были уверены, что увидим тебя утром.

– По крайней мере, вас было двое. А…

Внезапно пальцы Кэма ослабли, разжались, и молоток с грохотом упал на землю. На задней веранде в старой скрипучей качалке сидел Рэй Куин! Широкое лицо, освещенное улыбкой, взлохмаченная грива седых волос. Босые ноги, торчащие из его любимых серых рыбацких штанов, вылинявшая серая футболка с красным крабом на груди.

– Папа?!

Сердце Кэма взорвалось от радости. Он вскочил.

– Неужели ты думал, что я оставлю тебя барахтаться в одиночку?

– Но…

Кэм закрыл глаза и потряс головой. Безусловно, у него галлюцинации. Из-за перенапряжения, усталости и горя.

– Кэм, я всегда учил тебя, что жизнь полна сюрпризов и чудес. Я хотел, чтобы ты открыл душу не только возможному, но и невозможному.

– Ты имеешь в виду призраки? Господи!

– А почему бы и нет? – Рэй явно развеселился и наконец разразился низким раскатистым смехом. – Читай книжки, сынок. Они полны призраков.

– Не может быть… – пробормотал Кэм.

– Я же сижу здесь, значит, может быть! Слишком много я оставил незаконченных дел. Теперь они в твоих руках и в руках твоих братьев, но кто сказал, что я не могу помогать вам время от времени?

– Судя по всему, мне действительно понадобится серьезная помощь. Прежде всего психиатрическая.

Пока ноги еще слушались, Кэм осторожно поднялся по сломанным ступенькам и присел на край веранды.

– Успокойся, Кэм. Ты не сошел с ума, просто сбит с толку.

Кэмерон сделал глубокий вдох и повернул голову, чтобы получше разглядеть мужчину, лениво качающегося в старом деревянном кресле. Великан Куин вовсе не казался бесплотным призраком. Он был очень настоящим. Очень живым.

– Если ты и вправду здесь, расскажи мне о мальчике. Он твой?

– Теперь он твой. Твой, и Этана, и Филипа.

– Этого недостаточно!

– Вполне достаточно. Я рассчитываю на каждого из вас. Этан никогда не ворчит на жизнь, а пытается сделать ее лучше. Филип, как никто, умеет обдумать детали и увязать их вместе. Ты бьешься, пока все не начинает работать так, как ты хочешь. Мальчику необходимы вы все. Сет – вот что важно. А еще важно то, что вы снова вместе.

– Я не знаю, что с ним делать! – нетерпеливо сказал Кэм. – Я не знаю, что делать с самим собой…

– Поймешь одно – поймешь и другое.

– Черт побери, расскажи мне, что случилось! Расскажи мне, что происходит.

– Я не за этим вернулся. Я даже не могу сказать тебе, встречался ли с Элвисом Пресли. – Рэй усмехнулся, а Кэм беспомощно рассмеялся. – Я верю в тебя, Кэм. Не отказывайся от Сета. Не отказывайся от себя.

– Но я не знаю, что делать!

– Почини ступеньки, – Рэй подмигнул. – Это хорошее начало.

– К черту ступеньки… – начал Кэм, но вдруг понял, что сидит на веранде один. Вокруг пели птицы, плескались волны. – Я схожу с ума, – прошептал он, растирая лицо дрожащей рукой. – Теряю последние мозги, черт меня побери.

Он поднялся и пошел к крыльцу чинить ступеньки.

* * *

Радио было включено на полную громкость. Арета Франклин вопила во всю мочь, требуя уважения к своей глотке стоимостью в миллион долларов. Анна Спинелли подпевала, безумно наслаждаясь своей мощной новой машиной, купленной в рассрочку.

Она работала до одури и экономила, чтобы выкроить наличные на первый взнос и обеспечить ежемесячные платежи. И эта возбуждающая гонка стоила каждого стаканчика йогурта, съеденного вместо полноценного обеда!

Несмотря на весеннюю прохладу, Анна предпочла бы откинуть крышу автомобиля, однако не следовало являться к Куинам растрепанной. Самое главное – выглядеть и вести себя как профессионал.

Для этого домашнего визита Анна выбрала строгий темно-синий костюм. А то, что надето под костюмом, никого не касается! Она обожала белье из натурального шелка, хотя это и подрывало ее бюджет. Но, в конце концов, жизнь дается человеку один раз.

Длинные черные волосы Анна скрутила в аккуратный узел на шее. Ей казалось, что с такой прической она выглядит более зрелой и неприступной. Слишком часто, когда она оставляла волосы распущенными, ее принимали за легкомысленную девчонку, а не за серьезного социального работника.

Итальянские предки наградили Анну золотистой кожей, большими темными миндалевидными глазами, высокими скулами, пухлыми губами и довольно длинным прямым носом. Чтобы не привлекать нежелательное внимание к своей внешности, Анна почти не пользовалась косметикой в рабочие часы.

Подпевая Арете Франклин, Анна думала о том, что уже вполне можно подвести первые итоги. Ей двадцать восемь лет, все силы она отдает работе и довольна своей холостяцкой жизнью в очаровательном городке Принцесс-Анн.

Большими городами она сыта по горло.

Мчась среди узких зеленеющих полей, вдыхая аромат морского ветра, врывающегося в окно, Анна мечтала, что в один прекрасный день сможет поселиться в таком месте. Узкие сельские тропинки, маленькие тракторы вдали, вид на залив с лодками…

Конечно, придется экономить, считать каждый цент, но настанет день, когда она сможет купить маленький домик за городом. Ежедневные поездки на работу и обратно не будут тяжелым испытанием, ведь вождение автомобиля – одно из величайших удовольствий в ее жизни.

Раздался щелчок – это проигрыватель поменял компакт-диск. С «Королевы души» на Бетховена! Анна начала подпевать «Оде радости».

Как хорошо, что дело Куинов поручили ей! Такой интересный случай! Только жаль, что не удастся познакомиться с Рэймондом и Стеллой Куин. Надо быть очень незаурядными людьми, чтобы усыновить трех почти взрослых неблагополучных парней и добиться успеха.

Только Рэймонда и Стеллы больше нет, и теперь она, Анна, отвечает за Сета Делотера. Ясно, что процесс усыновления будет приостановлен. Кто же отдаст ребенка трем одиноким мужчинам?! Один, правда, живет в Сент-Крисе, но второй – в Балтиморе, а третий – там, где ему в данный момент захочется. Явно не самое лучшее окружение для мальчика. Сомнительно, что парни захотят оформлять даже опеку.

Скорее всего Сета Делотера снова поглотит государственная воспитательная система, но Анна намеревалась сделать для него все, что в ее силах.

Заметив сквозь густую листву дом Куинов, Анна остановила машину, приглушила музыку до приличной громкости и придирчиво осмотрела лицо и прическу в зеркале заднего вида. Затем, включив первую передачу, она медленно проехала последние несколько ярдов дороги и повернула на подъездную аллею.

Первое впечатление: красивый дом в чудесном обрамлении. Все вокруг просто дышит миром и спокойствием. Правда, стенам не помешала бы свежая краска, а двору – внимание, но легкий налет обветшания лишь усиливал ощущение уюта.

«Мальчик был бы счастлив здесь», – вздохнув, подумала Анна. Любой был бы здесь счастлив. Как жаль, что придется забрать его! Анна снова вздохнула. Уж кому, если не ей, знать, как капризна судьба…

Захватив портфель, Анна вышла из машины, одернула жакет. Она предпочитала свободный покрой, чтобы не подчеркивать фигуру. Направляясь к парадной двери, она заметила, что на клумбах с многолетними цветами раскрываются первые бутоны.

«Не помешало бы побольше узнать о цветах. Надо взять в библиотеке пару книг по садоводству», – мысленно отметила она.

Из-за дома послышался стук молотка, и Анна остановилась в нерешительности, затем – благо низкие каблуки позволяли – обогнула дом прямо по лужайке.

Он стоял на земле на коленях. Черная футболка заправлена в облегающие застиранные джинсы. Анна не могла не отреагировать на это зрелище чисто по-женски и не одобрить увиденное. Крепкие мышцы перекатывались при каждом ударе молотка по гвоздю. Удары наносились с таким остервенением, что казалось, воздух вокруг вибрирует.

Филип Куин, специалист по рекламе? Маловероятно.

Кэмерон Куин, известный гонщик? Вряд ли.

Остается Этан, рыбак. Анна растянула губы в вежливой улыбке и подошла к нему.

– Мистер Куин?

Не выпуская из рук молоток, он поднял голову и медленно обернулся. Наконец она увидела его лицо. Судя по яростным ударам молотка, человек был чем-то разгневан, и в этом Анна оказалась права. Но к грубоватой красоте его лица она не была готова.

Анна решила, что в этих резких скулах и бронзовой коже сказалась кровь американских индейцев. Черные как вороново крыло волосы, встрепанные и довольно длинные, закрывали шею. Глаза были цвета бури, жесткие, далеко не дружелюбные.

Как женщина, она нашла это сочетание вопиюще сексуальным. Как работник сферы социальных проблем… ну, она вполне могла узнать уличного хулигана, когда видела его перед собой. Кем бы из трех Куинов ни оказался этот, он явно требовал осторожного обращения.

Кэмерон молча изучал ее. Первое, что ему пришло в голову: такие ноги заслуживают лучшего оформления, чем тусклый темный костюм и безобразные черные туфли. Второе: женщина с такими огромными карими глазами, вероятно, привыкла получать все, что хочет, без слов.

Он отложил молоток и встал.

– Я Куин.

– Анна Спинелли, – продолжая улыбаться, Анна протянула ему руку. – Который из Куинов?

– Кэмерон. – Он отметил про себя, что ее крепкое рукопожатие никак не сочетается с хрипловатым вкрадчивым голосом. – Чем могу быть полезен?

– Я из Службы помощи неблагополучным семьям. Веду дело Сета Делотера.

Кэм насторожился, естественный мужской интерес к гостье мгновенно испарился.

– Сет в школе.

– Это даже хорошо. Я хотела бы обсудить с вами создавшуюся ситуацию, мистер Куин.

– Юридическими деталями занимается мой брат Филип.

Несмотря на его неприветливый тон, Анна изо всех сил старалась сохранить вежливую улыбку.

– Он здесь?

– Нет.

– Ну тогда, надеюсь, вы уделите мне немного внимания. Насколько я поняла, вы временно живете здесь?

– Ну и что?

Анна не удивилась его агрессивности. Слишком многие видят в социальных работниках врагов. Когда-то она сама была такой.

– Мистер Куин, я отвечаю за Сета. Или мы сейчас обсудим ситуацию, или я уеду и приведу в действие официальный механизм по перемещению мальчика из этого дома в проверенную и надежную приемную семью.

– Мисс Спинелли, с вашей стороны это было бы серьезной ошибкой. Сет никуда отсюда не уедет!

Слишком уж презрительно он произнес ее имя. Анна гордо вздернула подбородок, расправила плечи.

– Сет Делотер – несовершеннолетний. Процесс усыновления, начатый вашим отцом, не был закончен, и теперь появились некоторые сомнения в его юридической силе. На этой стадии, мистер Куин, вы, с точки зрения закона, не имеете к мальчику никакого отношения.

– Вы ведь не хотите услышать, куда я готов послать ваш закон, мисс Спинелли? – С некоторым удовлетворением Кэм отметил вспышку гнева в огромных темных глазах. – Я так и думал. Сет – мой брат, так что я буду бороться за него! – Кэм произнес эти слова неожиданно для самого себя, и они потрясли его до глубины души. Он нервно дернул плечом и отвернулся. – Мне необходимо выпить.

После того как за ним захлопнулась дверь, Анна стояла неподвижно еще несколько секунд. Однако, когда речь шла о ее работе, она не позволяла себе терять терпение. Прежде чем подняться по частично отремонтированным ступенькам и войти в дом, она трижды глубоко вдохнула и выдохнула.

– Мистер Куин…

– Вы еще здесь? – Он щелкнул крышкой пивной бутылки. – Хотите пива?

– Нет. Мистер Куин…

– Я, признаться, не слишком люблю социальных работников.

– Вы шутите! – Анна демонстративно похлопала ресницами. – Вот уж никогда бы не догадалась.

Его губы непроизвольно дернулись в улыбке.

– Ничего личного.

– Понимаю. А мне, например, не нравятся грубые высокомерные мужчины. Тоже ничего личного. Итак, вы готовы обсуждать судьбу Сета, или мне просто вернуться сюда с оформленными документами и полицейскими?

«И вернется!» – решил Кэм, внимательно посмотрев на нее еще раз. Пусть ей досталось лицо, достойное кисти художника, но и силы воли явно не занимать.

– Учтите, если вы попробуете это сделать, парень тут же удерет. Конечно, рано или поздно вы его поймаете, и он окажется в исправительном заведении для несовершеннолетних… а потом и в тюрьме. Ваша система не поможет ему, мисс Спинелли.

– А вы поможете?

– Надеюсь. – Кэмерон хмуро уставился на бутылку. – Мой отец точно помог бы. – Когда он снова поднял глаза, в них была такая скорбь, что Анна не могла остаться равнодушной. – Вы верите в священность клятвы, данной умирающему?

– Да, – не задумываясь, ответила она.

– В тот день, когда умер мой отец, я пообещал ему… мы пообещали ему, что оставим Сета у себя. Ничто и никто не заставит меня нарушить данную клятву. Ни вы, ни ваша система, ни дюжина копов.

Ситуация оказалась для Анны неожиданной. Значит, придется перестроиться.

– Я бы хотела сесть, – сказала она после небольшой паузы.

– Валяйте.

Анна выдвинула стул. Раковина была полна грязной посуды, а в воздухе витал запах какой-то еды, сожженной накануне. Однако, на ее взгляд, это означало лишь то, что мальчика пытались накормить.

– Вы собираетесь обратиться с заявлением об официальной опеке?

– Мы…

– Лично вы, мистер Куин, – перебила Анна. – Я спрашиваю о ваших намерениях.

Она ждала ответа и видела на его лице отражение внутренних борений.

– Если вы так ставите вопрос, думаю, да. Да! Если это необходимое условие.

«И помоги нам всем бог», – добавил Кэм про себя.

– Вы собираетесь жить в этом доме с Сетом постоянно?

– Постоянно? – Наверное, это было единственное слово, которое могло напугать Кэмерона Куина. – Теперь я должен сесть. – Он так и сделал, затем сжал пальцами переносицу, надеясь хоть частично ослабить напряжение. – Господи! А вас не устроит, если я скажу: «В обозримом будущем»?

Анна сложила руки на краю стола. Она не сомневалась в его искренности, даже могла бы восхититься чистотой его намерений. Но…

– Вы не имеете ни малейшего представления о том, что собираетесь взвалить на себя.

– Ошибаетесь. Имею, и это пугает меня до смерти.

Анна одобрительно кивнула, признавая, что этим ответом он заработал очко в свою пользу.

– В таком случае, не кажется ли вам, что было бы лучше отдать его в тщательно проверенную и официально одобренную приемную семью? Почему вы думаете, что сможете стать для десятилетнего мальчика, которого – как я понимаю – вы знаете меньше двух недель, хорошим опекуном?

– Потому что я его понимаю. Я сам когда-то был таким мальчиком. А кроме того, его место здесь.

– Боюсь, что это практически невозможно. Вы неженатый мужчина без постоянного адреса и без постоянного источника дохода.

– Мой дом здесь, и у меня есть деньги.

– Кому принадлежит этот дом, мистер Куин? – Кэм замялся, и Анна вздохнула: – Похоже, вы не знаете.

– Филип знает.

– Рада за него. Кстати, я не сомневаюсь в том, что у вас есть деньги, мистер Куин, но я говорю о постоянном месте работы. Мотаться по свету и участвовать в различных гонках – не стабильная работа.

– Зато приносит отличный доход.

– Охотно верю, но, принимая на себя ответственность за мальчика, вы должны были подумать о том, что выбранный вами образ жизни подвергает опасности ваше здоровье и саму вашу жизнь. Во всяком случае, суд об этом наверняка подумает. Что, если вы пострадаете во время гонок?

– Я знаю, что делаю! Кроме того, нас трое.

– Но только один из вас живет вместе с Сетом.

– Ну и что?

– И это не уважаемый профессор университета с опытом воспитания троих сыновей.

– Это не означает, что я не справлюсь!

– Конечно, мистер Куин, – терпеливо сказала Анна, – но это главное препятствие к оформлению официальной опеки.

– А что, если бы мы все жили здесь? Что, если мои братья переедут сюда? – «Господи, какую чушь я несу!» – подумал Кэм, но продолжал: – Что, если я найду… – он понял, что слова застрянут в горле, и глотнул пива, – постоянную работу?

Анна пристально посмотрела на него.

– И вы действительно хотите так резко изменить свою жизнь?

– Рэй и Стелла Куин в свое время изменили мою жизнь. Я перед ними в долгу.

Ее лицо смягчилось, пухлые губы изогнулись в улыбке, глаза потеплели и стали бездонными. Кэмерон удивленно замигал. Когда она протянула руку и легко накрыла ладонью его ладонь, он опустил взгляд, потрясенный неожиданно вспыхнувшим в нем желанием.

– Когда я ехала сюда, то очень жалела, что не смогу познакомиться с ними. Я думала о том, что они, вероятно, были замечательными людьми. Теперь я в этом уверена. – Она отстранилась. – Мне необходимо поговорить с Сетом и с вашими братьями. В какое время Сет возвращается из школы?

– В какое время? – Кэм озадаченно взглянул на кухонные часы. – Э… по-разному.

– Если дело дойдет до официального изучения домашней обстановки, вы должны отвечать точнее. Я заеду в школу и поговорю с ним. – Анна встала. – А когда я смогу застать дома вашего брата Этана?

– Он возвращается с уловом не раньше пяти.

Анна взглянула на часы, прикинула свои возможности.

– Хорошо, с другим вашим братом я встречусь в Балтиморе. – Она достала из портфеля аккуратную записную книжку в кожаном переплете: – Вы могли бы назвать мне имена и адреса нескольких соседей? Людей, которые знают вашу семью и могли бы охарактеризовать вас… с хорошей стороны.

– Вероятно, найдется несколько человек.

– Учтите, это только начало. Я должна собрать максимум информации, мистер Куин. Если окажется, что Сету лучше всего остаться в вашем доме под вашей опекой, я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь вам. – Анна наклонила голову. – Но если я приду к выводу, что в его интересах покинуть ваш дом, я буду сражаться против вас не на жизнь, а на смерть!

Кэм тоже встал.

– По-моему, вы уже все для себя решили.

– Отнюдь нет, мистер Куин. Просто я стараюсь быть объективной.

Не успела незваная гостья выйти из дома, Кэм бросился к телефону. К тому времени, как он добрался до Филипа через заслон секретарей и ассистентов, его ярость уже переплескивала через край.

– К нам приезжала какая-то девица, социальный работник.

– Я же тебя предупреждал.

– Ничего подобного!

– Предупреждал. Ты просто никогда не слушаешь. Мой приятель, адвокат, занимается оформлением опеки. Мать Сета исчезла. Насколько мы выяснили, ее нет в Балтиморе.

– Мне плевать, где она! Эта чертова девица собирается забрать Сета!

– Кэм, не горячись. Оформление опеки требует времени.

– Похоже, у нас нет времени! – Кэм закрыл глаза: гнев мешал ему рассуждать здраво. – Впрочем, может быть, я выиграл немного… Слушай, кому теперь принадлежит дом?

– Нам. Папа оставил все нам троим.

– Хорошо, отлично. Потому что вам обоим, похоже, придется сменить адрес. Ты запакуешь свои шикарные костюмы, приятель, и переедешь сюда. Мы снова будем жить вместе.

– Черта с два!

– А мне придется найти работу, будь я проклят. Короче говоря, все это нужно обсудить. Жду тебя сегодня к семи вечера. И привези ужин: мне до смерти надоело готовить.

Филип начал отчаянно ругаться, и Кэм с некоторым удовлетворением повесил трубку, не дожидаясь конца тирады.

Познакомившись с Сетом, Анна пришла к заключению, что мальчик упрям, угрюм и за словом в карман не лезет, однако с удивлением обнаружила, что при всем этом он ей очень нравится. Директор школы разрешила забрать Сета с урока и превратить уголок кафетерия во временный кабинет.

– Было бы проще, если бы ты сразу рассказал мне, что думаешь о своей жизни и чего хочешь.

– А вам-то что до этого?

– У меня такая работа, мне за нее платят.

Сет пожал плечами и продолжал водить пальцем по столу.

– Поганая работа! Вы что, не могли найти получше?

– Ну довольно обо мне, – сказала Анна, пытаясь подавить улыбку. – Давай поговорим о тебе. Тебе нравится жить с мистером Куином?

– Классный дом.

– Да, мне он тоже понравился. А что скажешь о мистере Куине?

– Он думает, что знает все на свете. Считает себя важной шишкой только потому, что объехал весь мир. Но еду готовить он совсем не умеет, это точно.

Анна отложила ручку. «Мальчик слишком худой», – подумала она.

– Ты голодаешь?

– Да нет, но обычно все заканчивается пиццей или гамбургерами. Печальное зрелище. Неужели так сложно справиться с микроволновкой?!

– Может, тебе самому стоит заняться стряпней?

– Как будто он меня спрашивает! На днях он взорвал картошку. Забыл проткнуть в шкурке дырки. Знаете, как это бывает? Бам! – Сет забыл о своем высокомерии и громко расхохотался. – Ну и грязь была! Как же он ругался, о господи!

– Значит, в кухонных делах мистер Куин не специалист, – подытожила Анна, но про себя подумала: «Во всяком случае, он старается».

– Скажете тоже. У него гораздо лучше получается стучать молотком или ковыряться в той классной машине. Вы видели «Корвет»? Кэм сказал, что это машина его матери и принадлежала ей целую вечность. Она мчится, как ракета! Рэй почему-то не хотел ездить на ней.

– Ты скучаешь по нему? По Рэю?

Сет опустил глаза, плечи его дернулись.

– Он был отличный мужик. Но старый, а старики умирают. И ничего с этим не поделаешь.

– А что скажешь об Этане и Филипе?

– Они нормальные. Мне нравится ходить в залив на лодке. Если бы не школа, я мог бы работать у Этана. Он сказал, что я вытягиваю свою долю.

– Сет, ты хочешь остаться с ними?

– Мне все равно больше некуда деваться.

– Почему же? Всегда есть выбор. Я могла бы помочь найти то место, где тебе будет лучше всего. А если ты знаешь, где твоя мать…

– Я не знаю! – взвизгнул Сет, резко вскинув голову. Его глаза потемнели и казались теперь почти черными на бледном лице. – И не желаю знать! Только попробуйте отослать меня к ней, и вы меня никогда не найдете!

– Она обижала тебя?

Мальчик, не отвечая, пристально смотрел на Анну.

– Хорошо, пока не будем об этом. Видишь ли, существуют прекрасные семьи, которые хотели бы взять на воспитание ребенка, заботиться о нем…

– Значит, Куины от меня отказываются? – Слезы подступили к глазам, но будь он проклят, если позволит себе разреветься. – Кэм сказал, что я могу остаться, но это была ложь? Просто еще одна сраная ложь!

– Нет! – Анна схватила Сета за руку, не дав ему вскочить. – Они как раз хотят оставить тебя. Мистер Куин – Кэмерон – очень рассердился, когда я предложила отправить тебя в другой дом. Я просто пытаюсь выяснить, чего хочешь ты. И, пожалуй, ты только что ответил на мой вопрос…

– Рэй говорил, что мне не придется возвращаться к ней! Он обещал!

– Я постараюсь помочь ему сдержать это обещание – если смогу.

<< 1 2 3 4 5 >>