Нора Робертс
Тихий омут

– А, ну да. – Пристыженный своими мыслями, Этан отстранился и стал искать на полке мазь. – Все равно намажь. – Он положил тюбик на стол и попятился. – Я… я заставлю Сета умыться и вымою ручки Обри.

Захватив по дороге корзину с бельем, Этан поспешно ретировался.

Очень медленно, двигаясь как в полусне, Грейс выключила воду, вернулась к плите и спасла картошку. Проверив мясо, она взяла тюбик, намазала красное пятнышко на тыльной стороне ладони, затем убрала тюбик в шкафчик и, прислонившись к раковине, посмотрела в окно.

Радуга на небе так и не появилась.

2

Для любого школьника ничего нет на свете лучше субботы, особенно если эта суббота предшествует последней перед летними каникулами учебной неделе.

С недавнего времени каждую субботу Сет проводил на рыболовном судне с Этаном и Джимом, что означало тяжелый труд, палящее солнце и холодные напитки – день настоящих мужчин… и удобный случай пощеголять классными солнечными очками и футболкой с девизом сериала «Секретные материалы», уверяющим, что «истина где-то там».

Сет низко надвинул на глаза бейсбольную кепку и подцепил багром очередной буек, краем глаза наблюдая за Джимом. Коренастый, похожий на лягушку, Джим словно врос в палубу. На морщинистом, опаленном солнцем лице поблескивали узкие щелочки сощуренных темных глаз. Невозможно определить с виду, сколько Джиму лет. Может, пятьдесят, может, восемьдесят, но сил ему не занимать – тяжелые ловушки перекидывает через борт, словно пушинки. И Сету нравилась степенность, с которой Джим открывал задвижку нижней части ловушки, вытряхивал в залив старую наживку, за которой тут же с криками, как сумасшедшие, пикировали чайки, затем переворачивал ловушку и так сильно тряс ее, что крабы – несмотря на все их сопротивление – вываливались из верхней секции в огромный бак.

Сет прикинул, что вполне справился бы со всем этим. Он уже не боялся глупых крабов, хотя они были похожи на огромных жуков-мутантов с Венеры и свирепо щелкали клешнями. Однако ему пока доверяли лишь менять наживку: бросать в ловушку пару горстей отвратительной рыбной требухи, проверять, не запутались ли веревки, и, если все в порядке, бросать ловушку через борт.

Бух!

Затем он должен был вытаскивать багром следующий буек.

Сет теперь знал, как отличить самок от самцов. Джим сказал, что самки, как девчонки, красят ногти, и действительно, у них были красные клешни. И животы у самок и самцов были разрисованы по-разному. Джим показал ему двух спаривающихся крабов. Ну, это уж слишком. Парень вскарабкался на девчонку, подоткнул ее под себя, и как сказал Джим – они могли так плавать по нескольку дней.

Этан сказал тогда, что крабы поженились, а когда Сет хихикнул, удивленно приподнял брови. Сет был настолько заинтригован, что пошел в школьную библиотеку и прочитал все, что нашел о крабах. И, кажется, понял, что имел в виду Этан. Самец защищал подружку, потому что она могла спариваться, только когда ее панцирь был мягким, а потом плавал с ней, пока ее панцирь не затвердеет. И поскольку самка могла спариваться только раз в жизни, то это действительно было похоже на свадьбу.

Сет подумал о Кэме и мисс Спинелли – Анне, напомнил он себе. Теперь он должен называть ее Анной. Забавная была свадьба. У всех женщин глаза были на мокром месте, а мужчины все время смеялись и шутили. И столько суеты. Куча цветов, и музыка, и тонны еды. Кэм вытащил его в универмаг и заставил примерять костюмы, чтобы он выглядел на торжестве достойно. Только его, Сета, не проведешь. Он точно знает: брак – просто законный способ заниматься сексом, когда и сколько хочешь.

Но все-таки было здорово. Он никогда не видел ничего подобного.

Правда, его немного беспокоило, как все пойдет, когда в доме появится женщина. Анна ему нравилась. Не обманывает и не хитрит, хотя и социальный работник. Однако она – женщина.

Как его мать.

Сет попытался отогнать эту назойливую мысль подальше. Если он будет думать о матери, если будет вспоминать о том, как жил с ней… со всеми теми мужиками в грязных вонючих комнатушках, он напрочь испортит такой чудесный день.

За свои десять лет он видел не так уж много счастливых солнечных дней, чтобы портить хотя бы один.

– Сет, ты что, заснул?

Голос Этана вернул Сета к действительности. Он замигал и пробормотал, быстро выдергивая следующий буек:

– Просто думал.

– Ну, лично я не большой любитель думать, – ухмыльнулся Джим, ставя ловушку на планшир[2 - Планшир – брус, проходящий по верхнему краю борта.] и начиная перебирать крабов. – Можно заполучить воспаление мозга.

– Дерьмо, – заметил Сет, изучая улов. – Вот у этого размягчается панцирь.

Джим вытащил краба с треснувшим панцирем из общей шевелящейся массы.

– Этот ворчун завтра станет чьим-то сандвичем. – Подмигнув Сету, он бросил краба в бак. – Может, моим.

Глупыш, вполне заслуживавший свое имя, обнюхал ловушку, чем спровоцировал довольно мощный крабовый мятеж, и с визгом отскочил от щелкающих клешней.

– Ну и псина, – расхохотался Джим. – Ему воспаление мозга точно не грозит.

* * *

Рабочий день не закончился даже тогда, когда они выгрузили улов и высадили Джима на пристани.

– Пора на верфь. – Этан отступил от рулевого рычага, который многие рыбаки предпочитали штурвалу. – Хочешь повести судно?

Глаза Сета были скрыты за темными стеклами очков, но, глядя на отвисшую челюсть парня, Этан вполне мог представить себе их выражение.

– Конечно. Никаких проблем. – Сет положил потные ладони на рычаг, однако не забыл небрежно дернуть плечом так, будто подобные предложения поступали каждый день.

Этан стоял рядом, готовый в любой момент прийти на помощь. Движение в заливе было оживленным, но до верфи недалеко, и надо же когда-нибудь учить парня. Нельзя жить в Сент-Кристофере и не уметь водить рыболовное судно.

– Право руля. Чуть-чуть, – сказал он Сету, засунув руки в задние карманы. – Видишь тот ялик? Если не свернешь, он срежет нам нос.

Сет прищурился, изучая людей на палубе ялика, и презрительно фыркнул:

– Воскресный морячок. Больше интересуется своей девчонкой, чем ветром.

– Ну, она неплохо смотрится в этом бикини.

– Подумаешь, сиськи. Понятия не имею, из-за чего столько шума!

Этан умудрился сдержать смех и серьезно кивнул:

– Наверное, потому, что у нас с тобой их нет.

– Мне они точно ни к чему.

– Подождем пару лет, – пробормотал Этан, зная, что за шумом двигателя Сет его не услышит. Затем призадумался. А что будет через пару лет, когда парень достигнет половой зрелости? Кому-то придется поговорить с ним… Конечно, Сет и так уже много знает о сексе, но в основном о его грязной стороне. Надо объяснить, как все должно быть, может быть… и, бог даст, объяснять будет кто-нибудь другой.

Впереди показалась верфь, старое кирпичное здание со свежими заплатами на крыше, с пыльными, зато целыми окнами и новеньким причалом. Может, для стороннего наблюдателя и не такое уж шикарное зрелище, но, если вспомнить, как все здесь выглядело всего пару месяцев назад, прогресс очевиден.

– Тормози. – Этан рассеянно положил ладонь на руку Сета, сжимавшую рычаг, и почувствовал, как мальчик оцепенел. Все еще пугается, когда до него неожиданно дотрагиваются, но потихоньку привыкает. – Вот так, теперь немного правее.

Судно легонько ударилось о причал.

– Отличная работа.

Этан спрыгнул с палубы и кивнул Саймону, дрожавшему от нетерпения. Саймон ловко перепрыгнул через борт. Глупыш отчаянно затявкал, с трудом взобрался на планшир, поколебался, затем тоже прыгнул.

– Сет, передай мне холодильник.

Хрюкнув от напряжения, Сет передал Этану тяжелый ящик.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 18 >>