Отто Вейнингер
Пол и характер

Отто Вейнингер
Пол и характер

Часть первая ПОЛОВОЕ МНОГООБРАЗИЕ

Глава I «Мужчины» и «женщины»

Отличающаяся наибольшей общностью классификация, которая большинство живых существ разделяет на самцов и самок, мужчин и женщин, не может устоять против фактов действительности. Несостоятельность этих понятий настойчиво дает себя чувствовать, и ближайшая цель этой книги – прийти к ясности в данной области.

Я примыкаю к другим авторам, которые писали в последнее время о явлениях разбираемой мною сферы, и выбираю исходным пунктом исследования установленный эмбриологией факт половой недифференцированности первоначального, эмбрионального строения человека, растений и животных.

У человеческого зародыша до пятой недели нельзя определить пол, в который он впоследствии разовьется. Только после пятой недели начинаются здесь те процессы, которые к исходу третьего месяца беременности заканчиваются односторонним развитием первоначально общего обоим полам строения; в дальнейшем течении своем процесс приводит к выработке определенного в смысле сексуальном индивидуума. Это двуполое, бисексуальное строение всякого, даже самого высшего, организма подтверждает тот факт, что признаки другого пола всегда остаются, а не исчезают и у однополого индивидуума, как индивидуума растительного и животного, так и человеческого. Дифференциация полов, разделение их никогда не бывает совершенно законченным. Все особенности мужского пола можно найти, хотя бы и в самом слабом развитии, и у женского пола. Все половые признаки женщины имеются и у мужчины, хотя бы только в зачаточном, рудиментарном виде.

Если мы возьмем в виде примера человека, о котором в дальнейшем почти исключительно будет идти речь, – то и у наиболее женственной женщины мы на тех местах, где у мужчины растет борода, найдем пушок, состоящий из мягких, лишенных окраски волос. С другой стороны, и у наиболее мужественного из мужчин под сосками оказывается комплекс остановившихся в своем развитии молочных желез. Особенно внимательное исследование этого вопроса произведено в области половых органов и их выходных путей, причем здесь удалось установить, что все признаки, присущие одному полу, находятся также и у другого пола. Зачаточное состояние их не помешало безошибочно установить наблюдающийся здесь параллелизм.

…Прежде всего надо выяснить, что хотя, с одной стороны, и существуют самцы с абсолютно незначительными остатками женственности, а с другой стороны – самки с совершенно незаметными признаками мужественности, а посреди имеются еще и представители гермафродитной формы, но между этими тремя центрами, однако, не существует незаполненных мест. Нас всего более интересует здесь человек. Однако почти все, что можно сказать о нем, применительно с большими или меньшими смягчениями и к большинству живых существ, обладающих половым размножением.

Что касается человека, то молено без колебания установить: существуют бесчисленные переходные ступени между мужчиной и женщиной, так называемые «промежуточные формы пола». Как физик говорит об идеальных газах, подчиняющихся закону Бойля – Гей-Люссака, хотя в действительности в полной мере этому закону не подчиняется ни один газ; как физику приходится исходить из норм этого закона, чтобы установить те или иные уклонения от него в конкретных случаях, так и нам следует пользоваться понятиями идеального мужчины «М» и идеальной женщины «Ж», только как типичными половыми формами, которых в действительности в абсолютном виде нет. Тем не менее не только можно, но и должно пользоваться этими понятиями о типе в его чистом виде. Всякий объект в искусстве, как и в науке, является именно типом, «идеей», по определению Платона.

…Надо помнить, что речь идет не только о бисексуальном, двуполом предрасположении, но и беспрерывно действующей двуполости. Рамки вопроса вовсе не ограничиваются промежуточными половыми формами и физическим или психическим гермафродитизмом, как это устанавливали во всех исследованиях в этой области. Моя мысль является, таким образом, совершенно новой. Именем «промежуточных половых ступеней» до сего времени пользовались только для обозначения средних половых ступеней. Как будто, пользуясь математическим языком, здесь находится место скопления половых форм, нечто большее, чем незначительное расстояние на той линии, какая соединяет две крайности и везде одинаково плотно населена. Таким образом, мужчина и женщина являются как бы двумя субстанциями, распределенными в самых разнообразных смешениях в живых индивидуумах, причем коэффициент ни одной из этих субстанций не может равняться нулю. Можно даже сказать, что в области опыта нет ни мужчины, ни женщины. Существует только мужественное и женственное.

…Чтобы подтвердить этот взгляд, можно привести многочисленные доказательства.

Напомню, однако, о мужчинах с женским тазом и женской грудью, с лицом, лишенным растительности, или с крайне слабыми признаками ее, с резко оформившейся талией и слишком длинными волосами на голове… Напомню о женщинах с узкими бедрами[1]1
  Ширина бедер является верным и общеупотребительным критерием процентного отношения «Ж» в данном индивидууме; абсолютная же ширина таза, то есть расстояние между бедренными костями, не может служить таким признаком.


[Закрыть]
и плоской грудью, с плохо развитым седалищем и мало развитым жировым слоем ягодиц, с грубым низким голосом и усами (усы очень часто появляются у женщин, но мы не всегда их замечаем, так как им не дают расти) и т. д.

Все эти явления, которые обыкновенно встречаются в совокупности у одного и того же человека, хорошо известны каждому врачу, но до сих пор их не приводили в общую связь.

…Главной задачей в данном случае является познание «М» и «Ж», правильное установление сущности идеального, в смысле типичности мужчины и идеальной женщины. При наличности познания этих типов нетрудно будет и применение его к отдельным случаям, которые являются только различными количественными смешениями обоих типов. Таким образом, содержание этой главы сводится к следующему: нет ни одного живого существа, которое можно было бы определенно отнести только к тому или иному полу. В действительности встречается лишь колебание между двумя крайними точками, на которых нам не найти ни одного живого существа. В живой жизни встречаются индивидуумы, лишь приближающиеся к этим полюсам. Наука должна поставить себе задачей – определить положение каждого единичного существа между этими двумя типами. Приписывать этим типам особую метафизическую реальность, наряду с миром опыта или над ним, было бы ошибочно. Но к созданию их ведет неминуемое: эвристический мотив наивозможно совершенного изображения действительности.

Предчувствие такой двуполости, присущей всем живым существам и являющейся следствием неполного разделения полов, относится еще к глубокой древности. Не чуждое китайским мифам, оно пользовалось большой известностью в Древней Греции. Гермафродиты, фигурирующие в мифах, рассказах Аристофана и в «Пире» Платона, служат лучшим доказательством этого. Развившаяся в более позднее время гностическая секта офитов считала андрогином первобытного человека.

Арреноплазма и телиплазма

Ожидания читателя, относящиеся к этому труду, поставившему себе задачей всесторонний пересмотр всех относящихся к данной области фактов, ожидание того, что здесь дано будет новое и полное описание анатомических и физиологических свойств половых типов – естественно. Но такой труд, помимо того, что он вряд ли оказался бы по силам одному человеку, требует самостоятельных исследований, каких я не производил; компилятивное же изложение выводов, уже имеющихся в литературе, прекрасно выполнено Гэвлоком Эллисом.

Создание половых типов на основании его выводов привело бы в лучшем случае к гипотетическим положениям, которые не облегчили бы дальнейшей научной работы. Содержание этой главы носит преимущественно общий характер и, касаясь биологических принципов, имеет в виду обратить внимание будущих исследователей на отдельные частности вопроса и этим принести некоторую пользу их работе. Если читатель, чуждый биологических познаний, пропустил эту главу, это не послужит в ущерб его пониманию при дальнейшем чтении книги…

Глава II Законы полового притяжения

Пользуясь старыми выражениями, можно сказать, что у всех дифференцированных в половом отношении живых существ наблюдается влечение между мужчиной и женщиной, притяжение, направленное к половому сближению. Так как, однако, ни идеального «мужчины», ни типичной, абсолютной «женщины» в действительности не существует, то эта область взаимного притяжения требует особенного внимания, тем более что закон полового притяжения в том виде, каким устанавливаю его я, упомянут только одним философом и почти еще неизвестен. Поэтому в первую очередь мы приступим к наблюдениям над человеком.

Каждый человек обладает по отношению к другому полу определенным, одному ему свойственным, вкусом. Так, например, если сравнить портреты женщин, которых любил тот или иной знаменитый в истории человек, то мы почти всегда найдем сходство между объектами его любви. Сходство это чисто внешнее, но его можно, однако, проследить во всем, до ногтей пальцев включительно. У каждого из нас встречаются знакомые, вкус которых по отношению к другому полу вызывает у нас восклицание: «Не понимаю, как она может ему нравиться!» Множество фактов, устанавливающих особенности полового «вкуса» полов (даже у животных), собрано в книге Дарвина «Происхождение человека».

Далее мы увидим, что и растения не лишены определенного вкуса, какому подчинен закон притяжения.

Как закон тяготения, так и притяжения полов зиждется почти без исключения на основе взаимности. Там, где это правило нарушается, почти всегда можно указать на более дифференцированные моменты, которые или задерживают проявление этого обоюдного непосредственного вкуса, или же напротив того, вызывают желание в том случае, когда первое непосредственное впечатление отсутствует. Между тем часто речь идет о том, что люди «не подходят друг другу» или что не пришел еще «настоящий»: это выражает некоторое предчувствие того, что в каждом человеке находятся известные свойства, для которых вовсе не безразлично, какой именно индивидуум другого пола соединится с ним, и что отнюдь не каждый мужчина или женщина может заменить другого мужчину или женщину так, чтобы при этом не ощущалось какого-либо расстройства в проявлениях полового чувства.

По собственному опыту каждый знает, что известные лица другого пола могут действовать на него отталкивающим образом, другие – безразличны, а третьи – привлекают, пока не явится наконец индивидуум, соединиться с которым составляет для него потребность, перед которой все вокруг совершенно обесценивается. Эта последняя встреча наступает не всегда. Какими, однако, свойствами должен обладать такой именно, обладающий максимальным притяжением, индивидуум? Если действительно каждому типу среди мужчин, как мы знаем, соответствует возбуждающий его женский тип, и наоборот, – то здесь, очевидно, в самой основе такого притяжения находится определенный закон.

Какой это закон и как он выражается?

Контрасты сходятся – вот ответ, который приходится слышать так часто.

Такая формулировка не лишена справедливости, но она слишком неопределенна и поэтому не допускает математической точности.

Книга эта вовсе не ставит целью открыть все многочисленные законы притяжения. В этой главе мы рассмотрим только один из них, находящийся в органической связи с позицией, занятой этой книгой. Этот закон, на который я первый обратил внимание, наиболее разработан. Надеюсь, что новизна и сложность этого вопроса оправдывают недостаточную полноту доказательств.

Не буду останавливаться на фактах, благодаря которым я открыл этот основной закон полового притяжения. Предлагаю прежде всего каждому проверить сначала закон этот на самом себе, а потом применить его к кругу своих знакомых. Особенное внимание надо обратить на те случаи, когда «вкуса» вашего не понимают или, наоборот, когда «вкус» других остается всем непонятен. Необходимым для такой проверки минимумом знаний относительно внешних форм человеческого тела обладают все.

Точная формулировка этого закона гласит: «Для соединения полов нужны – совершенный мужчина «М» и совершенная женщина «Ж», хотя и разделенные в двух разных индивидуумах в совершенно различных сочетаниях».

…Надо, однако, избегнуть недоразумения в формулировке этого вывода. Такая формулировка приемлема только в том случае, если мы предполагаем, что у каждого индивидуума количество женственности безусловно равняется нехватке мужественности. Абсолютно мужественное существо нуждается в абсолютном женственном, и обратно. В тех же случаях, когда, при наличности большей доли «М», имеется известная часть «Ж», дополняющее существо должно принести недостающую долю «М», одновременно дополнив собой и недостающую часть «Ж».

…Наличность определенного полового вкуса бесспорна. Существуют, следовательно, и законы этого вкуса, а также и функциональная связь между половым вкусом индивидуума, с одной стороны, и физическими и психическими свойствами его – с другой. В этом нет ничего неправдоподобного, что могло бы опровергнуть опыт научный или повседневный. Было бы, однако, ошибкой успокоиться на том, что это «само собой разумеется».

…Научные требования скромности заставят нас говорить не о силе, которая толкает двух индивидуумов друг к другу, как игрушечных паяцев, но о проявляющемся в этом законе выражении того, что в одинаковой форме сказывается во всех случаях максимального полового притяжения. Здесь, в данном законе, сказывается то, что термином «инвариант» определял Оствальд, что словом «многократная» обозначает Авенариус, то есть наблюдаемая во всех случаях одинаковость суммы «М» и «Ж» в существах, наиболее привлекающих друг друга.

Здесь приходится оставить в стороне наличие красоты, эстетические нормы. Один человек в восхищении от данной женщины, без ума от ее «необыкновенной» «обаятельной» красоты, тогда как другой не может никак понять, «что в ней, собственно говоря, находят?». Это разногласие обычно, и происходит оно от того, составляет ли данная женщина половое дополнение к определенному мужчине или нет. Помимо отдельных примеров, доказывающих относительность оценок такого рода, помимо норм эстетики, укажу лишь, что прекрасным влюбленные зачастую находят не только безразличное с точки зрения эстетики, но не редко и прямо анти-эстетическое и некрасивое. Отвергается в этом случае не только чистая эстетика, но и то, что нравится нам, независимо от «половых апперцепций» (впечатлений, установок) наших.

Многие сотни случаев подтверждают этот закон, исключения из которого оказываются лишь кажущимися. Чуть ли не каждая любовная пара, какую встретишь на улице, является новым доказательством этого, и исключения из этой нормы побуждают лишь к отысканию еще и других законов, каким подчинена половая жизнь. Мной произведен был целый ряд опытов. Так, например, коллекция фотографических карточек безупречно красивых женщин с определенным содержанием «Ж» в каждой предъявлялась мной целому ряду знакомых. Анкета, которую я устраивал, была построена на просьбе выбрать «самую красивую». Полученные ответы всякий раз вполне совпадали с теми, каких я ждал заранее.

Тех, кто уже знал, в чем дело, я просил устраивать мне следующий экзамен: они показывали мне много портретов женщин, и я должен был определить именно ту, какая нравилась им больше всего. Это удавалось мне каждый раз без исключения. Наконец, оным я описывал созданный ими в их душе идеал особы другого пола, причем мои указания совпадали с действительностью иной раз точнее, чем могли бы сделать это они сами. Не раз мои указания впервые уяснили им, что именно отталкивает их. Вообще же люди легче определяют то, что им не нравится, чем то, что привлекает.

Предполагаю, что читатель, при некотором упражнении, дойдет до такого совершенства, как и некоторые мои знакомые из числа членов тесного дружеского научного кружка. На существование закона половых дополнений указывает масса отдельных постоянных явлений. Существует ироническая формулировка закона природы, по которому будто бы «сумма длины волос двух влюбленных равна постоянной и неизменной величине». Однако не все органы одного и того же человеческого существа одинаково мужественны или женственны. Впрочем, я хочу здесь воздержаться от таких эвристических правил, которые, вскорости разросшись, могли бы дойти до степени плоских острот.

…Тут надо еще поставить несколько вопросов. Закон полового притяжения не единственный, присущий человеку, как и животным, что доказывается уже тем обстоятельством, что до сих пор не удалось открыть его. Случаи неудержимого полового влечения редки потому, что играют роль еще много факторов и, быть может, немалое число других законов[2]2
  При упоминании о постоянстве полового вкуса мужчины или женщины прежде всего выступает предпочтение известного цвета волос у другого пола. Там, где это предпочтение так ярко выражено, надо предположить глубокие корни, от которых оно зависит.


[Закрыть]
. Укажу пока только на один из факторов, не подчиняющихся математической разработке. То, о чем я хочу говорить сейчас, в общем не представляет из себя ничего нового: мужчина лет до 20 увлекается обыкновенно женщинами не моложе 35 лет; с годами же его любовь переходит постепенно на все более и более молодых женщин. В той же мере и девушки-подростки отдают предпочтение зрелым мужчинам, тогда как зрелые женщины часто бросают семью ради любви к мальчишке. Несмотря на то что эти явления передаются часто в форме анекдота, корни их должны быть скрыты глубоко.

…Когда соединяются два индивидуума, мало соответствующие нашей формуле, а потом уже появляется третий, который дополняет одного из них, – возникает вполне законная необходимость порвать прежнюю неподходящую связь. Результат – нарушение брака. Эта необходимость стихийная.

…Само собой разумеется, что я не хочу здесь защищать нарушение брака, я хочу лишь сделать его понятным. Во второй части этой книги мы еще будем касаться мотивов, которые могут бороться с прелюбодеянием. У человека половая сфера не так строго включена в круг природной законосообразности, что доказывается уже тем фактом, что человек сексуален во все времена года и что весеннее половое возбуждение у него не так сильно выражено, как у домашних животных. В законе полового сродства наблюдается много аналогий с известным законом теоретической химии, несмотря на то что наряду с этим имеются и радикальные различия. Явления половой жизни аналогичны явлениям, подчиненным «закону влияния масс»; например, сильные кислоты сливаются предпочтительно с более сильными основами так же, как и более мужественный организм с более женственным.

…Если допустить сравнение химизма и полового притяжения, то значением этого фактора, то есть «времени реакции», исчерпывается вся аналогия. Ясно одно: чувственное влечение может развиться между двумя живыми существами, долго находившимися вместе в одном помещении, даже в том случае, если до этого было налицо чувство отвращения. Как и в химическом процессе, требуется большой срок времени, чтобы оно могло проявиться. Этим доводом обыкновенно утешают вступающих в брак без любви: «стерпится – слюбится».

…Закон полового притяжения – ему уподобляются еще некоторые другие законы – учит, что так как имеется громаднейшее количество промежуточных половых ступеней, то всегда могут быть найдены два индивидуума, правильно подходящие друг к другу. С этой, биологической, точки зрения приходится оправдать брак и отвергнуть «свободную любовь». Однако вопрос о единобрачии по многим причинам осложняется. Вспоминая о гетеростилии, мы видим там, что «незаконное оплодотворение» дает семена, почти не способные для дальнейшего развития. Невольно приходит мысль, что, вообще, самое здоровое потомство получается лишь там, где индивидуумы связаны взаимной сильной половой склонностью. В народе «дитя любви» давно уже считается во всех отношениях самым удачным. Изучение закона полового влечения важно также при разведении домашних животных. Следовало бы уделять больше внимания вторичным половым признакам и развитию их у приводимых к случке животных. При случке самца с той самкой, которая не нравится ему, достигается, конечно, цель, но это всегда сопровождается плохими последствиями. Полученные таким путем от подставных кобыл жеребцы отличаются нервностью, которая столь растет и среди людей и, должно быть, зависит от нарушения этого закона. То обстоятельство, что за последнее время у евреев браки заключаются не по влечению, а через посредников, имеет немалое отношение к физической дегенерации современного еврейства.

Путем обширных наблюдений маститому Дарвину удалось установить в настоящее время уже общепризнанный факт, что слишком несходные между собой по своим видовым признакам индивидуумы, как и очень родственные, менее привлекают друг друга, чем индивидуумы с «незначительными различиями», и что если в первом случае дело и доходит до оплодотворения, то семя гибнет или же развивается в слабый, бесплодный индивидуум, как и у гетеростильных растений наилучшей комбинацией оказывается «законное оплодотворение».

Наилучшего развития достигают те зародыши, родители которых были связаны наибольшим половым сходством. Наиболее интенсивно это половое сродство у индивидуумов, дополняющих друг друга в половом отношении.

1 2 3 4 5 >>