Эд  МАКБЕЙН
позиции в рейтинге популярности авторов:
ПЕРИОД ПОСЕТИТ.
сутки 1
месяц 1
год 111

     Американский писатель Ивен Хантер - будущий Эд Макбейн - имеет и вовсе третье имя. Он был наречен при рождении Сальваторе Альберт Ломбино. Вот такая вот загогулина...
     Сальваторе Альберт Ламбино родился в итальянском гетто Нью-Йорка в 1926 году. Окончив школу, учился в художественных колледжах. В годы войны служил на флоте, где начал писать рассказы.
     После войны окончил Хантер Колледж.
     В 1952 г. Ломбино официально поменял имя на Ивен Хантер по названию школы и колледжа в которых учился. Он работал продавцом омаров, играл в джазе на пианино, преподавал в школе, был рекламным агентом. Как литературный агент Сальваторе Ламбино предлагал издательствам рукописи Ивен Хантера, т.е. самого себя.
     Ивен Хантер хорошо знаком поклонникам детективного жанра как непревзойденный Эд Макбейн, автор романов о 87-м полицейском участке - самого длинного, разнопланового и популярного полицейского сериала в мире.
     87-й участок, по замыслу автора, находится в некоем "воображаемом городе", однако наблюдательный читатель без труда узнает в нем Нью-Йорк, хотя названия улиц, авеню и других объектов изменены. "Город" состоит из пяти районов: Айсола (Манхэттен), где собственно и располагается 87-й участок, Риверхед (Бронкс), Маджеста (Куинс), Калмс-Пойнт (Бруклин) и Бестаун (Стейтен-Айленд).
     Кого-то может смутить тот факт, что две реки, пересекающие "город" - Харб и Дике (Гудзон и Ист-Ривер), - текут на запад, тогда как "город" расположен на Восточном побережье. По воле Эда Макбейна Нью-Йорк "перевернулся" вокруг собственной оси таким образом, что север стал востоком, восток - югом и так далее в полном соответствии с магнитным полюсом Земли.
     Местоположение 87-го участка таково, что его сотрудникам приходится демонстрировать свои детективные таланты, раскрывая преступления, совершаемые как в высших, аристократических кругах американского общества, так и на самом социальном "дне". Границы участка охватывают и фешенебельные кварталы, и зажиточный пригород, и территорию, где живут представители среднего класса, и трущобы, и улицу "красных фонарей", и даже несколько старинных готических особняков.

[---]

     Романы Эда Макбейна отвечают всем канонам жанра полицейского детектива.. В них действует не герой-одиночка, а слаженная команда профессиональных полицейских. Даже если кто-либо из героев Эда Макбейна выходит на первый план (так, во многих романах честь раскрытия преступления принадлежит Стиву Карелле), его действия не привели бы к желаемому результату, если бы не помощь и поддержка со стороны остальных детективов. 87-й участок можно в чем-то сравнить с Ноевым ковчегом, в котором собрались очень непохожие друг на друга люди, объединенные общей целью: покончить с преступностью, сделать жизнь в "городе" приятной и безопасной. Среди них лейтенант Берне, начальник подразделения детективов, пользующийся заслуженным уважением своих подчиненных и даже преступников; Мейер Мейер, отличающийся безграничным терпением, какое может быть только у вчерашнего еврейского мальчика, чье детство прошло в противостоянии религиозным догмам;
     Берт Клинг, который и в жизни, и на службе не ищет легких путей, а потому совершает уйму ошибок там, где их можно было бы избежать; Коттон Хоуз, сын протестантского священника, пользующийся невероятным успехом у слабого пола, а также другие самоотверженные борцы за спокойный сон честных налогоплательщиков.
     Для Эда Макбейна весьма характерно то, что его персонажи не остаются "замороженными", неизменяющимися фигурами, некими масками, напротив, они живут своей жизнью, взрослеют, совершенствуют свое мастерство. В образцовом "полицейском до мозга костей" Стиве Карелле мало-помалу проявляются человеческие качества, он женится, наслаждается семейным счастьем, растит детей.
     Мейер Мейер, двадцать пять лет не подходивший близко к синагоге, в романе "Еврей" ("J") переживает кризис самосознания лич-т ности, который заставляет его задуматься над положением евреев в современной Америке. Берт Клинг, появившийся в сериале совсем "зеленым" выпускником Полицейской академии, набирается жизненного опыта; он тяжело переживает трагическую гибель своей первой невесты, затем он женится, разводится и женится снова.
     Некоторые герои Эда Макбейна более статичны. Так, Энди Паркер был и остается садистом, Артур Браун, единственный чернокожий в подразделении, не избавился от своей торопливости и манеры все делать наскоком, недотепа Дик Джинеро нисколько не изменился и не усвоил ничего из того, что помогло бы ему стать более полезным членом команды детективов 87-го участка.
     Как правило, если писателю удалось нащупать формулу успеха, он пользуется ею, сочиняя романы, похожие друг на друга, словно пирожки с одного противня, пока читателям не наскучит подобное однообразие. В чем, в чем, но в однообразии Эда Макбейна обвинить нельзя. Он никогда не боялся экспериментировать. В "Клине" ("Killer's Wedge") параллельно развиваются две, на первый взгляд никак между собой не связанные, сюжетные линии: с одной стороны, страшный в своем натурализме рассказ о потерявшей от горя рассудок женщине, угрожающей взорвать 87-й участок, с другой - несколько старомодный прием, когда один из ограниченного круга лиц является убийцей и только путем логических умозаключений детективам удается вывести преступника на чистую воду. Оба сюжета объединены неким символом, вынесенным в заглавие романа. "Цена сомнения" ("Не Who Hesitates") - повествование об "идеальном убийстве", причем автор попытался взглянуть на события глазами преступника, тогда как полицейские оказались всего лишь малозна^ чительными фигурами. Роман "Обычная работа" ("Hail, Hail, The Gang's All Here!") интересен тем, что в нем действуют практически все сотрудники 87-го участка и им приходится раскрывать ни много ни мало четырнадцать преступлений. "Легавые" ("Fuzz") - это фарс, несмотря на видимость напряженной работы, полицейским не удается обойти преступников.
     Справедливости ради необходимо отметить, что не всегда литературные эксперименты Эда Макбейна оказывались удачными. К числу откровенных провалов можно отнести роман "Привет шефу!" ("Hail to the Chief!"), задуманный как политическая сатира, но абсолютно беспомощный как детектив, поскольку намеки на деятельность администрации Никсона столь искусственны и очевидны, что лишь засоряют сюжетную линию и не выдерживают никакой критики.
     Нельзя не упомянуть о блестящей авторской находке Эда Макбейна - неубиваемом Глухом, чудом избежавшем смерти в "Грабителе" ("The Heckler"), вновь появившемся в романе "Легавые" и позднее в "Послушаем, что скажет Глухой" ("Let's Here It For the Deaf Man").
     Каждый эпизод с участием этого персонажа описывает его очередную опасную авантюру, которую полицейские стремятся предотвратить. Но Глухой из любой переделки выходит живым и невредимым, с тем чтобы снова неожиданно возникнуть в каком-нибудь очередном романе.
     Эд Макбейн - признанный мастер иронической прозы, не сказать чтобы уж очень тонкой и изящной, но всегда уместной. Особенно явственно это видно на примере случая с Роджером Брумом ("Цена сомнения"), который, убив молодую женщину и благополучно расчленив ее тело, не вызывает никаких подозрений у полиции, пока наконец он не напивается и не делает публичное признание.
     Показателен сюжет о продвижении по службе патрульного Джинеро, который по чистой случайности наткнулся на парочку хулиганов и приволок их в участок, а затем был произведен в детективы 3-й степени "за раскрытие преступления". Иронические интонации сильны в "Еврее", где сюжет, закрученный вокруг убийства раввина, совершенного 1 апреля, во второй седер еврейского праздника Песах, накануне христианской Пасхи и - в день дураков, - позволил затронуть тему антисемитизма.
     Практически ни один роман о 87-м участке не обходится без доброй доли юмора, что во многом обусловило успех сериала. Именно юмор "оживляет" персонажи, чьи психологические портреты в силу каких-либо причин лишь намечены несколькими штрихами, как, например, Моноган и Монро, неразлучные Труляля и Трулялю преступного мира. Они обычно на короткое время появляются на месте преступления, разражаются непристойными шуточками, предлагают несколько способов борьбы с нательными насекомыми и затем исчезают в клоаке города. Разумеется, порой в произведениях Эда Макбейна звучат ноты истинного трагизма, но именно юмор служит здоровой закваской всему сериалу и выделяет его в бесконечной череде подобных эпосов.
     В 1978 году Эд Макбейн приступил к написанию нового детективного сериала, главным героем которого стал Мэтью Хоуп, окружной прокурор в Калузе, Флорида. В каждом романе, которые озаглавлены названиями хорошо известных детских сказок - "Златовласка"
     ("Goldilocks"), "Румпелыптильцхен" ("Rumpelstiltskin"), "Кошечка в сапожках" ("Puss in Boots"), "Три слепых мышонка" ("Three Blind Mice"), - Хоуп оказывается вынужденным заниматься расследованием преступления, чтобы вытащить из неприятной истории своих клиентов. Эти романы отличает от сериала о 87-м участке прежде всего повышенное внимание к эротике.

произведений: 0