Павел Парфин
Сувенир для бога

Сувенир для бога
Павел Парфин

Книга Павла Парфина «Сувенир для бога» – путешествие по перпендикулярным мирам.

История эта, случившаяся в начале 2000-х, начинается с хлопот для главного героя – молодого рекламиста Вальки Дьяченко. Его заказчик по прозвищу Хек, решивший заняться поставками сувенирной продукции, задает Дьяченко, казалось бы, риторический вопрос: зачем нужны сувениры. При этом традиционные способы применения Хека не интересуют. Ломающему голову Дьяченко попадает на глаза оригинальный сувенир – бронзовая фигурка единорога. Юноша незаметно прихватывает миниатюрную статуэтку с собой.

Возвращаясь от заказчика, Дьяченко переходит перекресток, его едва не сбивает машина, и… Валька неожиданно попадает не то в другое время, не то в другое измерение. Черный всадник берет его в плен, после коротких, но опасных мытарств по степи Дьяченко оказывается в расположении племени воков – суровых воинов, поклоняющихся богу солнца Хорсу. К ужасу своему юноша узнает, что его готовятся принести в жертву… единорогу. А виной тому нежданно-негаданно стал сувенир – бронзовая фигурка единорога, найденная у пленника и принятая воками за знак свыше. Дьяченко бросают в клетку с реальным, живым единорогом, тот ранит пленника, и… Валька оказывается в новом измерении.

На берегу моря Юфилодор он знакомится с мудрым ментором Любомиром, его прекрасной дочерью Амелиской и верными подданными Любомира – оленеголовыми отроками. Отроки здесь для того, чтобы обменивать жертвоприношения воков на души их соплеменников. В этом – священная миссия отроков, возложенная на них Богом. Души поставляют отрокам демоны – крысоподобные хлопы. Они обитают в таинственной бездне Юфилодора. Дьяченко становится очевидцем того, как хлопы появляются из морской пучины на необыкновенном подводном судне – тране, в трюмах которого томятся живые души. Коварные хлопы похищают юную Амелиску и возвращаются с ней в Юфилодор. Дьяченко, не задумываясь, бросается спасать девушку.

Судьба забрасывает героя в третий мир, который неожиданно оказывается адом. У ада есть имя, такое же, как море, омывающее его снаружи, – Юфилодор. Его населяют демоны хлопы, их повелителя зовут Виорах. В Юфилодоре Дьяченко сталкивается с пленными душами, страдает оттого, что не в силах им помочь. К радости своей юноша встречает прекрасную Амелиску, взятую в полон хлопами. Между молодым человеком и девушкой вспыхивает пламенное чувство…

Путь Вальки Дьяченко продолжается. На его глазах владыка ада руководит грозным таинством – превращает жертвоприношения, выменянные у отроков, в новых человеческих богов. Но случается непредвиденное: из сувенирного бронзового единорога рождается демон, наделенный свирепым нравом и чудовищной силой. Новое божество, получившее имя Оззо, стремится повергнуть самого дьявола – царя хлопов Виораха. Невольно человек становится защитником властелина Юфилодора, присоединяется к разноликой армии спасателей душ, отважно сражающейся с богами-демонами. Защищаясь от неукротимого Оззо, Дьяченко вынужден отступать к Звену – огненной реке, по которой спасенные души возвращаются в родные миры – живые миры людей…

В конце концов, победив демона-единорога Оззо, с честью пройдя все испытания, выпавшие на его долю, Дьяченко тоже возвращается в свой мир – в родной город, на знакомый перекресток, где началось его удивительное приключение.

Павел Парфин

Сувенир для бога

1

– Ну, пока! – рыжеволосая Машка сделала Дьяченко ручкой и прошмыгнула мимо. Хоть и не просто это было – проскочить мимо. Потупив свеженакрашенные очи, как бы невзначай вдохнув мужского духа. Сексуален и чертовски красив Валька Дьяченко.

– Пока что? – машинально уточнил он. С озабоченным видом Дьяченко застрял на пороге.

– Ха-ха-ха, совсем заработался! – Машка на миг обернулась. – Говорю: пока, задумчивый! И чей ты такой задумчивый?

И продефилировала дальше. В меру цокая, в меру виляя, в меру в обтяжку, в меру короткая, в меру дразня. Конец рабочего дня как-никак.

Смотря для кого. Для рыжей секретарши Машки – да, а для Дьяченко…

Яйца времени.

Клоны соблазнов.

Осколки Атлантиды…

Валька морщил лоб, скреб в задумчивости затылок, но так и не смог придумать ничего путного. А заказчик, выйдя из туалета, продолжал наседать с еще большим пылом. Будто он ходил в туалет не освобождаться, а заряжаться.

– Так на кой хрен мне эта сувенирка? – допытывался Хек, хитро щуря маленькие, заплывшие жиром глазки. Неторопливым, хозяйским взором он прошелся по своему просторному офису и для убедительности развел руками. Повсюду громоздились раскупоренные, раскуроченные коробки, набитые всякой всячиной: шариковыми ручками, брелоками, записными книжками, открывалками для бутылок, зажигалками, чашками, подставками для бумаги, красно-белыми флажками и даже подзорными трубами и дорогими на вид, но неуютными винными наборами. Дьяченко, несколько ошалелым взглядом глядя на все эти сокровища, лихорадочно соображал. Сейчас ему требовалось совершить открытие: додуматься, зачем людям нужны такие бесполезные вещи, как сувениры. Казалось, уже весь мир давно об этом знал, кроме него, Вальки Дьяченко.

Ремиксы счастья.

Уловки бога.

Недостающая деталь сознания…

Он наклонился над коробкой и вынул первую попавшуюся вещицу – желто-голубую авторучку.

– Ну, здесь можно напечатать логотип вашей фирмы, – неуверенно промямлил Дьяченко и совсем уж потухшим голосом добавил: – Адрес и телефон.

– А на фига? – упрямо гнул свое Хек.

– Ну, чтобы вас запомнили.

– Ага, и в случае пожара на мобильный позвонили. Еще версии есть?

Дьяченко в растерянности пожал плечами.

– Не знаю, зачем же еще? Можно, конечно, и так пользоваться. Календарик там перекидной, часы настенные, подставка для бумаги и карандашей – всегда к месту. А если на них еще и название фирмы нанести трафаретной печатью, телефоны, имэйл, – по второму кругу начал Дьяченко, но Хек с раздражением перебил: – Было! Все это уже было! Пацаны вокруг по горло сыты этой ерундой!.. К тому же, ответь, кому нужны название фирмы и ее дребаные телефоны?.. Только самой фирме! А вдруг клиента воротит от нее? Что, если клиент еще на заре капитализма кинул ее? Или наоборот – фирма задолжала клиенту? Что тогда, а?.. Ну-ка, дай сюда трубку.

Дьяченко протянул подзорную трубу пока еще с девственным, не отмеченным никакими рекламными письменами корпусом.

– Вот презентуешь ты эту трубку, – Хек помахал трубой перед носом Дьяченко. – И что? На кой хрен она клиенту?

– Так ведь дармовая труба-то, – вяло сопротивлялся Дьяченко. Ему уже было по барабану, будет он заниматься этим заказом или Хек пошлет его к чертовой матери. Валька повторил. – Что ей в зубы заглядывать, если она дармовая?

– А что ж еще с нею делать?! – с нарочитым удивлением воскликнул Хек. – Только пялиться! На девок где-нибудь на пляже или из окна офиса. Увидел, к примеру, классную телку на улице и тут же звонишь: эй, официант, вон ту бабу мне к обеду! А когда приволокут ее, обалдевшую, трусы стащишь с нее и вместо члена эту же трубу ей в задницу вставишь, чтобы сравнить, черт подери, чем ее жопа от других отличается! Как ты думаешь, в ней есть что-нибудь особенное?

– А я почем знаю! – вспыхнув, покраснел Дьяченко. – Я ничьи задницы в бинокль не рассматривал.

– Да что ты все буквально! Вот тормоз! – в сердцах рявкнул Хек. – Вруби свой черепок, пусть в нем мозги твои никудышные перемешаются, как шары в лотерейном барабане. Авось счастливый выпадет… Ну ты же рекламист, Валек! Где твое хваленое во-о-бра-же-ние?

– Да ничем она не отличается! – огрызнулся Дьяченко. – Жопа она и есть жопа.

– Вот, – удовлетворенно хмыкнул Хек, – сувенирка, будь она сотни раз такая-растакая, ничем друг от дружки не отличается. Опостылела всем, понял! Как верная баба, надоела: не подведет никогда, услужит в любую минуту… так, что и не заметишь. Уразумел: не заметишь! А мне надо, чтоб замечали. Даже такую фигню, как эта, в которой нет ни смысла, ни пользы!

– Зато есть шарм, – зачем-то заступился за сувениры всего мира Дьяченко.

– Не смеши! О каком шарме ты хочешь втереть мне!

Подойдя к шкафу, Хек взял с полки небольшую, с две трети ладони фигурку цвета коньяка «Шустов». Коньяка на донышке оставалось в стоявшей рядом рюмке. Дьяченко глянул на фигурку: «Конь что ли? А на морде что? Вроде как рог…»

– Вот, кому нужна такая чушь, а? Я даже врубиться не могу, что она значит. Мерин с рогом, а? Но раз я решил заняться этой темой, изволь, Валентин, напрячь мозги, поработай-ка головой… или членом – вдруг тебя какая баба вдохновит на правильный ответ. А хошь – возьми Машку, но чтоб завтра… нет, сегодня через три часа ты выложил мне все как на духу!.. Ты понял, чего я хочу от тебя?

– Да. Типа: на хрена козе баян, если она летать не может, – буркнул Дьяченко и неожиданно зло пнул ящик с дорогущим представительским винным набором.

– Ну-ну, потише, – беззлобно показал зубы Хек и, наклонившись, похлопал рукой по ящику. – В этой картонке, знаешь, сколько кусков зарыто?.. А вообще я рад, что до тебя дошло наконец, как до мерина. Ладно, вали и спеши шевелить мозгами.

Уходя, Дьяченко незаметно, пока Хек задумчивым взглядом переходил от одного ящика к другому, прихватил с собой игрушку – ту странную вещицу, что напоминала коня. К этому времени Хек вернул ее в шкаф. Однако, размышлял Дьяченко, какой же это конь, если это… единорог. Таинственный герой древних мифов был сделан из меди, вероятней всего, из бронзы. На кончике его рога загадочно светилась крошечная янтарная бусинка. Дьяченко задержал на ней взгляд – казалось, морской камушек излучает едва заметный, прозрачный свет. Интересно, кому пришло в голову сделать такой сувенир?

«Глядишь, еще на что-нибудь надоумит», – решил Дьяченко, но, уже стоя в дверях, спросил о другом:

– При чем тут мерин, а, Иван Степаныч? Обычно говорят: доходит как до жирафа.

Иван Степаныч, он же Хек, неожиданно разозлился. С чувством плюнул себе под ноги, но попал в левый туфель.

– Да мне плевать, что говорят! Где твой креатив?! Где твоя ин-ди-ви-ду-аль-ность?! Сказал я так, потому что, если ты не принесешь единственный и верный ответ, я вырублю тебя, как мерина… которого ты стащил из шкафа!..
1 2 3 4 5 >>