Роман Сергеевич Афанасьев
Источник Зла

Роман Афанасьев
Источник Зла

Часть первая
ВРЕМЯ ГОВОРИТЬ

Дневник

Два месяца. Много это или мало? – спрашивал я сам себя. И сам же себе отвечал, – когда как. Если это отпуск, круиз – то они пролетят незаметно, растают в череде дней, просочатся сквозь пальцы, словно мелкий речной песок. Если же это два месяца, оставшиеся до Нового года, до дня рождения, до вручения премии или до выхода из больницы, – то время будет еле ползти, словно издеваясь над тобой. Что такое два месяца? Если ты работаешь – всего две зарплаты, восемь выходных, полсотни чашек утреннего кофе, похожих друг на друга, как близнецы. Дни выстреливают в прошлое очередью, по семь в обойме. Если ты сидишь дома, плюешь в потолок и бездельничаешь, то эти два месяца могут превратиться для тебя в тюремный срок, а твоя комната – в темницу.

Два месяца. Именно столько я прожил без Астрала, в тишине и покое. Это было странное время. Для меня оно растянулось едва ли не на два года. Оно пролегло глубоким рвом между прошлым и настоящим, разделяя жизнь на две половины – до и после. Война с альвионцами стала для меня точкой отсчета, с которой началось после. Я изменился. И дни были похожи один на другой, и ночи все были душными и бессонными. Однако я прожил эти два месяца, переболел их, прошел, как проходят трудный, но необходимый путь. Я пил их, как нужное лекарство, я ел их, как больные едят больничный суп. И – победил.

Два месяца я спал и видел сны, где время то замедлялось, то летело стрелой. Проснулся я тогда, когда пришла осень. Я люблю осень. Вернее, самое ее начало, – когда деревья только-только начинают одеваться в желтые плащи, а ветры несут земле прохладу и влагу. Это удивительное время. Мир готовится ко сну. Но не к вечному, нет. Все в природе говорит о том, что настала пора отдохнуть. Что лето прошло, пролетело ураганом и теперь пора подвести итоги, подсчитать растраченное и оглянуться, оценивая пройденный путь.

В один из таких дней я это сделал. Оглянулся, посмотрел на те два месяца, что провел без Астрала, и сел за дневник. Он будет моей бухгалтерской ведомостью, отчетом, докладной запиской самому себе. Я должен отчитаться перед самим собой в том, на что я потратил эти два месяца, на что и как. И каков итоговый баланс радости и печали.

Раньше, начиная дневник, я думал, что привожу мысли в порядок, что так мне будет легче разобраться в самом себе. Верно, дневник действительно помогал мне в этом. Потом я воспринимал дневник как собеседника. Это тоже было верно, но лишь наполовину. Сейчас я понял еще кое-что, изменившее мое отношение к дневнику. Теперь я знаю, что дневник – мой друг. Да, каждому из нас нужны друзья. Такие, которые выслушают, не перебивая, внимательно и строго. И вынесут вердикт. Так сложилось, что у меня нет друзей. Много знакомых, приятелей, товарищей – а вот друзей нет. Мне не с кем поговорить. Изливая душу другу, ты чувствуешь себя лучше. Выговорившись, ты ощущаешь облегчение и успокаиваешься. Ведь ты делишься с ним проблемами, перекладываешь часть груза на его плечи и, конечно, испытываешь облегчение. Такого друга, с которым я мог бы поделиться своей ношей, у меня не было. И им стал дневник.

Выплескивая размышления на чистый лист бумаги, делясь с ним горестями и печалями, доверяя ему сокровенные мысли, я успокаиваюсь. Кажется, это один из приемов психотерапии, не так ли?

И нет ничего удивительного в том, что, когда мне понадобилось подвести итоги метаний, я вновь обратился к дневнику.

Первым делом я разыскал предыдущие записи. Кое-что пропало, кое-что забылось, но основная часть архива сохранилась. Правда, много пробелов в самом начале. Эти записи я делал, едва только начав выходить в Астрал. Тогда дневник еще не был для меня другом, и по большому счету я просто марал бумагу от нечего делать. К тому же тогда я еще не додумался хранить дневники на серверах в Интернете. В результате многие записи потерялись. А ведь это было весьма занимательное время. Прямо не верится, что все началось всего три с половиной года назад. Иногда мне кажется, что с той поры прошло полвека.

Тогда я, молодой бездельник и раздолбай, открыл в себе удивительные силы – жизненную энергию. Магию. Я стал развивать эти силы, экспериментируя с энергией, и в итоге попал в Астрал – удивительную магическую реальность, окружающую реальность нашу. В нем возможно все – магия, колдовство, исполнение любых желаний. Стоило только пожелать чего-либо, и услужливая магия выполняла эти пожелания. Были бы только силы. А они у меня были. Разбирая дневники, где описывались события тех дней, я был поражен, насколько же неряшливо мыслил и писал. Да, конечно, я был молод и горяч, но все-таки следовало быть аккуратнее. Некоторые строки, а порой и целые абзацы я теперь просто не мог понять. То есть буквы знакомы, слова понятны, но о чем идет речь, что я хотел сказать – вопрос. Теперь я пишу аккуратно, стараясь каждую мысль разъяснить другу-дневнику. Не то чтобы я стал умнее и образованнее, вовсе нет. Наверно, стал взрослее. Аккуратнее и осторожнее.

А тогда я был чертовски небрежен и самоуверен, причем без всяких на то оснований. Получив в свое распоряжение силы Астрала – весьма скромные по сравнению с нынешними, я решил, что мне все по плечу. Я пустился на поиски приключений и, конечно, нашел их – на свою заднюю точку, как принято выражаться. Савалет, маг из параллельной реальности Альвион, обманом захватил мое тело, а сознание вышвырнул в Астрал. Строго говоря, я должен был умереть, исчезнуть, раствориться в Астрале… Но этого не произошло – Савалет немного недооценил меня.

Два года я болтался по Астралу в облике бестелесного призрака, представляя собой голую энергию, наделенную сознанием. Тогда у меня было лишь одно желание – вернуться. Найти свое тело и снова очутиться дома. Тут в моих записях огромный пробел. Еще бы, мне не на чем было писать. К тому же я плохо помню большую часть скитаний – некоторое время я был почти невменяем. Потом, когда у меня появилась возможность записать приключения, я не стал этого делать. Мне было тяжело вспоминать о том, что произошло со мной в Астрале. Большинство этих воспоминаний причиняло мне боль.

За время странствий я узнал много нового. Астрал оказался огромным. Пара десятков известных миров, в каждом из которых процветала магия, – вот какой мир мне открылся. Астрал, словно космос, заполнял пустоты между мирами, служил и границей, и источником магии, и средством связи между мирами, и местом для битв. Астрал был всем. Именно тогда, во время моих скитаний, я многое узнал о магии и об Астрале. Я стал настоящим магом, но – бестелесным. Тогда же я познакомился с целым семейством магов, которые многому научили меня. Они и показали мне тайный источник – сосредоточение энергии, из которого маг мог черпать силы. Источников в Астрале было много, но таких, как этот, единицы. О них знали немногие, ведь источник такого уровня мог сделать мага практически непобедимым. То, что мне открыли местоположение такого источника, – большая честь и редкая удача. Мне было оказано наивысшее доверие, я стал почти членом семьи.

А потом они погибли. Все. В их реальном мире шла война. На родовой замок приютившей меня семьи напал сосед-агрессор и вырезал всех его обитателей. Я же болтался в Астрале бестелесным духом и ничем не мог им помочь, а мог только смотреть, как моя новая семья погибает. После бойни я бежал прочь от этой реальности. Поэтому неудивительно, что в моих дневниках не было никаких записей о моих астральных скитаниях. Тогда я потерял себя, был невменяем. Мне всегда слишком тяжело вспоминать об этом эпизоде. Хватит. Я и так слишком углубился в тяжелые воспоминания.

Дальше в дневниках шли более подробные записи, посвященные уже моему возвращению. Да, мне удалось вернуться в собственное тело, уничтожив при этом Савалета. Но одновременно с этим произошла катастрофа – Земля была лишена Астрала. Маги Альвиона и некоторых других реальностей, как я узнал позже, закрыли Астрал Земли. Они превратили его в непроницаемый барьер, отделивший реальность Земли от остального астрального мира. В одночасье наши маги, которые могли творить волшебство лишь в Астрале, стали простыми обывателями. Многие не вынесли этого – сошли с ума, умерли, покончили жизнь самоубийством. Казалось, жизнь кончена и можно ставить жирную точку, но… Все вышло совсем не так.

Дальше в моих дневниках наблюдался относительный порядок. Я записывал все, что со мной происходило, и додумался хранить копии дневников в Интернете, на бесплатных страничках. Очень удобно – зашифровал файл, залил на сайт, и порядок. Он преспокойно лежит на одном из серверов, а ты можешь дотянуться до него в любое время и из любого места, где есть выход в Интернет. Теперь я вел дневники сразу в электронном виде, на карманном компьютере, так что удалось обойтись без потерь информации. Нет, кое-что пришлось восстанавливать по памяти, но в целом в записях был порядок. К тому же все это случилось не так давно, так что я все помнил. С этими дневниками мне не пришлось долго разбираться. Они начинались с того момента, когда я решил, что пора заканчивать с одиночеством и самобичеванием. Ведь после закрытия Астрала прошел целый год. Я сильно переживал и так и не смирился с потерей Астрала.

Оправившись от потрясений, я начал искать бывших астральных знакомых, но наткнулся на альвионцев – магов из соседней реальности, вселившихся в тела землян. Одновременно с этим мною заинтересовалась некая организация – «Астрал-2». Как оказалось, она состояла из бывших земных магов. Созданная сначала как клуб по интересам, она превратилась в настоящую секретную организацию, противостоящую альвионцам. Да, несмотря на то что Астрал был закрыт, маги Альвиона проникли на Землю. Они готовили вторжение. Альвионцы убивали земных магов и пытались захватить ключевые посты в правительствах стран Земли, чтобы подчинить себе нашу реальность. Началось противостояние «Астрала-2» и Альвиона. Мы дрались не на жизнь, а насмерть. И мы победили. Альвион был разгромлен с помощью астральных союзников, а на Землю вернулся Астрал. За победу было заплачено дорогой ценой – многие земляне-маги погибли в решающей схватке с альвионцами. Казалось бы, теперь можно оплакать друзей, зализать раны и, наконец, начать радоваться жизни, но случилось то, чего я никак не ожидал. Словно по мановению волшебной палочки, организация «Астрал-2», воевавшая за Астрал, несшая свободу магам, внезапно превратилась в жестокого тирана. «Астрал-2» установил контроль над Астралом Земли и ограничил доступ к нему. Еще бы, ведь Астрал – это сила, Астрал – это власть. И руководители «Астрала-2» – политики разных государств, военные, представители спецслужб, не собирались выпускать из рук эту силу и власть. Я ушел из «Астрала-2». Мне с ними не по пути. Я отошел от дел, вернулся домой и постарался на время забыть об Астрале. Устроился на работу и вел размеренную жизнь простого обывателя, который никогда и не слышал о магии. Все вызовы я блокировал, закрывшись простеньким заклятием. Надо признаться, что вызовов было немного. Почти все мои друзья погибли, а «Астрал-2» не надоедал мне, ведь при уходе я пригрозил им расправой, если они еще раз попытаются потревожить меня. Только один раз я нарушил «радиомолчание» – потянулся через Астрал узнать, как там Фло. Я знал, что она была ранена при атаке альвионцев. Оказалось – все в порядке. Она выжила и продолжала работать в «Астрале-2». Я не стал ее беспокоить, – пусть живет так, как ей нравится. Лишь легонько коснулся ее ауры, вызнав все, что нужно, и был таков. Я пользовался маскировкой, и никто не заметил моего «визита» – ни сама Фло, ни «Астрал-2». Больше я в Астрал не лез. Два месяца. Теперь, копаясь в дневниках и воспоминаниях, пытаясь разобраться в самом себе, я стал похож на старика, который готовит к печати мемуары.

* * *

Со старыми дневниками я разобрался. Я наконец собрал их в один файл и выложил его на бесплатный сервер Интернета. Пусть полежит там, я ведь смогу в любой момент до него добраться. Теперь пора приступать к новым дневникам. Мне необходимо выговориться, выплеснуть то, что накопилось в душе. Но так, чтобы это никому не повредило и никого не потревожило. Дневник – лучший выход.

Итак, после того как я ушел из «Астрала-2», меня больше никто не беспокоил. И это к лучшему – я был сам не свой. Вторжение Альвиона удалось остановить, но что делать дальше, я не знал. Я устал от драк, смертей, предательства. Да, я считал, что Кирилл предал меня. И не только меня, он предал саму идею Астрала – свободу. «Астрал-2» решил взять власть в свои руки, и я не знал, что с этим делать. Не объявлять же им войну? Да, у меня хватит сил на то, чтобы причинить им серьезные неприятности. Но при этом неизбежно прольется кровь. Много крови. А я не хочу никого убивать. Хватит. Теперь я понимал мага Евгения, который вышел из игры. Вероятно, он столкнулся с подобной проблемой раньше меня и решил ее по-своему. Прежде я не понимал, почему такой сильный маг ничего не делает, никак не реагирует на происходящие на Земле события. Ведь у него есть сила, настоящая сила. Теперь я понял – почему. Бывают ситуации, в которых сила ничего не решает.

Рассудив, что не ошибается тот, кто ничего не делает, я решил ничего не делать. Устроился на службу и просто жил, как все.

А еще пил. Весь первый месяц я много пил. Ничего это мне не дало, кроме пошатнувшегося здоровья. Проблемы нельзя утопить в вине, они, как дерьмо, не тонут. Однажды я проснулся и, продираясь сквозь утреннее похмелье, понял, что загнал себя в тупик. Что я ослабел, стал неряшлив и к тому же издерган. Что впереди маячит алкоголизм, цирроз и костлявая с косой. Больше я не пил.

Я много читал и поддерживал себя в форме. Весь второй месяц неустанно тренировался, разбираясь с новыми знаниями и новыми силами. Заклинания давались мне легко, работа с энергиями тоже. Я занимался энергетикой, отрабатывал известные заклинания, составлял новые. Я стал настоящим магом. Но никогда не применял полученные знания на практике. Я их систематизировал, разложил по полочкам, учел все былые ошибки. Я стал гораздо сильнее. Пожалуй, теперь я без проблем справился бы с Согденом.

Забавно получилось с источником. Тем самым, из Центра Миров, силой которого я постоянно пользовался. Я обращался к нему так часто и работал с ним так плотно, что мы стали кровными братьями – во мне постоянно была его частичка, а в нем – моя. Можно сказать, мы подружились. Не знаю, как это получилось, но мне все чаще казалось, что источник узнает меня. Когда я к нему обращался, он становился мягче, податливее, услужливо предоставляя мне силу. Я проводил в общении с ним много времени. Даже несколько раз забирался в его ядро – туда, где концентрация силы была настолько велика, что мутилось сознание. Он меня поддерживал, оберегал от необдуманных поступков, и постоянно окутывал меня теплом. Если бы он был кошкой, то, наверно бы, замурлыкал – такие волны доброжелательности он источал. Иногда мне казалось, что он живой. Что он обладает сознанием, что у него имеются симпатии и антипатии. Я научился различать его настроение – иногда источник был чем-то взволнован и вел себя неспокойно, иногда был доволен жизнью и по-детски игрив. Кто знает, возможно, он и разумен – по-своему.

Дни проходили спокойно. Я оправился от потрясений и стал размышлять о том, что делать дальше. «Астрал-2» никак не проявлял себя, чему я был только рад. Но так не могло долго продолжаться, я должен был что-то делать, чтобы вернуть в Астрал свободу. Мне казалось, что именно в этом мое предназначение. Ну не организовывать же движение сопротивления? Сколько я над этим ни думал, ничего хорошего так и не придумалось. Я не видел выхода из создавшегося положения, а пороть горячку не хотелось. Поэтому я вовсе ничего не предпринимал.

* * *

Вчера, когда я был на работе, меня посетил зов, пробивший все мои заслоны. Я не ответил на него, потому что был слишком занят. Но ответить следовало – меня вызывал Мирион. С ним стоило пообщаться, в конце концов, он был моим единственным астральным приятелем. Наверно, пора покончить с этим глупым затворничеством. Я уже оправился от потрясений и даже стал сильнее. Время выбираться из своей берлоги. Решено – завтра вызываю Мириона. У меня будет выходной, и нам никто не сможет помешать. А пока что закрою недописанный файл дневника, выкурю трубочку и лягу спать.

1

К вызову Мириона я готовился долго и тщательно. Я позавтракал, убрался в квартире, сходил в магазин. Побрился. Поймав себя на том, что оттягиваю момент вызова, выругался. Неужели подсознательно я боюсь покинуть свое убежище и выйти в большой мир? Неужели опасаюсь вновь испытать боль и разочарование? Похоже, что так. Но нельзя же вечно сидеть в своей квартире, отгородившись от мира закрытой дверью?

Чувствовать себя трусом очень неприятно. Стыдно. Я сжал зубы и уселся в кресло, собирая волю в кулак и собираясь выйти в Астрал. И, как водится, – опоздал. Мирион нашел меня сам.

«Звоночек» контакта мягко ткнулся в мое сознание, пробиваясь сквозь заклятие, которым я закрывался от нежелательных вызовов. Я стразу узнал «почерк» Мириона, снял заклинание и ответил ему.

Передо мной раскрылась черная пустота Астрала. В этой пустоте появилась зеленая точка, которая вспыхнула и превратилась в знакомую фигуру Мириона.

– Привет, Корвин, – сказал он и широко улыбнулся. Его черная борода встопорщилась, а от глаз разбежались морщинки. Он ничуть не изменился за минувшее время и по-прежнему выглядел, как пират, волею судеб попавший в лес. Все та же крупная широкоплечая фигура, все та же гордая осанка… Все та же борода лопатой и приветливая улыбка…

– Здравствуй, Мирион, – откликнулся я. – Рад тебя видеть.

– Давай устроимся поудобнее, – предложил он.

Я кивнул, и Астрал вокруг меня шевельнулся – Странник создавал сферу.

Конечно, он не изменил себе. В мгновение ока мы очутились на зеленой поляне посреди стройных лиственных деревьев, напоминавших березы. Но на этот раз Странник не удовольствовался лишь видами природы – на краю поляны появилась беседка. Небольшая, но очень красивая, из белого камня, похожего на мрамор, украшенная изящной резьбой. Остроконечная крыша сплошная, а вот стены прорезаны насквозь и похожи на прекрасные каменные кружева.

– Заходи, – пригласил Странник и вошел в беседку. Мы сели за маленький каменный столик друг напротив друга.

– Ну, – начал Мирион, – рад видеть тебя в добром здравии. Как ты?

– Нормально, – отозвался я.

Глаза Странника, черные как смоль, смотрели цепко и внимательно. Он чуть пожал плечами:

– Пил?

– Было дело.

– А теперь?

– Теперь нет.

– Когда ты закрылся от вызовов заклинанием, я понял, что тебе надо побыть одному, – сказал Странник. – Но потом я стал беспокоиться. Нельзя так долго оставаться в одиночестве, по себе знаю.

– Все нормально, – успокоил я. – Одиночество заканчивается.

Он ухмыльнулся в бороду, и я почувствовал себя легко и свободно, словно с моих плеч свалился тяжелый камень. Как хорошо, когда есть друг, который переживает за тебя.

Я откинулся на спинку скамьи, втянул в себя прохладный воздух, наполненный ароматом неведомых трав, и рассмеялся. Я возвращался к жизни.

– Теперь верю, – сказал Странник и тоже рассмеялся.

– Извини, – сказал я. – Столько всего произошло! В последние дни я был словно натянутая пружина, но сейчас напряжение спало.

– Тебе надо выговориться. Я знаю это состояние: когда так долго молчишь, начинаешь забывать, что такое простая беседа. Мне приходилось испытывать то же самое, и я уверен, что лучшее лекарство в таких случаях – общение с другом. Кстати, может, ты расскажешь мне, что все-таки произошло? В общих чертах я знаю, чем все закончилось, но подробности мне неизвестны.

Я кивнул и начал рассказывать. В красках и деталях. И про последний штурм базы альвионцев, и про то, что убил Согдена, и про гибель друзей.

Странник слушал внимательно, постукивая пальцами по столу. Под конец моего рассказа у него в руках появилась длинная трубка, и он закурил.

Наконец я рассказал все. И про предательство «Астрала-2», и про свое нежелание затевать революцию. Выговорившись, я устало оперся локтями о резную столешницу и сотворил себе кружку пива и сигарету, не спрашивая разрешения Мириона. Так принято между друзьями.

Странник кивнул и выпустил клуб ароматного дыма.

– Нечто подобное я и предполагал, – сказал он, – рад, что ты уцелел в этой битве и добился того, чего желал.

– Как же! – откликнулся я. – Желал-то я свободного Астрала, доступного для всех, а что вышло? Иногда мне кажется, что стало еще хуже.

– Не переживай. Все миры проходят через это, – какая-то группа пытается захватить власть над Астралом своей реальности. Обычное дело. Но все образуется. Эта организация развалится сама, ее погубят внутренние конфликты.

– Но сколько при этом погибнет людей!

– Не больше, чем при обычном дележе власти. Всем разумным видам свойственна агрессивность, особенно в начале развития.

– Что ты знаешь о войне? – грустно спросил я. – Если у нас дойдет дело до настоящей серьезной заварушки, то погибнет весь наш мир. А если она начнется из-за Астрала… В этом будет и моя вина.

– И что ты собираешься делать?

– Не знаю, – честно признался я. – Наверно, ничего. Я очень боюсь послужить тем самым маленьким камешком, с которого начинается лавина. Теперь я понимаю Евгения, того питерского мага. Впрочем, ты о нем не знаешь…

– Я его знаю, – сказал Мирион. – Но сейчас речь о другом. Выслушай мой совет – не торопись. Ты не такой уж маленький камешек. Твои способности не перестают удивлять меня. Ты стал очень силен, гораздо сильнее многих моих знакомых магов, и уж поверь, знакомых магов у меня немало. Так что ты вполне способен изменить жизнь своего мира в лучшую сторону. Ты хороший человек, Корвин. Да, не без недостатков, но все же ты чаще думаешь о других, чем о себе. Ты хочешь сделать мир лучше, причем совершенно бескорыстно.

– Да ладно тебе, – смутился я. – Не такой уж я и хороший. Я чувствую ответственность за то, что делаю, ответственность перед всеми землянами.

– И это хорошо, – улыбнулся Странник. – Так держать. Но сейчас – не торопись. Постарайся осторожно разузнать, что теперь происходит на Земле, как дела в этом самом «Астрале-2», и тогда уж принимай решение.

– Ну, в общем, так я и хотел поступить. Кстати, к вопросу о том, что происходит. Может, начнем прямо сейчас? Ты расскажешь мне, что нынче творится в Астрале?

– Конечно, Корвин.

– И еще – не называй, пожалуйста, меня Корвином.

– Почему? – искренне удивился Странник. – Разве это плохое имя?

– Да нет, нормальное имя. Но, если помнишь, оно не мое. Когда-то мне показалось хорошей идеей назваться чужим именем. Но потом я понял, что это было ребячеством. Глупо и некрасиво. Словно я прячусь от самого себя, боюсь своей собственной судьбы, стыжусь самого себя. Как будто стараюсь переложить ответственность за свои поступки на другого человека. В общем, не надо. Мне неприятно.

– И как же тебя называть?

– Ты же знаешь, что меня зовут Игорь. Так и называй. Я больше не буду прятаться за чужим именем.

– А это разумно – пользоваться своим настоящим именем? – серьезно спросил Странник, чуть подавшись вперед. – Ты действительно этого хочешь?

– Да брось ты. Мое настоящее имя известно многим. Во-первых, на Земле меня все знают как Игоря. Во-вторых, половина Альвиона знает, как меня зовут, ведь Савалет провел в моем теле два года и пользовался моим настоящим именем. В-третьих, тогда, на собрании правителей других реальностей – помнишь, перед атакой на Альвион – меня представляли им, так что в других мирах мое имя тоже известно.

– Ну, как пожелаешь, – отозвался Мирион.

Он поерзал на скамье, устраиваясь поудобнее, заново раскурил трубочку и начал свой рассказ о том, что произошло в Астрале после того, как мы прижали Альвион.

Конечно, Мирион рассказал далеко не все, это понятно – всего не расскажешь и за неделю, но и то, что он мне поведал, было невероятно интересно.

Самая интересная новость касалась Альвиона. Когда маги реальностей Оосхаба и Сефир вторглись в его Астрал и перебили практически всю правящую верхушку магов, местные жители, забыв внутренние распри, взбунтовались. Конечно, ведь это выглядело как неприкрытая агрессия. Но чужие маги быстро ушли из Астрала Альвиона, а власть взяла в руки оппозиция. Новые правители успокоили народ и популярно объяснили, в чем дело. Народ, как и положено простым смертным, удивился, возмутился и успокоился. Оппозиция осталась у власти. Думаю, тут не обошлось без короля Оосхабы, ведь у него были свои агенты в Альвионе, это я знал наверняка. Но дальше произошло нечто из ряда вон выходящее. Альвион отгородился от внешнего мира. Они закрыли свой Астрал изнутри, укрепили природный барьер так, что никто не мог к ним попасть. Они оборвали почти все свои «межастральные» связи и практически ни с кем не общались. Впрочем, – в этом не было ничего удивительного, – после истории с захватом Земли большинство соседей считали альвионцев слишком агрессивными и не хотели иметь с ними дела. Реальности Торгон и Ксаесарен контролировали границу с Альвионом и были готовы к любым неприятностям. Так что с этой стороны все было тихо.

Земля же так и не вышла на межастральную арену. Наш Астрал строго контролировался «Астралом-2». Лишь несколько человек с Земли контактировали с представителями реальностей Торгон и Ксаесарен – ближайшими астральными соседями. Мирион об этом знал мало – все последнее время он занимался таинственным проектом, о котором я уже слышал.

Остальные новости меня не очень заинтересовали. Политические перестановки в Торгоне и Ксаесарене, гражданская война на Оосхабе – все это меня не волновало.

Когда Мирион закончил рассказывать, он откашлялся и сотворил большой глиняный кувшин с вином и пару хрустальных бокалов. Мы выпили вина, и я в очередной раз поразился мастерству Странника – у него получилось прекрасное вино, совсем как настоящее. Можно было даже забыть о том, что это иллюзия. Мне вкусовая магия не давалась, и я всегда завидовал тем магам, которые могли наделять астральные иллюзии настоящим вкусом.

– Ну, вот и все новости, – сказал Мирион, снова наполняя бокалы. – Надо признаться, я не очень осведомлен о последних новостях Астрала. Все мое время забирает проект.

– Да чем же ты занимаешься? – не выдержал я. – Ты что, нарочно меня дразнишь?

– Есть немного, – рассмеялся Странник. – Что, интересно?

– Еще бы! Носишься с этим проектом, как курица с яйцом.

Странник удивленно поднял бровь, но потом сообразил, в чем соль шутки, и ухмыльнулся.

– Дело в том, – сказал он, – что я хочу привлечь тебя к работе над этим проектом. Собственно, именно за этим я тебя и позвал. Думаю, ты им заинтересуешься.

– Уже, – отозвался я, поднимая бокал. – Давай не томи.

Странник разом подобрался, улыбка исчезла. Он стал серьезен и собран.

– Это секретный проект Странников, – тихо сказал он. – Никто не должен об этом знать. Все это только между нами.

– Разумеется, – кивнул я.

– Некоторое время назад один из Странников, это, кстати, был Таллэ, наткнулся в Астрале на удивительную вещь. Сначала он не поверил собственным глазам, настолько это невероятно.

– И что же такое он нашел?

– Он нашел новый мир. Новый астральный мир с прекрасной планетой, на которой так и не возникла разумная жизнь.

– Да ну, – я махнул рукой, – не может быть!

– Однако так и есть. Оглядись, – Мирион показал рукой в сторону леса, – это копия одного местечка с той планеты.

Я потрясенно огляделся. Мне казалось, что речь шла об исключительно мощном артефакте или о новом заклинании, но целый мир!

Странник, глядя на меня, весело рассмеялся:

– Как же так вышло, что никто не знал об этом мире?

– Он далеко от населенных мест. Окраина. Почти как твоя Земля, но все же ближе к Альвиону. Здесь нет разумной жизни и нет магов, так что выходить в Астрал было некому и никто не мог бы поведать о нем. Таллэ наткнулся на этот мир совершенно случайно.

– Потрясающе. Просто слов нет. Это и есть ваш проект?

– Да, – снова рассмеялся Странник. – Но ты еще не знаешь главного. Странники приняли решение поселиться в этом мире. Это будет мир Странников, их база, их дом. Ведь даже нам нужно место, куда можно вернуться. Всю жизнь не пропутешествуешь.

– Классно, – сказал я, – и вы заселили этот мир?

– Только начинаем. Сперва надо его хорошенько изучить. Именно этим мы сейчас и занимаемся.

– Ну вы, ребята, даете! – восхищенно произнес я. – Последний раз ты меня так удивил, когда сказал, что у Странников есть свой Совет.

– Который как раз и принял решение о заселении этого мира. В последнее время Странники сильно изменились. Компания бродяг остепенилась. Мы сейчас так сильны, что практически можем существовать как отдельное государство. У нас появились свои воины, ученые, правители и законы. Нам не хватало только территории, и мы ее нашли. Так что в недалеком будущем к известным мирам добавится еще один – мир Странников.

Я завороженно слушал Мириона. Меня потрясла сама идея – заселить с нуля целый мир, начать все с чистого листа… Вот это размах…

– Это будет особенный мир, – продолжал он, – не похожий на остальные. Это будет настоящий дом, пристанище для всех астральных бродяг. Здесь любой из них всегда сможет рассчитывать на помощь и место для жилья. Многие Странники, устав от путешествий, желают лишь одного – покоя. Теперь это выполнимо, этот мир огромен, места хватит всем.

– А не боитесь, что со временем мир Странников превратится в обычное государство, вроде Альвиона?

– Может, так и будет. – Мирион вздохнул. – Любое общество переживает и расцвет, и закат. Любые идеи со временем изживают себя и даже превращаются в полную свою противоположность. Быть может, мир Странников и превратится в обычное королевство, но, надеюсь, это будет очень не скоро.

– Действительно, слов нет, – честно признался я. – И ты предлагаешь мне поучаствовать в этом?

– Конечно! – рассмеялся Мирион. – Ты же Странник! Этот мир может стать домом и для тебя.

Заманчиво. Ой, как заманчиво! Мир без правителей, мир тишины и покоя, где тебя понимают, где тебе всегда рады и считают своим. Мир, который пока еще можно перекроить под себя. Господи, это ведь не дизайн квартиры, не город и даже не страна. Мне предлагают участвовать в создании целого мира! Наверняка любой из наших президентов удавился бы от зависти, узнав об этом.

– Участвуешь? – спросил Мирион и подмигнул. Он давно прочитал, что было написано у меня на лице – восхищение и согласие.

1 2 3 4 5 ... 7 >>