Роман Сергеевич Афанасьев
Вторжение

Роман Афанасьев
Вторжение

Часть первая
СЕРЫЕ МЕТКИ

Дневник

Я снова веду дневник, хотя клятвенно обещал самому себе больше не делать этого. Мне казалось, что я окончательно порвал с прошлым. Но это только казалось.

Прошел год с того момента, когда я сделал последнюю запись. Год, целый год без Астрала. Он так и не вернулся, и у меня больше нет надежды на его возвращение.

В первые месяцы было тяжелее всего. За время своего пребывания в Астрале я привык к нему, сросся с ним, привык дышать Астралом, быть его частью. И после того, как год назад маги соседней реальности – Альвиона – закрыли Астрал Земли, мне показалось, что жизнь конечна. Но это не так. Просто надо было все начинать заново. С нуля.

После того как Олег перестал мне звонить, я отчаялся. Конечно, я и сам не звонил ему, не хотел будить старую боль, но все же… Именно тогда, когда все прежние контакты были потеряны, я и прекратил вести дневник. Я решил – хватит. Астрал ушел, и вряд ли я еще когда-нибудь в него вернусь. Но возродить Астрал могло лишь чудо.

Чуда все не было, а жить надо. Забросив дневник, я проклял тот день, когда связался с Астралом. Устроился на работу – надо было что-то есть, а деньги это такая штука, которая не появляется из ниоткуда. Хотя бывает, что и уходит в никуда.

Я работал теперь компьютерщиком, так называемым эникейщиком – мастером на все руки, в одной фирме. Там была небольшая офисная сетка, на десять машин, один сервер и пара бухгалтерских программ, требующих настройки, к счастью, лишь иногда. Этим всем я и занимался.

Это был странный период. Я старался изгнать из своей жизни любое напоминание об Астрале. Думал, что проявлял твердость, но, как сейчас понимаю, это была слабость. Я просто боялся боли, боялся той тоски, что пронзала меня при воспоминании о магической реальности. И я бежал от нее.

Работы у меня было немного. Оставалось время посидеть в Интернете за казенный счет. Интернет. Я заново открывал его для себя. За те два года, что я путешествовал по соседним реальностям, он сильно изменился, особенно его русская часть. Я окунулся с головой в его волшебный мир. Видимо, подсознательно я искал в нем замену Астралу. Страницы – как сферы. Админы – как маги. Хакеры – бойцы. И еще были странники вроде меня, все время перебирающиеся из одной тусовки в другую.

Интернет на время отвлек меня. Я познакомился с массой людей, но ни с кем не сошелся близко. Меня часто звали на встречи в реальности, но я на них не ходил. Хватит мне встреч после астральных знакомств. В реальности я не встречался ни с кем. Был угрюм и нелюдим. Учился заново жить в своем теле – без Астрала.

Интернет за полгода дал мне все, что он мог мне дать. Из полумистического места с хакерами, админами, скрытой информации и нелегальных хранилищ данных он превратился для меня в тихое и пыльное привычное средство связи вроде телефона. Обыденная штука. Очень полезная, но ничуть не романтичная.

Одного я никогда не делал в Интернете – не искал информацию об Астрале и никогда ни с кем не говорил о нем. Я тогда решил окончательно порвать с остатками волшебного мира. Нужно было учиться жить в реальности. Меня тогда просто заклинило на этой идее, я не мог думать ни о чем, кроме того, что мне нужно как-то приспосабливаться к реальному миру. Хотя на самом деле особых усилий не требовалось – я жил нормально, как все.

Друзей я растерял, а новых так и не приобрел. Два года путешествий в Астрале сделали свое дело. У меня и до астральных приключений было не особенно много знакомых, а уж после того, как я пропал на два года, они исчезли совсем. Кто-то сменил телефон, кто-то вовсе исчез с горизонта. С соседями я не общался, с одноклассниками не встречался… А ребят, с которыми пил пиво во дворе, и вовсе не хотел видеть.

Астральные друзья были потеряны из-за отсутствия Астрала. Реальных их адресов я не знал. Единственная ниточка, связывавшая меня с астральным прошлым, – телефонные звонки Олега. Случайный знакомый, я виделся-то с ним несколько минут. Тогда, когда доставил к нему домой главу клана львов – Виктора. Олег – его подчиненный, можно сказать и так. Виктор тогда был не в себе. Я оставил его у Олега и ушел, успев обменяться с ним номерами телефонов.

Он мне звонил некоторое время, рассказывал про свои дела, приглашал на встречи. Я отказывался. В ту пору мне было плохо настолько, что пытался вытравить из себя память об Астрале, забыть о нем. Астрал был для меня своеобразным наркотиком. А в его отсутствие у меня началась ломка.

Выход был один – прекратить вспоминать об Астрале. И я принялся методично, в чем-то даже излишне поспешно стирать память о нем. Я хотел убедить себя в том, что это был сон, игра, небылица. В какой-то мере мне это удалось. Я перестал звонить Олегу. Некоторое время спустя и он перестал звонить мне. Я завязал с дневниками и начал новую жизнь. Именно тогда меня и заклинило на той идее, что надо приспосабливаться к реальной жизни. Я перестал следить за аурами людей, качать с них энергию. Ее все равно было слишком мало, да и те крохи, что я мог получить, не пользуясь Астралом, все равно некуда было применить. Разве что согреть себя зимой, на остановке автобуса.

Я забывал. Я все забывал. Стирал из памяти Астрал день за днем. И это было не сложно – он забывался легко. Отдельное беспокойство у меня вызывала память Савалета, доставшаяся мне в наследство. Вернее, те ее жалкие и бессвязные обрывки, что плавали у меня в голове. С ними было проще и одновременно труднее. Проще – потому что они забывались сами по себе. Ведь, строго говоря, они не были моими в полной мере. Сложнее – потому что они имели обыкновение всплывать из глубин памяти сами по себе, в совершенно неподходящее время. Но и с ними я боролся. О да, я быстро убедил себя в том, что это был мираж, фата-моргана. Ситуация с передачей памяти была довольно фантастична даже для обитателя Астрала. Но я боролся с этими воспоминаниями и побеждал, как мне казалось.

Я стал обычным человеком, серым, неприметным. Играл в компьютерные игрушки, пил пиво, сидел в Интернете, читал книги, с ужасом отмечая всякое упоминание в них Астрала. Я регулярно навещал маму в деревне, которая, слава небесам, оказалась в стороне от той волны безумия, что захлестнула ее непутевого сына. Мама радовалась мне, хоть и ругала за почти двухгодичное отсутствие. Савалет, надо отдать ему должное, находясь в моей шкуре, позванивал маме, уверяя, что с ним – то есть со мной – все в порядке и он просто в командировке. Хочется думать, что он делал это из благих побуждений, но, зная этого мага с худшей стороны, я сомневался в подобном проявлении альтруизма. Скорее всего, он поступал так, чтобы мама не подняла шум по поводу пропажи сына. Лишняя головная боль была ему ни к чему. Только за одно я мог быть благодарен альвионскому магу – за то, что он не тронул мою мать. Но пес с ним, с Савалетом. Надеюсь, он все же попал в ад.

Мама также укоряла меня за то, что я никак не женюсь. Требовала, чтобы я как можно скорее обеспечил ее внуком или внучкой – в общем, наследником. И желательно не одним. Я же вяло оправдывался, ссылаясь на отсутствие приемлемых кандидатур среди своих знакомых особ женского пола. Я говорил правду. Кандидатур действительно не было. Как и, собственно говоря, знакомых. Нет, девушки меня привлекали. Просто как-то не складывалось нормальных отношений. Я бежал от любого общения, мне было просто не до того. И случайные знакомые, встреченные в транспорте или в том же Интернете, не вызывали во мне глубоких чувств.

Но хватит об этом. Мама была права – я изменился. Не знаю, правда, уж в какую сторону.

Пришла зима. Долгая холодная зима, мрачная, водянистая, темная и безрадостная. Чертовски депрессивная. Я стал больше пить, пока только пива. Прибавил в весе. Стал больше курить – к сигаретам добавились трубки. Совершенно неожиданно для себя я увлекся курением трубки. Оказалось, что это целое искусство. Трубки стали моей новой страстью, я покупал различные виды табака, искал «свой». Да и трубочками новыми не забывал обзаводиться. Раскуривая новый табачок, погружаясь в туманную пелену, я отвлекался от своих грустных мыслей. Одним словом, трубка, хороший табак, пиво и Интернет помогли мне пережить эту зиму.

А потом пришла весна – серая, слякотная, на редкость отвратительная. Я с трудом дождался появления зелени и стал совершать прогулки в лес. Покуривая трубочку, разглядывая зеленеющие кроны деревьев, я неторопливо прогуливался по знакомым местам, наслаждаясь общением с лесом.

В Интернете почти ни с кем не общался. Правда, изменив себе, выбрался на пару тусовок со знакомыми. Удовольствия мне это не доставляло. Знакомые оказались молодыми ребятами, которые говорили о чем-то своем, на своем же языке. Я молча стоял в сторонке, не видя, как поучаствовать в общем веселье. Меня называли мрачным и молчаливым.

Это было очень неприятное чувство – находиться в компании веселых ребят и девчонок и не уметь разделить с ними радость общения. Я познакомился там с одной интересной девушкой. Но ничего хорошего из этого все равно не вышло. После нескольких встреч она просто потеряла ко мне интерес, и я не винил ее за это. Я был слишком мрачен. Я никак не мог соответствовать тому искрящемуся детству и активной юности, которыми было наполнено ее существо. В последнюю встречу она назвала меня стариком, и мы расстались. Наверное, так и есть. Несколько убийств состарят кого угодно. Я перестал общаться с новыми знакомыми и вернулся к своим прогулкам. Так прошла весна.

Лето выдалось теплым, нежарким и приятным. Очень хорошим. Правда, я мрачнел день ото дня. Мысли о том, что я не могу сжиться с реальностью, угнетали меня. Я чувствовал себя «не таким». Не мог влиться в этот мир, мир без Астрала. Мне представлялось, что я в чем-то ущербен, лишен чего-то такого, что есть у других людей. Неужели я променял на Астрал душу? И сейчас остался и без Астрала, и без души? Порой в своих мыслях я забирался в такие дебри, что видел себя едва ли не монстром.

Спасался я от этих мыслей алкоголем, трубкой и прогулками по лесу. День был похож на день, закат на закат, ночь на ночь. Время незаметно уходило вперед, просачиваясь сквозь пальцы. Хотя почему вперед? У меня часто возникало такое ощущение, что оно топчется на месте.

Только в лесу, общаясь с деревьями, приникая к ним оставшейся у меня энергией, я чувствовал себя хорошо. Кстати, именно там, в лесу, я и ощутил то, что заставило взяться меня за дневники.

Это случилось недавно – неделю назад. При прогулке меня вдруг посетило странное чувство таящейся рядом угрозы. Я попытался разобраться, в чем тут дело, попробовал покопаться в своих мыслях и чувствах и сделал неожиданный вывод. Угрозу чувствовало нечто внутри меня – та моя часть, что осталась от мага. Энергетика окружающего мира как-то изменилась. Астрала не было, энергия, жизненные силы оставались на своих местах – во всем живом. И вот эта самая энергия как-то изменилась. Я чувствовал себя так, словно скоро должна разразиться гроза. Но небо было чистым, и никаких изменений в погоде не предвиделось. Я очень расстроился, решив, что у меня начинается мания преследования.

Потеряв интерес к прогулке, я пошел домой с тяжелым предчувствием, что ничем хорошим это не кончится. Так оно и вышло. Ощущение угрозы посещало меня и вчера и сегодня. Я весь издергался. Кажется, у меня действительно начинается паранойя. Теперь к угрозе примешивается и странное чувство, которое затрудняюсь описать. Пожалуй, здесь можно употребить определение – «ощущение надвигающихся перемен», но это не точно. Что-то назревало в тонком мире вокруг меня. Раньше я бы сказал, что это возмущение Астрала, движение энергий, большого количества энергии, но ведь теперь магической реальности не было, она была закрыта магами Альвиона.

Эти странные ощущения тревожат меня. Все-таки мне так и не удалось до конца изжить в себе память астрального мага. Что бы я ни делал, это останется во мне. И похоже, история с Астралом не закончена. Что-то надвигается. Какие-то события, в которых я не хочу принимать участие. Подумывал о том, чтобы уехать подальше от Москвы, куда-нибудь в деревню. Но я так не сделал. Нет, Астрал – это моя судьба, и мне от него никуда не деться. Да что там говорить, раз я взялся снова вести дневник, значит, все уже решил.

С завтрашнего дня начинаю следить за энергетической обстановкой вокруг себя. Может быть, попытаюсь снова качать энергию с людей. Для тренировки. Или, скорее, для успокоения. Буду стараться вести дневник, может быть, он поможет разобраться в себе, как в прошлый раз.

I

В метро было душно. Чертова подземка, никуда от нее не деться в этом городе, если ты не позаботился обзавестись личным автотранспортом. Сегодня метро было более отвратительно, чем обычно. Снаружи стояло лето, температура, кажется, побила все мыслимые рекорды. Это было даже странно – жара навалилась на город буквально за пару дней. Каждый охлаждался, как мог, – кто пил пиво, кто раздевался до трусов на газонах, а некоторые даже купались в городских фонтанах.

Теоретически под землей должно быть прохладней, чем на поверхности, но на самом деле все было не так. В метро было жарко и душно. Поезда целый день гоняли по туннелям сухой и теплый воздух, вентиляция не работала. А сейчас, вечером, когда рабочий люд потянулся по домам, было особенно душно.

Я возвращался с работы в отвратительном настроении. Отпуск пришлось выбивать со скандалом. Начальство ни в какую не хотело отпускать ценного работника на целый месяц. Так всегда – как в отпуск, так нужный, незаменимый, ценный. А как зарплату поднять, так «у тебя и так работы немного». Но отпуск я все же выбил. Целый месяц свободы, правда, с тем условием, что меня могут в любой момент вызвать на работу. На полчасика, по заверениям начальства, не больше. Если вдруг понадоблюсь. Правда, я решил с этим бороться путем отключения сотового телефона. Все равно мне никто не звонит, кроме руководства.

Хотя эпопея с отпуском завершилась для меня удачно, особой радости я не чувствовал. Окружающая обстановка угнетала и раздражала. Поднимаясь по первому эскалатору, на Киевской, я испытывал только одно желание – оказаться подальше от людской толпы, желательно там, где нет людей вообще, где холодно и есть пиво. Немного поразмыслив, я решил, что сгодится домашний холодильник.

Но до дома было еще далеко. Нужно было подняться из метро к вокзалу, забиться в железный вагон электрички, который больше напоминал сауну, а потом еще час трястись в нем. Так что мое хорошее настроение пряталось где-то в районе Северного полюса.

Стоя на эскалаторе, я привычно скользил взглядом по людской массе, разыскивая и рассматривая наиболее интересные ауры. Нельзя сказать, что я их четко видел. Видел очень плохо. Но чувствовал – хорошо. Энергию я не качал – пока не решался. Однако понимал, что смогу это сделать в любой момент. Сегодня интересных аур не было.

Раньше, когда был Астрал, я мог взглянуть сквозь него на человека, подробно изучить его энергетику, если он не защищался, конечно. Так же легко было изучить ауру – энергетический фон человека. В те времена, когда Астрал еще был доступен, ауры для меня выглядели так – яркие коконы, обертывающие человеческое тело, с прожилками каналов энергии, по которым можно было прочитать много интересного о той или иной личности. Сейчас же ауры казались мне, если специально всматриваться, привлекая к процессу внутреннюю энергетику, всего лишь бледными нимбами над головами людей. Они были очень тусклые, изодранные, словно поношенные. Впрочем, пару раз за последние дни мне попадались интересные экземпляры – чистые, мощные. Один из обладателей подобных аур был, скорее всего, спортсменом. Аура у него была крепкая, мощная, алая. В другое время я бы подумал, что передо мной маг. Хотя чем черт не шутит, может быть, он и был магом. Когда-то.

Сегодня ничего интересного в метро я не высмотрел. Да и не особо старался – я устал и был измучен жарой. Просто следил за аурами, чисто автоматически отмечая интересные. Вообще-то, честно говоря, раз уж я решил разобраться с остатками Астрал а в себе, надо было хоть как-то восстановить свои энергетические силы. А то я махнул на них рукой и стал уже кое-что забывать.

Когда я ступил на второй эскалатор, то снова оглянулся по сторонам в поисках чего-нибудь интересного. Скользнув взглядом по окружающим людям, я не заметил ничего интересного и решил, что на сегодня хватит. Для очистки совести глянул на соседний эскалатор, который двигался параллельно моему – и тут меня скрутило. Снова навалилось ощущение угрозы. Теперь оно было значительно сильнее. Кровь ударила в виски. Я смотрел на «это» и не мог оторваться. Душою, телом, пятками и всем, чем только можно, я чувствовал – вот оно. Я нашел то, что искал. Мои урезанные способности вопили: опасность, опасность!

Выглядело это так. На соседнем эскалаторе находился мужчина лет тридцати – тридцати пяти, вроде бы ничем таким особым не отличающийся от других пассажиров. С черной и аккуратно подстриженной бородой, высокий и хорошо сложенный. Он был в рубашке-безрукавке, в шортах, на плече у него болталась сумка на ремне. Обычный, казалось бы, человек. Однако его аура… Она была бледной, зеленоватой, в принципе ничем не примечательной. Вот только прямо посреди нее – у самого темечка – находилось странное энергетическое уплотнение в виде большой монеты. Серое такое. Словно метка.

Вот эта штука и привлекла мое внимание. Я чувствовал ее чужеродность. Она была словно неживая, искусственная. Она была НЕ НАША. Не с Земли.

Такого я никогда не видел и не встречал, даже в период своих путешествий по Астралу. И когда я глядел на эту метку, во мне просыпалось знакомое чувство угрозы и опасности. Я чувствовал – это неспроста. Эта штука опасна – для меня и даже, может быть, для окружающих. Для людей. Это был кусочек какой-то дьявольской, мощной энергии, способный вызвать беспокойство у любого астрального мага. И еще – эта штука была злой. Она словно излучала злобу. Нет, скорее не злобу, а сильную антипатию.

Разумеется, я просто не мог пройти мимо такой находки. Я отвернулся, стараясь не пялиться на этого мужика, и стал размышлять, что же делать.

Ничего путного в голову не приходило. В старые времена я бы просканировал эту штуку вдоль и поперек, выйдя в Астрал и собрав энергию. Уж это я умел. Впрочем, и сейчас я мог попытаться наладить контакт с этой штукой – пощупать ее своей энергетикой, напрямую, без Астрала. Но, честно говоря, мне не хотелось этого делать. Это все равно что сунуть руку в нору, где могла притаиться ядовитая змея. Может, там ее и нет. А может – и есть. Но что же делать? Попробовать познакомиться с мужиком, пообщаться с ним?

Пока я размышлял, эскалатор плавно вынес меня к площадке, и я сошел с него, оказавшись довольно близко к тому самому мужику. Он не обратил на меня ни малейшего внимания и заторопился направо – к выходу из метро. Не придумав ничего лучше, я просто отправился следом, решив не терять его из виду.

Черт возьми, мне очень хотелось изучить эту серую штуку. Что это такое? Может, бородач остановится хоть на пару минут у какой-нибудь палатки? Тогда бы у меня появилось время подробнее рассмотреть эту серую метку.

Но мужик и не думал останавливаться. Он вышел из метро и быстрым шагом перешел через дорогу, к площади. Я следовал за ним, стараясь не наступать на пятки своему «объекту». Но тот не обращал на меня внимания, что было очень кстати.

Когда он свернул налево, к гостинице, я подумал, что теперь наверняка его потеряю. Если он живет в «Киевской», то точно забьется к себе в номер, и все дела.

Но тут я ошибся. Перейдя дорогу, мужик направился к небольшому табачному магазину «Номер один». Я там бывал несколько раз, покупал трубки и табак. Это место было мне знакомо. Затаив дыхание, я следил за ним, надеясь что в магазине он задержится на некоторое время. Трубочный магазин – это не то место, куда заглядывают на пять минут. Там, черт возьми, не сникерсами торгуют. Когда мужик нырнул в магазин, я облегченно вздохнул и, выждав для порядка пару минут, последовал за ним.

Войдя в магазин, я увидел, что мой «объект» стоит у витрины с баночными табаками и что-то внимательно рассматривает. Я прошел на пару шагов дальше, к витрине с трубками.

Отсюда самого мужика не было видно, но его аура прослеживалась четко. Я сконцентрировал все свои силы в один комок и потянулся к серой метке – медленно и нежно, пытаясь коснуться ее своей энергией. Когда я почти коснулся ее, метка чуть уменьшилась, словно сжалась. У меня внутри тренькнул тревожный звоночек – опасность.

– Чем интересуетесь? – раздалось вдруг над ухом.

От неожиданности я вздрогнул и потерял концентрацию. Оказывается, ко мне подошел продавец. Молодой, светловолосый, улыбчивый. Он ждал ответа – тут всегда был хороший сервис, но сейчас мне это только мешало.

– Спасибо, не надо, – буркнул я, – просто смотрю.

– Как поживает ваша «Савинелли» с пенковой вставкой? – вежливо осведомился продавец. – Она понравилась вам?

Запомнил меня. Действительно, я пару месяцев назад купил у них «Савинельку».

– Спасибо, хорошо – ответил я, кося в сторону мужика. Тот все еще разглядывал табаки.

– Посмотрите, – сказал продавец, – только что привезли новые «Савинелли» с пенковыми вставками. Вы, кажется, в прошлый раз искали бент бильярд? Вон он стоит.

Профи. Все помнит, зараза. Вот незадача, похоже, он не отвяжется. Послать его, что ли? Нет, не стоит привлекать внимание, к тому же он пытается мне угодить.

– Спасибо, не надо, – ответил я продавцу. – В последнее время интересуюсь черчварденами.

– Вот, пожалуйста, – обрадовался продавец и махнул рукой в сторону соседней витрины.

Мать! Ну что ты будешь с ним делать? Ну не видел я у них «черечей»!

– Вот интересная модель, – быстро и профессионально начал продавец. – С виду обычный бент, но к нему в комплекте идет удлиненный мундштук. Поменяли мундштуки, и оп! У вас в руках самый настоящий черчварден.

Ах, вот почему я их не разглядел! Сменный мундштук. Действительно интересно. Господи, о чем я думаю!

Я резко обернулся и едва не толкнул этого субъекта с серой меткой. Оказывается, он подошел послушать. Заинтересовался…

– Фисташка ольсеновская есть? – спросил он продавца.

– Закончилась, – отозвался тот, – но есть еще ольсеновская же корица.

Бородач отрицательно мотнул головой и пошел к выходу.

– Извините, – быстро сказал я, – сегодня я не при деньгах. Рассматривать – только душу травить. Зайду на следующей неделе.

Продавец понимающе кивнул и улыбнулся, но при этом умудрился отчетливо помрачнеть. Не обращая на него внимания, я бросился к выходу, боясь потерять из виду человека с серой меткой.

Как оказалось, он уже успел немного отойти, к Дорогомиловской, к перекрестку. Я двинулся за ним, ориентируясь по его бежевой безрукавке. Он шел быстро, куда-то торопился, просто-таки летел. Я старался не отставать, понимая, что выгляжу полным идиотом. Что же делать? Если бы был Астрал! Так просто было бы запомнить его образ и потом найти в любое время. Но теперь…

Я просто шел за ним, пытаясь понять, какого черта я привязался к этому бородатому мужику. Что я вообще от него хочу, почему эта серая метка так меня притягивает? Неожиданно я понял почему. Я даже споткнулся и замедлил шаг. Все правильно. Эта серая метка – она была не с Земли. Она напомнила мне образы жителей соседней реальности – Альвиона: чуждая энергия, чужое дыхание… Альвионец? Откуда? Как он сюда попал?

Я выровнял дыхание и ускорил шаг. Человек с серой меткой сильно опередил меня – он был уже у перекрестка. В самом деле альвионец? Я подумал о Савалете, который разгуливал по Земле в моем теле.

Помнится, я предполагал, что на Земле есть и другие альвионцы – агентурная сеть Согдена.

Альвионцы! Кто бы мог подумать. А может, у меня шпиономания начинается? Как следствие паранойи – самое оно.

Мой подопечный шагнул на проезжую часть – на светофоре горел зеленый. Плюнув на скрытность, я побежал – нельзя было его упускать. Но мне не повезло: когда я подскочил к переходу, зажегся желтый свет, и тотчас какой-то лихач на белой «ауди» дал полный газ. Машина прыгнула мимо меня, едва не задев блестящим боком, за ней потянулись остальные, образовав сплошной рычащий поток.

Я отступил назад, выискивая взглядом бежевую безрукавку. Главное – не потерять его из виду! Догнать, а что с ним делать потом, я и сам не знал, но главное – не упустить.

Между тем мужик и не думал никуда пропадать. Он подошел к одному из ларьков, стоящих около магазина, и стал что-то рассматривать на витрине. За ним в очередь пристроился какой-то крепыш в сером костюме.

От нетерпения я притопнул ногой и выругался – зеленый свет и не думал зажигаться!

Я пожирал глазами объект слежки, а тот спокойно покупал что-то в ларьке. Скользнув взглядом по мужчине, занявшем за ним очередь, я удивился. Где-то я уже видел этот костюм. Ну конечно! В табачном магазине – этот тип ошивался позади продавца. У него, еще помнится, были залысины и злые глаза. Слежка. За ним, за человеком с серой аурой следили. Господи, кто? ФСБ, МВД… кто? Но слежка – это было ясно как божий день.

В этот момент серый костюм медленно обернулся и взглянул мне прямо в глаза… Нет! Я отшатнулся…

Ощущение опасности нахлынуло на меня подобно волне, бежать, бежать! Все остатки моей магической личности кричали: беги, это опасно… На меня смотрели черные злые глаза… Это был абсурд, с такого расстояния я и лица не видел, но эти глаза… Как два дульных среза у дробовика – того и гляди плеснут свинцовым ливнем.

Он отвернулся, и я в ужасе, чувствуя, как волосы встают дыбом, попятился. Ощущение угрозы и опасности нахлынуло на меня с новой силой и тут же бесследно исчезло. Все. Значит, именно эта встреча мне и мерещилась все эти дни.

Меня толкнули локтем, обругали матом, и я очнулся. Оказывается, давно зажегся зеленый и поток пассажиров обтекал меня с двух сторон. Дрожащей рукой я вытер вспотевший лоб, повернулся и пошел прочь. Хватит. Всякое желание за кем-либо следить у меня пропало. Напрочь.

Я побежал к вокзалу. Что за дикий взгляд был у этого мужика! Он словно оценил меня, прикрепил бирку и отправил на склад памяти – туда, где уже лежал десяток подробных образов. Наверняка он из ФСБ. Я знал, что ФСБ интересовалось Астралом. Да и сейчас эта организация не потеряла, по всей вероятности, интерес к магической реальности. И мне совсем не улыбалось попасть к ним в руки – ведь в моем теле целых два года скрывался человек из соседней реальности. Возможно, шпион. Если попаду в руки «органов», меня, скорее всего, запихнут в какую-нибудь клинику, в палату с мягкими стенами, и будут исследовать до конца моих дней.

Взбежав по ступенькам, я перескочил через турникеты и очутился на платформе. Мне хотел ось только одного – как можно скорее убраться отсюда. Прыгнуть в электричку, затеряться в толпе… Я скользнул взглядом по табличкам, показывающим отправление пригородных поездов.

Есть. Как по заказу. Отходит ровно через три минуты с шестого пути. Огромными скачками я понесся по перрону, расталкивая пассажиров. Втискиваясь в переполненный тамбур, где меня встретили веселыми матюками, я услышал, как за спиной зашипели закрывающиеся двери. Успел.

1 2 3 4 5 >>