Роман Сергеевич Афанасьев
Источник Зла

– А теперь?

– Теперь нет.

– Когда ты закрылся от вызовов заклинанием, я понял, что тебе надо побыть одному, – сказал Странник. – Но потом я стал беспокоиться. Нельзя так долго оставаться в одиночестве, по себе знаю.

– Все нормально, – успокоил я. – Одиночество заканчивается.

Он ухмыльнулся в бороду, и я почувствовал себя легко и свободно, словно с моих плеч свалился тяжелый камень. Как хорошо, когда есть друг, который переживает за тебя.

Я откинулся на спинку скамьи, втянул в себя прохладный воздух, наполненный ароматом неведомых трав, и рассмеялся. Я возвращался к жизни.

– Теперь верю, – сказал Странник и тоже рассмеялся.

– Извини, – сказал я. – Столько всего произошло! В последние дни я был словно натянутая пружина, но сейчас напряжение спало.

– Тебе надо выговориться. Я знаю это состояние: когда так долго молчишь, начинаешь забывать, что такое простая беседа. Мне приходилось испытывать то же самое, и я уверен, что лучшее лекарство в таких случаях – общение с другом. Кстати, может, ты расскажешь мне, что все-таки произошло? В общих чертах я знаю, чем все закончилось, но подробности мне неизвестны.

Я кивнул и начал рассказывать. В красках и деталях. И про последний штурм базы альвионцев, и про то, что убил Согдена, и про гибель друзей.

Странник слушал внимательно, постукивая пальцами по столу. Под конец моего рассказа у него в руках появилась длинная трубка, и он закурил.

Наконец я рассказал все. И про предательство «Астрала-2», и про свое нежелание затевать революцию. Выговорившись, я устало оперся локтями о резную столешницу и сотворил себе кружку пива и сигарету, не спрашивая разрешения Мириона. Так принято между друзьями.

Странник кивнул и выпустил клуб ароматного дыма.

– Нечто подобное я и предполагал, – сказал он, – рад, что ты уцелел в этой битве и добился того, чего желал.

– Как же! – откликнулся я. – Желал-то я свободного Астрала, доступного для всех, а что вышло? Иногда мне кажется, что стало еще хуже.

– Не переживай. Все миры проходят через это, – какая-то группа пытается захватить власть над Астралом своей реальности. Обычное дело. Но все образуется. Эта организация развалится сама, ее погубят внутренние конфликты.

– Но сколько при этом погибнет людей!

– Не больше, чем при обычном дележе власти. Всем разумным видам свойственна агрессивность, особенно в начале развития.

– Что ты знаешь о войне? – грустно спросил я. – Если у нас дойдет дело до настоящей серьезной заварушки, то погибнет весь наш мир. А если она начнется из-за Астрала… В этом будет и моя вина.

– И что ты собираешься делать?

– Не знаю, – честно признался я. – Наверно, ничего. Я очень боюсь послужить тем самым маленьким камешком, с которого начинается лавина. Теперь я понимаю Евгения, того питерского мага. Впрочем, ты о нем не знаешь…

– Я его знаю, – сказал Мирион. – Но сейчас речь о другом. Выслушай мой совет – не торопись. Ты не такой уж маленький камешек. Твои способности не перестают удивлять меня. Ты стал очень силен, гораздо сильнее многих моих знакомых магов, и уж поверь, знакомых магов у меня немало. Так что ты вполне способен изменить жизнь своего мира в лучшую сторону. Ты хороший человек, Корвин. Да, не без недостатков, но все же ты чаще думаешь о других, чем о себе. Ты хочешь сделать мир лучше, причем совершенно бескорыстно.

– Да ладно тебе, – смутился я. – Не такой уж я и хороший. Я чувствую ответственность за то, что делаю, ответственность перед всеми землянами.

– И это хорошо, – улыбнулся Странник. – Так держать. Но сейчас – не торопись. Постарайся осторожно разузнать, что теперь происходит на Земле, как дела в этом самом «Астрале-2», и тогда уж принимай решение.

– Ну, в общем, так я и хотел поступить. Кстати, к вопросу о том, что происходит. Может, начнем прямо сейчас? Ты расскажешь мне, что нынче творится в Астрале?

– Конечно, Корвин.

– И еще – не называй, пожалуйста, меня Корвином.

– Почему? – искренне удивился Странник. – Разве это плохое имя?

– Да нет, нормальное имя. Но, если помнишь, оно не мое. Когда-то мне показалось хорошей идеей назваться чужим именем. Но потом я понял, что это было ребячеством. Глупо и некрасиво. Словно я прячусь от самого себя, боюсь своей собственной судьбы, стыжусь самого себя. Как будто стараюсь переложить ответственность за свои поступки на другого человека. В общем, не надо. Мне неприятно.

– И как же тебя называть?

– Ты же знаешь, что меня зовут Игорь. Так и называй. Я больше не буду прятаться за чужим именем.

– А это разумно – пользоваться своим настоящим именем? – серьезно спросил Странник, чуть подавшись вперед. – Ты действительно этого хочешь?

– Да брось ты. Мое настоящее имя известно многим. Во-первых, на Земле меня все знают как Игоря. Во-вторых, половина Альвиона знает, как меня зовут, ведь Савалет провел в моем теле два года и пользовался моим настоящим именем. В-третьих, тогда, на собрании правителей других реальностей – помнишь, перед атакой на Альвион – меня представляли им, так что в других мирах мое имя тоже известно.

– Ну, как пожелаешь, – отозвался Мирион.

Он поерзал на скамье, устраиваясь поудобнее, заново раскурил трубочку и начал свой рассказ о том, что произошло в Астрале после того, как мы прижали Альвион.

Конечно, Мирион рассказал далеко не все, это понятно – всего не расскажешь и за неделю, но и то, что он мне поведал, было невероятно интересно.

Самая интересная новость касалась Альвиона. Когда маги реальностей Оосхаба и Сефир вторглись в его Астрал и перебили практически всю правящую верхушку магов, местные жители, забыв внутренние распри, взбунтовались. Конечно, ведь это выглядело как неприкрытая агрессия. Но чужие маги быстро ушли из Астрала Альвиона, а власть взяла в руки оппозиция. Новые правители успокоили народ и популярно объяснили, в чем дело. Народ, как и положено простым смертным, удивился, возмутился и успокоился. Оппозиция осталась у власти. Думаю, тут не обошлось без короля Оосхабы, ведь у него были свои агенты в Альвионе, это я знал наверняка. Но дальше произошло нечто из ряда вон выходящее. Альвион отгородился от внешнего мира. Они закрыли свой Астрал изнутри, укрепили природный барьер так, что никто не мог к ним попасть. Они оборвали почти все свои «межастральные» связи и практически ни с кем не общались. Впрочем, – в этом не было ничего удивительного, – после истории с захватом Земли большинство соседей считали альвионцев слишком агрессивными и не хотели иметь с ними дела. Реальности Торгон и Ксаесарен контролировали границу с Альвионом и были готовы к любым неприятностям. Так что с этой стороны все было тихо.

Земля же так и не вышла на межастральную арену. Наш Астрал строго контролировался «Астралом-2». Лишь несколько человек с Земли контактировали с представителями реальностей Торгон и Ксаесарен – ближайшими астральными соседями. Мирион об этом знал мало – все последнее время он занимался таинственным проектом, о котором я уже слышал.

Остальные новости меня не очень заинтересовали. Политические перестановки в Торгоне и Ксаесарене, гражданская война на Оосхабе – все это меня не волновало.

Когда Мирион закончил рассказывать, он откашлялся и сотворил большой глиняный кувшин с вином и пару хрустальных бокалов. Мы выпили вина, и я в очередной раз поразился мастерству Странника – у него получилось прекрасное вино, совсем как настоящее. Можно было даже забыть о том, что это иллюзия. Мне вкусовая магия не давалась, и я всегда завидовал тем магам, которые могли наделять астральные иллюзии настоящим вкусом.

– Ну, вот и все новости, – сказал Мирион, снова наполняя бокалы. – Надо признаться, я не очень осведомлен о последних новостях Астрала. Все мое время забирает проект.

– Да чем же ты занимаешься? – не выдержал я. – Ты что, нарочно меня дразнишь?

– Есть немного, – рассмеялся Странник. – Что, интересно?

– Еще бы! Носишься с этим проектом, как курица с яйцом.

Странник удивленно поднял бровь, но потом сообразил, в чем соль шутки, и ухмыльнулся.

– Дело в том, – сказал он, – что я хочу привлечь тебя к работе над этим проектом. Собственно, именно за этим я тебя и позвал. Думаю, ты им заинтересуешься.

– Уже, – отозвался я, поднимая бокал. – Давай не томи.

Странник разом подобрался, улыбка исчезла. Он стал серьезен и собран.

– Это секретный проект Странников, – тихо сказал он. – Никто не должен об этом знать. Все это только между нами.

– Разумеется, – кивнул я.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 18 >>