Роман Сергеевич Афанасьев
Вторжение

II

Домой я добрался без приключений. Зайдя в квартиру, запер за собой дверь на все замки. Раздевшись и включив вентилятор, уселся в свое любимое кресло и стал размышлять о том, в какое дерьмо я вляпался на этот раз.

Сегодня я узнал много нового. Ради этого стоило высунуться из своей норы. Получается, что агенты Альвиона действительно находятся на Земле. Это был, конечно, спорный вопрос, но я ничуть не сомневался, что та аура с серой меткой несла в себе отпечаток альвионского мага. В этом я был уверен на все сто. Но как сюда попал альвионец? Они же не могли забросить его к нам в своем теле. Неужели альвионские маги проделали с некоторыми земными магами то, что проделал со мной Савалет, – пересадили сознание?

Захотелось курить. Я поднялся с кресла, взял с подставки свою любимую трубочку – итальянскую «Савинелли» с пенковой вставкой, ту самую, о которой вспоминал продавец в табачном магазине. Набив трубочку ларсеновским табаком, который был ароматизирован красным вином и гвоздикой, я уселся в кресло и закурил.

Сейчас главное – не пороть горячку. Нужно немного подумать, а не бросаться очертя голову в очередное приключение.

– Я теперь пуганый, – сказал я вслух самому себе, – пуганый-перепуганый.

Выпуская ароматный дым, я попытался привести мысли в порядок. Первое – агенты Альвиона на Земле. Второе – за ними следят. Наверняка это ФСБ, ведь я точно знал, что наши спецслужбы интересовались Астралом. Даже сами альвионцы на это жаловались. Итак, агенты тут, и их пасут. Что за игра тут идет? И самое главное – стоит ли мне вмешиваться во все это, или разумнее будет сидеть дома, по-прежнему скучая по Астралу, но не ища приключений на пятую точку?

Я поерзал в кресле, подставляя ноги под прохладный воздух, идущий от вентилятора. Ни во что не хотелось встревать. Я чувствовал себя не лучшим образом. Долгое время мне казалось, что я виноват в закрытии Астрала, потому что не смог помешать его закрытию. И от этого отсутствие Астрала воспринималось еще острее.

Углубившись в свои мысли, я и не заметил, как стал дышать чаще. Трубка стала нагреваться, даже чуть обжигать руку, и я поспешно вынул ее изо рта. Нельзя, чтобы трубка нагревалась – это ей вредит. Не говоря уже о том, что полный букет табака раскрывается лишь при медленном, неторопливом – так называемом «холодном» – курении. Подождав, пока трубка остынет до приемлемого состояния, я продолжил курение, стараясь следить за температурой чаши.

Итак, вокруг Астрала до сих пор идет возня. Наверняка не первая. Чего хотят альвионцы? Ведь они закрыли Астрал, что им еще надо? ФСБ я еще понимал – ребята, как им и положено, заботятся о безопасности. Небось стараются обезвредить агентов Аль-виона, а может, и вовсе их перебить.

Я пыхнул трубкой. Ну и что мне теперь делать со всем этим? Понятно, моя первейшая задача – уберечь собственную шкуру от лишних неприятностей. Мне совершенно не хотелось стать объектом внимания аль-вионцев. Один раз они уже обратили на меня внимание – хватит, на всю жизнь наелся. С другой стороны, мне не хотелось бы попасть в руки к ребятам из ФСБ. Я не имел опыта отношений с «органами» и не стремился их приобрести. Увольте-с. Не желаю. Я жить хочу.

Выпуская колечки дыма, я переложил трубку из одной руки в другую. Она снова начала греться, надо было уменьшить темп курения. Трубки я берег – хорошая трубка стоит хороших денег, а я вовсе не миллионер.

Но что же мне делать? Может, обойдется, может, на меня не обратят внимания? Мне вспомнился взгляд человека в сером костюме, и я вздрогнул. Меня, конечно, заметили и даже, наверное, узнали. Боюсь, скоро ко мне придут. А мне нужно время, чтобы все обдумать. Отсюда следовал единственный вывод – надо пока спрятаться. Разнюхать, что и как, и действовать по обстоятельствам. И самое главное – разобраться наконец, чего я сам хочу. А на это нужно время, много времени.

Бежать? Но куда? К маме, в деревню? Нет, не хочется ее вмешивать в это дело. К тому же если меня будут искать, то туда отправятся в первую очередь.

Я ухмыльнулся собственным мыслям. Надо же, как я уверен в том, что за мной придут, что я значимая персона. Что это – раздутое самомнение или начало паранойи? Впрочем, себя я оценивал действительно весьма высоко, но при всем при этом чувство угрозы не покидало. Оно отступило, я едва его замечал, но все-таки оно висело надо мной, подобно грозовой туче. Что-то должно было случиться, кое-что уже и случилось. Кажется, я снова в игре.

В мундштуке трубки стало булькать. Все-таки я быстро курил, наверное, это от волнения. Хотя, возможно, я переувлажнил табак или слишком плотно набил трубку. Достав специальный ершик я удалил лишнюю влагу из мундштука. Вопреки расхожему, среди начинающих трубкокуров, мнению, ничего зазорного в этом не было. Это нормально.

Выбросив ершик в пустую консервную банку, играющую роль пепельницы, я вернулся к трубке и к своим мыслям. И вдруг понял, что, несмотря ни на какие угрозы, несмотря на то, что у меня, похоже, началась мания преследования, несмотря на все это, я был счастлив. Не исключено, что я опять влип в неприятности, что у меня намечаются проблемы, но я был счастлив и чувствовал себя прекрасно, так, как не чувствовал себя с момента возращения в свое собственное тело. Я был кому-то нужен, я был в деле, в игре. Я жил, а не исключено, что существовал.

За прошедший год я много раз пытался забыть об Астрале, «выбить дурь» из головы. Убеждал себя в том, что хочу жить, как все, – ходить на работу, есть, пить, все-таки жениться и завести детей. Да, я убеждал себя в этом, пытался так жить, а в результате я чувствовал себя преотвратно. Чувствовал себя чужим в этой жизни, словно попал на другую планету, в другой мир. Да, я не создан для такой жизни, мой удел – бесконечная суета. Стоило мне только высунуть нос из своей отшельнической берлоги, проявить какую-то активность – и пожалуйста. Похоже, приключения сами меня находят. Или это меня ищет Астрал?

Ну и отлично! К черту пыльные углы, компьютерные игры и Интернет! Я возвращаюсь к активной жизни. Возможно, меня прихлопнут в одном из приключений, застрелят, а то и поджарят молнией, пусть. Но я буду жить, а не существовать, отмеряя время от получки до получки. Не буду сидеть и ждать перемен – я сам буду их творить.

Я докурил трубку и оставил ее остывать, сунув в мундштук чистый ершик, чтобы он вобрал в себя избыток влаги. Проделав это, пошел на кухню готовить ужин. Решение было принято.

Завтра я уйду из дома – здесь меня легко найти. Сниму номер в гостинице, а то и квартиру в Москве и постараюсь разобраться в том, что происходит. Вот так. Бежать сейчас не имеет смысла. Если бы ко мне хотели прийти, то уже бы пришли. Да кому я сдался, черт возьми. Никому не нужен был целый год, надеюсь, и сейчас не понадоблюсь. Времени было достаточно. Не обязательно срываться с места сию же секунду и бежать сломя голову куда глаза глядят. А вот собрать вещи, выспаться – это необходимо. Конечно, куда романтичнее просто сунуть в карман сигареты, пистолет и оседлать «харлей». Но, увы, это только в кино у главных героев прямо из воздуха появляются чистые носки и белоснежные рубашки.

Приготовив ужин, состоявший всего-то из трех сосисок и картошки, я его с удовольствием съел. Залил все это пивом и приступил к сборам, не забыв как следует вычистить остывшую к тому времени трубку.

Я собрал сумку, как собирал ее сотню раз, готовясь к длинной дороге, – одежда, предметы гигиены и прочее. Хорошо еще, что на улице стояла жара и не надо было тащить с собой теплые вещи. В общем, я взял необходимый минимум, позволяющий выжить в отечественной гостинице, плюс к этому чуть больше пятисот баксов. Немного, конечно, но больше денег у меня не было.

Потом я задумался об оружии. Жаль, что я не мог, как в американском кино, достать из-под подушки верный «кольт» и сунуть его за поясной ремень. И «кольта» нет, да и родная милиция меня, скорее всего, не поймет.

В конце концов я решил взять свой старый выкидной нож. Хороший, крепкий нож с небольшим лезвием и без упора для пальцев. На холодное оружие он не тянул, что немаловажно, хотя докопаться было можно. Но если уж захотят докопаться, то докопаются до чего угодно. Но нож я все-таки взял с собой. Пригодится. И палочку построгать, и колбаски накромсать…

Немного помявшись, я все же взял любимые трубки, хотя и сомневался, что найдется время для их курения. На этом мои сборы кончились. Я упаковал сумку и отправился стирать носки. Чистые рубашки у меня еще были.

Управившись с делами к полуночи, я завалился спать. На завтра намечался трудный день.

III

Спать хотелось отчаянно. Глаза немилосердно слипались, хотя на дворе было позднее утро. Я поднялся с постели, зевнул так, что едва не вывихнул челюсть, и решил, что надо глотнуть немного свежего воздуха. Оглядев свои вещи, разбросанные по гостиничному номеру, привычно отыскал рабочую сумку, достал сигареты. Не хотелось возиться с трубкой. Я вышел на балкон, залитый жаркими солнечными лучами, закурил, разглядывая жилые дома, расположенные напротив гостиницы…

Вчера спал плохо. Все время просыпался – мерещился стук в дверь. Утром, измученный чехардой кошмаров, поднялся рано, часов в шесть. Напился кофе, выкурил трубку и, придя в себя, стал собираться. Я взял сумку с вещами, которую собрал накануне, распихал по карманам десяток полезных мелочей, вроде ключей, ножика, зажигалки, сигарет и прочего. Собравшись, проверил две вещи – наличие денег и документов. Эти две вещи обязательно нужно брать с собой в путешествие. Деньги – потому что на них можно было купить все, что забыл дома, и документы – потому, что их нельзя купить за деньги. То есть можно, конечно, но это очень хлопотно и геморройно. Гораздо проще проверить, не забыл ли ты свои документы, чем потом в дороге пытаться достать новые.

Убедившись, что я их не забыл, позвонил маме. В этот раз нельзя было исчезать без предупреждения. Было еще рано, но мама уже не спала. Я сказал, что устроился на новую работу и сейчас уезжаю в командировку на Дальний Восток. Когда вернусь – не знаю, но не раньше чем через две недели. Мама поругала меня, но так, больше для порядка, потом успокоилась. Я предупредил ее, чтобы звонила мне только на сотовый.

– А он дотуда достанет? – забеспокоилась мама.

Я сказал, что достанет, спросил, есть ли у нее еще деньги, и, получив утвердительный ответ, положил трубку. Теперь можно было отправляться на встречу приключениям.

Электричкой я добрался до Москвы, толкаясь меж сонных работяг и бодрых уже с утра продавцов газет. В Москве решил не суетиться и осесть где-нибудь на пару деньков, например в гостинице. Селиться в «Киевскую», что около вокзала, не хотелось. Надо было устроиться подальше от центра и от суеты. Рассудив так, я отправился на юго-запад в гостиницу «Салют». При разговоре с администраторшей я тихонько касался ее ауры, пытаясь внушить к себе расположение. Свои усилия я подкрепил двадцаткой баксов и вскоре получил вожделенный одноместный номер – быстро и без канители.

Теперь же, заселившись и немного поспав, я размышлял, что делать дальше. Лениво щурясь от солнечного света, я разглядывал жилые дома и курил. Пока ничего путного не придумывалось.

Первое – надо было попробовать разыскать кого-нибудь из старых знакомых и узнать, что происходит в городе. Вариант второй – кататься на метро, отлавливая пассажиров с серыми метками, то есть пытаться узнать все самому.

Решив не откладывать дела в долгий ящик, я вернулся в комнату и взялся за телефон. Листая его электронную записную книжку, я вдруг сообразил, что там нет номера Олега – ведь я никогда не звонил ему с сотового. Я попытался припомнить телефон, но куда там – последний раз я ему звонил почти год назад. Чувствуя себя круглым дураком, я стал рыться в сумке. Где-то у меня была записная книжка, старая, потрепанная, но все еще полезная. Я таскал ее с собой с самой школы. Там уже не осталось чистых страниц, и телефоны я записывал на свободных полях – переписывать все в новую книжку было лень. Кстати, эта книжка побывала и в кармане Савалета. Это я знал точно.

Как ни странно, она быстро нашлась, на своем обычном месте, в боковом кармане. Видимо, собираясь в дорогу, я автоматически прихватил ее с собой.

Кроме телефонов в книжечке попадались и обрывки каких-то записей, и стихи, сочинительством которых я баловался еще в школе. Обычная книжка, исчерканная вдоль и поперек.

На одной из страниц я наткнулся на очень интересный телефончик. Запись была сделана моей рукой, но это писал не я. Писал Савалет, когда находился в моем теле. Почерк был похож на мой, но несильно – альвионец писал более убористо, компактно.

Всего в книжке было три записи, сделанные рукой Савалета. Просто номера телефонов, никаких комментариев. Я обнаружил их еще тогда, сразу после закрытия Астрала, когда осваивался в своем собственном теле. Помнится, даже хотел провести тогда небольшое расследование, узнать, что это за телефоны, откуда, чьи, но потом отказался от этой идеи. Просто не до того было. Да и сейчас вот я искал телефон Олега. Ничего, подождут телефончики, никуда не денутся.

Номер Олега я все же нашел. Правда, он был записан на страничке с литерой М, что было странно, поскольку фамилия Олега была Смирнов.

Я набрал номер и стал вслушиваться в гудки. Внезапно я сообразил, что Олег, наверное, уже ушел на работу. Как говорится, беда, да не катастрофа. Вот если он вообще переехал…

На третьем гудке мне ответили.

– Да? – раздалось из трубки. Я понял, что это говорит девушка, которой вряд ли больше двадцати – двадцати пяти.

– Олега можно? – спросил я, как всегда, забыв поздороваться.

– Его сейчас нет, он на работе. Может, ему что-нибудь передать?

– Нет не надо, я ему перезвоню. А когда он вернется?

– Вечером, часов в девять. Раньше девяти не звоните, его все равно не будет.

– Ладно, спасибо.

– А кто это?

Я на секунду замешкался, решая, называть свое имя или нет. Впрочем, почему нет?

– Это Игорь, – ответил я, – его старый знакомый.

– А… – ответила девушка.

Я рассыпался в благодарностях, извинился за то, что сразу не поздоровался, и мы распрощались.

Отключив телефон, я взялся за сигарету – после трубки они шли у меня, как семечки, пачками.

Итак, Олег, несмотря на мои опасения, никуда не делся. Он жив, надеюсь, здоров и даже вроде женился. Осталось только дождаться, когда он вернется. На Олега я очень рассчитывал. Мне казалось, что уж он-то должен знать, что творится в городе. Правда, была высока вероятность, что он тоже «отошел от дел», например в связи с женитьбой.

Я вздохнул – зачем строить предположения? Надо просто дождаться вечера и позвонить. И все прояснится. Вот только до вечера я ждать не мог – моя энергичная натура требовала каких-либо действий, ожидание всегда меня раздражало.

Для очистки совести я полистал записную книжку, продираясь через записи пятилетней давности. В самом конце меня ждал приз – я наткнулся на номер телефона клуба, который в свое время организовал Олег. Кажется, они снимали для своих собраний комнату в детском саду. Я схватился за телефон: а вдруг Олег «на работе»? Однако это было не так. На мой звонок откликнулась воспитательница – женщина в возрасте, утомленная жизнью и детьми. Она популярно объяснила мне, что клуба тут уже полгода нет и что я попал не по адресу. Под конец она заявила, что всех сектантов и сатанистов следует держать от детей на расстоянии пушечного выстрела.

Это был практически ее монолог, из которого я узнал самое главное – клуба больше не существовало. Я вежливо попрощался и отключил телефон.

Одним словом, выстрел мимо. Идея бьдла хорошая, но не вышло. Оставалось надеятся, что до Олега я доберусь вечером.

Не в силах просто сидеть и пялиться в стену, я постарался припомнить всех, с кем встречался в Астрале. Вспомнились только Кирилл, девчонка Фло, Петро. Ну еще пара случайных знакомых, вроде той девчонки-вампира. Зацепок почти не было. Конечно, можно было попытаться найти Кирилла, но мне не сильно этого хотелось. По большому счету, именно он меня подставил, причем уже не в первый раз. Был и безумный маг, и встреча с Савалетом… Нет, наступать на эти грабли еще раз я не собирался. К тому же я просто не знал, как кого разыскать.

Наконец я решил, что суетиться бессмысленно – надо дождаться вечера, поговорить с Олегом. А там уж будет ясно, от чего начинать плясать.

День вступал в свои права. Я распахнул настежь балконную дверь, уселся в кресло и набил трубочку. Ну вот я и в отпуске и у меня есть возможность спокойно покурить трубку. Выпустив первый клуб дыма, я втянул его носом, наслаждаясь ароматом табака. Да, отпуск – это хорошо.

Откинувшись в кресле, я положил босые ноги на журнальный столик и принялся размышлять, чем бы занять день. Целый свободный день – об этом мне редко приходилось думать.

Я погрузился в мечтания и клубы дыма, наслаждаясь комфортом. Телефонный звонок, разорвавший тишину, стал для меня полной неожиданностью. Я вздрогнул и потянулся за сотовым.

«Сукины дети, – мелькнуло в голове, – на работу не пойду. Я в отпуске».

Определителя номера у меня не было. Держа в руке надрывающийся телефон, я подумал: не выключить ли его? Но не стал.

– Да? – сказал я в трубку.

– Игорь? Привет! Рад тебя слышать! Я удивленно хмыкнул. Знакомый голос, но это не с работы. Свое начальство я уже узнаю по голосу.

– Привет, – сказал я.

– Как дела? Говорят, ты мне домой звонил. А там у меня определитель номера, вот и решил тебе перезвонить.

– Олег! – Я вскочил с кресла. – Привет, Олег, сколько лет, сколько зим!

Я был очень удивлен и обрадован. Вот он, Олег, жив курилка, никуда не делся. Теперь все будет отлично.

– Ну, как дела, – продолжал он, – как твой депрес-сняк? В последний раз, когда мы говорили, ты был малость не в форме.

– Да, – согласился я, – было такое дело. Но теперь все нормально. Слушай, Олег, у меня дело к тебе есть.

– Во, – обрадовался Олег, – и у меня к тебе. Срочное.

– Ага. Надо бы нам пересечься, пообщаться. Ты до скольких работаешь?

– Э, – ответил Олег, – я все время на работе. Но у меня к тебе офигенно срочное дело. Так что пересечемся как можно быстрее.

В дверь номера постучали. Я прикрыл телефон рукой – что за черт? Неужели кто-то приперся?

– Олег, погоди, – бросил я в трубку, – тут ко мне стучат.

Я снова прикрыл телефон ладонью и приблизился к двери. Стук повторился.

– Кто? – спросил я.

– Да свои, открывай! – донесся приглушенный голос из-за двери.

Что за херня? Я же никого не жду! Ну почему я не обзавелся пистолетом?! Вдруг это агенты Альвиона? А может, ФСБ?

Мое внимание привлек шум в трубке, которую я все еще зажимал ладонью.

– Олег, – сказал я, – слушай, тут какое-то дело назрело, я тебе…

– Игорь, – перебил меня Олег, – кончай придуриваться. Открой дверь, это я!

Ошеломленный, я протянул руку, повернул ключ и распахнул дверь. На пороге действительно стоял Олег – невысокий, худой, даже немного субтильный. Кажется, с того момента, как мы виделись последний раз, он похудел еще больше. Но это действительно был Олег.

– Ну привет! – сказал он, опуская руку с телефоном. – Вот мы и пересеклись.

Но я уже не смотрел на него, я смотрел на того человека, что стоял за плечом Олега, – высокого, чуть полноватого, с явными залысинами. В сером костюме. Это был тот самый человек, который следил за типом с серой меткой.

– Э, – протянул я и отступи в глубь номера, пытаясь сообразить, что происходит.

– Рад тебя видеть, – сказал Олег и вошел.

Он сильно изменился с тех пор, как я последний раз видел его. Теперь на нем были не джинсы, а солидные брюки, светлая рубашка и жилетик. Выглядел он солидно, держался уверенно и вообще как-то повзрослел…

Олег, видимо, заметил, что я переменился в лице, и спросил:

– Ты чего?

– Это кто? – я обрел голос и ткнул пальцем в человека в костюме.

– Это… – Олег замялся. – Друг. Леонид.

– Я же говорил, что он меня заметил. – Леонид нахмурился, вошел в номер и прикрыл за собой дверь.

Я отступил еще на шаг к окну, попутно высматривая что-нибудь тяжелое. Ох, не понравился мне этот Леонид! А если дело дойдет до драки – тут я далеко не Брюс Ли.

– Да успокойся ты, – сказал Олег, наблюдая за моей пантомимой. – Давай сразу к делу, окей?

– Давай, – кивнул я, не спуская глаз с Леонида. Тот стоял у двери, словно охранял ее, и разглядывал мою недокуренную трубку.

– Итак, – продолжил Олег, – нам надо с тобой отсюда сваливать. За тобой, наверное, уже следят.

– Кто? – искренне удивился я. – Кто-то, кроме вас?

– Так, – Олег приложил ладонь ко лбу и вздохнул. – Что ты знаешь? Где ты вообще был этот год? Что ты делал на вокзале?

– Где надо, там и был, – отрезал я. – Какого хрена ты вопросы задаешь? Олег, что вообще происходит? Вы откуда, из МУРа, из ФСБ? Если так, то хоть ксивой махни.

– Стоп, стоп, стоп, – сказал Олег, выставляя вперед раскрытую ладонь. – Погодь. Эх, нет времени все рассказывать. Но мы не из ФСБ.

– Откуда тогда?

– Так. – Олег сел в кресло и достал сигарету. – Пять минут, хорошо? Пять минут я курю и рассказываю. Потом действуем, и быстро. Идет?

– Давай.

– Леня, – сказал Олег, – погляди, как там чего снаружи.

Леонид кивнул и вышел, закрыв за собой дверь.

– Так. – Олег прикурил сигарету. – Поехали. Первое – есть организация, которая занимается вопросами Астрала. В нее входят бывшие маги, есть люди и из силовых ведомств, но организация частная. Вроде клуба, сечешь? Международный такой клуб, он только недавно добрался до России. Цель – вернуть Астрал, защитить себя в астральном плане. Себя – это значит всю реальность.

– Так. Ну, значит, ЦРУ.

– Не, – махнул рукой Олег, – ты в курсе, что такое Интерпол? Вот вроде того. Но не он. В организации, кстати, есть люди, работающие в Интерполе.

– Угу. Точно такой же, только красный и круглый, – процитировал я старый анекдот.

Вот это уже было сильно, это был размах. Кажется, Олег был не единственным, кто пытался организовать «кружок магов».

– Итого, – продолжал Олег, – эта шарага недавно организовала свое отделение в Москве. Потом уже наши, из моего клуба, вышли на меня. Буквально несколько месяцев назад. Игорь, это реальные люди, понимаешь? Они делают реальное дело, и они – сила.

– Где же они были раньше? – зло бросил я. – Три года назад, год назад…

– Да фиг знает, – Олег затянулся сигаретой, – до нас, до России, вечно все через сто лет доходит. Ладно, едем дальше. Организация сейчас разрастается, набирает людей. Бывших магов. Их, кстати, не так уж много, как тебе кажется. Исчезновение Астрала здорово подкосило эту организацию, и теперь они прилагают все силы, чтобы вернуть Астрал. Контора, как я уже говорил, серьезная, международная…

– И чем вы сейчас занимаетесь? – перебил я Олега.

– Сейчас идет война… – спокойно ответил он. – Как оказалось, на Земле вообще и конкретно в Москве много альвионцев. Целая шпионская сеть, можешь себе представить? Сейчас они дискредитируют Астрал, стараясь уверить землян, что это все бред и ничего такого не было. Одновременно они разыскивают магов, наших земных магов, и убивают их. Чтобы не осталось никого, кто помнил про Астрал.

– Гонишь, – неуверенно предположил я. Нет, конечно, я предполагал нечто подобное, но чтобы так серьезно.

– Вся основная кутерьма началась относительно недавно, пару месяцев назад. И раньше было противостояние, но когда наша организация стала набирать силу, тут-то все и началось. Агенты Альвиона активизировались. Мы думаем, что их в Москве много, но, главное, они сильны тем, что неуловимы. У нас мало людей, не хватает сотрудников и времени, чтобы выявить всех агентов. Альвионцы за несколько лет создали свою собственную «организацию». Мы даже не всегда можем их отследить. Ауру видят не все побывавшие в Астрале, а только сильные маги. Нам нужны маги, такие, как ты, нужны как воздух.

Я слушал Олега, понимая, что подтверждаются мои худшие подозрения. Альвионцы хозяйничают на Земле. Какого черта я на год забился в свою деревню? Надо было ковать железо, «не отходя от кассы». Я понимал, что эго может сделать только организация, что в одиночку с ними не справишься. Но вот «контора», про которую рассказывал Олег… Чем-то она меня смущала. Олег говорил гладко, ровно, словно по бумажке читал. Было видно, что он не раз уже произносил подобные речи, видимо, ему было не впервой вербовать новичков. Если бы это был не Олег, я бы не поверил ни единому слову. Если бы меня взялся вербовать Леонид, я бы покивал головой и постарался сбежать при первом же удобном случае. Но Олег… все-таки знакомый. Я знал, что он предан Астралу, я знал, что он страдал без него. Неудивительно, что он ухватился за эту организацию, которая, как я понимаю обещала вернуть Астрал.

– Ну? – осведомился Олег и демонстративно раздавил в пепельнице окурок. – Что скажешь? Ты с нами?

– Олег, пожалуйста, – попросил я, – ответь мне на пару вопросов, хорошо? Ма-а-а-аленькие вопросики, это быстро.

Олег глянул на часы и, тяжело вздохнув, достал из пачки еще одну сигарету. Нашарит в кармане за жигалку.

– Давай, – сказал он. – Только быстрей.

– Альвионцы – это люди с серыми метками в ауре?

– Да.

– Они зомбированы, запрограммированы, завербованы или как?

– Замещение сознания. – Олег глянул на меня. – В теле землянина сознание альвионца. Как я понимаю, тебе это знакомо.

Я кивнул. Тут, конечно, и дурак догадается, но все же приятно думать, что ты сам до всего дошел.

– Как они попадают сюда? Астрал же закрыт! Или они могут ходить и туда и сюда?

– С Астралом они перестарались. Он непроницаем в обе стороны. Бетонная стена, мать ее. Агенты были здесь до закрытия Астрала. Думаем, что у них есть связь с альбионом и сейчас, но мы не знаем, как они ее осуществляют.

– Как организация с ними борется?

– Стреляет. Они в нас, мы в них. Настоящая мафиозная война. – Олег зло сощурился.

– Кстати, как организация-то называется?

– Ты сейчас уписаешься, – улыбнулся Олег, – не воспринимай это серьезно, ладно? «Астрал-2».

– Как? – удивился я. – Это что, из серии «Астрал-два», «Астрал возвращается» и «Астрал наносит ответный удар»? Что за хрень?

– Ну, это ж янки, – пояснил Олег. – Была подобная организация до закрытия Астрала, так и называлась, просто и незатейливо, – Астрал. Базировалась в Северной Америке. Когда поставили барьер, организация практически распалась, но потом возродилась вновь, теперь и в Европе. Ну какой-то умник и пошел по порядку – типа «Астрал-2».

– Чистый анекдот, – ухмыльнулся я. Олег довольно хмыкнул. Как я понял, он знал тот анекдот.

– У янки всегда было туго с воображением, – сказал он. – Хорошо хоть не «Мстители» и не «Астральные рейнджеры». И не «Спасатели Астрала».

– Так все-таки это америкосы?

– Не совсем. – Олег затянулся сигаретой и обнаружил, что курит фильтр. – Официально все пошло из Америки. Но, насколько я знаю, они слились с подобной организацией в Европе и в Китае. Так что в Европе подобные клубы появились раньше, но после объединения все отделения как бы уравнялись. Все, кстати говоря, было организовано через эмигрантов.

– А что стало с нашими кланами?

– Рассеялись, разбежались, – вздохнул Олег, тыча окурком в пепельницу. – Остальные переродились в обычные мафиозные банды. Многих просто перестреляли за этот год. Не исключено, что с подачи альвионцев.

Олег демонстративно примял пальцем фильтр бычка и посмотрел на часы.

– Пора, – сказал он.

– Олег, последний вопрос! Что будет, если я откажусь? Ответь по дружбе, а? Олег вздохнул.

– Да ничего не будет. Мы уйдем, и все. Только, наверное, через месяцок тебя зарежут в какой-нибудь подворотне. Альвионцы очень интересуются бывшими магами. Особенно здесь, в Москве. Ну? – спросил Олег, вставая с кресла.

Я выругался про себя. Всегда любил свободу, всегда считал себя вольным стрелком, волком-одиночкой. Потому, наверно, и влипал постоянно в неприятности. Я вспомнил, как три – года назад, перед тем как меня обманул Савалет, я искал подобную организацию, чтобы примкнуть к ней. Эх, ребята, где же вы были три года назад!

Олег ждал. Он внимательно смотрел на меня, понимая, что именно сейчас я решаю – да или нет. Может, действительно хватит геройствовать? Удачливые и долгоживущие одиночки бывают только в кино.

Пора браться за дело серьезно. Есть реальный шанс принести пользу людям Земли. Магам. Ну, как там было у Варшавского – решайся, пилот!

– Да. Я с вами.

– Отлично! – просиял Олег. – Я знал, что ты все поймешь. – Он повысил голос. – Леня! Помоги собраться!

<< 1 2 3 4 5 >>