Сандра Браун
Нет дыма без огня

– Это при закрытых воротах и погашенных огнях? – Джейн Элен показала на пикап. – И почему вы, Мьюли, грузите оборудование не в наш грузовик, а в ваш собственный пикап? Уж не обворовываете ли вы «Компанию»?

– Да это же старье, мисс Джейн Элен, оно ни на что не годится!

– Поэтому вы решили им воспользоваться?

– Все равно пропадет.

– Но оборудование куплено на деньги «Нефтяной компании Такетт». Вы не имеете права им распоряжаться. – Джейн Элен собрала все свое мужество. – Немедленно выгрузите краденое из вашего пикапа.

Мьюли подчинился. Потом, сунув руки за пояс, воинственно произнес:

– Ну что, лишите меня следующей зарплаты?

– Нет, Мьюли. Я вас увольняю.

У Мьюли мгновенно переменилось настроение. Он вытащил руки из-за пояса, сжал их в кулаки и сделал два угрожающих шага вперед.

– Еще чего, черт побери, Джоди меня наняла, и она одна может меня уволить.

– Что она и сделает, уж поверьте мне, как только узнает, что вы ее обкрадывали. Только сначала она вас заставит уплатить за ворованное.

– Откуда вам знать, что она сделает. К тому же какие у вас доказательства? Я могу сказать, что договорился купить у вас оборудование.

Джейн Элен грустно покачала головой при виде такой наглости.

– Но ведь это неправда, Мьюли. Вы мне ничего не предлагали. Вы явились сюда тайком в субботу, зная, что здесь никого не будет, и нагрузили пикап ворованными вещами. Очень жаль, Мьюли, но это мое окончательное решение. Пятнадцатого числа вы получите зарплату в последний раз.

– Ах ты, богатенькая сука, – произнес он с издевкой. – Ладно, я уйду. Уйду, потому что твоя «Компания» сидит по шею в дерьме. Все знают, что Джоди скоро скапутится. Ты думаешь, что сможешь управлять вместо нее? – Он фыркнул. – Да тебя здесь никто всерьез не принимает. Ты что, не знаешь, что все над тобой смеются? Забавно смотреть, как ты тут потеешь потому, что больше нечем заняться. Например, побаловаться с мужиком. Мы даже пари держим, целка ты или нет. Могу побиться об заклад, что у тебя там все прочно запечатано. Да и кому нужна такая скелетина, которую тронь, она и рассыплется.

От грубых ругательств у Джейн Элен закружилась голова, зазвенело в ушах, а тело загорелось, как от укусов ядовитых муравьев. Непонятно как, но она не упала в обморок, а твердо произнесла:

– Если через десять секунд вы не уберетесь отсюда, я позвоню шерифу Бакстеру и вас арестуют.

Он презрительно щелкнул пальцами и сел в пикап. Завел мотор, изо всех сил нажал на газ и как ракета вылетел из гаража.

Джейн Элен бросилась к рукоятке на стене и быстро закрыла ворота, затем бегом вернулась в офис и заперла за собой дверь.

Она опустилась на стул, сгорбилась и обхватила себя руками. Да, она не уступила дюжему громиле, но теперь, когда все кончилось, она не могла унять дрожь и так и сидела, опустив голову и стуча зубами.

Если трезво все обдумать, то глупо было вступать в борьбу с Мьюли. Он мог ее ударить, даже убить, и на него никогда бы не упало подозрение. Все бы решили, что убийство совершил бродяга или вор, возможно, тот самый, что влез в дом к Уинстонам.

Она раскачивалась взад и вперед на старом скрипучем стуле. Что это на нее нашло? Как она осмелилась? Видно, есть в ней что-то такое, сработавшее в нужную минуту.

Ей понадобилось полчаса, чтобы прийти в себя. Только теперь она начала сознавать последствия своих необдуманных действий. Ее внезапное решение уволить Мьюли абсолютно правильно. Но теперь ей следует известить об этом Джоди. Она не сомневалась, что та одобрит ее шаг, но боялась рассказывать матери о происшествии. Может быть, лучше подождать, пока найдется замена. Но как ее найти? Нужен человек соответствующей квалификации и опыта. Мьюли был хорошим обходчиком.

Бови Кейто!

Она вдруг вспомнила это имя, и у нее забилось сердце. Джейн Элен часто о нем думала. Чаще, чем это представляется приличным, чаще, чем она решалась себе признаться. Она, как сейчас, видела его походку вразвалку и карие глаза, смотревшие на мир с грустным недоверием.

А что, если позвонить и спросить, не нужна ли ему работа?

Он, наверное, уже уехал из города.

К тому же надо потерять рассудок, чтобы брать на работу бывшего заключенного, уволив прежнего служащего за воровство.

У Джоди непременно случится припадок, поднимется давление. Если мать серьезно заболеет, что не исключено, то в этом будет виновата Джейн Элен.

Она нашла еще дюжину серьезных возражений, но кончила тем, что взяла телефонную книгу и отыскала номер бара «Под пальмой». Трубку сняли после первого звонка.

– Это… Я бы хотела… Простите, с кем я говорю? – Уверенность явно покинула ее.

– Что вы хотите?

– Это Джейн Элен Такетт. Мне хотелось бы поговорить…

– Его здесь нет.

– Простите, но…

– Вашего брата здесь нет. Он заходил сюда вчера после собрания. Пробыл с полчаса. Опрокинул подряд три двойных виски. Потом ушел. Сказал, что немного полетает. – Человек на другом конце провода рассмеялся. – Я, хоть убей, не сел бы с ним в самолет. С такой дозой в желудке, да еще с таким настроением.

– О господи, – ужаснулась Джейн Элен. Сегодня утром «бордельмобиль» не стоял на обычном месте. Она подумала, что Кей поднялся рано и уехал, ей и в голову не пришло, что он вообще не ночевал!

– Это Хэп Холлистер, мисс Джейн Элен, я хозяин бара. Если Кей появится, что ему передать? Чтобы он вам позвонил?

– Да, пожалуйста. Я о нем беспокоюсь.

– Не стоит, вы же знаете Кея. Он не пропадет.

– И все-таки пусть позвонит.

– Я ему обязательно передам. До свидания.

– Кстати, мистер Холлистер, – торопливо добавила Джейн Элен, – я звонила по другой причине.

– Да? – удивился он. – Что-нибудь случилось?

Джейн Элен вытерла о юбку потную ладонь.

– У вас еще работает Бови Кейто?

* * *

Лаура полола грядку с петуниями, когда синий универсал на большой скорости выскочил из-за угла, повернул в ворота дома и резко затормозил, разбрасывая гравий на въезде. Дверь водителя распахнулась, и из машины выскочил молодой мужчина в плавках и с широко открытыми от ужаса глазами.

– Доктор! Моя девочка… Господи, что же это такое… Она… у нее рука… Прошу вас, помогите!

Лаура соскочила с клумбы, как бегун со стартовой колодки. Она бросилась к машине с другой стороны, туда, где сидел пассажир, по пути срывая с рук садовые перчатки. Женщина билась в истерике. Она держала на коленях ребенка лет трех. Все вокруг было в крови.

– Что случилось? – Лаура осторожно отвела в сторону руку женщины. Кровь была ярко-красной, все говорило об артериальном кровотечении.

– Мы ехали на озеро, – всхлипывая, рассказывал мужчина. – Летти стояла на заднем сиденье и ехала, высунув руку из окна. Я не понял, когда поворачивал, что так близко… Телефонный столб… Господи, что же это такое…

Рука девочки была полуоторвана. Плечевой сустав торчал наружу. Кровь толчками вытекала из поврежденной артерии. Кожа посинела, дыхание было поверхностным и быстрым. Она ни на что не реагировала.

– У вас есть полотенце?

Мужчина выдернул полотенце из стопки купальных простыней на заднем сиденье и подал его Лауре. Лаура плотно прижала полотенце к ране.

– Держите его так, пока я не вернусь.

Мать девочки кивнула, продолжая рыдать.

Отцу Лаура сказала:

– Побыстрей освободите багажник.

Она бегом бросилась к дому. Собирая необходимые инструменты для вливания глюкозы, одновременно набирала номер «Воздушной скорой помощи» в больнице преподобной матери Фрэнсис в Тайлере.

– Говорит доктор Маллори из Иден-Пасс. Мне необходим вертолет. Пострадавшая – маленькая девочка. Она в шоковом состоянии, кожные покровы синюшные, отсутствие реакции, значительная потеря крови. Правая рука практически оторвана. Признаков повреждения головы, спины и шеи нет. Транспортабельна.

– Вы можете ее доставить на аэродром округа Даберт?

– Да.

– Оба наших вертолета только что вылетели по вызову. Мы попытается обратиться в Медицинский центр.

Лаура повесила трубку, схватила сумку первой помощи и выбежала наружу. В безумной спешке отец девочки освободил багажник универсала. У ворот в беспорядке валялись надувные матрацы, корзина с продуктами для пикника, упаковки прохладительных напитков, два термоса, сумка-холодильник и старое стеганое одеяло.

– Помогите мне перенести ребенка.

Вместе с отцом они подняли девочку с коленей матери и отнесли в багажник, положив на ковровое покрытие; Лаура влезла внутрь и устроила девочку поудобней. Мать последовала за Лаурой и, согнувшись, села с другой стороны.

– Дайте мне одеяло. – Отец подал Лауре одеяло, и та укрыла им ребенка, чтобы не допустить переохлаждения. – Едем на аэродром округа. Надеюсь, вы знаете, где это.

Он кивнул.

– Скоро туда прибудет вертолет, чтобы доставить девочку в Тайлер.

Захлопнув багажную дверь, отец девочки сел за руль, и они тронулись в путь. С тех пор, как машина подъехала к дому Лауры, прошло всего несколько минут.

Лаура сняла пропитанное кровью полотенце с плеча малышки и быстро заменила его четырьмя небольшими стерильными марлевыми салфетками. Она прикрыла ими рану и крепко забинтовала плечо с помощью эластичного бинта. Кровотечение, если его не остановить, могло оказаться роковым.

Затем начала искать вену на руке ребенка. Внезапно у девочки началась рвота, и мать в отчаянии вскрикнула. Лаура спокойно приказала:

– Поверните ей голову набок, иначе она захлебнется.

Дыхание оставалось прерывистым, неровным, так же как и пульс.

Пренебрегая опасностью, отец вел машину на огромной скорости, громко сигналя, проскакивая на красный свет, и при этом плакал и проклинал себя. Мать рыдала в голос, ее лицо стало мокрым от слез.

Лаурино сердце сжималось от жалости к ним. Она знала, что чувствует мать, когда ее ребенок истекает кровью и никто не в силах помочь.

Вена на руке еле прощупывалась, и Лаура быстро приняла другое решение. Она отбросила одеяло, прикрывавшее ноги ребенка, и, сделав крошечный разрез, вставила тонкий катетер и присоединила его к аппарату для внутривенного вливания. Действуя быстро и ловко, она скрепила разрез скобкой, чтобы держать катетер на месте. Мать с ужасом следила за ее движениями.

Капли пота стекали у Лауры со лба, и она вытирала лицо рукавом.

– Слава богу, – прошептала Лаура, увидев, что они уже на аэродроме.

– Где же вертолет? – закричал отец.

– Посигнальте.

Человек в замасленной спецовке быстро вышел из ангара и направился прямо к водителю.

Отец молча показал назад, механик заглянул внутрь и застыл.

– Вы доктор Маллори? – спросил он.

Лаура открыла багажную дверь и вылезла из машины.

– Вам звонили из больницы преподобной матери Фрэнсис?

– Один вертолет направлен в Лейк-Палестайн забрать больного с сердечным приступом, а другой оказывает помощь в аварии на автостраде № 20.

– Они известили Медицинский центр?

– Их вертолет занят в той же аварии. Там черт знает что творится. Сказали, что вызовут машину еще откуда-нибудь. Они всех обзванивают.

– Мы не можем ждать!

– Господи, моя девочка! – причитала мать. – Неужели она умрет? О господи!

Лаура взглянула на маленькое тельце, жизнь неумолимо покидала его. «Боже, помоги мне». Она закрыла лицо руками в перчатках, пахнущих свежей кровью. Сколько раз ее преследовал этот кошмар. Ребенок, истекающий кровью, умирает у нее на глазах. И она бессильна чем-нибудь помочь.

– Доктор! – Отец девочки схватил ее за руку и изо всех сил потряс. – Сделайте что-нибудь! Она умирает!

Лаура и без него это знала. Она также знала, что одной ей не справиться с таким тяжелым случаем. Какое-то время Лаура способна поддерживать жизненные функции организма, но, если девочке не будет немедленно оказана квалифицированная помощь, она лишится руки, а возможно, и жизни. Небольшая окружная больница не имела оборудования для подобных случаев. Сильный порез, перелом лучевой кости – с этим там могли справиться, но только не это. Везти ребенка туда – пустая трата драгоценного времени.

Лаура повернулась к застывшему на месте механику.

– Вы могли бы доставить нас в Тайлер? Это вопрос жизни и смерти.

– Я умею только чинить самолеты. А летать на них так и не научился. Но тут есть пилот, который может доставить вас туда.

– Где он?

– Вот там. – Механик показал пальцем на ангар. – Но он себя неважно чувствует.

– А самолет есть? А еще лучше вертолет?

– Здесь у нас недавно поселился один профессиональный игрок в гольф. Так вот, он держит на аэродроме свой вертолет. Очень приличный. Раза два в неделю летает на нем в Даллас играть в гольф. Он хороший парень. Думаю, он не обидится, если вы воспользуетесь вертолетом, тем более в таком экстренном случае.

– Прошу вас, торопитесь! – умоляла мать.

– Ваш пилот может управлять вертолетом?

– Может, только, я же вам говорю, он…

– Держите повыше капельницу, – напомнила Лаура матери. – А вы следите за дыханием, – обратилась она к отцу. Она рисковала, оставляя девочку, но боялась, что механику не хватит красноречия, чтобы обрисовать пилоту всю серьезность положения.

Лаура вбежала в ангар. Несколько самолетов в разной стадии ремонта стояли внутри. Кругом не было ни души.

– Эй, кто тут? Отзовитесь!

Она отворила дверь слева и оказалась в душной небольшой комнате. В углу стояла раскладушка. Человек спал на спине, издавая громкий храп.

Это был Кей Такетт.

8

Он благоухал, как целый пивной завод. Лаура наклонилась над ним и резко потрясла за плечо.

– Просыпайтесь! Мне надо, чтобы вы отвезли меня в Тайлер. Сейчас же!

Кей пробормотал что-то невнятное, оттолкнул ее и повернулся на бок.

Внутри древнего ржавого холодильника Лаура обнаружила несколько банок пива, кусок вонючего сыра, высохший апельсин и пластиковую канистру с водой. Взяв канистру за ручку, она отвинтила крышку и выплеснула все содержимое на голову Кею.

Он с ревом вскочил, сжав кулаки. Лицо перекосилось от гнева.

– Какого черта!.. – Увидев Лауру с канистрой в руке, он онемел и, не веря своим глазам, уставился на нее.

– Я хочу, чтобы вы доставили ребенка в больницу преподобной матери Фрэнсис. Правая рука девочки висит на ниточке, так же как и ее жизнь. У нас нет времени спорить или что-то объяснять. Вы можете долететь туда без авиакатастрофы?

– Я могу летать куда угодно и когда угодно. – Он наклонился за ботинками.

Лаура круто повернулась, вышла из комнаты и направилась к машине. Отец бросился ей навстречу.

– Вы его нашли?

– Он сейчас будет здесь.

Она не стала ничего объяснять. Лучше ему не знать, что пилот отсыпался после выпивки. Механик стоял возле вертолета, знаками показывая, что машина готова.

– Как ваше имя? – спросила Лаура молодого отца.

– Джек, Джек Леонард. Жену зовут Марион, а дочь Летти.

– Помогите мне перенести Летти.

Вдвоем они вытащили девочку из универсала и быстро понесли к вертолету. Марион шла рядом, держа в руках капельницу. Когда они подбежали к вертолету, Кей уже сидел в кабине. Он успел запустить мотор, и лопасти вращались. Все мысли четы Леонард занимала их дочь, и они не заметили, что у пилота не застегнута рубашка, а щеки покрыты трехдневной щетиной. Солнечные очки с зеркальными стеклами удачно скрывали покрасневшие глаза.

Как только они оказались на борту, Кей повернул голову и взглянул в сторону Лауры.

– Готовы?

Она угрюмо кивнула. Вертолет поднялся в воздух.

Шум мешал разговору, но им и не о чем было говорить. Джек и Марион сидели, прижавшись друг к другу; Лаура следила за кровяным давлением и пульсом девочки. Она надеялась, что Кей знает, как добраться до больницы. Он надел наушники, и она видела по движению его губ, что он что-то говорит в микрофон.

Такетт обернулся и крикнул ей:

– Я нашел их частоту и сейчас говорю с бригадой травматологов. Они просят сообщить основные физиологические данные.

– Кровяное давление пятьдесят на тридцать и продолжает падать. Пульс сто сорок, неровный. Попросите их предупредить хирурга-ангиолога и хирурга-ортопеда. Ей понадобятся оба. Я делаю вливание глюкозы.

– Вы ей дали антикоагулянт?

Лаура уже думала об этом и приняла противоположное решение.

– Она слишком мала. Кровотечение пока остановлено.

Кей передавал информацию, Лаура продолжала следить за давлением, дыханием и пульсом Летти. Она старалась быть предельно точной, что было весьма нелегко с таким крошечным, беспомощным и сильно пострадавшим пациентом.

Время от времени Марион протягивала руку, касалась волос или гладила щеку дочери, которая не приходила в сознание. Один раз она погладила пухлые ножки Летти. Этот жест вобрал в себя столько материнской любви, что у Лауры защемило сердце.

Под ними замелькали пригороды Тайлера, и Кей снова заговорил:

– Бригада травматологов уже наготове. Нам дали разрешение на срочную посадку.

Внезапно и без того слабое дыхание Летти прекратилось совсем. Лаура буквально впилась пальцами в шею ребенка, но не могла найти пульса.

Джек Леонард закричал в отчаянии:

– Что же это такое? Доктор! Доктор!

– У нее остановка сердца.

– Моя малышка! Боже мой, моя девочка! – выкрикивала почти в безумии Марион.

Лаура склонилась над девочкой и нажала ладонями чуть ниже грудины. Она несколько раз надавила, пытаясь возобновить биение сердца.

– Летти, прошу тебя, не сдавайся. Нам еще далеко, Кей?

– Я уже вижу здание больницы.

Лаура закрыла своим ртом нос и рот Летти и вдохнула в них воздух.

– Господи! – срывающимся голосом закричал Джек. – Она умерла!

– Летти! – пронзительно подхватила Марион. – О боже, пожалуйста! Нет, нет!

Лаура не слышала их громких криков. Все ее внимание сосредоточилось на маленьком тельце: она ритмично нажимала на узкую грудь, а затем вдыхала воздух в ноздри и рот, пытаясь вернуть девочку к жизни.

– Не умирай, Летти, не умирай, – горячо шептала она.

Когда Лаура почувствовала первое биение пульса, она вскрикнула от радости. Грудь Летти вздымалась и опускалась, но Лаура продолжала делать искусственное дыхание рот в рот. И хотя пульс оставался слабым, сердце билось все сильней.

– Мы вернули ее к жизни!

Кей посадил вертолет.

Бригада врачей бросилась к ним. Они приняли Летти, и теперь Лаура удерживала Марион, рвавшуюся вслед за дочерью. Девочку уложили на каталку и повезли в операционную.

– Я должна находиться с нею, – умоляла Марион, готовая бежать за удаляющейся каталкой.

Сестра решительно остановила ее:

– Сожалею, мэм, но вы должны оставаться в комнате ожидания. Девочка теперь в надежных руках.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 11 форматов)
<< 1 ... 3 4 5 6 7