Сергей Аркадьевич Фрумкин
Новый Король Галактики


Уэл-тэр слыл превосходным оратором, возможно, лучшим во Вселенной. Он не даром встал – каждое слово, каждая высказанная мысль дополнялись тысячи раз отрепетированными и отмеренными жестами, четкими яркими внушаемыми образами; каждый эмоциональный оттенок телепатически распространялся на всех слушателей; все внутренние силы лорга и все многочисленные украшения-усилители использовались для порабощения умов и завлечения их в нужном оратору направлении… Только на этот раз Первому Советнику не повезло с публикой: кроме офицеров охраны – невольных свидетелей происходящего – каждый из присутствующих пропускал через свой силовой барьер лишь те эмоции, какие не казались излишними лично ему; отмахивался от половины образов; а в словах искал не тот смысл, что преподносился на блюдечке дымящимся и с хрустящей корочкой, а свой, скрытый, возможно даже тот, которого автор и не прятал. Они и так все знали, чем грозит выход из Королевства одной или нескольких супердержав. Они и так понимали, что ситуация более, чем серьезная – именно поэтому и собрались самым узким кругом. Уэл-тэр мечтал о королевском троне, претендовал на него – и об этом тоже знали все. Поэтому присутствующие лишь посмеивались про себя, ожидая, насколько убедительно на этот раз Советник преподаст свое заветное желание.

– Разве слова отца недостаточно прозрачны? – не поняла Лен-ера. – Их можно трактовать двояко?

Уэл-тэр усмехнулся.

– Нет, Ваше Высочество. Слова Неск-тэра я понял и запомнил, как и все здесь присутствующие. Но давайте рассуждать логически. Итак: все выслушали завещание, все довольны, все согласны. Все Советы, все Институты, все правительства, все службы… Что сказал Его Величество? «Наследник, коронованный Короной Древних Императоров Космоса» – условие, имеющие приоритет над всеми прочими. Великолепно! Все мы знаем, что никакой Короны нет и вряд ли была когда бы-то ни было! – Уэл-тэр с едва уловимой насмешкой чуть склонился перед принцессой. – Ведь правда, Ваше Высочество? Никогда не поверю, что первое, что вы сделали, услышав текст завещания, это не перекопали всю вселенную вдоль и поперек в поисках той самой легендарной Короны! И у вас ведь наверняка имелась немалая фора по времени – Боренг проболтался – «никто кроме принцессы еще не видел». То есть принцесса-то как раз ВИДЕЛА завещание, вероятно, еще по связи разведки, еще декаду назад. Правда ведь?

Уэл-тэр заглянул в глаза Лен-еры, но прочитать в них хоть что-либо не смог – Ее Высочество не думала смущаться вне зависимости, угадал Советник правду или сморозил глупость. Уэл-тэр улыбнулся, отдавая честь самообладанию принцессы, и продолжил уже спокойнее, усталым голосом, как будто это лично он перерыл пол-вселенной и, судя по всему, совковой лопатой.

– Зря старались, не правда ли? Очевидный факт, не смейтесь, Ваше Высочество. Будь у Вас Корона, будь у Вас точная информация о ней, будь у Вас хоть какие-то следы этой самой штуковины во времени или пространстве, будь у Вас хоть какой-то шанс отыскать призрачную легенду – мы бы сегодня так не собирались; мы говорили бы не так, не здесь и не об этом! Согласны?

– Да, Уэл-тэр, вполне согласна, – на красивом лице принцессы теперь все же мелькнула тень досады, но Советник тактично сделал вид, что упустил это мгновение своего триумфа. – Предположим, что так, Уэл-тэр. И что?

– Замечательно, Ваше Высочество. Давайте рассуждать дальше. Итак, Вы и все Ваши люди: разведка, спецслужбы, Королевская Охрана и т. д. и т. п. (лучшие из лучших, должно быть?) – абсолютно ничего не нашли, а мы все же собрались здесь, чтобы выслушать лишь ПЕРВУЮ часть завещания о Вашем, Ваше Высочество, избраннике, и как можно скорее забыть про часть вторую – то есть про Корону, о которой никто ничего не знает, потому как она вряд ли и есть на самом деле… Что мы имеем теперь?

Уэл-тэр сделал паузу.

– А ничего! – его голос дрогнул, и принцесса да и все остальные посмотрели удивленно: Советник не стал сдерживать эмоции и, вроде бы, дальше собирался играть в открытую, не притворяясь. Уэл-тэр сглотнул и продолжил громче: – Ничего мы не имеем! Не Вы, Ваше Высочество, а Ваш избранник!!! Не кто-то первый попавшийся, не просто умный и красивый, не просто талантливый, богатый и одаренный, а человек, который завоюет Ваше сердце! То есть тот, кого Вы полюбите по-настоящему, в полную силу, так, что жизнь без него потеряет для Вас смысл, а галактика не будет стоить выеденного яйца… Так?!

Лен-ера нервно передернула плечами. Монолог начал ее раздражать, цепляя те струны, которые не позволительно видеть кому бы то ни было.

– И где такой человек?! – Уэл-тэр тяжело выдохнул, переводя дыхание. Дальше вдруг вновь заговорил спокойно: – Его нет. Нет пока, нет сегодня, не будет завтра. Насколько я Вас знаю, Ваше Высочество, а знаю я Вас очень хорошо и с самого детства, человек, который завоюет такое большое сердце, как Ваше, либо еще не родился, либо так далеко, что не появится ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра. Итак, возвращаясь к логике. Предположим, все согласны, что законный Король – избранник Лен-еры, и все готовы ждать его появления столько, сколько понадобиться. По моим расчетам, это лет десять-двадцать.

На это, как бы мимоходом брошенное замечание Уэл-тэр получил сразу два яростных взгляда – один и очень болезненный – от принцессы, другой – неощутимый, но куда более страшный – от маршала. От второго взгляда Советника передернуло – нужно было держаться осторожней.

– Прошу прощения, никого не хотел обидеть, – поправился он. – Но все же повторюсь: лет десять-двадцать. Это ведь не так и долго, верно? И вот, к чему я клонил все это время: кто будет править эти десять-двадцать оборотов Эрсэрии вокруг Золотой Звезды? Кто?!

Принцесса наморщила лоб – вопрос все же заставил ее задуматься.

– Ничто не мешает оставить все, как есть, – не чувствуя особой уверенности начала она. – Исполнительная власть в руках Малого Совета, – она вопросительно взглянула на Уэл-тэра. – Как и последние тридцать лет…

– Хорошо! Но кто обладает правом «вето»?!

– Великий Совет Королевства.

– А кто будет решать, когда собрать этот самый Великий Совет?! – по мере того, как принцесса все более мрачнела, Уэл-тэр все сильнее разгорался – он уже почти кричал.

– Я…

– Вот!!! – Уэл-тэр шумно выдохнул и обвел Советников взглядом. – Вот чего я и добивался!!! Вы!!! – он вновь повернулся к принцессе, пожирая ее взглядом. – Да Вы же не пропустите ни единого моего указа!!! Ни единого!!!

Лен-ера совсем смутилась, понимая, что Советник сказал правду.

– Если они того заслужат…

– И что, из-за наших личных антипатий каждый раз собирать Великий Совет?! А может его и не распускать вовсе?!! Собрать лоргов со всех концов галактики, усадить в Сфере Правления и сторожить, чтобы не сбежали к мирам, которыми правят? И так – двадцать лет?! А может – тридцать, сорок, пятьдесят?!! Да правительство какой системы вытерпит подобную анархию на протяжении даже одного года?!! Сколько после этого у нас останется секторов?! Один, два или вообще ни одного?!!

– Уэл-тэр!!! – голос маршала прогремел как удар грома в почерневшем грозовом небе. Хотел он того или нет, но Первый Советник добился своего – все присутствующие смотрели в немом потрясении. Все, кроме маршала. Рэс-вэр остался совершенно невозмутимым. Он резко поднялся и встал между троном Лен-еры и Первым Советником. – Прекрати орать, а то я оглохну, и оставь девочку в покое!

Уэл-тэр недовольно заглянул в глаза Второго Советника. Маршал не обладал экстрасенсорными способностями, кроме одной и очень важной – никакие гипнотические силы не могли пошатнуть воли прославленного флотоводца. Зато удар этого человека мог пошатнуть все, что угодно. Уэл-тэр понял, что сейчас лучше передохнуть и медленно, не теряя достоинства, вернулся на свое место. Он и так сказал все, что хотел. Маршал сел рядом.

Какое-то время Лен-ера собиралась с мыслями, рассеянно водя пальцами по губам. Все остальные не решались заговорить первыми. Потрясший всех вывод не давал произнести ни звука – как бы не хотелось признать обратное, слова Уэл-тэра содержали слишком много правды!

– И что предлагаешь ты? – из уст Ее Высочества тихий вопрос прозвучал, как признание капитуляции.

Уэл-тэр поднял взгляд. В этом взгляде уже не было и следов агрессивности – на принцессу смотрели спокойные, умные глаза дальновидного политика.

– Предлагаю выборы временного Короля до тех пор, пока не появится человек, претендующий на трон в соответствии с первым или вторым пунктом завещания.

– То есть предлагаешь себя? – заключил Гис-вэр.

– И себя – в том числе. Не вижу в этом ничего противоестественного. – Уэл-тэр пожал плечами. – Наша система построена так, что не будь у меня амбиций и желания постоянно расти, поднимаясь все выше и выше, я никогда не сидел бы в кресле Первого Советника. Прекрасное и естественное желание самосовершенствоваться без предела и перерыва – разве не этому мы учим наших граждан? А если так, то почему я должен останавливаться? Или, что предосудительного в моих честолюбивых помыслах? Я признаю откровенно и прямо: да, при первой же возможности выставлю свою кандидатуру на ассамблее Великого Совета.

Все переглянулись, но возражений не нашлось – все понимали, что основные аргументы сейчас основаны на эмоциях, а значит учитываться не должны и не могут.

Уэл-тэр устало поднялся – такого перенапряжения он не испытывал со времени «Саммита всех систем и объединений», но тогда его аудиторией служила вся галактика, а не всего-то какой-то десяток лоргов.

– И это еще не все. Выборы должны быть общегалактическими – решение обязано исходить от ассамблеи ВСЕХ планетарных объединений, ВСЕХ секторов, ВСЕХ Советов, Институтов, и Служб – иначе, даже при соблюдении «Основных правил Аррагоррской демократии» (а вы ведь знаете, насколько сложно угодить этим снобам!) нам не избежать политического дисбаланса, который же ведет только в одном направлении – как бы не хотелось этого признавать – ведет к гражданской войне! Именно об этом я хотел рассказать до того, как услышал текст завещания, именно об этом говорю теперь, когда в этом зале в последний раз прозвучали слова Его Величества… – Уэл-тэр вздохнул и как-то тоскливо посмотрел на одну из арок, ведущих из Сферы Правления. – Ваше Высочество?

Лен-ера кивнула.

– Да, Первый Советник. Думаю, наше заседание можно считать закрытым. Нам всем нужно время, чтобы все осмыслить и прийти к окончательному решению. К сожалению, боюсь, Вы во многом правы. Выборы временного правителя, скорее всего, состоятся.

– Только не думайте долго, Ваше Высочество! Мы должны объявить Галактике о смерти Короля, и хорошо бы, чтобы такое чудовищное объявление прозвучало одновременно с назначением даты всегалактического собрания – нельзя пугать людей, не давая взамен никакой надежды. Даже не «хорошо бы», а необходимо!

– Да, Уэл-тэр, я подумаю.

Глава 3

– Ты слышал? – взволнованно спросила Лен-ера. Она и Эр-тэр шагали по галерее Дворца Советов.

– Да, слышал – Уэл-тэр открыто признал, что пойдет на все, чтобы получить королевский трон.

– Вот именно, Эр-тэр. Только эта его фраза – «временный король» – мне совсем не нравится. Ничего нет постояннее такого временного. Получив трон, Уэл-тэр уже никогда его не вернет!

– Куда он денется? Завещание есть завещание. Нарушение приведет к тому самому расколу, которого все так страшатся.

– Боюсь, что не приведет, Эр-тэр. – Лен-ера остановилась и смешно наморщила лоб, размышляя. Очевидно, мысль посетила ее только что. – Если Уэл-тэра изберут по «Основным правилам демократии Аррагорры», Независимые от него уже не отвернутся!

– Лен-ера! О чем ты?! В том-то все и дело, что Уэл-тэра НИКОГДА НЕ ИЗБЕРУТ по «Основным правилам демократии…»!

Принцесса задумчиво кивнула.

– Да… может быть… А Уэл-тэр рассчитывает на успех и уверен в своих силах. Он что-то задумал… Ситуация сложнее, чем казалась на первый взгляд… Нужно обязательно найти Корону!

– Об этом не здесь!

– А? – Лен-ера вздрогнула и огляделась. – Да, верно. Идем!
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 27 >>