Сергей Аркадьевич Фрумкин
Новый Король Галактики

Велт усмехнулся.

– А ты молодец, землянин! – заявил он. – «Какой камень лучше»! Да причем тут камень? Дело-то не в камнях, а в философии. Сторонники Детолакса поклоняются миру внутри личности, то есть душевным свойствам личности. Они утверждают, что по-настоящему в нашей жизни можно ценить лишь то, что выше нашего понимания, но при этом прекрасно, цельно и вечно – то, что скрывается за сознанием, за собственным «я». Последователи учения Архителкса, наоборот, отвергают непознаваемые свойства личности, и больше всего ценят в мире его строгую гармонию. Независимые же, вообще не утверждают никакой философии. Они отвергают любые догмы и превыше всего превозносят свободу мысли, желаний и стремлений. Твердые и сильные люди. Они создали государство в государстве, со столицей в Арагорре – бывшей военной сопернице Эрсэрии, и не признают никаких законов, кроме законов чести. В Арагорре свой военный флот, а его адмирал Сэр-вэр, хоть и эрсэриец по происхождению, самый независимый из Независимых, один из первых людей Великого Совета Королевства. В Королевстве даже вошло в поговорку: свободен, как Сэр-вэр, честен, как Сэр-вэр… Говорят, флот Арагорры сейчас болтается где-то далеко за пределами галактики – ищут обитаемые миры, а может и еще чего-нибудь…

– И как к Независимым относятся на фрегате?

– К ним все относятся одинаково: кто с недоверием, кто с уважением… Слушай, Сережа, а ты сделаешь из меня философа! Я ведь вел тебя не на камушки смотреть. Стань-ка лучше в том конце, у стены!

Землянин послушно удалился к стене.

Велт стал напротив. Повинуясь команде австрантийца за их спинами с пола поднялись две большие ложи, буквально подхватив обоих «на руки».

– Так вот, парень, дворец, куда мы забрались – так называемая «комната иллюзий» – последняя разработка Пен-тэра – основоположника учения о «чистом искусстве». Ты создаешь в голове любой фантастический пейзаж, населенный любыми существами, и придуманный мир оживает на глазах, при чем не только у тебя на глазах, но на глазах у всех, кто ступит под этот свод… Смотри!

Велт дал команду. Постепенно комнату наполнил густой белый дым, лишенный запаха и вкуса и не мешающий дышать. Возможно, самого дыма и не существовало, просто помутнело в глазах. Затем в дыму стали складываться очертания зеленого леса. Скоро картина настолько прояснилась, что Сергей поверил в то, что видит. Вместо Велта под деревом сидел тигр, лижущий свою лапу. Ветер, развалившийся на полу, обратился в маленького зверька, похожего на лемура – зверек лежал на ветках, свесив одну лапу и хвост. Протянув руку, Сергей почувствовал липкую смолу на твердой пористой коре ближайшего ствола. Тигр перестал лизать лапу и обратился к нему мурлыкающим голосом:

– Вот видишь, ты даже на ощупь определяешь этот мир, как реальный. Однако все – только образ, созданный в голове у каждого, кто вступит под своды зала, сложными устройствами там, наверху. Ты можешь реально ощутить все, что придумал, например, обжечься от тобой же воображаемого костра, но при этом все ощущения всего лишь сам себе внушаешь. И не только себе, но и мне. В том-то и чудо, что галлюцинация совместная, складывающаяся из обобщенных мыслей и эмоций.

Тигр подошел поближе, зевнул. Его голова раздвоилась.

– Погладь меня! – сказали обе головы сразу. – Неправда ли, у меня замечательная шерсть? Смотри, теперь я превращаюсь в дракона…

Тигр быстро вырос в высоту и в ширь, ломая зеленые деревья – спавший на одном из них лемур отрастил крылья и рванул в небо, тоскливо глядя вниз большими удивленными глазами. Сергей невольно сделал шаг назад и уперся в стену за спиной.

Внезапно дым рассеялся. Велт улыбался, сидя в ложе на том же месте. Сергей тоже сидел, причем в той же позе, что и минуту назад.

– Вот видишь: ты только подумал, что за спиной должна быть стена и тут же столкнулся с нею. Не подумал бы – отходил бы назад до тех пор, пока не надоест… Я же только что ощущал себя настоящим диким зверем, могучим и сытым, а на самом деле не такой уже и могучий да и не прочь перекусить… В этой комнате не происходит никаких энергетических превращений – сплошной обман.

Сергей присвистнул, еще не совсем придя в себя от потрясения.

– Согласен, – кивнул Велт. – Подобного развлечения пока нигде не встретишь, разве на самой Эрсэрии или тут, на «Страннике». Дорогое развлечение. Один из лучших экстрасенсорных тренингов.

В комнату обычно приходят вдвоем, ее и задумали для двоих. Противники сражаются в совместно придуманном мире, проявляя чудеса воображения и реакции, таким образом избавляясь от избытка агрессивности; влюбленные получают возможность вдоволь полетать в облаках в прямом смысле этого слова…

Я всего лишь вторую декаду пассажир фрегата, но уже чувствую, что поклонники Детолакса не такие плохие люди… Да, в самом недалеком будущем мы с тобой немало поиздеваемся друг над другом, так не хочешь посоревноваться со мной сейчас, пока это безболезненно?

Комната опять заполнилась дымом. Неожиданно Велт куда-то пропал – Сергей упустил момент, в который это случилось – вместо десантника перед землянином оказалась девушка в сиреневом свободном комбинезоне. Она показалась такой красавицей, что у Сергея перехватило дыхание. В по-эрсэрийски идеальной фигуре замечалась царственная статность, свежее лицо с правильными чертами обрамляли темные волосы, забранные в высокую хитрую прическу, глаза непонятно какого цвета смотрели гордо и одновременно весело, придавая обладательнице какую-то силу и неповторимую прелесть.

Сергей улыбнулся – шутки Велта начинали ему нравиться. Он приготовился к сопротивлению. Заметив изменение на его лице, девушка рассмеялась, сверкая ослепительно белыми зубами.

– Держись, землянин! – крикнула она, меняя обличье.

На этот раз перед Сергеем возникли желтые холмы, над которыми медленно плыли легкие облака. Причем все это, в том числе и облака, находилось под ногами. Навстречу землянину по облакам мчалась всадница в сверкающих латах, на огромном, дышащем огнем, черном скакуне с длинным копьем-молнией наперевес. Выглядело настолько сказочно, что Сергей даже подумал, не начитался ли Велт земных детских книжек…

Сергей же представил себя огромным богатырем, закованным в тяжелую броню, но вместе с тем, как рос землянин, рос и мир вокруг него, росла приближающаяся всадница. Противник ловил и контролировал каждую мысль – хитрость не удалась. Пришлось придумывать новый образ и как можно скорее. В самый последний момент Сергей превратился в большого стального коршуна и взмыл в небо из под копыт черного скакуна. Глаза девушки вспыхнули красным пламенем, и вокруг могучей птицы, кружащей над ней, засверкали метаемые умелой рукой молнии. Какое-то время землянин увертывался, но его ощущения, как птицы, оказались настолько новыми, а коршун настолько плохо пилотировался, что рано или поздно одна из молний попала в цель, запахло жженым, Сергей почувствовал, что падает. С радостным криком всадница понеслась к добыче, готовясь метнуть очередное копье и добить противника. Сергей успел вообразить себе зеркальный щит и отразить молнию, сверкнувшую у него перед глазами и устремившуюся назад, прямо в несущегося в огне и дыму скакуна. Скакун упал! Всадница закричала, умело выпрыгивая из седла с падающей в облака туши, и тут же сама преобразилась в летящую стрелу. В последний момент, когда Сергей уже приготовился защититься щитом, стрела выросла в многолапого когтистого зверя, отбросившего щит и вцепившегося в горло врага. Сергей успел еще принять облик многоголовой змеи, но каждая голова оказывалась в цепких звериных лапах. Еще он сделал попытку стать жидким, но не смог хорошо этого представить, все больше ощущая, что задыхается. Наконец, землянин смог думать только о том, чтобы глотнуть воздуха…

Дым рассеялся под сильный кашель Сергея и звонкий смех его противницы. Но даже когда дым совсем растаял, землянин увидел перед собой все ту же темноволосую красавицу в сиреневом комбинезоне. Ни Велта, ни его пантеры… Зато Эр-тэр нервно стучал пальцами по колонне, глядя на них сверху вниз.

Девушка продолжала смеяться.

– Для первого раза неплохо, – заявила она.

Сергей почувствовал себя уязвленным. Одно дело «пасть» от рук профессионала-Велта, другое – проиграть какой-то малолетней красотке!

– Может, попробуем еще раз?

Эрсэрийка сделала движение головой, словно не ожидала такого выпада, но согласилась.

Комнату опять наполнил дым. Сергей создал красивый пейзаж из горных заснеженных вершин, долины, леса и нескольких светил над всем этим.

Внезапно, так, что увлеченный оформлением сцены землянин еще не успел подготовиться, прямо к нему двинулось бесформенное существо с огромной пастью, проходящей через все водянистое черное тело, дрожащее и колыхающееся. Чудовище неслось на Сергея, и землянин готов был поклясться, что эта тварь смотрела на него всей своей поверхностью, как один дергающийся зрачок глаза. Сергей почувствовал сильнейшее отвращение и ужас, подсознательный, но такой сильный, что даже забыл о своем желании скрыть мысли и нанести неожиданный удар…

Существо приближалось к нему. Вдруг оно распахнуло пасть и стало буквально пожирать пространство, затягивая в себя со страшной силой воздух, камни, облака, все, что было вокруг! Заглянув в пасть, Сергей увидел пропасть, зияющую абсолютно бесконечную бездну. Не в силах крикнуть, землянин стоял, скованный ужасом, какого никогда не испытывал…

Видение исчезло. Сергей истекал потом. Девушка смотрела на него как-то рассеянно.

– Автомат отключил прибор, – тихо произнес Эр-тэр. В его словах слышался укор. – Зачем, Лен-ера?..

– Не знаю… Он бросил мне вызов.

Эр-тэр положил руку на плечо землянину, и только тут Сергей понял, что его бьет дрожь.

– Что это было? – выдавил из себя землянин.

– Ничего. Иллюзорное воплощение ужаса. Твой противник, – Эр-тэр хмыкнул, оглянувшись на красавицу. – Очень сильный противник, нащупал слабое место и намеренно довел эмоции до шока.

– Кажется, новых ощущений на сегодня хватит! – Эр-тэр направился из павильона, увлекая за собой Сергея.

Красавица осталась сидеть одна, на том же месте, задумчиво глядя на гейзеры за колоннами.

По дороге эрсэриец дал Сергею что-то выпить, и тот полностью успокоился, почти забыв об увиденном. Мысли землянина заняло другое.

– Кто та девушка? – спросил он.

– Ее имя Лен-ера…

Лоргу явно не хотелось говорить на эту тему.

Уже покидая ромашку миров, Сергей нечаянно выронил:

– Черт, какая красавица!..

Эр-тэр резко остановился, изумленно уставившись на него:

– Что?!

Сергей отступил на шаг, непонимающе взирая на лорга.

– Запомни, землянин! – с очень серьезным видом произнес Эр-тэр. – Если хоть немного хочешь выжить в новом мире, запомни – самая большая для тебя опасность – это интерес, проявленный к Лен-ере!.. – советник прервался и пробормотал про себя, так, чтобы землянин не мог его слышать: – Особенно, если интерес будет взаимным!

Глава 10

В тот же день Сергею выдали обмундирование для будущей работы. Оно состояло из сияющего позолотой шлема с пучком коротких синих перьев наверху, из длинной прорезиненной рубашки со стальными нашивками и широким ремнем, из сплошь усеянного драгоценными камнями панциря, завораживающе переливающегося на свету, яркого красного плаща, украшенного искусной золотой вышивкой, золоченых щитков на перевязях, перчаток со стальными сегментами, двуручного меча с превосходным тонким лезвием светло-фиолетового цвета, круглого щита с красным зверем-гербом на синем фоне, трех коротких копий для метания, топорика, четырех кинжалов, острого ножа, похожего на шило, и сандалий.

Не считая некоторых мелочей, таких как магнитные подошвы сандалий или необычная легкость панциря, в руках у Сергея оказался арсенал древнего римлянина, причем римлянина, очень богатого.

Эр-тэр ничего не стал объяснять, а на вопрос Сергея о явно земном, по его мнению, происхождении выданного оружия, ограничился замечанием, что «человек везде оставался человеком».

Едва переодевшись, землянин отправился в зал тренажеров, напутствуемый словами лорга:

– Не теряйся в догадках о завтрашнем дне – все равно он скоро наступит. Думай о том, как стать единым с полоской стали в ножнах – поверь, сейчас это важнее!

С этого дня характер тренировок изменился, но нельзя сказать, чтобы стало легче: нагрузка все равно валила с ног. Сергею пришлось терпеливо отрабатывать технику владения мечом, зашитую где-то в подсознании, учиться метать ножи и дротики, драться копьем, шестом и всем, что могло попасть под руку, а также руками, ногами, зубами, ногтями… Учиться двигаться, плавать, лазать, скакать на любом пригодном для этого животном… Учиться выживать, учиться планировать, учиться думать. Самые невероятные тренажеры превращали каждую минуту тренировки в жестокую пытку, достигая, таким образом, предельной эффективности и абсолютно не заботясь о гуманизме.

Иногда выдавались перерывы. Тогда инструктор отправлял Сергея «в Море», где в это время всегда почему-то обнаруживался Велт, достававший землянина беседами на этические и моральные темы. Сергей вынужден был сочетать приятное (то есть физическую неподвижность под лучами палящего «солнца») с полезным, отвечая, как на экзамене, на бесчисленное множество вопросов по социологии и философии контактов, по адаптации, по актерскому мастерству, по правилам выхода из тупиковых ситуаций и т. д. и т. п., вытягивая на поверхность сознания информацию, загруженную в процессе тренировок и совершенно не мешающую делать потом все так, как захочется, а не так, как надо – «никакого насилия над личностью». Позже появились вопросы по уставам наиболее известных в галактике ассоциаций космодесанта, и тут Сергею пришлось особенно туго – Велт приходил в ярость от малейшей ошибки. По его словам, из-за чрезмерной щепетильности ученых «неженок», запретивших внедрять правила социального поведения в программу биоконтроля и заставлять выполнять их автоматически и бездумно, гибнут потом лучшие парни, жизни любого из которых в миллионы раз ценнее всего скопища «этих тунеядцев и бездельников» из любого отдельно взятого Института.

На пятый день профессионального обучения Велт присоединился к Сергею и в тренажерном зале, подготавливая и себя к предстоящей миссии. В тот же день австрантиец заменил землянину биоробота для единоборств, и с этого момента Дит-тэр постоянно ставил Сергея и Велта друг против друга, вооружая мечами или шестами. В таких «сражениях» Велт развлекался, вспоминая «подзабытые» удары и уходы, а землянин выкладывался как никогда, чтобы сохранить себе если и не жизнь, то мышцы и кости.

…На двенадцатый день после осмотра фрегата Сергей почувствовал, что что-то произошло. В «море» стало необычно многолюдно, в коридорах появились люди в форме пилотов, прогуливающиеся безо всякой цели и разговаривающие друг с другом на совершенно отвлеченные темы. Буквально за какой-то час атмосфера корабля переменилась: увлеченные до этого работой, люди наполнили «Странник» мыслями, фантазиями и переживаниями. Вместо спокойной размеренной устремленности в воздухе повисло нетерпеливое ожидание чего-то важного и захватывающего, и землянин не мог предположить, хорошо это для него или плохо…

Подходили к концу последние четыре часа тренировки. Вращающийся диск тренажера разбрасывал пластиковые шарики, которые Сергей должен был разрубать мечом. Когда шарик касался пола невредимым, землянина било током по босым ногам, разумеется, если ноги в это время стояли на полу. Задача усложнялась тем, что шарики появлялись с разными интервалами и летели во все стороны. Заставляя лезвие надрывно свистеть в воздухе, перелетая в сальто через прибор или отталкиваясь от пола за мгновение до возникновения разряда, Сергей уже не воспринимал нагрузки. Он знал, что тренировка заканчивается и отдыхал, восстанавливая дыхание и чисто автоматически выполняя то, на что когда-то ушли бы все его силы.

Все было, как обычно, но землянин чувствовал, что что-то не так. За весь день Дит-тэр не применил ни единого нового тренажера и не придумал ни одного нового упражнения. Инструктор вообще не тренировал своего подопечного, а лениво и бесстрастно любовался им: давал задание и смотрел, не утруждаясь хоть раз похвалить или поправить.

Диск крутился все медленней. Делая выпад и разрубая блестящий шарик на две половинки, землянин услышал за спиной одобрительный возглас. Жест инструктора означал: тренировка окончена, и Сергей обернулся.

В зале стояли Эр-тэр, Велт, Лен-ера, о которой Сергей уже выведал кое-что у космодесантника, и еще один щегольски разодетый незнакомый мужчина, выглядевший, как сорокапятилетний землянин и державшийся даже с большим достоинством, чем лорг или Ее Высочество. Велт, обычно насмешливый и беспечный, в этой кампании вел себя более, чем скромно и строго поглядывал на Ветра, трущегося о его ноги.

– Кам-тэн – агент Галактической Ассоциации Космодесантников, Старший Инспектор. – Эр-тэр представил незнакомца, который нагло разглядывал землянина, как покупатель – предлагаемый товар.

– Ему нужен отдых, – заявил агент.

Дит-тэр кивнул.

Вместо того, чтобы отпустить Сергея к себе в каюту, тигиец протянул землянину большой шлем стального цвета.

– Спать будешь уже на Австранте! – сообщила мысль Велта.

– «Контроллер» снимет напряжение – у нас нет времени расслабляться естественным путем, – объяснил инспектор. Кам-тэн говорил неприятным надтреснутым басом, что вполне соответствовало его немного тучной плотной фигуре.

Ощущение от работы прибора сложилось такое, словно перед Сергеем быстро выключили и включили свет, при этом встряхнув небольшим электрическим зарядом каждую нервную клетку тела. Тяжесть свалилась с землянина, как бывает, когда отлично выспишься. Оставалось только гадать, было ли это ощущение реальным или только внушалось.

– Теперь он готов? – без вопросительной интонации в голосе поинтересовалась Лен-ера.

– Да, Ваше Высочество. Можно начинать.

Велта и землянина разместили в центре большой прозрачной сферы. Как Сергей уже знал по тренировкам, это был зал с одинаковой гравитацией поверхности. Зрители расположились в креслах снаружи, где пол проходил как раз на уровне экваториального сечения зала-сферы.

Сергей вышел в полном обмундировании, то есть в латах, в шлеме, вооруженный мечом, гибким шестом и набором дротиков. Велт остался безоружным, по крайней мере, так можно было подумать. Однако землянин не обманывался на этот счет, уже зная, что как раз Велта и экипировали по-настоящему. В тайных карманах серого десантного жилета могло укрыться множество приспособлений и устройств, «удовольствие» от знакомства с которыми землянин уже испытал на своей шкуре.

Сергей услышал мысль Ди-тэра:

– Не воспринимай это, как экзамен. Для тебя то, что произойдет сейчас, должно быть обычной тренировкой. Ты подготовлен. Работай, как всегда, но постарайся сделать больше, чем можешь. И еще – помни: исход поединка не известен ни мне, ни тебе, ни Велту – он в твоих руках.

По знаку Эр-тэра, десантники сблизились. Велт погрузился в состояние «мир вне меня» – десантник словно смотрел на себя и противника со стороны, из глубины подсознания. Сергей почувствовал это – кажущаяся медлительность австрантийца не смогла его обмануть.

Десантики уже знали друг друга. Первый удар Велта был каким угодно, но не «прощупывающим» – Сергей едва успел отпружинить к потолку, переворачиваясь и приседая на нем, когда острый метательный диск десантника просвистел над самым ухом, и, как туземный бумеранг, вернулся к владельцу. Схватка началась. Оттолкнувшись от потолка, Сергей прыгнул к стоящему над головой противнику, обрушивая шест по широкой дуге на то место, где только что видел Велта. Австрантийца там уже не было. Шест продолжал двигаться по инерции, на его остановку ушло бы время – Сергей ускорил движение, налег на шест и едва успел отбить уже возникший за спиной широкий конец электрического хлыста…

Велт наносил удар за ударом. Тактика и оружие выбирались им интуитивно за миг до применения. Сергей мог только защищаться – австрантиец умело не давал землянину необходимого мгновения передышки, чтобы перехватить инициативу. На этот раз космодесантник не играл с землянином, как на тренировках – Велт отключился, действовал и двигался как идеальная, наделенная волей и интуицией машина со сверхскоростным логическим устройством вместо мозга. Для Сергея австрантиец тоже выступал сейчас не человеком, а живой опасностью, каждую секунду меняющей очертания. Они вели спор двух идеально управляемых тел в стремлении уязвить, но остаться неуязвимыми. Оба не превосходили себя, но показывали все, на что были способны.

Напряжение сражающихся можно было сравнить только с вниманием зрителей, которые, словно античные римляне, наслаждались и оценивали гладиаторов на арене…

Сергей кружился по сфере, не отличая потолок от пола, ощущая в руке то шершавую рукоять лезвия, то гладкую округлость шеста. В какой-то момент он удовлетворенно подметил, что это продолжается уже долго – минуты четыре или даже больше.

А затем все решила одна техническая ошибка – случилось то, что должно было случиться – блокируя очередной удар, Сергей заметил, что Велт уходит в сторону, предсказал последующий за этим бросок и занял новую позицию. Движение десантника оказалось обманным. Оставшись почти на том же месте, Велт выпустил диск и тут же, навстречу уходу землянина, нанес удар кулаком в защищенную латами грудь Сергея. Какое-то ничтожное, неуловимое мгновенье и – боль, помутнение в голове, потеря равновесия, растерянность, мешающая оценить, что на самом деле происходит с телом, неуправляемо перелетающим от стены к стене… Если бы не датчики, установленные в нервных центрах бойцов перед поединком, удар оказался бы смертельным. Бицепсы десантника сократились от электрического разряда, рука дрогнула, а Сергей, оставшись в сознании, ощутил тяжелую встряску от падения на упругую стену. Он проиграл.

Так и должно было быть. Никто не сомневался, что высокопрофессиональный боец выиграет землянина с месячным стажем. Весь вопрос во времени. Поднявшись на ноги и оглянувшись на эрсэрийцев, Сергей понял, что первый в своей жизни бой провел неплохо – лица наверху выражали явное удовлетворение.

– Хорошо защищался, но проиграл глупо, – сообщила мысль австрантица.

Как от универсала, от Велта не требовалось мастерское владение холодным оружием, но, даже с учетом этого, выстоять четыре минуты против профессионала оказалось хорошим результатом, во всяком случае, достаточным для присвоения категории и вступления в ассоциацию.

Десантники ждали, что верхняя полусфера поднимется, позволяя выйти, но эрсэрийцы не спешили. Сергей увидел, что Эр-тэр и Лен-ера что-то доказывают друг другу. Он видел, как Эр-тэр отрицательно покачал головой. Затем к принцессе присоединился агент, Дит-тэр пожал плечами, Эр-тэр сдался.

Экзамен не закончился.

Крыша зала-сферы сложилась, впуская инструктора. Сергею подали короткий черный шест странной формы, сделанный из непонятного черного материала. Принимая оружие, землянин телепатически уловил явное неудовольствие Эр-тэра. Велт тоже показался удивленным. Сергей заметил, как нехотя отстегивает десантник такое же приспособление от чехла на голени…

Когда пальцы сжались на черной пластиковой рукояти оружия, пробуя его на вес, Сергей вздрогнул – он абсолютно четко почувствовал, что начинает слабеть. Одновременно с одной из сторон шеста возник язычок пламени, все более накаляющийся, наливающийся непонятной силой, буквально обжигающей тепловой волной. Дит-тэр безмолвствовал, Велт молча хмурился, Эр-тэр барабанил пальцами по подлокотникам кресла – ему ничего не собирались объяснять.

Сергей же вдруг понял, что если не бросит шест на землю, то с секунды на секунду упадет в обморок. Силы покидали землянина настолько быстро, что не было никакой возможности прекратить это – все нарастающий испуг заглушал идеи в самом зародыше. Неожиданно выяснилось, что и пальцы словно заиндевели – к своему ужасу, землянин понял, что разжать их уже не сможет. В последний момент, в миг перед тем, как сдаться и потерять сознание, какой-то еще оставшейся толикой воли Сергей заставил себя не отдавать, а притягивать энергию, как на тренировках по энергопитанию – единственное, что оставалось сделать – словно отчаянный глоток утопающего, знающего, что кругом вода, но не способного дольше держать рот закрытым – и тут же – мощный прилив сил, бурление крови, прояснение в голове, приток адреналина, какое-то невероятное могущество, ощущаемое каждой мышцей тела… Одновременно плазменный кончик оружия сперва потускнел, а затем безжизненно растаял, демонстрируя отсутствие заряда.

Этим процессом можно было управлять! Сначала осторожно, потом смелее, Сергей еще несколько раз накалил и остудил плазменный язычок. Попробовал направить возникающую тепловую волну вместе с движением держащей оружие руки. Что-то сорвалось из рук, с острия оружия, какая-то неведомая мощь метнулась в заданную сторону… Прочный шест, на который обрушился удар, рассыпался в мелкий серый порошок, оставив такое ощущение, словно рука землянина сама дотянулась до металла, распылив его в одном прикосновении…

Избыток сил, необыкновенная четкость восприятия, кристальная ясность сознания, какая-то нереальная интуиция, уверенность в незнакомом ранее могуществе… Сергей ощутил волну детского восторга восприимчивого земного мальчишки: ему в руки попало самое могучее оружие, оружие, которое сливается со своим обладателем в единое целое, подчиняется его воле, воплощается в ней и воплощает ее!

Неописуемое чувство! Сергей увидел в себе возможности, о которых даже не имел представления. Упражняясь, он понял, что может потреблять энергию от всего, что есть вокруг, накапливать ее на острие, использовать или на короткое время втягивать в себя, наслаждаясь разливающейся по телу силой. Еще через несколько секунд землянин осознал, насколько опасен предмет в его руках – нужно было соблюдать осторожность, чтобы избыток энергии не погубил его самого.

Наконец отвлекшись, Сергей увидел, что все следят за ним. Глаза эрсэрийцев блестели.

Велт стоял напротив и держал это оружие так же свободно, как любое другое, но во взгляде явственно читались тревога и настороженность, что удивляло. Наверное, пылающий на конце шест внушал десантнику не меньшее уважение, чем землянину.

По знаку из-за сферы Велт выставил наперевес излучатель и сделал шаг вперед.

– Это «лестель» – оружие знати, – услышал Сергей мысленное обращение десантника. Велт был раздражен – догадался, что землянин заметил его неуверенность. – А, если хочешь знать, что я сейчас испытываю, – проворчала мысль десантника. – Так представь, что тебя заперли в комнате с неандертальцем, которому дали поиграть с огнеметом!.. Будь осторожней!

Сергей кивнул.

Этот поединок сильно отличался от первого – Велт намеренно замедлял свои действия, чтобы не провоцировать землянина на атаку, Сергей же находился в новой для себя стихии и не слишком представлял, что и для чего делает.

Сперва землянин почувствовал, что какая-то телепатическая сила обрушилась на него, а затем ощутил прикосновение уже реального поля – словно какая-то огромная масса стремилась раздавить все внутренности. Сергей стал сопротивляться. Его воля столкнулась с волей космодесантника и, к удивлению землянина, силовой барьер легко поддался. Велт сделал еще один выпад, но Сергей легко отмахнулся и от этого удара, блокирую его ответным волевым усилием.

Велт напал еще раз. Немного уступив, чтобы вобрать в себя теплую волну, Сергей нанес удар уже своего поля, восторженно ощущая мощь срывающегося с оружия потока. Невероятно, но Велт едва не потерял равновесие, воздух заискрился разрядами, а землянин скорее интуитивно понял, чем почувствовал, что австрантийцу огромного труда стоило удержаться.

– Не увлекайся так! – в мысленном призыве Велта звучало не столько раздражение, сколько испуг. – Это не игрушка!!!

Сергей не видел, что зрители поднялись со своих мест, но четко услышал приказ остановиться.

Верхняя полусфера поднялась.

– Прекрасно. – Лен-ера удовлетворенно кивнула.

– Его нужно было учить совсем другому, – заметил Дит-тэр. – Больше было бы толку.

– Но не за две же декады, инструктор?

– Нет, конечно…

– Что произошло? – мысленно спросил Сергей у Дит-тэра.

– Ничего. У тебя высокий потенциал, а Велт – только профессиональный боец.

– И что это значит?

– Такая игра с Лен-ерой закончилась бы трагически, Эр-тэр раздавил бы тебя, я смог бы выиграть, используя опыт и умение. Но ты достаточно знатен. Жаль только, настоящая сила обретается тренировками, а на них нет времени…

Взгляды, бросаемые на Сергея эрсэрийцами, казались многообещающими, но одновременно пугали, обещая больше, чем нужно.

Землянин понял, что свой первый экзамен он сдал.

<< 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 >>