Сергей Григорьевич Иванов
Крылья гремящие

Сергей Иванов
Крылья гремящие

1

Осторожно он пробирался через дремучий величественный лес, будто сошедший с картины Васнецова, загроможденный могучими стволами и разлапистыми ветвями, навечно заслонившими небо и даже в самые жаркие дни хранившими здесь прохладную сырость и сумрак. В таком лесу без удивления встретишь лешего или бабу-ягу, они тут уместны… в отличие от инженера.

Как же он сюда попал? Спать лег, как обычно: в уютную постель городской квартиры, убаюкиваемый гулом автомобилей за окном, – а проснулся на берегу лесного озера, озябший и недоумевающий. Рядом была аккуратно сложена одежда, чуть дальше помещался рюкзак, разбухший от вещей. И все… Впрочем, нет. Еще присутствовала убежденность, что до привычного дивана невообразимо далеко и что скоро ему отсюда не выбраться. Странное это знание удержало его от ненужной суеты и отчаянных поступков. Одевшись, он сразу принялся за постройку шалаша, благо в рюкзаке отыскались и нож, и топор. Работу закончил к полудню и остаток дня решил посвятить разведке дороги, уходившей от озера в лес и сохранявшей на себе старые следы тележных колес и лошадиных копыт. Дорога была извилистой и узкой, к тому же ею, видно, давно не пользовались, так что разросшиеся ветви местами полностью перекрывали проход, а над головою плотно смыкались, образуя подобие тоннеля.

Он шел и сомневался: полноте, судари мои, да я ли это вообще? Такому лесу впору не избалованный городом и коммунальными услугами итээровец, а какой-нибудь лихой и добрый молодец, нареченный, скажем… э-э… Светланом? Хотя такого имени, кажется, не было. Впрочем, какая разница? Чем хуже всяких там Святославов да Ратоборов? С другой стороны, какой из меня Светлан?.. Ну да, самое время заняться самокопанием – что есть, тем и владей, другого не будет. Итак, скажи, друг Светлан, что же ты все-таки намерен предпринять? Из такого леса до желаемых пространственно-временных координат одним прыжком не доскочишь. Легче уж очутиться на лопате бабы-яги или в пасти Змея Горыныча…

Светлан поправил топор за поясом, но жалкое это оружие храбрости не прибавило, и дальше он стал ступать еще тише, оглядываясь на каждый шорох.

Лес кончился внезапно, как и положено в сказке, – будто дальше деревьям запретили расти. Остановившись на опушке, Светлан затенил ладонью глаза и глянул вдаль, на вздымавшиеся за полем стены и крыши. Кажись, готика, сказал он себе. Во всяком случае, что-то средневековое и западноевропейское. Если это и сказка, то не русская. Светлан хмыкнул: уж вляпываться, так по уши! Но, может быть, в городе знают, каким образом я сюда попал? А главное, зачем?

Он отошел от леса уже довольно далеко, когда за деревьями раздался вдруг треск сучьев, заколыхались верхушки – и на простор вывалилось чудовище. Светлану хватило одного взгляда, чтобы у него пропало всякое желание усугублять знакомство. Однако само чудище, видимо, не разделяло его сдержанности, потому что без колебаний устремилось к Светлану, нелепо переваливаясь на толстых когтистых лапах и вытянув длинную чешуйчатую шею, увенчанную уродливой рогатой головой.

Начинается! – в панике подумал Светлан. Если это и не Горыныч, то его родственник. И близкий!..

Дальше ему стало не до сравнений, потому что, разогнавшись, ящер набрал приличную скорость, и Светлану пришлось удирать во все лопатки. Не оглядываясь, он с неожиданной для себя быстротой пересек пустырь, отделявший его от замка, перепрыгнул ров, единым махом взлетел на крепостную стену, оттуда обернулся. И увидел, как ящер на бегу с грохотом развернул громадные перепончатые крылья, взмахнул ими и грузно оторвался от земли. Ошалев, Светлан ухнул со стены вниз, в три прыжка проскочил мощенный брусчаткой двор и нырнул в ближайшее открытое окно. А во дворе уже бушевал ураган, поднятый крыльями идущего на посадку дракона.

Перемахнув широкий подоконник, Светлан обежал глазами комнату и встретился взглядом со златокудрой девчушкой, хорошенькой и изящной, будто куколка, сидевшей посредине просторной кровати.

– А двери для кого? – спросила девочка, небрежно прикрывшись одеялом. – Эй, ты слышишь?

– Тихо, цыпленок! – он шагнул в сторону, привалившись спиной к стене. – Слопают.

– Да кто вы такой?

– Замолкни, ты! – прошипел Светлан.

– Как вы со мной… – гневно начала девушка, и в этот момент в окно протиснулась чудовищная голова дракона. Надвинувшись на златовласку, она распахнула клыкастую пасть, из которой, будто из печки, полыхнуло жаром.

Светлан метнулся к скамье, с натугой размахнулся и обрушил ее на страшную голову. Издав оглушающий рев, голова рванулась назад. Прыгнув к окну, Светлан увидел – уже довольно далеко – летящего к лесу дракона.

И тут сзади будто серебряные колокольчики зазвенели – Светлан обернулся. Оказывается, смеялась девочка. С перепугу, надо думать?

– Это Георг, – сообщила она, ткнув рукой в сторону окна. – Он совершенно безобиден. Но ты был великолепен!

Наверное, Светлан сильно переменился в лице, потому что ее снова разобрал смех.

– Не надоело? – хмуро спросил он. – Животик не заболит?

Девочка вдруг умолкла и прислушалась.

– Одевать идут. – Она живо наклонилась и потянула на себя постельное покрывало. – Быстрее, ну!

На возражения времени не оставалось: дверь уже открывалась. Коротко разогнавшись, Светлан упал на пол, вкатился под кровать и затаился. Из доносившихся сверху фраз он уяснил, что, во-первых, удостоен сомнительной чести вытирать собою пыль под кроватью единственной дочери местного короля. (Другого места не нашел, идиот!) А во-вторых, принцессе предстоял сегодня смотр очередного жениха – могущественного колдуна, проживающего по соседству.

Итак, размышлял Светлан уныло, предчувствия меня не обманули. С драконом я уже познакомился, а теперь на сцену выдвигается, видите ли, колдун. Нет, я в эти игры не играю!.. И кстати, мое знание старофранцузского заметно улучшилось – с чего бы?

Хлопнула, закрываясь, дверь, снова поднялось покрывало, и Светлан увидел перед собой светлое личико принцессы.

– Эй, драконоборец! – позвала она. – Вылезай, все ушли.

Светлан не спеша выбрался, с достоинством отряхнул пыль, разглядывая платье принцессы, расшитое золотом и жемчугом.

– Нравится? – спросила она кокетливо.

– Не душно? – поинтересовался он. – Ну и кольчуга!

– Чурбан! – беззлобно огрызнулась девочка. – Ты откуда такой свалился?

Светлан присел на подоконник и ответил:

– Меня больше заботит куда. Что это за деревушка?

– Сам ты!.. – Принцесса вдруг сузила глаза. – А ты, случайно, не жених?

– Бог миловал, – ответил Светлан. – А что, докучают?

– Хотя какой из тебя жених!

– Ладно, не задавайся – ты мне тоже не ко двору.

– Ну что за нахал! – изумилась девочка. – Кто же так с принцессами разговаривает? Да ты не из великанов ли?

– Привет! – забеспокоился Светлан. – Еще и великаны… Ты сама-то их видела?

– Издали, – девочка c пристрастием его оглядела. – Пожалуй, они все-таки больше тебя. Но, может, ты еще подрастешь?

– Сомневаюсь… Тебя как зовут, чудо?

– Анджелла, – ответила она, не ломаясь. – А тебя?

– Зови меня Светланом. Хотя это имя для другой сказки.

– Так откуда ты?

– Как вылезешь из окна – все прямо, прямо. Часа через два увидишь озеро, а на берегу…

– Знаю, была! У тебя там дом? Или замок?

– Ты когда-нибудь видела шалаш?

– Кажется, в них живут пастухи, – предположила она неуверенно. – Или разбойники. Наверное, ты рыцарь-отшельник? А знаешь, я хотела бы взглянуть на шалаш.

– Заскакивай, – пригласил Светлан. – Если ты всегда поднимаешься в такую рань, к вечеру как раз доберешься.

Девочка задумалась на секунду, затем решительно кивнула:

– Жди меня к полудню возле расщепленного дуба.

– Кстати, там неплохо загорать – составишь компанию?

– Кожа принцесс не подвержена загару – пора бы знать, – возразила девушка строго. – Приготовь все для купания.

– Вода будет, – пообещал Светлан. – С солнцем сложнее.

– Что-то ты слишком болтлив для отшельника, – сухо заметила Анджелла. – Поберег бы язык.

– Тут ты права. Будь здорова, принцесса.

Выпрыгнув из окна, Светлан снова перебрался через крепостную стену, на этот раз со стороны города, и долго бродил по узким улочкам, избегая лишнего внимания к своей персоне, приглядываясь и прислушиваясь к жителям, в массе своей малорослым и моложавым. Пока не спохватился, что день клонится к вечеру, а ему еще два часа топать по лесу.

2

К озеру Светлан возвращался едва заметной тропинкой, которая, как ему показалось, должна быть короче давешней лесной дороги. Идти здесь было даже легче: похоже, тропинка была у лесного зверья в почете и зарастать не успевала.

Светлан пробирался сквозь роскошные заросли малинника, скрывавшие его с головой, когда сбоку вдруг зашуршали листья. Светлан раздвинул кусты и нос к носу столкнулся с драконом. Непроизвольно он отшатнулся назад, вырывая из-за пояса топор, но и дракон тоже попятился, кося глазами по сторонам. И тут Светлан опознал в нем Георга.

– Эй, ты куда? – окликнул он зверя. – Ну все, все!..

Георг недоверчиво разглядывал его огромными блестящими глазами.

– Извини, Гоша, – добавил Светлан громче. – Ну погорячился я – с кем не бывает!

– Пустяки, – гулко пророкотал дракон. – Это мне не следовало быть назойливым. И сам не понимаю, что это на меня нашло?

С минуту Светлан вживался в ситуацию. Если уж тут водятся драконы, убеждал он себя, почему бы им еще и не говорить? В конце концов, с чего я решил, будто драконы не разговаривают? Тоже, специалист по драконам выискался!..

– Ладно, проехали, – вымолвил наконец Светлан. – Ты здесь по делам или как?

Георг застенчиво потупился – ресницы у него оказались, как опахала.

– Да нет, если это тайна…

– Ягоды вкушаю, – признался Георг. – Питаю неодолимую слабость, увы.

– Сколько ж тебе надо! – изумился Светлан. – А как насчет мясных блюд?

– Спаси нас Бог! – испугался Георг. – Здесь только начни…

– Так ты вегетарианец? – с удовлетворением констатировал Светлан. – Что же, одобряю!

– К несчастью, не все так терпимы к убеждениям других, – посетовал Георг. – За свои принципы я подвергаюсь гонениям со стороны своих же собратьев. Вы не сталкивались с огненными драконами?

– Что, и такие есть?

– Ужасные существа! – воскликнул Георг. – Ужасные!.. Мне стыдно, что я прихожусь им родственником, хотя и дальним.

А я-то принял его за близкого, с раскаянием вспомнил Светлан, а вслух посочувствовал: – Да что ж ты переживаешь так!

– Скажу вам по секрету, – понизив голос, добавил Георг. – Не будь я первый среди драконов летун, они давно бы меня разорвали!

Его даже передернуло от подобной перспективы: как видно, отчаянной храбростью Георг не отличался.

– А эти, огненные, далеко живут? – обеспокоено спросил Светлан.

– К счастью, не близко. Хотя один из них, трехглавый, – он…

Георг вдруг замолчал и вытянул шею над деревьями, всматриваясь вдаль.

– Старая ведьма возвращается, – сообщил он вниз. – Вредная женщина, а друзья у нее – один другого хуже. – Георг шумно вздохнул. – И откуда только ее занесло к нам?

Дракон покачал головой, задумался. Не мешая ему, Светлан беспечно набивал рот малиной.

– Не к добру эти ее полеты, – заговорил немного погодя Георг. – Раньше она летала лишь ночью, днем отсыпалась. Зашевелилась в последнее время лесная нечисть – что воспоследует?

– Ладно, дружище, пора мне, – ладонью Светлан вытер измазанные ягодами губы. – Будешь у озера, заглядывай.

Георг исполнил нечто вроде благодарственного поклона.

– Кстати, что там за дымок вьется?

– Вон там? – кивком показал Георг. – Не советую ходить: это и есть логово ведьмы.

– Ну так что?

– Да ведь известно: колдовство силу ломит.

– В самом деле? Ладно, это мы еще проверим.

3

Дом ведьмы, обнесенный полуразвалившейся изгородью, располагался посредине небольшой уютной поляны и по стилю разительно отличался от всех прочих здешних зданий. Похоже, старушку действительно занесло издалека – уж не из Руси ли?

Из будки, гремя цепью, выбрался громадный косматый пес. Поглядев на Светлана, глухо зарычал. Молча Светлан потянул из-за пояса топор.

– Да ладно! – сиплым басом произнес пес. – Проходи, коли не боишься. Бабка не спит.

Он закашлялся.

– Так, и ты туда же, – сказал Светлан неодобрительно. – Разговорчивые все стали! Горло бы поберег.

Глухо кашляя, пес полез обратно в будку. Светлан наблюдал за ним с интересом.

– Не скучно, на цепи-то? – спросил он.

– Может и скучно, – отозвался из будки пес. – Зато сытно. Года-то у меня уже не молодые… Ну иди, что стал?

Светлан поднялся на крыльцо, постучал. Никто не отозвался, хотя в глубине дома что-то громыхало.

– Ты заходи, – посоветовал пес. – Старуха глуховата.

Светлан бросил взгляд на быстро темневшее небо. Не заблудиться бы, подумал он с беспокойством. Да ладно, мы быстро.

Толкнув дверь, он вступил в темную тесную прихожую и пошел на звуки. В маленькой грязной комнатушке, возле чадящей печи, гремела горшками лохматая скрюченная старуха. Светлан постоял в дверях, но старуха его не замечала. Что в таких случаях положено говорить? Не спутать бы жанр.

– Бог в помощь, бабуся!

Старуха живо обернулась, вгляделась в него исподлобья, визгливо захихикала.

– А, соседушка! Знакомиться пришел? Это ты хорошо придумал, молодец!.. Вот только Бога в этом доме, знаешь ли, не поминают.

– Н-да, тут я промахнулся, – признал Светлан с готовностью. – Не обижайся, бабушка, я же не со зла – по недомыслию.

– Во-во… внучек… этого добра у людей навалом. А пуще всего – у молодых. Эх!..

– Плохо учите – а, бабуся?

– Так ведь не слушаете!

– Подход нужен, – объяснил Светлан. – Научить?

Разговор принимал неожиданное направление. Кажется, следующей темой станет мораль – старой ведьме это будет чертовски интересно… За этим он сюда шел?

Старуха, усмехаясь, разглядывала Светлана.

– Языкат ты, вижу. И умным себя мнишь. Что ж, витязь, тебя я поучу – по-соседски. А слушать ли, нет – твоя забота.

Колдунья склонилась над дымящимся чаном и забормотала, будто себе:

– Ты на силу свою полагаешься и потому смел без меры – зря! Силу сила ломит, а колдовство тем паче. Смелые, дерзкие да любопытные долго не живут. – Старуха пожевала провалившимися губами, глянула в крохотное оконце. – Большие дела в стране затеваются, ты уж не суйся в них, голубь, побереги здоровье-то. – Она застыла, вслушиваясь: где-то в глубине дома часы пробили полночь. – А засим ступай подобру, внучек, – заторопилась вдруг ведьма. – Некогда мне боле!

И она повернулась к гостю горбатой спиной, возвещая конец аудиенции. Светлан разочарованно попрощался и двинулся к выходу, осторожно пробираясь по захламленному коридору. Сбоку проступила в темноте низенькая дверца – неожиданно для себя Светлан толкнул ее и заглянул внутрь.

В глубине каморки на драном матрасе лежала, закинув руки за голову, смуглая черноволосая девушка. Ее тонкое сильное тело едва прикрывали дерюжные лохмотья, но подобному чуду подходило любое облачение. Не отрываясь, девушка смотрела в потолок, поглощенная созерцанием паука, плетущего сеть.

– Подходящее занятие для такой милой девушки, – заметил Светлан. – Это из-за тебя бабка ополчилась на молодежь?

– Закрой дверь, – велела она, не повернув головы.

– Это ты мне? – удивился он. – Ого, даже интересно!

Светлан вошел, прикрыв за собой дверь, и опустился на шаткий чурбан возле входа. Девушка наконец обратила к нему скуластое, четкой лепки лицо, глянула в упор черными глазищами, полыхающими ледяной яростью.

– Ты выскажись, – посоветовал Светлан. – Полегчает.

Колдовские глаза разгорелись еще ярче на неподвижном лице.

– Под пауком ходишь – думаешь: бояться нечего? – спросила она.

Светлан с опаской глянул вверх, на жирного мохнатого паука. С детских лет питал он к этим тварям отвращение, но сейчас-то они при чем?

– Везет мне сегодня на красоток, – со вздохом сообщил он. – Да все такие ласковые!

Светлан подождал, но реакции не последовало. Спросить, что ли, в лоб? Нет, пожалуй, не оценят.

– Проводила бы меня, красавица, – предложил он. – В такую ночь грешно спать.

– Не для тебя эта ночь, – напевно заговорила она. – И не с тобой мне сегодня быть.

– Вот это жаль! – искренне огорчился Светлан. – Очень мне твоя приветливость по душе.

– Душа твоя смрадная давно Пауку продана!

– Ну вот, – бодро заметил он, – и с тобой у нас разговор завязался… Кстати, меня зовут Светланом.

– Хочешь имя мое знать? Бойся Лауры, богатырь! И учти: терпение у меня не вечное.

– Я бы тебе своего одолжил, – сказал Светлан, – но ведь ты сейчас от меня подарка не примешь, верно? Так что давай прощаться.

– Не я с тобой здоровалась, не мне и прощаться… А ты своего добился: накликал беду. Наскачешься по лесам, пеной изойдешь – жди!

– Обманешь ведь? Ладно, буду ждать.

4

В конце концов Светлан понял, что сбился с пути. Обеспокоило это его не слишком, он заранее приготовил себя к такой возможности. Выбрав дерево повыше да пораскидистее, Светлан вскарабкался к верхушке и осмотрелся. В ясном небе сияла полная луна, заливая лес призрачным светом, поэтому озеро он обнаружил сразу – по серебристым бликам на воде. И совсем недалеко.

Светлан уже начал спускаться, как вдруг в стороне, на приличном удалении, заметил мерцающее красноватое пятнышко. Это могло быть только костром, причем солидного размера. Кажется, ведьмы не единственные мои соседи по лесу, подумал он. Самое время появиться разбойникам. Что ж, если уж разведывать, то досконально. Кому-то ведь я нужен здесь?

Запомнив направление, Светлан спустился и двинулся через лес. Несколько раз ему приходилось снова взбираться на деревья, чтобы скорректировать маршрут, пока наконец он не увидел сквозь кусты пламя огромного костра.

Осторожно Светлан раздвинул ветки и остолбенел. На лесной поляне, под старым корявым дубом, полыхал костер, а вокруг, продолжением скачущих языков пламени, бушевало неистовое веселье. Под несущуюся со всех сторон нестройную, но бешеную по темпераменту музыку на поляне отплясывала толпа голых женщин. Были они здесь всех возрастов: от не оформившихся, невинного вида девочек до обрюзгших старух, – но буйному танцу отдавались с равным самозабвением. Кто-то скакал козленком, кто-то кружился юлой, другие прыгали через костер или катались и корчились в траве. Одна девушка, уцепившись ногами за ветку дуба, раскачивалась вниз головой.

Присутствовало на поляне и несколько мужчин, но роли они здесь играли либо пассивные, либо совсем уж невыигрышные. Один – маленький, плешивый, седобородый старичок – безучастно восседал на протянувшейся через всю поляну ветке и будто грел над костром свои узловатые ступни. Волосатый толстяк с тонзурой монаха ошалело ползал на четвереньках вокруг костра, подгоняемый розовыми пятками оседлавшей его молоденькой ведьмы. В толпе шевелились кошмарные существа, смахивающие на громадных пауков, над огнем метались нетопыри.

От мельтешения нагих тел, отбрасывающих фантастические тени, от оглушительной музыки и возбужденных криков, от дурманящего запаха огромных цветов, усыпавших поляну и кусты, у Светлана закружилась голова. Ясно, что и здесь его не ждали, но спектакль был хорош!

Внезапно налетел порыв ветра, с неба зазвенел хохот, что-то мелькнуло на фоне звезд, и на костер ястребом упала смуглая девушка с прекрасным гибким телом. Упала и заметалась неистово в пламени, горя и не сгорая.

– Вот так ведьма, – пробормотал Светлан. – Попробуй, сожги такую!

Он смотрел долго, пока ведьмы не выбились из сил и не попадали одна за другой вокруг костра. Загнанный до полного изнеможения толстяк, исцарапанный и взмыленный, медленно обползал слабо шевелящиеся тела, пробираясь к краю поляны; на тонзуре прилепилась горящая свеча. Музыка стихала.

Лаура сидела на тускло мерцающих углях, обхватив руками колени и запрокинув голову к звездам. Губы ее беззвучно шевелились.

Светлан тихо отступил, погрузившись в темноту. Все, сказал он себе. На сегодня впечатлений выше крыши. Пора и на покой.

В лесу было черно, как в подземелье. Светлан двинулся к озеру, в выборе пути положившись на чутье. В том, что его чутье немного стоит, он убедился довольно скоро, обнаружив себя в такой чащобе, что даже не мог выбрать дерево повыше. Поддавшись суетливому беспокойству, Светлан некоторое время метался из стороны в сторону – в надежде наткнуться на знакомое место либо поляну. Пока наконец не заставил себя остановиться и успокоиться.

И тут же за деревьями мелькнуло светлое пятно, очертаниями похожее на человека.

– Эй, дружище! – крикнул Светлан, устремляясь вдогонку. – Погоди!

Но человек, кажется, только прибавил шаг. Светлан побежал, закрывая лицо от ударов невидимых веток, но расстояние между ними не сокращалось. Несколько раз Светлан терял белесое пятно из виду, но каждый раз оно неизменно появлялось снова, дразня своей недоступностью, разжигая в нем злость и азарт.

Лес вдруг кончился. Впереди расстилался обширный пустырь, поросший редким кустарником, и там Светлан наконец ясно увидел убегающую от него фигуру.

– Нет, ты все же мне представишься! – пробормотал он, бросаясь в погоню. Преимущество в скорости стало сказываться немедленно, и Светлан уже ощущал себя победителем, как вдруг влетел в трясину, провалившись сразу по пояс.

– Кретин! – процедил он, пытаясь выбраться. – Добегался!

В ответ из темноты раздался тихий смех.

– Подожди, шутник, – пригрозил Светлан. – Доберусь я до тебя!

Но сначала следовало добраться до суши. Светлан убедился, что болото окружает его со всех сторон и что найти обратный путь будет непросто. Картина вырисовывалась неприглядная: промокший до нитки человек ежился под ночным ветром на хлюпающем клочке земли, отгоняя злых комаров, – достойное завершение первых суток в Стране сказок! Кто же меня сюда заманил? Кажется, мое присутствие на шабаше не осталось незамеченным.

– Иди ко мне, – позвал из темноты нежный голос. – Иди – согрею!

– Куда? – спросил Светлан, безуспешно пытаясь разглядеть говорившую. – В трясину?

– Иди, не бойся. Еда, вино, постель – здесь все есть.

– На-ка, выкуси! – отозвался Светлан. – Нашла дурака!..

– Разве нет? – спросила она насмешливо.

– Был дурак, да весь вышел. Суточную норму дурости я уже выполнил.

Светлан нащупал под ногами поросший мхом валун и присел.

– Послушай, – окликнул он невидимую насмешницу. – Давай по-доброму, а?

– Это как же?

– Выведи меня отсюда, и я обязуюсь забыть все, что видел этой ночью.

– А если не выведу?

– Мне больно это говорить, но тогда вам не поздоровится. Я человек мелочный, мстительный и на память не жалуюсь – всех окрестных ведьм на карандаш возьму!

– Мне уже страшно, – произнес голос без тени испуга. – А теперь послушай меня, доблестный витязь. Мы танцевали – ты смотрел. Будет справедливо, если теперь для меня спляшешь ты.

– Я спляшу с тобой! – сатанея, выкрикнул Светлан. – Но не пожалела бы ты!

– Что ж, до встречи, – произнес нежный голос. – Буду ждать тебя… танцор.

Светлан выбрался из болота только с рассветом – грязный, продрогший, искусанный комарами, злой. Утро случилось ясное и прохладное, и ему пришлось пробежать пару километров, чтобы согреться.

На сей раз озеро отыскалось без осложнений. Выкупавшись и прополоскав одежду, Светлан забрался в шалаш и растянулся на еловой постели. Через минуту он уже спал.

1 2 3 >>