Сергей Григорьевич Иванов
Оборотная сторона Бога

Сергей Иванов
Оборотная сторона Бога

Глава 1. Нетипичный представитель

Путь в Междуречье не показался Светлану длинным. Это лишь для конников здешние пространства кажутся громадными – тем более, для пешеходов. А на транспорте, почти не уступающему скоростью автомобилям и, к тому же, не требующего дорог, до самой дальней границы королевства можно добраться за неполный день.

Их шестиногие верховые звери, громадные и костистые, с роскошными седлами-кабинками, вырастающими прямо из защитного хитина, еще вчера принадлежали Пропащим Душам – злобным чудищам, напоминавших людей лишь внешними абрисами, но при ближнем рассмотрении смахивавших на громадных насекомых. На пару с Артуром (и при поддержке дракона Георга) Светлан разгромил один из их отрядов, напавший на окраинный город, благодаря чему рыцари и разжились такими трофеями. Никто из людей, кроме богатырей, не смог бы в одиночку укротить могучую «лошадку», зато, подчинившись новому хозяину, шестиног делался послушным, точно отлаженная машина, нередко угадывая даже мысленные команды. Это был универсальный транспорт, разве что не летал. Его не сдерживали ни чащобы, ни бездорожье, ни водные разливы. По склонам и кручам шестиноги перемещались с легкостью пауков – ничего странного, если учесть, что они смогли выбраться из Провала, бездонной пропасти с отвесными стенами. Управлять ими было не хлопотно, поскольку любое заданное направление твари запоминали накрепко и затем двигались, словно на автопилоте. А по пути не прекращали глодать растительность, до которой ухитрялись дотянуться.

Постепенно местность вокруг менялась. Деревьев становилось меньше, их сменяли кустарниковые заросли и обширные луга. Все чаще приходилось пересекать ручьи, небольшие реки, озера. Чтобы не пугать своими зверюгами людей и не травить посевы, путники сторонились обжитых мест, но здесь хватало пустошей, так что это не особенно удлиняло маршрут. К тому ж ехали они налегке, а было их всего двое: сам Светлан и тот же Артур, лучший из его друзей.

Вообще Артур был королем – некоего игрушечного королевства, состоявшего из единственной деревушки да прилегающих к ней земель. Но прославился как странствующий рыцарь и непобедимый турнирный боец, благо в размерах и силе немногим уступал Светлану. А за последний год (спасибо магическому Каналу, соединившему здешний мир с двадцать первым веком) и вовсе сделался богатырем, способным одним ударом свалить всадника вместе с конем, – так что турниры, увы, сделались для Артура слишком легким занятием.

Впрочем, как и Светлану, ему теперь хватало иных забот, намного более серьезных. И сейчас они направлялись послами Анджеллы, королевы этой обширной страны, к воинственным горным великанам для заключения мира, а если получится, то и союза. Ибо в скором времени (месяца через два) всем обитателям этого мира грозило нашествие тысяч Потерянных Душ, напророченное демоном по имени Джинна.

В здешних местах Артур бывал не раз, даже воевал некоторое время, а потому с самого начала похода взял на себя обязанности гида и проводника. Хотя Светлан и сам бы не заблудился – подробнейшая карта королевства, составленная благодаря летучим ведьмам, запечатлелась в его совершенной памяти накрепко.

А вокруг уже разрастались холмы, делаясь выше и круче, предвещая скорое проникновение в страну грозных людоедов. Не то чтобы Светлан очень стремился туда, но, если нельзя избежать, лучше расправиться с этим делом побыстрей.

– По-видимому, огры жили в здешних краях задолго до людей, – снова заговорил Артур. – Во всяком случае, нигде не упоминается, что это они пришли сюда.

– Может, это вообще более древний вид? – предположил Светлан. – Хотя, если Бог создал людей по своему подобию, то с кого же лепили огров?

– Не исключено, он и до Адама предпринимал попытки. Чем-то же Бог должен был заниматься в предыдущую вечность?

– Да ты еретик, брат король!.. Чистильщиков на тебя нет.

– И слава Богу.

– Скорее уж нам, – возразил Светлан.

Действительно, орден чистильщиков, еще год назад весьма влиятельный в стране, стараниями обоих богатырей и королевским указом был лишен всех привилегий, а затем изгнан из столицы, найдя приют у мятежных лесных баронов вблизи южной границы. Как раз эти бароны да беспокойный граф Междуречья, примыкающего к северным горам, где обитали огры, и по размерам больше походящего на герцогство, оставались сейчас главными занозами в симпатичном заду королевы. Несомненно, с ними придется что-то делать, но first is first – сперва следовало договориться с ограми. А это было задачкой трудной, если не безнадежной.

– Прежде в этих горах обитали гоблины, – рассказывал Артур, – бессмысленно жестокие, ненавидящие людей. После их набегов едва не все предгорье превращалось в пустыню. Так вот, огры истребили их вчистую.

– Чтобы не переводили ценный продукт, да?

– Возможно, – не стал оспаривать король. – Хотя, если сравнить нынешние потери с уроном, причиненным гоблинами…

– Это напоминает мне аргументацию покойного Паука – необременительная, дескать, дань.

– Дань – всегда бремя. Но лучше платить ее домашним скотом, чем собственной плотью. Вот огров такая сделка почему-то не устраивает.

– А пробовали договориться?

– Много раз. И всегда огры выбирали войну. Хотя и сами несут жестокие потери. Ведь для рыцаря самый короткий путь к славе – это одолеть великана.

– И к смерти тоже, – пробормотал Светлан. – Как говорится, со щитом или… Кстати, сколько огров на твоем счету?

– Шестеро, – ответил Артур со вздохом.

– Не слышу законной гордости.

– Понимаешь, огры-то, конечно, людоеды и наши исконные враги, но… слишком уж похожи на людей. А бьются они до смерти, пятиться не умеют. Один, помню, был совсем еще юнец. Я трижды предлагал ему мировую – нет, ни в какую. Огры даже драконам не уступают дорогу, хотя те сильнее.

– Стало быть, величие огров не в одних размерах. И если б не их кулинарные наклонности…

– А еще они слишком презирают людей – потому, наверно, и относят к пище. Конечно, люди слабее их… причем не только телами.

– Значит, пока не накидаешь плюх, огры не захотят с нами разговаривать. А после говорить будет уже не с кем. Н-да, задачка…

– На то ты и посол, чтобы решать проблемы, – молвил Артур.

– А кто тогда ты: «сопровождающие лица»? – парировал Светлан.

– Я приставлен к тебе для престижа, – напомнил король. – Кстати, почему ты не попросишь у Анджеллы титул герцога? Она бы не отказала.

– Я не играю в эти игры. Довольно и того, что ты произвел меня в графы.

– Все же герцог звучит как-то… И к твоей фигуре лучше подходит.

– Была бы фигура. А звучать я тоже умею громко.

– Кто бы сомневался.

Поглядев на вершины гор, уже видневшиеся над деревьями, Светлан сказал:

– Должны же у них быть уязвимые точки? К каждому можно найти подход, если постараться. Жаль, я плохо ориентируюсь в их повадках. Скажем, как огр поведет себя, если нагрянуть к нему в гости? Обычно те, кто обитает в суровой среде, чтят радушие.

– В гости? – озадаченно переспросил Артур. – К огру? Ну, знаешь!..

– Что, безумная идея? Вопрос в том, достаточно ли она безумна. Во всяком случае, опробовать ее стоит.

– Дело за малым, – заметил Артур не без едкости. – Нужно отыскать жилье хотя бы одного из них. А скрываться огры умеют, несмотря на размеры.

– Ты не смотри, твое величество, – сказал Светлан. – Ты нюхай.

– Что? – удивился тот.

– Здоровенный ты мужик, король, – наверно, первый в этом мире. Но пользоваться всеми преимуществами богатыря или не умеешь, или брезгуешь. У нас ведь не только сила прибавилась – и чувства обострились. Глаз-то как у орла, ну и нюх, как водится… А огры, помимо прочего, замечательны чем? Тем, что не любят мыться.

– Точно, – подтвердил Артур. – Их следы собаки берут с легкостью.

– Вот. Конечно, уподобляться псам не то, что орлу. Но если тебя это напрягает, то я не такой гордый. Только выведи на место, где эти верзилы бродят, а дальше положимся на мой нос.

– Ну, предположим, найдем кого-то, а он не кинется сразу, даже примет нас… Что, и за один стол с людоедом сядешь?

– За стол, может, и сяду, но есть, понятно, не буду. А если обнаружу там живого, затребую себе – тут уж не до политеса. Однако до мокрухи постараюсь не доводить.

– Да ведь если огра не убить, завтра он опять отправится на охоту.

– Это, конечно, дергает, – признал Светлан. – Но ты не забыл о нашем статусе? Послы!.. Если удастся поладить, охота на людей прекратится вовсе. Вы вон веками занимаетесь профилактикой через убийства – и далеко продвинулись?

– Не особенно, – вздохнул король. – Повыбили-то многих, зато остались самые умелые, сильные, дерзкие.

– Тоже мне, санитары гор!..

Менее, чем через час, они уже мчали меж отвесных скал, сигая через расщелины, проносясь узкими карнизами, ныряя в ущелья – и поднимаясь все выше, выше. Вокруг делалось холодней, лето как бы оставалось за спиной, воздух наполнялся туманом, а может, и облаками, заплутавшими среди крутых склонов. Деревья и кусты росли тут лишь кое-где, да и траву, пышным ковром устилавшую здешние долины, все чаще замещал мох, куда лучше ладивший с каменистым грунтом высокогорья.

Затем всадники наткнулись-таки на след великана и тотчас поспешили за ним. Судя по отпечаткам, экземпляр подвернулся громадный: метров эдак на семь высотой. Светлан и не знал, что огры дорастают до такого, – как правило они не выходили из пяти.

– Мне тоже не попадалась подобная махина, – подтвердил Артур. – А верить молве… – он пожал плечами.

В отличие от Светлана, не брезгавшего принюхиваться, король обходился зрением. Но его опыт в выслеживании огров неплохо дополнял обоняние Светлана. След петлял по горам так, словно великан слонялся тут без всякой цели или, наоборот, что-то разыскивал. Время от времени рыцари натыкались на свежеразрытый грунт, кое-где были оборваны ягоды с кустов, а с иных – даже и листья.

– Он что, местный знахарь? – недоумевал Светлан.

– Насколько знаю, огры не болеют, – возразил Артур. – А раны на них заживают без всякий снадобий, причем на диво быстро.

– Ну, тогда он или вегетарианец, как наш Георг, или наркоман.

Несколько раз на их пути встречались развалины – такой невообразимой древности, что уже едва отличались от природных россыпей камней, но по сию пору впечатлявшие величием.

Затем исполин, видимо нагулявшись, вдруг круто свернул и направился вверх по склону, будто решил вскарабкаться на вершину. Никакой конь не взобрался бы на такую кручу, и даже человек справился бы не всякий, – а вот шестиноги одолели ее с легкостью. Действительно, им нет преград. Если Пропащим Душам дадут разгуляться, они любую крепость смогут захватить, не вынимаясь из седел.

На такой высоте кое-где уже лежал снег, местами собираясь в сугробы.

– Это не огр, а снежный человек какой-то, – ворчал Светлан. – Чего он залез в такие выси?

– И впрямь странный великан, – соглашался Артур. – Обычно они селятся невдалеке от равнин.

– Ну да, людоеду следует быть поближе к людям!..

На большую пещеру, куда уводил след, они наткнулись вовремя – как раз начало темнеть. Перед входом спешились, решив не хамить хозяину с порога и понадеясь на свою силу. К тому же неизвестно, что может тот выкинуть, завидя шестиногов, – как бы ни ринулся в атаку прежде, чем королевские послы успеют слово молвить.

К густому сумраку подземелья глаза приспособились за секунду, хотя снаружи пока хватало света, – еще одно преимущество богатырей. Но раньше, чем Светлан разглядел громадную фигуру хозяина, он ощутил, как запах, за которым он следовал последние пару часов, сгустился почти до осязаемой плотности. Господи, да сколько же грязи умещается на таких площадях!..

А затем пещеру наполнил голос – такой низкий и мощный, что у Светлана против воли «затряслись поджилки». Не столько от страха, сколько, видимо, от резонанса.

– Ха, опять ко мне железные людишки сунулись сдуру, – пророкотал огр. – Давненько я не плющил латы!..

Он восседал в каменном подобии кресла, перед костром, разведенным в грубом очаге, и подниматься не спешил – наверно, как раз сытно поужинал. Человечьи кости, впрочем, по пещере не валялись. Зато над костром, в закопченном чугунном чане, кипело варево – в него-то, судя по ароматам, и пошли собранные коренья. Хотя и это не походило на еду.

– И вовсе мы не «сунулись сдуру», – возразил Светлан. – Думаешь, нам охота драться с тобой? В гости пришли – поговорить. Тебя учила мама, что гостей надо принимать с почетом?

Держался, правда, настороже – поставленная в угол дубина внушала почтение. Такой и кита можно оглушить с одного удара. А хозяин, если все ж изволит встать, мог достать макушкой потолка – то есть вполне оправдал ожидания.

– Гости, ишь, – проворчал исполин. – А звали вас?

– Вот это уже детали, – сказал Светлан. – Ими пренебрежем. Итак, где тут почетные места?

Теперь огр забурчал совсем невнятно или на каком-то древнем языке, неведомом Светлану. Но впрямую не возразил – чем посол королевы не замедлил воспользоваться, присев на подвернувшийся валун по другую сторону костра. Секунду помедлив, рядом опустился Артур. Теперь они вправду стали походить на гостей, и хозяин озадаченно нахмурился, переваривая непривычную ситуацию. Вот ежели бы, скажем, лось заглянул на огонек к охотнику, тот, наверное, сильно бы удивился.

Давая великану время обвыкнуться, Светлан разглядывал обстановку – мягко говоря, спартанскую. Собственно, кроме валунов тут ничего не было. Возможно, когда огр получает во владение замок, предварительно истребив тамошних обитателей, он и начинает пользоваться удобствами (тоже, кстати сказать, вполне убогими), но при их отсутствии довольствуется минимумом. Как видно, ремесла здесь не в почете. Даже хозяйки у бедняги нет, чтобы приглядывала за уютом. Хотя костер он распалил знатный – жара от него вдоволь. А дровами запасся не на один день.

Под стать интерьеру был великан – грузных, но ладных пропорций, и с широким темным лицом, будто высеченным из гранита. Юным он не выглядел, хотя морщин не заметно. Несмотря на здешнюю прохладу, огр не утруждал себя ни лишней одеждой, ни обувью – видимо, то и другое ему заменяла толстенная кожа. Хотя педикюр ему бы не помешал, поскольку голые ступни смахивали на башмаки странной модели, к тому ж изрядно запущенные. Но для начала его следовало бы замочить в ванне на сутки-другие. Впрочем, в запахе исполина не ощущалось болезненных примесей – здоровье, что называется, несокрушимое. При таком запасе жизненных сил личная гигиена уже, видимо, не столь важна.

А мыслительные жернова огра продолжали неспешно крутиться.

– Раз вы гости, надо вас угощать? – пришел он к логическому выводу.

– Не обязательно, – поспешил Светлан отказаться. – Лучше развлеки беседой.

Подумав еще с минуту, хозяин осведомился:

– И о чем болтать с вами?

– За темы не волнуйся – накидаем выше крыши. Для начала объясни, почему вы враждуете с нами.

– Кто враждует: мы? – удивился хозяин. – Скорей это охота. Вы ж не враждуете с кроликами?

– Что-то я не слыхал про охотников, заваленных кроликами, – возразил Светлан. – Это на мирных вы охотитесь. А многие ли переживут встречу с солдатами?

Из дальнейшего разговора гости узнали, что зовут верзилу Кроном и что живет он действительно один – как и почти все огры. То есть время от времени едва не каждый из этих здоровяков ищет встречи с соразмерной дамой, постоянной или какая подвернется, и при некотором везении получает от нее желаемое – обычно в обмен на щедрые подношения. Но дальше этого отношения заходят редко, а в воспитании молодняка великаны обычно не участвуют: то ли сами не хотят, то ли их не допускают – здесь Светлан не добился ясности. Но при этом огры отлично помнят своих родичей, вплоть до самых дальних, да и в целом забывчивостью не страдают.

Слово за слово выяснилось, что один из встреченных Артуром гигантов (покойный, конечно, раз сам король жив) приходится Крону троюродным племянником. И вообще на Артура у огров зуб, как ни на кого из людей. Дичь, которая сама травит охотников и настигает одного за другим, делается для них кошмаром. А король-рыцарь пару лет назад потешился в этих горах славно.

Бедняга Крон опять задумался. Какой долг важнее: радушия или мести. До сих пор, видимо, перед ним не вставала такая дилемма.

– Вендетту можно и отложить, – подсказал Светлан. – Вот с гостями сложней. Пока не выпроводишь… точнее, пока сами не уберутся…

Сей тезис тоже потребовал осмысления – прямо мыслитель, а не дитя гор. И что еще делать в такой глуши? Разве загадки путникам загадывать, вылавливая на узкой тропе. А проигранные фигуры – съедаем.

– Мы ж не лезем к тебе с мечами, – прибавил он. – Хотя поводов для мести не меньше, чем у тебя.

– Вы? – удивился великан. – Ко мне?

– Мой друг в одиночку справлялся с твоими родичами, – напомнил Светлан. – А уж вдвоем мы забьем любого – как говорится, не питай иллюзий.

– Все ж я побольше тех, – прикинул Крон. – Раза в два, не меньше. Хотя и ты глядишься не слабей своего дружка – стало быть, и королька умножаем на два. Вот и считай. А вдруг ему только везло?

– Шесть раз подряд? Ну, пошла пруха!..

Исполин гыгыкнул – так, что колыхнулось пламя костра.

– Бывает, – промолвил он.

– Хочешь на себе проверить? А не боишься потерять, скажем, руку?

– Все отрастает, кроме головы, – сказал Крон рассудительно. – Вот ее обратно не приставишь.

Светлан слышал про поразительную живучесть огров. Некоторых колдуны собирали буквально по частям, заменяя вытекшую кровь каким-то раствором, – и пока могучий организм боролся со смертью, оплетали великана чарами, превращая беднягу в своего раба. Наверно, это и произошло с Гробби, невольной жертвой Светлана. И он вполне мог бы уцелеть в ту ночь, если б его не завалило обломками. Хотя удар пришелся в сердце – уж в этом Светлан был уверен.

В одном им повезло: огр попался зрелый, уже переболевший юношеским задором, а потому недрачливый. То есть, ежели вынудят – пожалуйста; но самому нарываться… Вот любопытства он, к счастью, не утратил и даже, как ни странно, понимал юмор. Пресловутой великаньей тупостью Крон тоже не страдал, правда соображал медленно. А некоторые шутки доходили до него, когда Светлан уже забывал о них, – и тогда веселились оба, каждый над своим. Смеялся огр от души, разевая устрашающую пасть, – хорошо гости сидели в отдалении, так что до них не долетали брызги.

– Ладно, с этим разобрались, – сказал Светлан, торопясь сменить тему. – И вот тебе новый вопрос: кто правит ограми? К примеру, у людей для этого имеются короли, а у орков, сказывают, были цари…

– У нас нет господ, – пробурчал здоровяк. – Мы сами себе хозяева.

– Ну, это понятно, – сказал Светлан. – Но хоть кого-то вы слушаете? Или, на крайний случай, почитаете? Есть у вас, к примеру, боги?

– Только два: Праматерь и Праотец. Их – уважаем.

– Н-да, занятно… Что ж, поехали дальше. А ты сам на эту… гм… охоту хаживаешь?

– Давно не ходил, – ответил Крон.

– И почему, позволь узнать?

– Да как-то отправился с братьями Грэгами на промысел, – нехотя заговорил огр. – И набрели мы на озерцо, где бултыхалось несколько малышек, все одежды оставив на берегу. Заметили нас не сразу, так что успел разглядеть их до переполоха.

– Огры умеют ступать бесшумно, – вставил Артур. – И подкрадываются к жертвам не хуже львов.

– Без этих своих оберток они оказались похожи на Мать, только крохотули совсем. И – веселые. Видеть их было… приятно. Слышать тоже.

Надо ж, и у этого прорезалась тяга к изящному!..

– Посадить бы этих пичуг в клетку, чтобы чирикали тут, – продолжал Крон. – Но ведь зачахнут – от тоски, холода.

– Птичек стало жаль? – спросил Светлан.

– Ну, наверно.

– И что же случилось дальше?

– Грэги парни простые. Им что утка, что лебедь – один хрен. Видят добычу – шею свернуть и в мешок. А уж на кого она смахивает… Да и не все у нас настолько почитают Праматерь. Ну, я вступился. И сцепились мы на том бережку крепко. Отдубасил их так, что еле уползли, но и самому досталось. Зато мои крохи умчали с визгом и воплями, забыв про наряды.

Светлан посмотрел на Артура.

– Слыхал про такую историю, – кивнул тот. – А приключилась она с дочерью тьежского мэра и ее подругами. Такая шалунья!.. Удивительно, что до сих пор не подалась в ведьмы.

– Похоже, ты знаешь всех шалуний восьми королевств.

– Всех не всех, но главных – пожалуй, – усмехнулся король. – Пару раз мне пришлось вытаскивать сию девицу из неприятностей – она их будто притягивает. А зовут ее Пури. Эдакая сдобная блондинка.

– Хочупури, – произнес Светлан.

– Что? – удивился Артур.

– Есть такое блюдо у грузин: ватрушка с сыром, – пояснил он. И прибавил: – Грузины – это вроде ваших междуреченцев.

– Вообще-то Пури любит крупных мужчин…

– Ну, тогда для нее тут найдется.. э-э… образчик, с которым трудно конкурировать1соперничать .

На этот раз великан грохнул так, что содрогнулись стены, а у Светлана заныли уши.

– И какова мораль у этой басни? – спросил он.

– С тех пор на равнину не хожу, – заключил Крон. – Меньше видишь – крепче спишь. Да и не зовут меня больше, – добавил он со смешком. – Кому ж охота связываться с полудурком?

– Везет мне на чудиков, – сказал Светлан. – Может, оттого, что у самого в голове тараканы. Но по кручам ты горазд топать – заставил нас попыхтеть, выслеживая тебя. На горных козлов, что ли, охотишься?

– Ну, если откровенно – да, – признался огр с неохотой.

– А что ж тут постыдного?

– Для них козлы, как для нас – крысы, – пояснил Артур. – Нечистая пища.

– Точно, – согласился Крон. – Воняет от них.

– От козлов? – удивился Светлан. – А ты что их, с рогами лопаешь? Так ты шкуру-то обдери – вот и уйдет запах.

– Правда? – хмыкнул огр. – Умный!..

– Кстати, я слышал про великанов, которые разводят коз и овец, – здесь же у вас пастбищ!.. Столько травы пропадает зря. И будешь объедаться творогом да сыром – плохо разве? А если закроешь свои угодья для прохода людолюбов, благодарные пейзане завалят тебя свежим мясом – ну, не своим, конечно. Или без человечинки не можешь?

– Ведь обхожусь столько времени. Разве умнешь какого удальца, вздумавшего прогреметь за мой счет. Но разве его просили поставлять кормежку?

С ухмылкой Светлан покосился на Артура и сказал:

– Значит, наших девиц ты жалеешь и детей не таскаешь – уже неплохо. А вообще как к людям относишься?

– Не перевариваю, – осклабился огр. – Ни в каком виде – ни в жареном, ни в живом. Уж больно вы пакостные, а убивать любите не только ради еды. И если дорветесь…

– Обычная ошибка недалеких умов: возлагать вину выродков на всю нацию. Вот если бы с тебя стали спрашивать за шалости Грэгов?

– А будто не спрашивают, – хохотнул Крон. – Будто вы, люди, другие. Такие умники!.. Да у нас промышляют такой охотой не больше одного из десятка. И уж конечно, этим не занимаются женщины.

– Может, они и человечину не едят? – осведомился Артур.

– Многие не едят.

– Зато вскармливают им свои чада!..

– Следующий вопрос, – поспешил вставить Светлан, пока их не затянуло в перепалку. – Почему тебя интересуют развалины?

– Откуда знаешь? – удивился великан.

– Если б мы не шли по твоему следу, вряд ли бы наткнулись хотя бы на одни. А ты нам такую экскурсию устроил!.. Я и не думал, что их тут столько. Вообще понятия не имел, что огры умеют строить.

– По-твоему, мы дикие, да?

– А разве нет? Живете в пещерах, одеваетесь в шкуры… Ты-то хоть болтаешь складно, так ведь это ж – не правило.

– Когда-то наши мудрецы владели магией, рядом с которой чары колдунов не больше, чем детские побрякушки. А наши силачи соперничали с богами. – Тут Крон осклабился: – А теперь наши юнцы нанимаются к колдунам слугами.

– И ты решил покопаться в былом величии огров? – спросил Светлан. – Надеешься возродить хладный труп?

– Может, и так. В любом случае знания не повредят.

– Да ты прямо археолог!

– Прошлое живет рядом, человечек. Надо только уметь его видеть.

– Затем и собирал галлюциногены? – кивнул Светлан на варево. – От них не такое увидишь.

– Для вас – отрава, – не стал спорить огр. – А мне добавляет живости.

– Был у меня знакомый художник. То же самое говорил.

– «Был»? – вскинул бровь Артур.

– В конце концов он перебрал с «живостью». И назад уже не вернулся. Теперь – веселый!.. Хихикает, не переставая.

– Сильные средства годятся сильным, – молвил великан. – Мелкоте лучше не соваться. Но ежели котелок прочный, почему не сделать так, чтобы он варил лучше? Разве сведения не стоят стараний?

– Конечно, это любопытно, – согласился Светлан. – Знания всегда притягивают мыслящих лю… особей. Скрашивают досуг, все такое. И как образ, «живущее рядом прошлое» звучит красиво… учитывая век. Однако ж по сути прошлое призрачней воздуха, разве нет?

Конечно, он не считал так – маленькая провокация. Обычное дело среди дипломатов.

– Воздух, говоришь? – усмехнулся великан. – А что на это скажешь?

И, порывшись в здоровенном коробе, сплетенном чуть ли не из стволов, вынул оттуда нечто, в его руке похожее на копченую ногу страуса. Но если сделать поправку на размеры Крона…

– У вас тут и птицы Рух водятся? – спросил Светлан озадаченно. – Или это сродни дракону?

– Было время, такие цыпы правили на земле. А жили б ныне, они охотились бы на зверей, а не наоборот. У них клювы – любой панцирь в момент расколют. Даже на меня наскакивали – во, видали метину? – громадной рукой Крон коснулся ссадины на боку. Светлан тоже смог бы туда достать… если б подпрыгнул. Н-да, птички габаритные.

Он переглянулся с Артуром. Тот пожал плечами: дескать, с таким и я не сталкивался. А огры, при всех их изъянах, врать не могут.

– Так вы пришли сюда из тех времен? – спросил Светлан.

– Нет, малыш, тогда нас УЖЕ не было.

– Однако ж ты как-то сумел туда добраться. Не поделишься способом?

– А черепок у тебя крепкий?

– Пока не жалуюсь. Итак?

– Ну, сперва нужно сыскать правильное место…

– Вроде этой твоей берлоги, что ли?

– Я ж не живу тут. Да и не жилье это вовсе.

– А что тогда?

– У вас это назвали бы святилищем древних. Но мы не молимся на старые камни.

– Стало быть, и тут мы имеем памятник старины? А кто ж выстроил такую халупу?

Впрочем, согретая костром пещера уже казалась Светлану почти уютной, и даже к здешним запахам он притерпелся. Мелькнула мысль о брошенных на снегу шестиногах. Но вряд ли зверям досаждала стужа – их разве из пушки прошибешь.

– Кто выстроил – тех уже нет, – ответил Крон. – Но те, кто жил до них, умели намного больше.

– Все занимательней и занимательней…

– Измельчало всё, – молвил великан, глядя на людей с сожалением. – А ведь были времена исполинов. Наши Пращуры крошили горы, отворяли пропасти в тверди, осушали моря.

– Делать им было нечего, – проворчал Светлан. – Подумаешь, горы!.. В моем мире всю планету могут раскокать – только зачем?

– Рядом с ними мы, нынешние, как вы – рядом со мной.

– «Богатыри – не вы», – усмехнулся Светлан. – Да, было племя!..

– Но затем из глубин космоса явился Скиталец и решил навести свой порядок. Конечно, Пращуры не подчинились – и началась война.

– Битва богов с титанами, – пробормотал Светлан. – И у индийцев про это есть… А что, – обратился он к великану, – разве пришелец был один? В старых мифах упоминается целая шайка.

– По сути своей Скиталец един, – пояснил тот. – Но может принимать разные личины, причем в одно время. А его мощь не уступала могуществу Пращуров. Это была битва! По всей тверди взбухали вулканы и лопались, как нарывы, осыпая окрестности пылающими камнями, пеплом, выжигая зелень огненными реками. Сама земля ходила ходуном, покрываясь бездонными трещинами, затянутое тучами небо сотрясалось от непрерывного грома, а сверкания молний ослепляли сильнее солнца.

– Но в итоге Пращуры продули, – вставил Светлан с сочувствием.

– Нет, – неожиданно ответил Крон. – В этой войне никто не выиграл. Но сам мир оказался загублен, и Пращуры удалились из него в Бездну.

– Какую еще бездну? – не понял Артур. – Под землю, что ли, ушли?

– Ага, в магму нырнули, – хмыкнул Светлан. – Или, думаешь, здешний шарик устроен иначе?

– Но тогда куда?

– Похоже, он имеет в виду прошлое. Там же такая целина – миллиарды лет. И пока опять не заявятся разумные… гм, во всем белом… или не случится еще какой-нибудь катаклизм… Да по сравнению с цивилизованными разборками любая доисторическая бойня покажется идиллией. И что нам тираннозавр, когда мы – в танке!..

– Лишь горстка двинулась в иную сторону, – продолжал Крон, – посчитав, что уход в Бездну на руку Скитальцу. Затевая свару, он знал, чем она обернется, – значит, добивался этого. И с какой стати плясать под его дуду?

– Недаром про вас сказывают, что отступать не умеете, – заметил Светлан. – Тяжелая наследственность, ага… Выходит, Скиталец расчищал место для своего строительства? Как водится, сперва «до основания, а затем мы наш, мы новый…» Сыскался наконец первый революционер!

– Может, он и выстроил этот мир, как талдычат ваши жрецы, но сперва превратил в руины прежний. И кто докажет, что тот был хуже?

– Смотреть надо. Пощупать, понюхать… Опять же вкусы у всех разные.

– Вот и хочу глянуть. Хотите – прогуляемся вместе, – внезапно предложил огр. – Или робеете?

– Вот на провокации мы не поддаемся, – отрезал Светлан, про себя подумав: и это у него зовется прогулкой!.. Конечно, нам не привыкать к перемещениям во времени. Но раньше мы имели дело с тысячей лет, а тут речь, видимо, о миллионах. Есть разница?

– Значит, сперва ты находишь нужное место, – сказал он. – Затем хлебаешь эту дурь и даешь волю воображению.

– Можно и без дури, – хмыкнул Крон. – Хотя трудней. Настрой нужен, понятно? Обрубить связи тут, протянуться к другому миру, представить его получше, ощутить шкурой…

– Пожалуй, мне знакомо это, – кивнул Светлан. – Примерно так я созидаю свои картинки. Тоже в некотором роде творец.

– Так ты художник? – неожиданно заинтересовался хозяин. – А заказы принимаешь?

– Да где ж рисовать тут? – рассмеялся Светлан. – И чем? Разве углем на стенах. А ты что, решил запечатлеться?

– Я при чем? – пробурчал огр. – Свою рожу я и в ручье увижу… если захочу.

– Ладно, не отвлекайся. Итак, ты представил место, куда целишься попасть…

– Когда долго думаешь над чем-то, мысли сами проникают вглубь. У нас они ворочаются не быстро, зато с таким напором, что иной раз увлекают за собой плоть. Верно, это свойство у нас от Пращуров.

– А как насчет соседних тел? – поинтересовался Светлан. – Ты ведь попадаешь туда во всеоружии – а твоя дубина, к примеру, весит немало.

– Все, до чего я могу дотянуться, движется со мной.

– В кабинке, ага. Так это у тебя вроде лифта?

– Древние называли это Шахтами.

– Ну да, по аналогии с Бездной. А ты, выходит, вроде лифтера. И часто тебя носит туда?

1 2 3 4 5 >>