Сергей Григорьевич Иванов
Иное королевство

Глава 2

Купались они долго, погружаясь к самому дну, резвясь среди водорослей, гоняясь за рыбами и друг за другом. Обсыхали на траве, привольно развалившись рядом, подставив тела последним лучам.

– Ну хорошо, – заговорила опять Лора. – Раз ты уволился из богатырей, чего не идешь в маги?

– Почему не иду? – удивился Светлан. – Как раз туда и топаю… только без спешки.

– Сам же говорил: времени в обрез…

– Это еще не повод, чтоб ломать дрова.

– Удивляюсь на тебя, – сказала девушка. – Такой робкий! Если б не видела в деле…

– Запомнилось, да? Вот и мне тоже. Память-то – богатырская. А кое-что хочется забыть. Иногда ведь доблесть сродни глупости. И что выбрать?

– Умную трусость, ага, – хмыкнула Лора, сладко потянувшись. – Иные всю жизнь вот так осторожничают – лишь небо коптят.

– Уж лучше его коптить, чем поджарить.

Щелкнув пальцами, Светлан запустил на поляне негромкую музыку – полезный фокус, заимствованный им у маркиза де Гронде, нордийского посла. Правда, тот, будучи магом скромных дарований, применял аудиоканал, жестко закрепленный меж двумя точками, а богатырь соорудил некий аналог приемника, позволявший нащупывать мелодии, где бы их не исполняли – вплоть до Японии. Странно, но этот поисковик реагировал лишь на гармоничное звучание, прочее оставляя за порогом, – словно некий могучий чародей наложил запрет на магическую прослушку. Или это устроил Бог? И слава ему, между прочим, – иначе бы не избежать злоупотреблений.

Поглядев по сторонам, Светлан произнес:

– Вот если нас сейчас увидят…

– И что?

– Неверно поймут. А мой имидж пойдет насмарку. Ну представь, что своих апостолов Иисус набирал бы из Магдалин…

– Этот ваш Христос – парень со странностями, – пожала плечами Лора. – Может, он и вовсе был девицей?

– Рисуют-то его с бородой…

– Нарисовать можно, что хочешь. А бороду – приклеить.

– А грудь – ампутировать, ага? Распяли-то Христа в одной повязке.

– Будто не бывает безгрудых девиц! Вот если б совсем оголили…

– Да кто б его изобразил голым? Тут тебе не Древняя Греция, да и Рим – вовсе не античный. Приличия важнее правды!..

– Ты тоже так считаешь?

– Конечно же, нет. Иначе бы не лежал рядом с тобой – в полном… э-э… неглиже.

– Тогда и другим не ври.

– Этот вопрос не такой простой, – возразил монах. – Иногда правдой обмануть даже проще.

– Ну, завел!..

– Понимаешь, каждый исходит из своих представлений. А когда видят рядом двух разнополых и… гм… нагих, то почти всегда принимают за любовников. Может, не стоит смущать простые умы?

– Вот твои летуньи считают иначе.

– За что их и преследуют, а обычных проказниц путают с Черными Ведьмами. Но стоит ли в эту трещину вбивать клин?

– Так выпьем за дружбу! – фыркнула Лора. – Удивляюсь на тебя: вроде не дурень, а… Ты впрямь веришь в единение?

– Я сам обманываться рад, – ответил он. – И буду держаться этого самообмана до последнего. И потом, если сильно любить кого-то, почти всегда возникает отклик. А вот если заранее презирать…

– Смотря что считать откликом. Иной раз – лучше б не было.

– Из личного опыта, да? Конечно, мне любопытно знать, что ищешь ты в краю далеком… Но не делиться – твое право.

– А что ищу приключения – не поверишь?

– Н-нет.

– Включая любовные, – хмыкнула девушка и рукой взяла свою грудь, без жалости сдавив. – Зачем-то ж мне навесили эту мякоть? Но пока – никакого проку.

– Ну почему, – возразил Светлан. – Они так подходят к мужским ладоням!

– Что ж не пользуешься?

– Курица не птица… – пробормотал он.

– А монах не мужик? По виду не скажешь.

Так, пора менять тему – иначе уведет в такие дебри!.. Нехотя Светлан перевел взгляд на громадную кошку, по-прежнему украшавшую собой округлый камень – будто никуда не отлучалась. Свернув переднюю лапу в увесистый кулак, Агра сосредоточенно его вылизывала – эдакая чистюля. Судя по довольной морде, она уже закусила, чем бог послал, пока парочка плескалась. Своего не упустит, ясное дело.

– А на нас тебе, конечно, плевать? – поинтересовался богатырь.

Впрочем, можно было не спрашивать. Ожидать от кошек участия вряд ли стоит – это ж не собаки. Зато и любовью не докучают. Но о кормежке надо заботиться самому – не на кого переложить. Или придется и Лоре выдать лицензию на охоту… и уж тогда она отведет душу.

Смежив веки, Светлан сосредоточился. И почти тотчас прозвучал голос девушки:

– А сказать, к чему подходит твой…

– Ты есть-то хочешь? – прервал он, не открывая глаз. – Тогда помолчи с десяток минут.

Впрочем, хватило и пяти: наверное, голод подстегнул фантазию, заодно обострив чувства. Ощутив на другом конце съестное, Светлан приоткрыл канал. И тотчас ему на голову шуршащим градом посыпались луковицы. Что, он угодил в чьи-то закрома?

– Конечно, лучше чем ничего, – заметила Лора, с любопытством перебирая золотые головки. – И целоваться нам вроде не грозит.

– Хорошо, не арбузы, – поддакнул Светлан. – Сейчас – самая пора.

Да, тут требуется настройка поточнее. Хорошо былинным богатям: обзавелись скатертью-самобранкой – и никаких проблем!.. Кстати, а это мысль.

– Расстели-ка тряпицу на том валуне, – велел он. – Поживее, да?

– Зачем это? – спросила Лора, срываясь с места. Вот что в ней хорошо: сперва делает, а спрашивает после. У большинства женщин по-иному.

– Увидишь.

Второй опыт оказался удачней – намного. Точно по мановению волшебного жезла на импровизированном столике возникли яства, причем отборные. Ну, и напитки присутствовали – кажись, тоже не из дешевых.

– Едва не каждое благое дело кому-то выходит боком, – заметил Светлан. – Иногда самому благодетелю, но чаще страдают сторонние. Я ведь даже не знаю, чей стол сейчас обчистил. Легко быть добрым за чужой счет, верно?

– Нам нужнее, – без лишних терзаний сказала девушка.

– Это мы так считаем. Но если спросить владельца?

– Щедрый не станет жаться. А скрягу и наказать не грех.

– А ты представь, как усаживаешься за обильный стол, уже напустив полный рот слюны, – и вдруг эти роскошества исчезают к чертям… Тут и щедрому сделается обидно.

Лора хихикнула – не без злорадства. Со вздохом Светлан покачал головой: все ж не умеем мы ставить себя на место других. Или не хотим.

– Ну, садись, – пригласил он. – Можно без вечернего платья, так и быть.

– Могу надеть чулки, – ухмыльнулась дева, опускаясь на пятки. – И шляпу, ага.

– А этому где набралась? – удивился богатырь. – Иногда кажешься такой близкой!.. Будто с соседней улицы, а не бог ведает из из каких далей. Крайности сходятся, да?

Но она лишь отмахнулась, уже увлекшись дегустацией снеди. Какой лихой старт, а? Организм молодой, растущий… а уж здоровый – дальше некуда.

Присев по другую сторону камня, Светлан тоже приступил, хотя не так резво. Да и много ли монаху нужно? Хлеб да вода… ну и прочие деликатесы.

– Ладно, а что дальше? – спросила Лора, утолив первый голод. – Как понимаю, обходить озеро мы не будем. Надеешься, перевезут? Или решил прогуляться по воде, яко посуху?

– Сперва давай-ка прикроем… э-э… срам, – предложил он, снова облачаясь в рясу. – Похоже, пришло время.

– Да нам-то чего стыдиться? – удивилась девушка, нехотя следуя его примеру. – Пусть завидуют!

А вот это – лишнее. Как раз завистники и прозвали наготу срамом.

– Был бы тут наш монастырь, я не возражал бы против такой формы. Но мы пока что в гостях.

– И у кого, интересно? – спросила она, озираясь. – Что-то не видно хозяев.

– Думаешь, мы спроста сюда притопали? – откликнулся Светлан. – В своем королевстве порядок навели, более или менее, – пора и здесь устроить генеральную чистку. А начинать, мне мнится, надо отсюда.

– Планы не хилые, – одобрила девушка. – И кому станем чистить?

– Генералам, – хмыкнул богатырь. – И прочим боссам, включая короля. Уж им не мешает намылить холки.

– Но разве в этой глуши водятся боссы?

– Во всяком случае, наследили они изрядно. И ныне озеро смахивает на кипящий котел. И если он опрокинется или, не дай бог, рванет…

– А кто обитает тут?

– Места вокруг земноводные, – сказал Светлан. – И жители завелись подобающие. Уж амфибий здесь хватает, включая человекообразных.

– Ты про русалок, что ль?

– Про них, болезных.

– А почему болезных?

– Потому что кровь холодная. И не жаль им прошлого ничуть – такая, понимаешь, проблема.

Выдержав паузу, он пояснил:

– Про здешние места мне рассказывал Артур, заезжавший сюда в юные годы. И кое-что я почерпнул в библиотеке Стронга, оказавшейся, кстати, недурной. Прежде этот край процветал, поставляя отборную рыбу едва не всей стране. И расположен удачно: как раз тут, на озере, пересекаются несколько водных маршрутов. Но лет двадцать назад здесь порезвились святоши из ордена меченосцев, утопив едва не треть местных пейзанок, в основном статных и молодых, – после чего окрестные поселки пришли в запустение. С тех пор на озере поселился страх, а зваться оно стало Русалочьим. Затем, годков через дюжину, на островах обосновались пираты и принялись грабить торговые караваны, курсирующие от одного устья к другому.

– Всегда удивлялась, – пробормотала Лора, – почему среди русалок не видно парней.

– Да потому, что девы топятся куда чаще – кто из несчастной любви, кто от позора. А последние века их стали и топить, обвиняя в колдовстве. Мужики-то разве спьяну захлебываются – так они всплывают, вода их не принимает.

– С чего это?

– Может, настрой не тот, – пожал плечами Светлан. – Или по эстетике не проходят.

– Тогда дело не в воде. Ей-то какая разница?

– Вот о водяных ничего не могу сказать – не сталкивался. Конечно, дискриминация по половому признаку наводит на подозрения. Если б на такой работе подвизался я, наверно, тоже пытался бы одарить бедняжек второй жизнью. Хотя… не уверен. Ведь озерные русалки – не то что морские, родившиеся в воде и веселые как дельфины. Жизнь утопленниц лишена радости, будто все в них пропитала влага. Бывшие люди – это слишком грустно. Вдобавок, часто они превращаются в худших из монстров. К примеру, я смог поладить с вампирами – исконными. Но договариваться с упырями?!..

Вдруг вскинув голову, он спросил:

– Не чуешь, повеяло?

– Чем? – сразу насторожилась Лора.

– Чарами. Но странными какими-то – прежде не встречал.

– Вот туман наползает – это вижу, – проворчала силачка. – Хотя ветер дует не к нам.

– Так потому и наползает, что гонят. Кто и зачем, хотелось бы знать.

А также «что делать», прибавил Светлан про себя. Вечные вопросы! Как известно, если звезды зажигают – ищи, кому выгодно.

– Может, русалки балуют? – предположила Лора.

– Да на что им монах, нищий да смиренный? И от тебя хлопот больше, чем навара.

– Это смотря с какого боку подойти, – возразила она. И ухмыльнулась: – Лучше-то, конечно, не с боку.

Нехотя Светлан приструнил:

– Ну-ну, похотница!.. У Жанны научилась?

– А будто без нее не умела!

– Сплошные самородки, ишь… Все ж хорошо, что мы оделись.

– Да чего хорошего-то?

– А того, милая моя, что на нас смотрят. И твое инкогнито пока раскрывать ни к чему. Да и мне… гм… лучше не показывать лишнего.

– Из тумана, что ли? – сощурив глаза, Лора скосила их на подкатывающую мглу. Затем перевела взгляд на свой посох-сюрприз, оценивая дистанцию. – С дурными намерениями, да?

– Так ведь чего-чего, а дури в рабах божьих хватает. И при нечаянных встречах лучше готовиться к худшему.

– А я и готова, – сказала девушка. – Всегда.

– Всем ребятам пример, конечно, – поддакнул он и поежился, будто под холодным ветром. Никогда ему не нравилось быть на виду, а сейчас на него пялятся не меньше дюжины. И что последует?

Продолжение не задержалось – затишье сменилось шквалом, причем опасным. Воздух наполнился свистом, в тумане проступили вкрапления, отсюда похожие на рой сердитых шмелей. Впрочем, Светлан ощутил их раньше, чем увидел. В отличие от Стрелка, проницавшего будущее на время полета своей стрелы, он чувствовал предметы, нацеленные в него, и тоже с момента выстрела.

Еще не успев испугаться, богатырь поймал первую стрелу, едва не переломив ладонью. А все последующие разбросал тычками по сторонам, точно докучливых стрекоз. И лишь после заметил, что в окрестном пейзаже кое-что изменилось. Вслед за стрелами в мареве обозначился приземистый силуэт, словно бы сюда пожаловал кит, пробравшись по реке и озерным протокам. Но через секунду сходство пропало, хотя опознать в этой штуковине судно… Маскировка была отменной – эдакий островок, густо заросший кустами. Сразу и не поймешь, где весла. Вообще, это лодка или плот? Больше все-таки смахивает на второе.

– Из-за острова на стрежень, – пробормотал Светлан.

– Чего? – не поняла Лора.

– Вот и охотнички… к нашему шалашу. Пираты, бравые ребята… хм.

Он оглянулся, хотя и так знал, что Агра уже улизнула, бросив их на произвол. Надежный товарищ, нечего сказать! Чуть пахнуло жареным…

Плавучий островок ткнулся в берег, и тотчас из-за кустов высыпала ватага молодцов, проворных и крепких, вдобавок вооруженных. А предводительствовал ими высокий парень – плечистый, отменно сложенный, с двумя короткими мечами на бедрах. Лицо в лучших традициях Голливуда: яркие глаза, римский нос, мужественный подбородок с пикантной ямкой, кожа смуглая да гладкая, элегантные усы. А красочный наряд удивлял изысканностью, более уместной при королевском дворе, чем в такой глухомани.

– Не бойсь, то была проверка, – пояснил он весело. – А вдруг ты не настоящий кудесник?

Остальные тоже были одеты не скудно, чтобы не сказать богато. Как видно, разбой прибыльное дело. Но неужто это вся здешняя банда?

– Может, сперва следовало спросить? – проворчал Светлан, пока не спеша подниматься.

– Да что время терять!.. К тому ж стреляли не боевыми – в худшем случае выбили бы глаз.

– Это утешает, – согласился монах. – Впрямь, к чему излишества? На двоих и три ока – много.

Главарь рассмеялся – пожалуй, что одобрительно. Похоже, юмор он воспринимал. А вот придворного лоска ему не хватало… впрочем, как и многим дворянам из глубинки.

– К столу не пригласишь, святой отец? – спросил парень. – Бог-то послал вам щедро!

– Нешто нуждаетесь в приглашении? – не поверил Светлан. – Что ж, ребятки, угощайтесь.

– Да мы со своей долей. Видал, какого вепря завалили?

Двое здоровячков и впрямь волокли на берег увесистую тушу.

– В королевских угодьях, небось? Шерифа на вас нет.

– Уж это точно, – хохотнул главарь. – На нас – нет.

Без церемоний он уселся напротив Светлана, а вокруг уже хлопотали пираты, живо раскладывая костер, поверх него пристраивая кабана, наспех, но сноровисто освежеванного. Рядом с каменным столиком вскоре возгорелось изрядное пламя, а скромный ужин нежданно обернулся обильным пиром – к явному удовольствию Лоры. Впрочем, и Светлан очередной раз пожалел о принятом зароке. Какой русский не любит сытной еды!.. даже если он из Малороссии.

Судя по движениям, главарь был крепок и ловок, точно леопард, но в его команде имелись и здоровей – так что брал он, видимо, не только силой. А больше всех выделялся ражий детина со зловещей веселостью на бородатом лице, силач-самородок под три метра ростом и надлежащей ширины. Держался он вблизи предводителя, словно бы взялся его охранять, и прямо-таки излучал угрозу.

– Шикарная закусь, – оценил главарь, разглядывая блюда. – Пахнет-то как!.. И посуда, а? Тарелки – фарфор; вилки сияют. Как полезно, оказывается, быть чародеем!

– Ты так уверен, что все это я наколдовал?

– А тут не надо быть семи пядей, – хмыкнул парень. – Когда вас видели последний раз, с вами даже котомок не было. И вдруг – такое обилие!

– И кто же настучал? – спросил Светлан, пристально на него глядя. – Небось, трактирщик?

В глазах главаря мелькнуло замешательство. Но взгляда не отвел – молодец. После паузы он произнес:

– Слух пришел, будто в Междуречье ты вызвал винный дождь…

– И град луковицами, – хмыкнула Лора.

Гость покосился на лук, рассыпанный по траве, затем прибавил:

– Упоить целое войско – это лихо!

– Да там было-то с пару тыщ, – пожал плечами Светлан. – Какое ж это войско?

– Еще и скромник, ого!.. Мне это нравится.

– В других, верно? А как насчет щедрости? Любишь, когда отдают последнее? Или забираете вместе с жизнями?

– Мы ж не дурни, чтобы резать несушек, – сказал главарь. – Поначалу, правда, навели шороху – стольких пустили рыбам на корм!.. Торгаши от нас наплакались, а посланные каратели редко уползали живыми. Зато ныне… Плати положенную мзду и плыви без страха. Мы теперь не пираты, – осклабился он. – Мы – таможня. А тут – наша маленькая страна.

– Но гордая, да? – усмехнулся Светлан. – Ведь нам нечем платить, добрый человек. Видишь: даже штаны не ношу. И без сапог.

– Ну, сандалии-то у тебя знатные! И ряса шита не из дерюги.

– Что ж мне дальше, голым топать? Негоже быть таким алчным!

– Дело не в жадности – в порядке. Одному дашь послабление, второму…

– Да чего цацкаться с ним? – вступил здоровяк. – Он уж макнулся в Озеро, стало быть – наш. Пусть платит шмотками или шкурой. Или пускай мальца отдаст.

– К мальчикам тянет? – поинтересовался Светлан. – Нравится подминать под себя, да? А остальные это одобряют?

– Я ворочу, что хочу, – гордо объявил бородач. – Мне никто не указ!

– Анархист, стало быть. А как быть с тезисом, что твоя свобода кончается у моего носа? – спросил Светлан опрометчиво.

– А щас поглядим, – ухватился разбойник, радостно гыкнув. Чуть поднявшись, он метнул кулачище в лицо монаха, разгоняя до убийственной скорости, – таким ударом можно и носорога свалить. Но кулак просвистел мимо головы, даже не содрав кожи.

– Что ж ты промахнулся, человече? – кротко сказал Светлан. – Цель-то вроде не мелкая.

– Дурила, – проворчал главарь. – Он стрелы на лету ловит… Фокусник!

– Я и мысли читать умею, – откликнулся Светлан. – Не веришь?

Сдвинув брови, он вперился в глаза предводителя. Напрягшись, тот с вызовом встретил взгляд, усмехнулся насмешливо:

– И что видишь?

– А ведь тебе заказали нас, добрый человек, – молвил монах. – Сказать, кто?

В первый миг главарь растерялся.

– Нет! – выдохнул он, с трудом разрывая взгляды. И сразу поправился: – Да кому ты сдался, чтоб тебя… Додумался, ишь!

Однако глазами попросил… даже потребовал… закрыть тему. Ну, как желаешь.

И тут опять проявил инициативу верзила.

– Эй, шкет, – велел он, – подь сюда!

Вообще Лора была высокой – для девушки. И вовсе не хрупкая на вид. Но рядом с этим гигантом… Не из Междуречья ли его занесло сюда? Смахивает на полукровку – то бишь полуогра.

– Что за олухи, – пробормотал Светлан лишь для ее ушей. – Да твою женскую сущность я углядел бы под любым тулупом. Пропорции, грация!..

– Просто ты привык к девам в штанах, – пояснила Лора чуть слышно. – А здесь за такое могут и на костер.

– Я привык смотреть в суть, – возразил он. – А эти… заблудшие… судят по упаковке. Даже в лик не вглядываются.

– А что им пялиться на пацана? У них другие пристрастия.

– Ну-у, в этом я не уверен!..

– Слышал, чего сказал? – возвысил голос бородач. – Живо, ну!

– Зачем? – откликнулась Лора, поглядев на него с презрением. Сейчас она говорила баритоном – чтобы добавить мужественности своим тонким чертам. При ее богатом голосе это было нетрудно.

– Зачем – не твоего ума дело. Будешь сполнять, что велю.

– Сдался ты!..

– Че-е?! – взревел гигант, привставая вновь.

Что ж ему не сидится-то? Такой большой, мощный… а озабочен.

– Эй, – вмешался Светлан. – Ведь это мой ученик и послушен лишь мне.

– Не лезь, святоша! – рыкнул разбойник. – Еще плюху хочешь?

– Ведь не попадешь.

– А ты не ловчи, раз чудодей!.. Покажи, на что годен.

– Жофрей, не нарывайся, – предостерег главарь. – Это ж не сельский знахарь и не предсказатель погоды – он сам ее делает.

– Меня колдовство не берет, – похвалился гигант. – Не дрейфь, Гийом!.. Большая сила все переломит.

– В богатыри метишь? – Светлан вздохнул. – Дерзок ты, парень, гордыней обуян… Ну, сговорились: уворачиваться не буду, – кивнул он. – Попытай удачу еще раз. Но советую в этот раз бить несильно.

Конечно, здоровяк не послушал – саданул со всей дури. Светлан не шелохнулся, не вздрогнул даже. Зато у громилы голова мотнулась назад, будто он нарвался на встречный, а разбитое лицо окрасилось кровью. Но это лишь вернулся его же удар.

– Хотел причинить зло ближнему? – с кроткой улыбкой спросил монах. – Так почувствуй, как это больно… Убери меч, болван! – прикрикнул он, сбиваясь со стиля. – Смерти ищешь?

– Усохни, дылда! – велел Гийом. – Совсем мозги растерял?

С неохотой Жофрей повиновался, убирая в ножны выхваченный клинок. До сих пор он, видимо, отлично обходился без ума, следуя известной пословице. Но все хорошее заканчивается, рано или поздно.

– Ну, размялись малым чудом, можно и на крупное посягнуть, – молвил богатырь, наконец вставая. – Говорите, за переплыв налог положен? А если мы перейдем?

– По воде, что ли? – хмыкнул главарь. – Тогда – задаром.

Туман уже развеялся вечерним ветерком, и за озерной гладью вновь открылся остров, густо поросший раскидистыми деревами и пышным кустарником, один из множества в озерном лабиринте, где так вольготно жилось пиратам.

Светлан с сожалением вздохнул. Прерывать трапезу не хотелось. Насытиться он не успел, а от зарумянившейся кабаньей туши уже струился аромат – на диво приятный. Но из-за стола и следует вставать голодным… тем более монаху. А в одолении искусов не было бы заслуги, если б к ним не тянуло. Вот научиться бы питаться воздухом, как Старшие эльфы!.. Собственно, почему нет? Углекислоты там в достатке.

Прищурясь, Светлан оглядел пиратов, с ожиданием уставившихся на него.

– Следуй за мной, отрок, – велел Лоре. – Посрамим неверов.

Приблизясь к берегу, он шагнул в воду, и озеро стало расступаться перед ним, как море перед Моисеем. Светлан уходил глубже, размеренно ступая по обнажившемуся дну, устланному скользкими водорослями, а по его бокам вздымались прозрачные стены, за которыми сновали рыбы.

– Осторожней, – предупредил он, повернув голову. – На рака не наступи. Божья тварь как-никак.

Девушка послушно переступила через ошалелое членистоногое. Кажется, она тоже вошла в роль… ученика чародея? Может, ее и впрямь подучить? Или такому не учат?

Дно уже поднималось, а водные массивы по сторонам, соответственно… Вскоре парочка глубокоходцев вернулась на сушу, очутившись на острове.

– Слава богу, тут мелко, – молвил Светлан негромко. – Моря я бы не осилил.

– Это пока, – откликнулась Лора. – Насобачишься еще.

Все ж хорошо, когда в тебя верят, – можно такого натворить!.. Потом не расхлебают.

Он развернулся, с интересом озирая ров, проложенный в жидкой среде. Уровни уже слегка рознились по высоте, указывая на слабое течение, а с одного боку разливалась вода, затапливая берег. К счастью, тут не река – не то пиратам пришлось бы искупаться.

Внезапно из-за кустов вымахнула Агра. Темной молнией скользнув меж оцепенелых людей, она пронеслась по водному оврагу и через секунду уже стояла рядом со Светланом, насмешливо скалясь.

– Что, ушла опасность? – спросил тот. – У-у, кошачья натура!..

Небрежно он щелкнул пальцами, и странный овраг схлопнулся, будто не было. Лишь волны разбежались, но и те улеглись быстро.

– Твоя взяла, – нехотя признал главарь. – Так и быть, от подати свободны.

Что называется, крепкий орешек!.. Другой бы уже валялся в ногах.

– Спасибо, родной, – сказал Светлан. – Так мы пошли?

– Уж лучше сами доставим тебя, куда хочешь, – не то все Озеро переполошишь.

– На ту сторону? – уточнил монах.

– Сперва к нам в лагерь. Ты угощал нас – теперь наш черед.

– А глаза не станете завязывать?

– Какой смысл? Ты же чародей!

Быстро погрузившись на плот, пираты переплыли протоку, приняли с островка пассажиров, включая Агру, и устремились в глубь озера, почти невидимые в сумраке ранней ночи.

<< 1 2 3 4 5 6 >>