Сергей Григорьевич Иванов
Миро-Творцы

– Что? – подстегнул Брон. – Не томи!

– Снаружи латы будто пленкой подернуты. Химически она не обнаруживается – как и через самую мощную оптику. Скорее тут применен физический эффект, хотя, – Конрад виновато пожал плечами, – это не моя епархия… Есть у вас приличный физик?

– Спецы! – презрительно сказала Кира. – На каждого по лоскутку. У вас и в постели узкая направленность?

– А на мечах что? – спросил Вадим. – Тоже пленка?

Конрад кивнул.

– Там она действует иначе, – добавил он. – Насколько я понял, главное ее назначение – компенсировать защитное покрытие лат. И обычные материалы она словно бы размягчает, ослабляя молекулярное притяжение… Впрочем, это лишь догадка. – И спец снова пожал худыми плечами, стыдясь своей некомпетентности.

– Помнится, ты помянул заклятие? – обратился Вадим к Власию. – Добавь к нему оружейные заговоры.

– Полный бред! – подтвердил бородач. – А нельзя покрыть такой “пленкой” пули?

– Наверное, можно, – откликнулся Конрад, – если знать – как.

– Исчерпывающий ответ, – просиял Власий. – Благодарю.

Седой спец шевельнул губами, и только Вадим расслышал угрюмое: “Да подавись”.

– Насчет пуль не обещаю, – предупредил он, – но стрелы из того же комплекта вполне могут объявиться. Так что готовьтесь к сюрпризам.

Судя по метнувшимся к нему взглядам, Брон и Кира приняли информацию к сведению – впрочем, как и спецы. За творцов Вадим бы не поручился: их это затрагивало мало.

– Вообще, загадок хватает – на все вкусы, – добавил он. – Взять хотя бы само Гнездо – грандиозное же сооружение! Когда его строили, кто, какими средствами?

– Сколько похищенных обнаружено? – осведомился Юстиан.

– Сотни, – ответил князь, – если не тысячи. – Он усмехнулся: – Похоже, медикам не до подсчетов.

– Ну да, – не ко времени хихикнул Тим. – Жаль, что мы не услышали начальника транспортного цеха!

– Боюсь, многих не досчитаемся, – поморщась, сказал Вадим. – Шершни не только складировали людей, а и, – он укоризненно глянул на Тима, – умерщвляли. Мы обнаружили подобие разделочного цеха: освежеванные, выпотрошенные тела, вскрытые черепа…

– Господи! – потрясенно выдохнул Игорек. – Но зачем?

– Мелькала безумная идея, что “химию” Шершни гонят из людей, – ответил Вадим. – А может, у них такие религиозные обряды – это к вопросу о дьяволе, – добавил он небрежно. – Трупов, в общем, немного – для серьезного производства вряд ли хватит.

– Меня сейчас стошнит, – объявил Игорек. – Он говорит о них, точно о коровьих тушах!

– Именно, – спокойно согласился Вадим. – Я же вегетарианец.

– По идейным соображениям, верно? – прогудел Власий. – А вот ты, Игорек, каждому подбитому мотыльку готов сострадать, зато буренок уминаешь за милую душу!

– Между прочим, – заметил Юстиан, – наши хозяева рискнули жизнями, чтобы отбить похищенных, и не нам, пришедшим на готовое, укорять их в бесчувственности.

– Ну да, “что сделаю я для людей!” – со смешком поддержал бородач. – Как говаривал классик. А чесать языки да подпускать слезу все умеют.

Заклеванный своими же, Игорек насупился, обиженно поджал губы.

– На последнем заседании воображенцев, – продолжил Вадим, – обсуждалась занятная теорийка: о Хаосе и Порядке, о сознаниях-отражениях и телах-скафандрах, о телепатостанциях, как биологической основе совести, и жизне -силе , – помните? – Он помолчал, давая творцам время сосредоточиться, и добавил: – Почему не попробовать включить туда пирамиду Шершней, а заодно – новые возможности росичей, продемонстрированные Броном? Похоже, это явления одного порядка. Собственно, затем вас и пригласили сюда, а не для копания в частностях – этим пусть занимаются спецы.

– Легко сказать! – пробурчал Власий. – Одно дело пробавляться умозрительной эквилибристикой…

– Уморительной, – поддакнул Игорь.

– Вам мало конкретики? – спросил Вадим. – “Их есть у меня”.

– Например?

– Кто-нибудь из вас может видеть сознание? Вот я могу.

– Но позвольте! – опять взвился Игорек. – Все ж заявление не из рядовых. Почему мы обязаны верить?

– Это – как угодно. На усмотрение каждого.

– Хорошо, – сказал Юстиан. – А подробности?

– К примеру, где оно помещается? – прибавил Власий.

– Обычно – в мозгу, – ответил Вадим. – Действительно, у заурядов оно не покидает пределов черепа. Но есть другая категория…

– Вроде тебя, – буркнул Игорь.

– Вроде Брона, – возразил Вадим. – И еще десятка бойцов, схлестнувшихся с Шершневой элитой. Знаете, что стало с их сознаниями?

– Судя по тому, что мы сейчас наблюдали, – предположил Юстиан, – их души больше не сидят в прежних клетках.

– Именно. Они вышли на новые рубежи – теперь их ограничивает поверхность тела. Правда, энергии хватает лишь на всплески, но ведь это начало. А когда парни смогут поддерживать такой уровень постоянно – представляете, кем они станут?

– Богатырями, – сказал Юстиан серьезно.

– И что для этого требуется? – спросил Власий. – Новые стычки? Встречи с носителями Тьмы?

– Закон индукции, – подтвердил Вадим. – Для каждого очередного прорыва требуется противник рангом выше. И кто сумеет пройти по ступенькам до самого верха…

– Есть ведь и другие, – заметил Юстиан, пристально на него глядя, – у кого сознание расплывается еще шире.

– Тогда оно зовется мысле-облаком, – сказал Вадим. – А присуще это магам и ведьмам, носителям Хаоса… да еще, наверно, вампирам, – прибавил он, вспомнив “короля” Шершней, – хотя у тех скорее мысле-спрут. Но магам проще манипулировать сторонними объектами, чем собственным телом, – уж так они устроены.

– Разве нельзя совмещать?

– Быть богатырем и магом одновременно? That depends!.. Может, и нельзя, но кто запрещает пробовать?

– Для этого надо быть универсалом, – пробурчал Власий.

– “И я знаю этого человека!” – неожиданно возгласил Тим и хихикнул.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 25 >>