Сергей Григорьевич Иванов
Сила отчуждения

– На это мне нечего сказать, – пробормотал король.

– Настоящему рыцарю всегда есть, что сказать, – поддел Светлан. – Ладно, у наших дам уже глаза слипаются – давайте придавим с пару часов. А что не доспим тут, доберем на ходу.

Хотя для богатыря и два часа – много. Но чего не сделаешь ради хорошей компании!

Ночь выдалась ясной, а ветер был довольно теплым. К тому же, с одной стороны поляну загородил Георг, с другой громоздились шестиноги, пыша жаром не хуже дракона. Разумеется, Артур устроил диву подле себя – впрочем, со всей рыцарской галантностью, вовсе не злоупотребляя ее покорностью. А Жанна, конечно, улеглась под бок Светлана, вместе с ним завернувшись в походный плащ, подбитый нездешним мехом, и принялась тереться о богатыря, восполняя энергию, потраченную на полет. Вот ни Бахраму, ни Стрелку не нашлось пары… если не считать за пару их самих.

Прищурясь на догорающий костер, Светлан обмяк всем телом, жалея, что рядом нет Анджеллы. Конечно, если не вдаваться в детали и дать волю фантазии… Чем дальше, тем сильней эти две девушки делаются похожими. И, главное, никаких претензий со стороны жены!.. Уж не затем ли она и прислала Жанну? Кому ж еще доверить столь деликатную миссию, как не лучшей подруге?

– А ты, си-ир, чего не спишь? – сонно пробормотала ведьма.

– Тут либо спать, либо думать, – откликнулся Светлан. – А пока думается, лучше не тратить время на прочее.

Надо же, выродил!.. А под «прочим» чего разумею? Может, как раз прочее – важнее?

– У тебя думалка не треснет, сир? Надо, не надо – он все морщит лоб.

– Кто-то же должен? Это у вас, летуний, в обычае сперва вляпаться по самые… гм…

– А думаешь ты, конечно, об Анджи, – не столько спросила, сколько объявила Жанна. – Любимая косточка, хо!.. А теперь-то с какого бока обсасываешь?

– Да вот прикидываю, кто из ближнего круга остался при дворе.

– И что выходит?

– Она что, решила отослать от себя всех друзей? – проворчал Светлан. – И остаться наедине с тамошним гадюшником. Как думаешь, не пора вызывать команду Бертрана? На дворцовую-то охрану надежды мало.

– Ах, сир, ты недооцениваешь первую ведьму королевства! И потом, она так любит тебя…

– А это при чем?

– Да при том, что королева постарается тебя не огорчать.

– Но если ее стараний не хватит? Что-то творится с Анджи последнее время… Нет, тут есть над чем поломать голову.

– Ну думай, думай, – разрешила девушка и тотчас провалилась в сон, совершенно разомлев в его тепле.

Неподалеку ворочался Стрелок, тяжко вздыхая. Его давно уже влекло к Жанне, и шалунья, кстати, вовсе не воротила нос. Но кому-то там, в дальнем зарубежье, юноша хранил верность, уже сам не зная, как избавиться от опрометчивого обещания, – еще одна жертва долга. Вот и изнемогает теперь в неравной борьбе с собой. Хорошо, парень не ревнив, а то и вовсе бы съехал с ума, наблюдая Жанкины сумасбродства. У ведьм-то свои причуды.

Зато Артур с дивой будто умерли: ни вздоха, ни шороха. И Бахрам спал беззвучно – если спал. Когда нужно, богатыри умеют обращаться в камень, а юнец явно из этой породы: силой от него прямо пышет, в каждом движении сквозит мощь.

Глава 2. Чужестранная воительница.

Выступили с рассветом, но предварительно простились с Георгом, улетавшим обратно в столицу. Не прошло и часа после начала похода, когда Светлан наконец сообразил, как сомкнуть шестиногов в платформу, сцепив боками. В такой конструкции тряска и вовсе не ощущалась – седоки будто скользили над бездорожьем, увлекаемые парой дюжин ног. Броневые щиты, превращавшие роговые образования на спинах чудищ в надежно защищенные кабинки, теперь укрепили вокруг общего ряда сидений, заслонившись не только от возможных засад, но и от встречного ветра.

Жанна устроилась на коленях Светлана, обвив стройными ногами его талию, а плечами и затылком возлежа на гигантской кошке, свернувшейся перед ним в шелковистый ком, – плутовка уже успела поладить со зверем. Обе дремали, накрытые широким плащом, а из соседней кабинки на девушку поглядывал Стрелок, грустно вздыхая. Беднягу явно раздирало между верностью сюзерену, выбранному сгоряча, и томлением по шалунье-ведьме, приветливой к слишком многим, – это не считая слова, данного невесть кому. Или парню нравится себя терзать?

По другую сторону Светлана разместился Артур вместе с дивой, по-прежнему безучастной, зато прекрасной, точно ожившая статуя. Оживить-то ее оживили, но вдохнуть душу не удосужились. Творец и владелица этого шедевра, существо бесплотное (а потому и бесполое), возникала в своей оболочке лишь изредка, вовсе не заботясь предупреждать о визитах, – но даже так сумела настолько очаровать короля, что бедняга совершенно забыл о прочих пассиях. А ведь у него такое большое сердце!

Еще дальше, в собственной кабинке, восседал Бахрам, зорко следя за доставшимся ему флангом. С управлением шестинога он освоился за минуты – впрочем, как и ожидалось. Сил на это у парня хватило с лихвой. Вот обычных солдат тут потребовалось бы не меньше трех.

Мимо проносились пологие холмы, похожие на курчавые макушки исполинов, мелькали гроздья деревьев, постепенно разрастаясь в немалые рощицы. Иногда путь отрядцу пересекали ручьи – точнее, шестиноги сами пересекали их, расплескивая каскады брызг и почти не замедляя хода. Ощущение скорости было, будто мчишь на суперкаре, – вот только этим зверюгам не требовалось шоссе. Вообще, чем больше привыкаешь к ним, тем симпатичней они кажутся – именно, как машины, отлично приспособленные для своих функций. Ну что красивого в авто, если не знать, для чего оно создано? Здешние рыцари на эту груду крашенного металла лишь поморщились бы. А ведь хороший кар – это произведение!

Вдруг открыв глаза, Жанна сладко потянулась. Затем радостно засмеялась, приветствуя новый день, и вместо зарядки принялась топтаться маленькими ступнями по его обширной груди, грея подошвы.

– Что, «молодая-звонкая»? – спросил Светлан. – Будет нам весело… э-э… всколькером?

– А это как сам пожелаешь, на сколько хватит твоих богатырских сил, – с готовностью откликнулась дева. – Вон Геракл, я слыхала…

– Ты меньше слушай, чего люди плетут, – хмыкнул он. – Если б герои размножались с таким пылом, все человечество давно бы стало героическим. А что видим в действительности? У богатырей иные функции, милая моя, – это ж не самцы-производители.

– Кто говорил о размножении? – пожала плечиками ведьма. – Вот у зверей это на первом месте. А мы, цари природы, живем для радости.

– Думаешь, у царей мало иных забот, кроме как… гм, ладно. Про монарший быт лучше спроси у Артура. Конечно, он не дурак развлечься – но часто ли ему выпадает такая возможность?

– При чем тут короли, сир? Речь о людях – вообще.

– Ах, о людях!.. Тогда поспрошай у здешних крестьян, зачем они живут.

– Ну о чем с ними можно говорить? Такие пни!..

– Понимаешь, им приходится вкалывать от зари до зари – некогда расти над собой.

– А нечего плодиться, точно кроли, – с неожиданной злостью бросила ведьма. – Всё для детей – ха!.. Да просто они до чертиков боятся смерти.

– И что, их можно понять – это общая потребность. Одни проникают в вечность через славу, другие – через свое потомство.

– Да кому они сдались там? И ведь чем дрянней человечишка, тем сильней ему хочется наследить!

– У тебя что, девонька, свежие комплексы появились? – поинтересовался Светлан. – Ты б сперва от прежних избавилась.

– Ну не люблю я простаков! – сказала та. – Не-люб-лю. Вот такую фурию из меня сделали. Или даже гарпию.

Усмехнувшись, он возразил:

– Видишь ли, я-то знаю, что в душе ты – добрая девушка. Возможно, имеет смысл почаще напоминать тебе об этом?

– Ну, может быть, – подумав, согласилась Жанна. – Где-то в самой глубине.

В лесу пришлось разделиться – для четырехзвенной платформы здесь было тесно. Хотя двух шестиногов, своего и соседнего, Светлан оставил в сцепке, чтоб управлять сразу обоими. А что делать? Наедине с таким зверем худощавому Стрелку пришлось бы туго, а Жанна вовсе не стремилась парню помочь, разнежившись на коленях Светлана.

Разговор иссяк. Не слишком комфортно общаться, когда по бокам, в опасной близости, мелькают толстенные стволы, а голоса раз за разом заглушает треск кустов, взламываемых безжалостными шестиногами. Но мчались звери по-прежнему вровень, будто связанные невидимым тросом.

Внезапно кобрис насторожилась, вскинув голову на гибкой шее. Тотчас и Светлан ощутил новый запах, совершенно незнакомый ему и, однако, показавшийся отвратительным.

– Это еще что за мерзость? – удивился он, притормаживая шестиногов.

– Шарки, – откликнулся Артур, тоже сбрасывая скорость. – Похоже, целая стая. И кого-то они взяли в оборот.

Действительно, на тропе, куда они как раз выскочили, четко отпечатались следы копыт, еще совсем свежие. И неслась лошадка во весь опор, перепуганная насмерть.

– Ну ни дня без приключений, – сказал Светлан. – Вот такие у нас, у царей, радости – прямо обхохочешься.

С шарками он пока не встречался, но на картинках видел. Больше всего чудища походили на торпеды, переделанные для охоты на суше, – обтекаемые, приземистые, с длинными телами и мощными лапами. Их акульи пасти легко сминали любые кости, позволяя за секунды одолеть и тура. Почему-то водились шарки лишь вблизи гор, вытеснив из здешних мест как волков, так и зверей покрупней, вроде медведей или пум, и отличались свирепостью, почти равной безумию. Отпугнуть их было еще труднее, чем убить.

– На кого люблю охотиться – это на охотников, – проворчал король, поворачивая своего зверя. – Ну, вперед!

Впрочем, понукать шестиногов не требовалось. Низко пригнув головы, они мчали по следу, точно оголодавшие хищники. На зелень звери уже не обращали внимания, предвкушая трапезу посытней. Их бег сделался еще стремительней, хотя казалось: куда больше? Изгибам тропы всадники следовали не строго и где можно срезали углы, проторивая новые ходы в непролазных зарослях, – такие столкновения бронированных тел с хлипкими растениями напоминали взрыв. Любопытно, а какие мощности развивают шестиноги? По ощущениям, как у лучших каров – эдак под тысячу лошаков. Неужто и впрямь? Что-то запредельное!..

К счастью, гнать пришлось недолго. Развернувшись в ряд, четверка шестиногов единой волной вырвалась к речному обрыву и тут затормозила, вспахав когтями землю. Все-таки они опоздали с помощью – в том смысле, что управились без них.

Схватка произошла на самом берегу и была, судя по всему, жаркой. Во всяком случае, после нее победитель захотел охладиться в прозрачном потоке и смыть с себя кровь – к счастью, чужую. А тут, как нарочно, и зрители подоспели.

Поглазеть, кстати, было на что: сложение без единого изъяна, бронзовая кожа, под которой перекатывались мышцы отменной формовки, копна темных волос, отливающих медью. И точеное лицо с нездешними чертами, и высокая упругая грудь, и сухая талия, будто стянутая незримым корсетом, и крепкие бедра, вовсе не похожие на мужские, зато отлично контрастирующие с сухими коленями и узкими щиколотками, и безупречная стройность – несмотря на мускулатуру. Конечно, красотка на любителя, но когда видишь такую гармонию, подправлять в ней не хочется ничего – just perfect, вот именно.

Судя по разбросанным вокруг телам, наводящим жуть даже сейчас, с «конем на скаку» у этой девы не возникнет проблем. Как и с «горящей избой», буде ей вздумается туда зайти. Акция была проведена на высоком уровне – чувствовался почерк мастера.

Вдруг оказавшись на виду стольких мужчин, вовсе не выглядевших безобидными, девушка не смутилась, не попыталась спрятаться или закрыться, а лишь подвинулась ближе к доспехам, сложенным на валуне, озирая новых персонажей настороженно, но без тени испуга. И по этим быстрым шагам, с легкостью рассекающим воду, Светлан смог оценить ее силу. Эх, ничего себе!.. Кажется, нашего богатырского полку прибыло.

Щадя стыдливость купальщицы, Артур уже смотрел в сторону, зато Бахрам пялился на нее во все глаза, сверкая восторженной улыбкой. А Стрелок нежданно залился румянцем, будто за последний год не успел свыкнуться с женской наготой. Или дело в том, что эта красотка мало походила на бесстыдниц-ведьм? То есть и она вовсе не стеснялась своего тела, но отпущенной красотой, похоже, не злоупотребляла. К тому ж, в ее арсенале это средство – не главное.

– А я гадал, кому сбагрить четвертого шестинога, – сказал Светлан, среди изувеченных тел разглядев пегую лошадь, не пережившую заварушки. – Милая, ты не против, если наши зверьки приберут тут? Да и мы хотели бы размять ноги.

– И языки, да? – негромко хмыкнула Жанна.

Успев разобраться в ситуации, силачка приглашающе махнула рукой и уже без опаски возобновила купание, грацией вряд ли уступая русалкам. Отпустив шестиногов кормиться, гости устроили привал чуть выше по течению, решив, раз уж так сложилось, позавтракать на берегу. Согревшись на утреннем солнце, Жанна выпорхнула из плаща и живенько обустроила место, разложив припасы с живописной небрежностью. Мужчины тоже разоблачились – кто до штанов, а кто и вовсе, рассчитывая окунуться после трапезы.

Немного погодя к ним подошла незнакомка, встряхивая мокрыми волосами и даже не позаботясь одеться, – вольность неслыханная по здешним меркам. Впрочем, нагота девы вовсе не перевешивала впечатления, производимого чудесным ликом: длинные яркие глаза, небольшой нос с изящными ноздрями, столь же аккуратные уши, твердые скулы без единой морщинки, чуть впалые щеки, чеканная линия подбородка и неожиданно сочный рот – что называется, чувственный. А овал лица до того правильный, что пробирала дрожь.

Уронив увязанное в узел снаряжение, воительница без церемоний примкнула к кружку, опустившись упругим задом на речной голыш. Какая осанка, а? Достоинства ей не занимать – уж это наверняка. А порывистость ее движений вполне уравновешивалась координацией – иначе б она не вылезала из травм.

– Вы впрямь уступите рогача? – спросила девушка. – Предупреждаю: у меня мало монет.

Голос оказался красивый и сильный, ей под стать. А слова она, похоже, не расходовала впустую.

– Мы отдадим зверя за улыбку, – галантно сформулировал Артур. – Вы же сумеете с ним совладать?

Сжав кисть в небольшой, но твердый кулак, девушка усмехнулась, показав жемчужные зубы с четкими треугольниками клыков. И что, этот оскал у нее вместо улыбки? Но все равно – смотрится замечательно.

– А если захотите, поедем вместе, – добавил король. – В нашей компании нехватка прекрасного пола.

– Зато теперь будет поровну, – прибавил Светлан серьезно. – Считая киску.

По очереди воительница оглядела каждого, будто определяла цену, опять чуть вздернула верхнюю губу.

– Меня зовут Лора, – сообщила затем. – По-моему, вам не нужна охрана.

– За других не знаю, – сказал Светлан, – но мне пригодилась бы. А дорого возьмешь?

– С вас довольно и рогача, – подумав, решила девушка. – Не люблю оставаться в долгу.

– Ишь, – хмыкнул он. – А мы хотели тебя спасать. И во сколько ты оценила бы свою жизнь?

– Ну ладно, не нападай, – поспешил Артур к ней на выручку. – Что ж вы не едите, сударыня? Не хочу хвалиться, но все яства прямиком со стола здешней королевы.

Уверившись, что Лоре до фонаря чужие взгляды, теперь и он глазел на гостью, щурясь от удовольствия.

– Ну, раз я уже на службе…

Второго приглашения не понадобилось. Рассевшись с полной непринужденностью, дева продемонстрировала, что в здоровом теле и аппетит обычно не хилый. Хотя придворные изыски не произвели на воительницу особого впечатления – видно, она предпочитала пищу простую и сытную.

А Светлан тем временем приглядывался к ее доспехам, удивляясь все больше. Нет, в самом деле: чудное вооружение. Конечно, в общем русле древних железок – но вот определить по ним страну, расу, эпоху… Не могла ж эта краля свалиться с иной планеты?

Что-то не припоминаю женщин-богатырей, подумал он. Для них и термины-то не придуманы. Не звать же бедняжек богатырками? Или, скажем, богатырицами… Но кучка впрямь собирается могучая! Надо ж, герои множатся на глазах – притягиваем их, что ли? Сперва Бахрам, лицо восточной национальности, теперь Лора, вообще взявшаяся невесть откуда. Эдак скоро набежит целое войско, и вот тогда, выстроясь свиньей, мы с топотом и гиканьем ринемся спасать человечество. Или лучше отправиться за золотом руном? Золотишко-то – всегда в цене!..

Насытясь, двинулись купаться – даже Стрелок не устоял. Успевшая высохнуть Лора поддержала компанию, сразу показав себя хорошим товарищем. Тихая речка забурлила от богатырских гребков, мощные тела носились по ней глиссерами. А особенно веселилась Жанна, повизгивая от прохладной воды, забираясь на спину то одного, то другого богатыря, даже перепрыгивая на ходу – эдакая наездница, укротительница дельфинов. Ничего себе, праздник плоти, посмеивался Светлан. Или все-таки духа? Так выпьем же за гармонию!

Но все хорошее кончается раньше, чем хочется. Когда пловцы, нарезвившись, выбрались из воды, шестиноги успели очистить берег от свежего мяса, не оставив даже крови, словно бы схрумкали ее вместе с песком. Да и время уже поджимало – как водится, потехе час.

Пока одевались, Светлан продолжал разглядывать Лору, точней ее странную оснастку, получая все новую пищу для своих подозрений. Конечно, и здешний мир не в ладах с реалиями, но до сих пор тут не нарушали стиль. Выходим на новый виток, да?

Легкие латы воительницы несколько напоминали сбрую, зато были изумительного качества, вдобавок сработаны столь изощренно, словно их конструкция совершенствовалась тысячелетиями. Оказалось, воинский наряд Лоры вовсе не скрывал ее пол, скорее подчеркивал – сапоги на щегольских каблуках, решетчатые полусферы для грудей. И в этом был резон: с женщиной мало кто сразу начинает биться в полную силу. В таких делах фора не повредит… конечно, если не эмансипе, в чем Лору трудно заподозрить. Уж она не станет убавлять свои шансы, потворствуя комплексам. Наверно, перед боем специально снимает с себя лишнее, оставляя одни доспехи.

И все ж хотелось бы взглянуть ближе на ее оружие. Что это за сплав такой? И узоры оч-чень занятные. Не говоря о форме. Такое разве в кино встретишь. Уж не смотрела ли девонька те же фильмы, что и Светлан? Но на продукт его эпохи Лора тем более не походила.

За рекой опять начались луга, что позволило сомкнуть шестиногов в прежнюю платформу. Глухой перестук многих лап сливался в ровный гул, будто они катили на лимузине, тряска теперь не ощущалась и вовсе, прорывавшийся из-за броневых щитов ветер трепал волосы. Жанна вновь погрузилась в сон, разлегшись на Светлане и кобрис. А в соседней кабинке, вместе со Стрелком, теперь восседала Лора, на диво быстро освоив управление. С другого бока девушку занимал (или донимал) светской беседой Артур, осторожно пытаясь выведать ее происхождение. Но она умело уходила от вопросов, загадочно ухмыляясь, – видно, уже накопила в этом немалый опыт. Опасаясь тревожить спящих подружек, ведьму и кошку, Светлан помалкивал, однако не пропускал ни одного слова их новой спутницы, больше обращая внимание на интонации. А с другого края платформы так же старательно внимал Бахрам, светясь задумчивой улыбкой.

Судя по всему, Артур уже готов был отступиться, когда неожиданно заговорила его напарница-дива, словно бы ожив:

– Подозреваю, там, откуда пришла Лора, силачам приходится туго.

Оба рыцаря, Светлан и Артур, разом вперили взгляды в ее лицо, тотчас распознав демонессу, несколько дней назад напророчившую скорое нашествие Пропащих Душ. Итак, она (он, оно?) вновь удостоила людей визитом, наведавшись в подчиненное тело.

– С чего это? – быстро спросил Светлан.

– В тех краях слишком много магии, – охотно пояснила Джинна. – Со здешними не сравнить.

– То есть это еще один мир, да? Не другая страна, даже не материк… Следующий шаг на пути к Хаосу. И как же выбралась оттуда Лора?

– Ах, витязь, витязь, – укоризненно сказала дива. – Тебе ли об этом спрашивать?

– Считаешь, и ее забросили? Но ведь не Паук!.. Да и зачем, какая ее роль в нынешнем кризисе?

– Об этом ведает лишь режиссер. Тебя ж тогда не стали знакомить со сценарием? Бывает, что и богатырей дергают за нити.

– Зато я изменил финал, – парировал Светлан. – А за что меня дергали, лучше не вспоминать.

– Сказала бы я!.. – хохотнула Лора.

Живя среди мужчин, она, видно, привыкла к скабрезностям – в отличие от Артура, не одобрявшего таких шуток.

– Богатырями трудно управлять, – заметил он сухо. – Они плохо поддаются чужой воле и сторонним чарам.

– Ты уверен? – усмехнулась воительница.

– Ты ведь слыхала про Паука, – сказал Светлан. – Как оцениваешь?

– Нормальный маг, – пожала она плечами. – Не слабый, понятно, но я видала и посильней.

– Ого! – произнес Артур. – Что ж это за край, где Паук попал бы в середнячки? Не хотел бы я там жить.

– А-а, теперь понимаешь, каково пришлось мне! – засмеялся Светлан. – Хотя, если и там прибавят силу… Может, их мир столь же насыщена магией и так же влияет на сапиенсов, как прошлое, в котором мы побывали?

– Лучше подумайте, зачем Лору послали сюда? – ввернула дива.

– Неужто, чтобы рассорить нас? На шамаханскую царицу она мало смахивает. Конечно, девочка сексапильная, в самом соку…

– А ты добрый, – оценила воительница, как видно, не избалованная лестью. – Наверно, и ласковый, да?

И поглядела на него с интересом. Все-таки сильным женщинам непросто: пока сыщешь такого, кто не слабей!..

– Не мне судить, – пробормотал Светлан, вдруг смутившись.

Легко быть смелым, пока вокруг – робкие. А как наткнешься на более раскованного… э-э… раскованную… И кто поручится, что он пялился на прелести Лоры вполне бескорыстно? До королевы, говорят, далеко… То есть воли-то себе он, понятно, не даст, даже в мыслях. И все ж тело – такой предатель!

– А каковы, интересно, ваши богатыри? – спросил он.

– Ну, дядя, – усмехнулась девушка. – Среди них такие есть!.. Не дай бог с ними столкнуться.

«Среди них» – отметил Светлан. То есть себя Лора не относит к богатырям, хотя по здешним меркам… Он попробовал представить мир, где Одаренных большинство… или, по крайней мере, немалая доля… и ему сделалось зябко. Нет, лучше уж ходить в исключениях!

– Вообще-то, и мы шиты не лубом, – не удержался Светлан от похвальбы. – А если перечислить всех, кого мы уложили в грязь…

– Может, и горы способны двигать?

– Горы-то нам пока не по силам, – признал он. – И небо на плечах не держали. Но вырвать с корнями дерево… ежели не очень большое. То есть бульдозер вполне сможем заменить.

– Лучше бы танк, – сказала Джинна. – На одной силе не выедешь.

Все ж удивительно, насколько менялась дива, когда в ней возникала демонесса. В каждом ее жесте, в каждом изгибе теперь сквозили редкие качества, проступала диковинная личность. А как очаровывал глубокий голос женщины, как завораживал ее лик, когда их наполняла страсть и подчинял пронзительный ум!.. Понятно, почему при каждом визите Джинны король лишь пару минут спустя обретает речь. Если бы у Светлана не было иммунитета к чужой красоте – в лице (и фигуре) Анджеллы…

– Вот танки относятся тут к запрещенному оружию, – откликнулся он. – Или ты намекаешь на мой скрытый потенциал? Но ведь кодексом поединщиков запрещено применение магии.

– Господи, вы не наигрались еще? – фыркнула демонесса. – Тут о выживании речь, а они о кодексе беспокоятся!..

– Женщина, да что ты понимаешь в хорошей драке?

Улыбнувшись словно комплименту, Джинна забросила изящные ступни на передок кабинки, да еще поддернула просторную юбку, оголив ноги едва не до талии. Судя по всему, эта игра нравилась ей все больше, а пребывание в женском теле, вдобавок совершенном, доставляло отменное удовольствие. Да и кто бы отказался?.. Кроме мужчин, понятно.

– Всё не так просто, – продолжал Светлан. – Я пока не могу утверждать с уверенностью, но впрячь «коня и трепетную лань» в одну… э-э… телегу всегда было сложно. А по себе ощущаю, как два этих дара уже начинают конфликтовать друг с другом. К чему это приведет: к аннигиляции, к новому взрыву? И что тогда останется от меня?

– Рожек у тебя вроде нет, си-ир, – задумчиво промурлыкала Жанна, открыв глаз. – А насчет ножек… Ну, это не самое ценное в мужчине!

Светлан погрозил ей пальцем. Лора одобрительно хмыкнула.

– Оставим вопрос открытым, – предложила Джинна. – Здесь тебе придется думать и решать самому.

– И выбирать, ага, – буркнул он. – Быть сильным или умным… точнее, умелым. Уж лучше тогда чередовать – скажем, по дню. От многих знаний, знаешь ли…

– И выбирать, – подтвердила демонесса. – А вздумаешь чередовать – обзаведись секретаршей, чтобы не путать.

– Я пойду! – вызвалась Жанна, а Лора теперь глянула на нее, оценивающе прищурясь. И что она взвешивает, интересно?

Между прочим, внезапное преображение дивы могло удивить здесь, пожалуй, лишь Лору, но силачка отнеслась к появлению Джинны спокойно, словно в своем мире уже сталкивалась с подобным. Или просто не любит тратить нервы на ерунду? Чего переживать, когда другие спокойны!..

– Собственно, я веду вот к чему, – продолжала Джинна, рассеянно расшнуровывая лиф, слишком тесный для ее куполов. – Пропащие Души, которые нагнали на вас столько страху…

– На нас? – удивился Светлан.

– А разве прилично рыцарю перебивать даму?

– Хо, – сообразил он. – Так это была провокация!.. Ну извини.

Жанна хихикнула.

– Так вот, Пропащие вполне могут оказаться лишь звеном в цепи бед, накатывающих на этот мир.

– Кажись, о втором звене мы уже знаем, – сказал Светлан.

– Знаете, да не всё. По-твоему, это лишь Паук и бароны? А не хочешь испытания по полной программе?

– Ну, пошли загадки!.. А почему не выразиться ясней?

– Во-первых, я демон, – возразила красавица. – Во-вторых, женщина… Сам же подбил меня на эту роль!

– А ты очень противилась, да? Похоже, эта роль наделась на тебя как перчатка. Может, вы, демоны, изначально ближе к… э-э… прекрасному полу?

– Может быть, может быть… Такой тезис требует осмысления.

Конечно, Джинна доигралась со шнуровкой: вольнолюбивые перси вырвались-таки на простор, торча задорными сосками, а края выреза соскользнули по матовым плечам к самым локтям. Эдак по степени раздетости она вскоре уравняется с Жанной, дальше которой, вообще-то, ехать некуда. Бедняга Артур!.. А тут даже уединиться негде, разве только обтянуть кабинку плащами. Или отпустить их хотя бы на час в ближние заросли? Вот демонесса наверняка не отказалась бы от новых впечатлений, если бы смогла сейчас задержаться дольше, чем в прошлые разы.

– Хорошо, – сказал Светлан, – и как это стыкуется с выходом Лоры? Она-то на чью мельницу льет воду?

– Девочка – честный наемник, – сообщила Джинна. – А ее услуги купили вы. Так что, если тут каверза, то исходит не от Лоры. Что же до долгосрочных прогнозов…

– … то события такого масштаба ты не предсказываешь, – заключил он. – Куда трудней угадать поведение одного человека, чем больших групп.

– К тому ж, Лора могла попасть сюда и случайно, без чьего-либо умысла. Но то, что ее мир настолько сблизился с вашим…

– … настораживает, верно. Уж не в этом ли причина нынешних катаклизмов?

– Ты сам это сказал.

– Но ведь я не демон? Мало ли что сболтнешь!.. Человеку-то свойственно – в отличие от вас.

– Осталось выяснить, что есть человек и подходишь ли ты под это определение, – улыбнулась Джинна.

– Тут ты меня уела, – помрачнел Светлан. – Хотя ничто человеческое… н-да… Стало быть, сей сказочный мир сблизился с… еще более сказочным. А там уже рукой подать до Хаоса.

– Ну-у, так уж и рукой, – бархатным голосом пропела Джинна и вытянула подальше ногу, словно бы затем, чтобы лучше ощутить встречный поток.

А Жанна опять закрыла глаза, возвращаясь в сладкую дремоту. Надо признать, вела себя она достойно. Хотя за последний час из неоспоримой звезды здешней компании, главного его украшения, обратилась в одну из трех претенденток на это высокое звание, а соперницы у нее – одна другой ярче. Но ведьмы и тут не как все: без жесткой конкуренции им даже скучно. Впрочем, каждая из этой троицы хороша по-своему: и сама Жанна, совсем недавно проклюнувшаяся из подростков, прямо сияющая юной прелестью; и грациозная силачка Лора, чьи точеные мускулы вовсе не портили фигуры; и, уж конечно, Джинна – эдакое наглядное пособие для демонстрации пика женского расцвета, увы, скоротечного у большинства дам.

Впереди снова заблестела вода – путь отрядцу преградило озеро, раскинувшееся на километры, с разнокалиберными зелеными островами и многочисленными отмелями, поросшими камышом. Огибать его не стали, двинулись напрямик, благо у шестиногов хватало плавучести. Скорость, понятно, снизилась, однако не сильно, словно бы под поверхностью живой плот разгоняли мощные моторы. Погрузив ребристые головы в воду, шестиноги занялись рыбалкой, похоже, запасаясь энергией впрок, – будто им мало недавнего пиршества!.. Впрочем, следить за их охотой было занятно. А броневые щиты, вовсе не обязательные посреди большой воды, опустили по сторонам, точно борта грузовика.

Встречный поток уже не так остужал, да и солнце поднялось к зениту, начав припекать совсем по-летнему. Теперь и Светлана стало клонить в сон. Артур увлеченно шептался с дивой, скорее всего воспрянувшей ненадолго. Стрелок изо всех сил старался не вслушиваться. Привольно развалясь на широком сиденье, красавец Бахрам мечтал о чем-то далеком и глубоко личном. А новая их спутница откровенно наслаждалась покоем, по примеру Джинны закинув босые ноги на передний щит. Ступни сладостно терлись одна о другую, точеные пальцы шевелились – возможно, не намеренно.

На минуту Светлан все же заснул, и тотчас ему пригрезилась Анджелла. Он так явственно ощутил ладонями ее тело, что бросило в дрожь, даже сделалось жутко, когда очнулся. А разбудила его, по-видимому, Лора.

– Отличные у вас рогачи, – заговорила она, обратив лик к Светлану. – Не думала, что водятся здесь.

Кажется, Лора чувствовала себя свободней с ним, чем с Артуром или Стрелком. А может, услышала его безмолвный призыв… хотя тот был обращен не к ней. Но если откликаться силачка умеет не хуже, чем притягивать…

– Я тоже, – пробурчал он в ответ. – Лучше б и дальше питал иллюзии.

Дева негромко рассмеялась, оценив шутку. Во всяком случае, на дурочку она не похожа.

– А это что за фиговина? – спросила Лора, указывая на голову его шестинога, увенчанную подобием вычурной короны.

– Огнемет.

– Чего? – не поняла она.

– Сию прыскалку извлекли из пасти огневика, дополнили кое-чем, – пояснил Светлан. – Наш посильный вклад в боевой арсенал человечества.

– И что, крепко бьет?

Оживившись, Лора повернулась к нему всем телом, а Стрелку предоставила для обозрения выпуклый зад, щедро оголенный доспешной сбруей, – что вновь ввергло беднягу в краску. Теперь он и в эту сторону боялся смотреть.

<< 1 2 3 4 5 6 >>