Сергей Григорьевич Иванов
Оборотная сторона Бога

– Мой друг в одиночку справлялся с твоими родичами, – напомнил Светлан. – А уж вдвоем мы забьем любого – как говорится, не питай иллюзий.

– Все ж я побольше тех, – прикинул Крон. – Раза в два, не меньше. Хотя и ты глядишься не слабей своего дружка – стало быть, и королька умножаем на два. Вот и считай. А вдруг ему только везло?

– Шесть раз подряд? Ну, пошла пруха!..

Исполин гыгыкнул – так, что колыхнулось пламя костра.

– Бывает, – промолвил он.

– Хочешь на себе проверить? А не боишься потерять, скажем, руку?

– Все отрастает, кроме головы, – сказал Крон рассудительно. – Вот ее обратно не приставишь.

Светлан слышал про поразительную живучесть огров. Некоторых колдуны собирали буквально по частям, заменяя вытекшую кровь каким-то раствором, – и пока могучий организм боролся со смертью, оплетали великана чарами, превращая беднягу в своего раба. Наверно, это и произошло с Гробби, невольной жертвой Светлана. И он вполне мог бы уцелеть в ту ночь, если б его не завалило обломками. Хотя удар пришелся в сердце – уж в этом Светлан был уверен.

В одном им повезло: огр попался зрелый, уже переболевший юношеским задором, а потому недрачливый. То есть, ежели вынудят – пожалуйста; но самому нарываться… Вот любопытства он, к счастью, не утратил и даже, как ни странно, понимал юмор. Пресловутой великаньей тупостью Крон тоже не страдал, правда соображал медленно. А некоторые шутки доходили до него, когда Светлан уже забывал о них, – и тогда веселились оба, каждый над своим. Смеялся огр от души, разевая устрашающую пасть, – хорошо гости сидели в отдалении, так что до них не долетали брызги.

– Ладно, с этим разобрались, – сказал Светлан, торопясь сменить тему. – И вот тебе новый вопрос: кто правит ограми? К примеру, у людей для этого имеются короли, а у орков, сказывают, были цари…

– У нас нет господ, – пробурчал здоровяк. – Мы сами себе хозяева.

– Ну, это понятно, – сказал Светлан. – Но хоть кого-то вы слушаете? Или, на крайний случай, почитаете? Есть у вас, к примеру, боги?

– Только два: Праматерь и Праотец. Их – уважаем.

– Н-да, занятно… Что ж, поехали дальше. А ты сам на эту… гм… охоту хаживаешь?

– Давно не ходил, – ответил Крон.

– И почему, позволь узнать?

– Да как-то отправился с братьями Грэгами на промысел, – нехотя заговорил огр. – И набрели мы на озерцо, где бултыхалось несколько малышек, все одежды оставив на берегу. Заметили нас не сразу, так что успел разглядеть их до переполоха.

– Огры умеют ступать бесшумно, – вставил Артур. – И подкрадываются к жертвам не хуже львов.

– Без этих своих оберток они оказались похожи на Мать, только крохотули совсем. И – веселые. Видеть их было… приятно. Слышать тоже.

Надо ж, и у этого прорезалась тяга к изящному!..

– Посадить бы этих пичуг в клетку, чтобы чирикали тут, – продолжал Крон. – Но ведь зачахнут – от тоски, холода.

– Птичек стало жаль? – спросил Светлан.

– Ну, наверно.

– И что же случилось дальше?

– Грэги парни простые. Им что утка, что лебедь – один хрен. Видят добычу – шею свернуть и в мешок. А уж на кого она смахивает… Да и не все у нас настолько почитают Праматерь. Ну, я вступился. И сцепились мы на том бережку крепко. Отдубасил их так, что еле уползли, но и самому досталось. Зато мои крохи умчали с визгом и воплями, забыв про наряды.

Светлан посмотрел на Артура.

– Слыхал про такую историю, – кивнул тот. – А приключилась она с дочерью тьежского мэра и ее подругами. Такая шалунья!.. Удивительно, что до сих пор не подалась в ведьмы.

– Похоже, ты знаешь всех шалуний восьми королевств.

– Всех не всех, но главных – пожалуй, – усмехнулся король. – Пару раз мне пришлось вытаскивать сию девицу из неприятностей – она их будто притягивает. А зовут ее Пури. Эдакая сдобная блондинка.

– Хочупури, – произнес Светлан.

– Что? – удивился Артур.

– Есть такое блюдо у грузин: ватрушка с сыром, – пояснил он. И прибавил: – Грузины – это вроде ваших междуреченцев.

– Вообще-то Пури любит крупных мужчин…

– Ну, тогда для нее тут найдется.. э-э… образчик, с которым трудно конкурировать1соперничать .

На этот раз великан грохнул так, что содрогнулись стены, а у Светлана заныли уши.

– И какова мораль у этой басни? – спросил он.

– С тех пор на равнину не хожу, – заключил Крон. – Меньше видишь – крепче спишь. Да и не зовут меня больше, – добавил он со смешком. – Кому ж охота связываться с полудурком?

– Везет мне на чудиков, – сказал Светлан. – Может, оттого, что у самого в голове тараканы. Но по кручам ты горазд топать – заставил нас попыхтеть, выслеживая тебя. На горных козлов, что ли, охотишься?

– Ну, если откровенно – да, – признался огр с неохотой.

– А что ж тут постыдного?

– Для них козлы, как для нас – крысы, – пояснил Артур. – Нечистая пища.

– Точно, – согласился Крон. – Воняет от них.

– От козлов? – удивился Светлан. – А ты что их, с рогами лопаешь? Так ты шкуру-то обдери – вот и уйдет запах.

– Правда? – хмыкнул огр. – Умный!..

– Кстати, я слышал про великанов, которые разводят коз и овец, – здесь же у вас пастбищ!.. Столько травы пропадает зря. И будешь объедаться творогом да сыром – плохо разве? А если закроешь свои угодья для прохода людолюбов, благодарные пейзане завалят тебя свежим мясом – ну, не своим, конечно. Или без человечинки не можешь?

– Ведь обхожусь столько времени. Разве умнешь какого удальца, вздумавшего прогреметь за мой счет. Но разве его просили поставлять кормежку?

С ухмылкой Светлан покосился на Артура и сказал:

– Значит, наших девиц ты жалеешь и детей не таскаешь – уже неплохо. А вообще как к людям относишься?

– Не перевариваю, – осклабился огр. – Ни в каком виде – ни в жареном, ни в живом. Уж больно вы пакостные, а убивать любите не только ради еды. И если дорветесь…

– Обычная ошибка недалеких умов: возлагать вину выродков на всю нацию. Вот если бы с тебя стали спрашивать за шалости Грэгов?

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 19 >>