Сергей Григорьевич Иванов
Ветры империи

Вдруг Горн отшвырнул женщину от себя и прыгнул назад. Тотчас сумрак прорезала молния – из бассейна взметнулись клубы пара, затлел мокрый ковер. Нора поспешно вынырнула, отплевывая воду и ругаясь.

– Всем стоять! – раздался властный голос.

Водопад внезапно прекратился, будто его выключили, и за ним обнаружился проход, перед которым высился осанистый мужчина с эмблемой Избранного на груди. Твердой рукой он направлял на Горна лучемет, а по бокам от него выстраивались шестеро сторожевиков, как на подбор – мясистых, кряжистых, с тяжелыми тесаками за поясами и свирепыми мордами, ухмыляющимися в предвкушении потехи. Все они были Псами, и кодекс не возбранял им нападать сворой на безоружного. Но вот Избранный показал себя странно.

– Ты с цепи сорвался, Лот? – гневно закричала женщина, снова погружаясь в воду по горло – в напрасной попытке скрыть наготу. – Ты же мог меня обжечь!

Человек с лучеметом растянул в улыбке тонкие губы.

– Это была бы трагическая случайность, дорогая, – любезно откликнулся он, продолжая в упор разглядывать Горна. – Нора, а кто этот забавный голыш? И почему он без шлема?

Ковер понемногу разгорался, негромко потрескивая, – не слишком охотно, зато почти без дыма. Женщина молчала.

– Не желаешь отвечать? – удивился Лот. – Что ж…

Чуть двинув дулом, он пустил в бассейн вторую молнию, исторгнув из него свежую порцию пара, а из груди Норы – новый негодующий вопль.

– Ну да, мы были вместе! – выкрикнула она. – И тебя совершенно не касается, в каком виде мы это вытворяли. Я имею право на прихоть!

Вот она: сила традиций! – с усмешкой подумал рыцарь. Куда проще оказалось в Нору вступить, чем убедить ее сбросить всё. Зато потом Нора разошлась!.. Или это испорченность?

– Оголиться – и перед кем? – презрительно сказал Лот. – Даже я никогда не видел тебя в таком…

– Но ты же не просил! – дерзко возразила Нора. – Разве б я отказала?

Скривившись, Лот выстрелил снова, на этот раз вплотную к женщине, и она с воплем выметнулась из воды, теперь действительно слегка ошпаренная.

– Этого ты хотел?! – крикнула она, безуспешно пытаясь прикрыться узкими ладонями. – Ну радуйся, ты выставил меня перед своей сворой!..

– Далеко же ты зашла в своем бесстыдстве! – объявил Избранный. – Я долго терпел, Нора, но всему есть предел. И теперь поквитаюсь с тобой за все!

– Да что ты можешь? – фыркнула женщина. – Это во Дворце ты начальник стражи, а здесь все решает Тор. И я пока не в твоем гареме.

– А на что мне порченные? – рявкнул Лев. – Сколько чужаков ты пропустила через себя – уже и со счета сбилась? А ведь Кон меня предупреждал!..

– Так пойди и поплачься ему, – огрызнулась Нора. – Он давно на меня зубы точит.

Лот медленно покачал головой.

– Я разберусь с тобой сам, – сказал он. – Обойдемся и без Главы, и без старейшин… Но прежде я выжгу твоему красавцу весь инструментарий!

Похоже, такая перспектива обеспокоила Львицу не слишком – в отличие от рыцаря.

– А тебя, – задумчиво продолжал Лот, – пожалуй, стоит подарить моим Псам.

– Да ты спятил!

– Почему же? – криво улыбаясь, возразил Лот. – Я недостаточно хорош для тебя? Ну так взгляни на эти рожи – они займут достойное место в твоей коллекции!.. Чем они хуже этого?

Он вдруг щелкнул пальцами, и один из Псов кинулся к женщине, ухватясь обеими лапами за ее руки. Оскалив белоснежные зубы, Нора въехала коленом ему в пах, и Пес с рычанием отшатнулся.

– Да уберите же ее! – раздраженно крикнул Лот.

И тут рыцарь сорвался с места. Спохватившись, Лот выстрелил навскидку, но промахнулся. В следующий миг Горн уже достиг крохотного пульта, включив местную Защиту, и тотчас индикатор на лучемете Лота погас. Повернувшись к противникам, рыцарь торжествующе осклабился.

– Ну и что? – пожал плечами Лот. – Второй вариант не хуже.

Он снова щелкнул пальцами, и Псы разом зашевелились, доставая из-за поясов тесаки. Разделившись на тройки, они двинулись к рыцарю, огибая бассейн с обеих сторон.

– Возьми их, зверь! – азартно выкрикнула Нора. – Куси, ну!..

Она уже и думать забыла прикрываться – действительно, до таких ли пустяков сейчас?

– Милая, на что ты надеешься? – усмехнувшись, спросил Лот. – Парни сделают из него фарш, вот увидишь!

С устрашающим рыком Горн рванул разгоревшийся наконец ковер вверх и в сторону, а вместе с ним в воду обрушились двое зазевавшихся Псов. Громадным прыжком рыцарь подскочил к третьему и, опережая взмах тесака, нанес сокрушающий «удар питона», проломив кулаком грудь. Вырвав окровавленную кисть, отпихнул труп и оглянулся. Вторая тройка со всех ног мчалась к нему вокруг бассейна, четвертый Пес уже лез из воды, стиснув тесак крепкими зубами, пятый – барахтался посредине бассейна, запутавшись в ковре. Жестоким пинком Горн сбросил четвертого Пса обратно и в два прыжка перемахнул бассейн, с такой силой оттолкнувшись от головы пятого, что и его отправил на дно пускать пузыри.

– Видишь, чем он лучше? – ликуя, воскликнула Нора. – Ты видишь?!

Лот поспешно отступил к выходу, срывая с пояса короткий парадный меч, однако рыцарь пренебрег Избранным. Оскалясь, он следил за уцелевшей троицей.

Помедлив, Псы решили не разделяться и двинулись в обход бассейна вместе, уже без спешки. Теперь они откровенно побаивались противника, хотя тот по-прежнему был гол и безоружен.

– Живее, скоты! – рявкнул от двери Лот. – Ату его, ату!..

Горн мог бы закружить всех троих вокруг бассейна, но они того не стоили. Вновь издав громовой рев, он бросился Псам навстречу. Сторожевики не дрогнули и сомкнулись, тыча перед собой тесаками. Но где им было выстоять!.. Одного за другим рыцарь выдергивал их на выпаде и встречал оглушающим ударом в лицо. Покончив с последним, он собрал тесаки и бросил в бассейн.

Затем развернулся и угрожающе двинулся на Избранного. Тот попятился, выставя свой нелепый клинок. Он не был трусом, однако против такого бойца у него не было шансов, и теперь Лот понимал это слишком ясно. Даже бегство его бы не спасло: голыш-зверь настиг бы жертву в несколько прыжков.

И вдруг бронированную фигуру Избранного заслонила нагим телом Нора. Протянув к рыцарю руки, она пошла ему навстречу, увещевая ласковым, чуть вздрагивающим голосом – видно, страшен он был сейчас. Горн встретился с ней, наготой к наготе, вмял женщину в себя, ощущая, как сладко и покорно обмякает она в его руках и как снова – который уже раз за сегодня! – вздымается в нем волна желания. Не шевелясь, Лот молча глядел на них и бледнел с каждой секундой. Похоже, бедняга все-таки любил Нору – на свой лад.

– Иди уж, сиятельный, – отпустил его Горн, понимая, что тот никогда не простит ему ни победы, ни жалости. – Или хочешь, чтобы мы занялись этим у тебя на глазах?

Глава 2. Новые друзья

1

Затаившись за камнем, он ждал. Сторожевые Псы подходили все ближе, негромко переговариваясь. Их было двое, и, судя по изготовленным лучеметам, оба были настороже. Видеть беглеца они не могли: укрывавшая его пещерка находилась высоко над тропой, – и он был уверен, что успеет спрятаться, лишь только кто-нибудь из Псов начнет поднимать голову. И все-таки беглеца била дрожь, пальцы судорожно стискивали обломок гранита. С трудом он удерживал себя на месте, страшась ошибиться, упустить момент. Еще секунда, еще шаг…

Сторожевики прошли под ним, и тогда, скользнув по стене со стремительностью атакующего питона, он прыгнул на них сзади. Камень смял шлем одного из Псов раньше, чем ноги беглеца коснулись тропы. Второй успел обернуться, но тут же его лучемет отлетел в сторону, а лицо исказилось от ужаса и боли. Агония длилась недолго – беглец разжал пальцы, и к его ногам сползло мертвое тело.

Безотчетно он вытер ладони о голые бедра. Было страшно и противно – до тошноты. Но не было времени расслабляться. По одному беглец затащил трупы в пещерку, затолкал глубже. Тот, кого он убил первым, оказался крупным мужчиной, но, когда беглец натянул на себя его доспехи, едва сумел застегнуть пряжки.

Полностью экипированный, беглец снова спрыгнул на тропу, огляделся и, закинув лучемет за спину, двинулся по тропе вверх, в спасительные горы. Что бы ни ждало его впереди, рабство пугало больше.

2

Ближе к окраине Эрик отпустил «двойку», и голыши покатили тележку обратно, бодро топоча пятками по мостовой. Отслеживая покатость городской Крыши, блоки были тут куда ниже, чем в центре, вблизи Дворцовой площади. Хотя теперь это мало что значило. Верные своим привычкам, огры уже вгрызлись в здешнюю землю настолько, что определять этажность блоков снаружи стало затруднительно. Правда, близостью блока ко Дворцу до сих пор характеризовалось влияние рода.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 24 >>