Сергей Григорьевич Иванов
Сила отчуждения

– А можно мне назвать Бифа сучьим выродком? – шепотом спросил Светлан. – Как бы в отместку.

– Зачем оскорблять его мать? – сказал Артур. – Она ж не знала, что родится такое!.. Думаете, стены замка защитят вас? – обратился он к графу. – Ведь приспешники дьявола умеют летать.

С усилием де Биф натянул на широкое лицо прежнюю маску вынужденной приветливости.

– Вижу, милостивые судари, вас уже утомило наше общество, – произнес он на удивление гладко. – Не смею больше докучать. Вас проводят в гостевые покои. А наша война, думаю, потерпит до утра.

Вот на это не возразил никто.

– Ну-с, зерна брошены, – пробормотал Светлан, вставая. – И какими же будут всходы?

Глава 5. Магию – в жизнь.

Гостевые покои располагались на верхнем этаже громадного здания, высящегося по центру замка этаким утесом, а окнами выходили на юг, позволяя жильцам услаждать взоры видом, открывавшимся за крепостной стеной: обширный пустырь, заросший дикой травой и убегающий к далекому лесу. Как ни странно, королевским послам выделили смежные помещения, даже не попытавшись разделить опасных гостей. Наверно, де Биф и вправду был чужд коварству. Или в достаточной мере радушен, переняв это у огров, своих врагов (пока те учились у людей хитрости). Или же не настолько глуп, чтобы рассчитывать на согласие богатырей селиться порознь.

Обследовав покои и не найдя тут скрытых сюрпризов, все собрались в большой комнате, такой же мрачной, как парадный зал, и так же озаренной чадящими факелами да огромным камином. Конечно, факелы немедленно затушили, дабы не отравляли воздух, зато возле камина расселись, словно вокруг костра, придвинув кресла. На квадратном столе было заготовлено угощение, будто на пиру могло не хватить кормежки. Впрочем, здешние яства оказались не столь убойными, как бы десерт: пироги, фрукты, легкие вина, – из этого хоть что-то можно выбрать.

Прелестный паж Артура выглядел сейчас странно, ибо разгуливал по пояс голым, рассчитывая в случае тревоги успеть одеться за секунды. Лора опять распустила на себе латы, призывно светясь бронзовым телом сквозь множество щелей. А Светлан с охотой избавился от лишнего груза, свалив доспехи в углу, – эльфский кортик, правда, прихватил с собой, чтоб было чем резать плоды.

– Смотри-ка, для те6я уже придумали прозвище, – заговорила Жанна, посмеиваясь. – Убийца Чудовищ, ого!

– Да кого я убил: единственного огневика? – возразил Светлан. – О Пропащих Душах здесь еще не знают, а назвать чудищем старикашку Паука… Самое смешное, что с годами второе слово потеряют и спустя поколения будут с трепетом повторять: убийца, убийца!.. Это греет, верно?

– Главное, что с трепетом, – утешила ведьма. – А уж какая станет у тебя кликуха… Ведь и убийцы бывают такие душки!

– Постоянно забываю, что тебя нужно делить на восемь, – вздохнул он. – Каждый раз принимаю за взрослую. Может, причина в твоем бюсте?

– А я и в других местах оформилась, – похвалилась девушка.

– Жаль, не во всех. Конечно, головка у тебя милая…

– Только пустая, да?

– Ну почему… Хотя ветер гуляет.

Пока они трепались, Лора успела проверить запоры на дверях и даже выглянула в окно, обследуя наружную стену, – а нельзя ли пробраться по ней? Что ж, осторожность не повредит. Кроме де Бифа, в замке полно прочих доброжелателей, иногда слишком инициативных.

– А славно ты рявкнул на нордийцев, – заметил Артур, неспешно расстегивая панцирь. – Ведь это не было Громом из твоего магического резерва?

– Я ж не собирался их калечить, – повел плечами Светлан. – Вообще, сей финт не я придумал. Видишь ли, старина, хорошая озвучка вынуждает увидеть даже то, чего нет, а впечатление от действа возрастает в разы.

– Помнится, и де Бройль заявлял, что громовые рыки во время боя наводят дрожь даже на храбрецов. Еще он говорил, что клинок при атаке должен издавать устрашающий свист.

– Надо же, – удивился Светлан. – Иногда и болваны глаголят истину. Устами дебила…

– Кстати, а почему банду баронов не объявить войском королевы? – спросил Артур. – Пока еще де Биф разберется!..

Видимо, он не считал такую хитрость обманом – на войне, как на войне. Вот вам и рыцарское благородство!

– Этот ход напрашивается, верно, – согласился Светлан. – А потому не годится. С некоторых пор я избегаю очевидных решений – не терплю, когда меня дергают за нити.

– Сказала бы я, за что вас дергают! – фыркнула Лора, разваливаясь в соседнем кресле.

– Не боишься перехитрить самого себя, си-ир? – спросила Жанна, усаживаясь к нему на колени. – То есть, если кто-то хорошо тебя изучил…

Светлан усмехнулся:

– Он знает, что я знаю, что он знает… Да? Тут важно вовремя затормозить. Или чувствовать, когда тебя подталкивают.

– Кто подталкивает? – не понял Артур.

– Да хоть бы обстоятельства.

– Ладно, все это чересчур сложно… для простого короля. А вот что делать с графом? Если он упрется рогами…

– По-твоему, я недостаточно его впечатлил? Или он хочет поглядеть на богатырей в настоящей драке? Упаси его бог! Когда от молодецкого маха люди разлетаются кеглями…

– Увы, мой друг, фамильное упрямство де Бифов вошло в поговорку. Боюсь, без боя не обойтись. Ты же знаешь: некоторым проще снести голову, чем вразумить.

– Есть менее радикальное средство, – сказал Светлан. – А применяли его в Византии, дабы стреножить шибко деятельных. И потом для них открывалось столько маленьких радостей!..

Поморщившись, Артур проворчал:

– Уж лучше смерть.

– Может, оставим выбор за клиентом?

– Но что за средство, господин? – простодушно спросил Стрелок, вызвав у Лоры усмешку. А Жанна и вовсе залилась смехом, впрочем не обидным.

– Надо отправить тебя в турне по Ближнему Востоку, – сказал Светлан. – Чтоб представлял, как выглядят евнухи. Кстати, внешне Биф не слишком изменится. Борода, правда, оскудеет.

– Ведь это не всерьез? – произнес король. – А с графом надо решать, причем до утра.

– Я и сам не прочь вогнать его в землю. Но станет ли от этого лучше?

– А какую ты видишь альтернативу?

– Может, и в нем сыщется светлое? – предположил Светлан. – Или хотя бы здравое.

– В де Бифе? – спросил Артур с сомнением. – Вот в этой глыбе говядины?

– Неприступных людей не бывает, – наставительно молвил Светлан. – Если они еще люди, конечно. И почти с каждым можно поладить, подойдя с верной стороны. Подходы надо искать, подходы!..

– Рыться в куче дерьма, чтобы найти жемчужину? – фыркнула Жанна. – Была охота!

Светлан вздохнул… пожалуй, даже сочувственно: самому не хочется.

– По молодости либо сгоряча и я бы наломал тут дров, – сказал он. – А еще год назад попытался бы выстроить интригу, дабы порешить вражин, по возможности не замарав рук. Но нынче… душа не лежит. Точнее говоря, не пускает. Почему-то чудится, что этим способом мы навредим больше себе, чем другим. Как говаривал один… гм… рыцарь, большие дела надо вершить чистыми руками. И мыл их, надо признать, тщательно – кровью.

– Видишь? – хмыкнул Артур. – Говорить легко.

– А тебе подавай легкие пути? Богатырь!..

– Знаешь, друг мой, я ведь привык действовать напрямик, а не искать, как ты говоришь, подходы. Тем более, когда их в помине нет.

– Ну, должны же быть плюсы и у Бифа?

– Он отважен, – нехотя признал король. – Хотя это у него больше от упрямства и отсутствия воображения.

– Достоинства как продолжение недостатков? Ну-ну.

– Еще он не падок на женщин… последнее время.

– Да? – заинтересовался Светлан. – И с каких пор?

– С тех самых, как женился.

– Вот! А ты говоришь… Многие ли из железноголовых верны женам?

– Но сперва граф похитил ее и надругался. Тогда это было для него обычным делом.

– М-да, «их нравы», – поморщился Светлан. – Аппетит, стало быть, пришел во время еды?

– Скорее болезнь, – усмехнулся Артур. – Говорят, супруги не очень-то ладят. Конечно, на публике всё пристойно…

– Ну, учитывая, как началась их… э-э… близость… Чему ж удивляться? И все-таки факт любопытный – тут стоит порыться. Кстати, Биф как-то оправдывал свой… гм… первый позыв? Ты ж общался с ним после этого. Или не заходила речь?

– Утверждал, что был вне себя, что девица довела его до бешенства своими колкостями и угрозами…

– Изнасиловать в аффекте – это новое в практике, – подивился Светлан. – То есть настолько захотелось, что никакого удержу, да? Или таким способом граф ставил ее на место?

– Странно, что он вообще снизошел до оправданий. Любой из диких баронов похвалялся бы таким подвигом, а де Биф ушел от них недалеко. Если вспомнить, что вытворял он в своем графстве, пользуясь слабостью короля Филиппа… Сейчас-то вроде поутих.

– Но не родился же он злобным? Наверно, что-то сделало его таким?

– Например?

– Да откуда мне знать? Может, его от груди рано отняли. Или слишком подавлял отец. Или надругались в малолетстве. Вот и отыгрывается теперь, требует сатисфакции от обидевшего общества!..

– По-моему, дружище, ты слишком упрощаешь. Объяснить, что движет творениями Господа, даже столь нескладными, как де Биф, – совсем не легко. Хотя, если принять за истину теорию почтенного Робинкраца, что здешний мир… э-э… виртуальный… Чего взять с придуманных персонажей!

– Я не считаю ваш мир выдуманным – то есть не больше, чем наш, – возразил Светлан. – И уж во всяком случае, он не менее живой. Но мотивации в нем должны быть прозрачней, а характеры не столь навороченными… Я не говорю, что это плохо! Наоборот, завидую вашей цельности. Но находить зарытых собак здесь все-таки проще.

– Ну не знаю, не знаю…

Поглядев в узкое окно, за которым ночь сгустилась уже до черноты, ведьма вскочила с колен богатыря и, коротко разбежавшись, взмыла в воздух, сделав пробный круг под потолком.

– Ишь ты, – хмыкнул он. – Эскадрон пажей летучих!

– Вонючих, – скривившись, откликнулась Жанна. – В этом замке полно оружия и снеди, но не видно ни корыт, ни тазов – будто им ни к чему мыться.

– Пачкаться не надо, – поддел Светлан. – К истинным ведьмам грязь не пристает.

– К прирожденным, – поправила девушка и вздохнула. – Таких высот я еще не достигла. – Спланировав на середину стола, она спросила: – А что вы там трындели про графа и его закопанных псов? Признаться, сиры, я потеряла нить… Вечно вас заносит!

– Его девушки не любят, – пояснил Светлан. – Он год не был в бане.

– Год? – удивился Артур. – Да он там сроду не бывал!

– Может, корень зла как раз в этом?

– Ха! Как говорится, черного кобеля…

– Но почему Бифу не мыться хотя б изредка? Или для него это слишком большая жертва?

– Может, он зарок дал? – предположила Жанна. – Или на него заклятие наложено. А как завидит невинную да чистую деву, в нем пробуждается дикий тур, и кидается он, ослепленный яростью, чтобы втоптать бедняжку в грязь…

– Только не надо сказок, – сказал Светлан. – А то я не знаю, как это бывает!.. Спроси вон у Лоры, где прячется тот «дикий тур». Но вот что затем в Бифе шевельнулось иное – действительно, чудо. Кстати, а что представляет из себя графиня?

Похоже, это заинтересовало не только его – все дружно посмотрели на Артура. Поведя широченными плечами, тот ответил:

– Зовется Адель. Лет около двадцати, худощавая, высокая – слегка даже чересчур. Немного сутулится. Волосы светлые, с пепельным отливом, кожа бледная, лицо миловидное… когда не злится. Нос, пожалуй, великоват…

– Короче, на кралю не тянет, – вставила Жанна. – Наше величество, как всегда, слишком деликатничает.

– Однако ноги у нее длинные и стройные, – вступился король. – И шея красивая.

– Зато грудь плоская, – догадалась девушка. – И зубы врастопырку, ага? Сказал бы прямо: смахивает на оголодавшую крысу!

Покряхтев, Артур нехотя признал:

– В самом деле, некоторое сходство присутствует. Хотя крыска все ж довольно милая, со своеобразным шармом…

– Крысиным, – буркнула ведьма.

– Ладно, с формой, будем считать, разобрались, – подвел черту Светлан. – Как насчет содержания?

– Рядится любит в роскошь, обожает безделушки… Или это тоже форма? – засомневался король.

– Давай-давай, не тормози – сойдет за промежуточную фазу… Под «безделушками», как понимаю, ты разумеешь драгоценности?

– Именно. При этом одевается Адель… э-э… необычно.

– Безвкусно, – поправила Жанна. – Видали мы этих провинциалок! Спеси-то через край…

– С чего это ты невзлюбила графиню? – поинтересовался Светлан. – Что-то слышала про нее или авансом, на всякий случай?

– А птицы всегда не любили крыс.

– Наша орлица, ишь! – хмыкнул он. – А треску, как от…

– … сороки, да? – Жанна хихикнула. – Ладно, уже молчу.

Кто здесь помалкивал – это Лора. Откинувшись на высокую спинку, она переводила прищуренный взгляд с одного собеседника на другого и, протянув мускулистую руку в сторону, задумчиво катала апельсин по краю стола, словно хотела показать, какой великолепной лепки у нее пальцы и какими красивыми могут быть ногти, даже остриженные под корень. Во всяком случае, зрелище притягивало. Хотя казалось бы: на что тут смотреть?

Ну, а что безмолвствовал Стрелок – к этому все давно привыкли.

– Что же до личных качеств графини, – продолжил Артур, – то здесь, боюсь, куда больше под спудом, чем на виду. Она неглупа, наблюдательна, и язычок подвешен неплохо – хотя иной раз хочется его окрестить жалом.

– Пчелиным или змеиным? – не сдержавшись, ввернула Жанна.

– Об этом следует спросить ужаленных, – усмехнулся король. – На меня Адель не стала тратить яд.

– Конечно, кто ж устоит перед таким кавалером! – И разведя руки, насмешница изобразила нечто вроде сидячего реверанса: – Си-ир…

– Полагаю, дело в ином, – отмахнулся Артур. – Похоже, Адель имела на меня виды.

– Матримониальные? – уточнил Светлан.

– Возможно, ей и польстило бы стать королевой. Но first is first: сперва следует заделаться владычицей Междуречья – единоличной. Поэтому ей была важней моя сила, чем титул. Ведь кто еще тут смог бы завалить ее мужа? А достать отсюда, скажем, де Бройля… Не говоря об Оттоне, с коим даже безумец остерегся бы связываться.

– Когда мужиков тянет во власть – еще могу понять, – проворчал Светлан. – Но чего там забыли женщины? Или это какой-то психический выверт?

Артур поглядел на него с сомнением, видимо, не поняв насчет «мужиков». Для монарха он мыслил на удивление широко, но допустить к рулю крестьянство?!..

– Вот у меня оба деда – селяне, – сообщил Светлан. – Чем не мужик?

– Ты – исключение, – твердо сказал король. – Ни телом, ни, тем более, душой ты не похож на простолюдина.

– Да я и на человека уже… не очень-то…

– Ладно тебе, сир, – утешила Жанна. – Я видала и пострашней. Ну большой – подумаешь!.. Чего бояться, если не злобный?

– А ведь Сэмпре про Адель – ни полсловом! – вдруг вспомнил Светлан. – Не странно ли?

– Возможно, не хотел убавлять нашу решимость, – пожал плечами Артур. – Людей он впрямь понимает неплохо. Адель все же сирота, и опекать ее, кроме де Бифа, некому.

– А может, барон сам имеет виды на графиню? Ведь в любом сражении не помешает запасной план. Звонил-то он складно – даже я поверил.

– Видишь?

– А теперь усомнился. («Ну да, русский мужик задним умом крепок!») Что-то не складывается картинка. Де Биф, понятно, животное, но не такой законченный зверь, каким его живописал Сэмпре.

– Так ведь и я помню графа таким, – сказал Артур.

– Вот память и застит тебе глаза – в отличие от меня. Свежий взгляд, знаешь ли. Где ты видел грустных зверей?

– На свете всякое бывает…

– Что и не снилось, да? – фыркнул Светлан. – Нет, старина, грустный зверь – это уже слегка человек.

– Может, он съел чего? – предположила практичная Жанна. – Вот и мается от несварения.

– Сиротку, ага? А на них у Бифа аллергия…

Забрав у Лоры апельсин, он в две секунды срезал кинжалом кожуру и вручил девушке дольки, готовые к употреблению. Второй очистил уже себе, но не успел вонзить зубы в сочную мякоть, как налетевшая ведьма выхватила плод – больше из вредности. Дескать, а почему второй даме не предложил?

– Так ты ж теперь паж, – возразил Светлан. – Грудастый, правда. Но до чего доверчивы рыцари: не разглядеть под такой маскировкой девицу!..

– Искусство перевоплощения, – пояснила Жанна, снова рассевшись посреди стола и смакуя добычу. – Тоже в некотором роде магия.

– Ворованное слаще, а? – поинтересовался он. – Смотри, не заиграйся, летунья… А вдруг бы я не сдержал рефлекс?

Сняв стружку с третьего апельсина, Светлан смог наконец и сам оценить вкус междуреченских фруктов. Или это привозные?

– Выходит, графиня нам пока не враг, – резюмировал богатырь. – И будь мы менее разборчивы в средствах… Вот пирожные есть не советую, – предостерег он Стрелка, застенчиво потянувшегося к тарелке. – Что-то не нравится мне их душок, а ты из нас – самый уязвимый.

Тотчас ведьма ухватила роскошно оформленное блюдо и, поднеся его к самому носу, подтвердила:

– И впрямь, угощеньице с сюрпризом!.. Кто же тут такой шалун?

Принюхавшись, Артур заметил:

– Возможно, все не так страшно – сюрприз несколько залежалый.

– И что? – спросил Светлан.

– В большинстве ядов, как и в продуктах, важна свежесть.

– Иначе клиент не оценит, да? Ох, уж эти монархи – поднаторели в темных делах!

– Так ведь тут либо ты травишь, либо тебя, – улыбнулся Артур.

– Тебя, пожалуй, отравишь!.. Так чья это, по-твоему, работа?

Король опять пожал плечами:

– По стилю похоже на нордийцев – наверняка ж они успели подкупить графских поваров? Хотя и здешние святоши могли расстараться. Не говоря уж о службе безопасности. Нередко тамошние заправилы делаются слишком активными и начинают вести собственную игру.

– А сам де Биф?

– Сомневаюсь. Прежде-то он не нарушал перемирия. Впрочем, если подойти к делу формально…

– Ну?

– Граф несет ответственность за своих слуг. И если мы переправим это угощение ему же…

– Король, король!..

– Есть такой термин: военная уловка, – с улыбкой напомнил Артур.

– Да, но Биф, по твоему же мнению, пока не начинал боевых действий. Или и ты поборник превентивных ударов?

– Я просто перебираю варианты. В конце концов, кто тут за главного?

– Ну надо же! – вознегодовал Светлан. – Я-то полагаюсь на него, как на свою совесть… И где ж ты научился так подставлять друзей?

Не выдержав, король рассмеялся и тоже принялся вкушать десерт. А блюдо с пирожными Жанна, плавно размахнувшись, отправила в камин – к большому сожалению Стрелка, питавшего слабость к сладкому.

– А этот… отец Пим… что за субъект? – спросил Светлан, дегустируя теперь яблоко.

– Да все святоши… одним миром… Что не вписывается в канон – подлежит кастрации. Будь его воля, он и на здешний люд напустил бы чистильщиков. А более про здешнего епископа не знаю ничего.

– Весь из себя таинственный, да? Ну, на нет, как говорится… – Переведя взгляд на заскучавшую снова Жанну, богатырь произнес: – Ты вроде заикалась насчет водных процедур?

– Издеваешься, сир?

– Вовсе нет. Проблема лишь в подходящей емкости, а воду, причем теплую, я обеспечу.

– И много? – заинтересовалась ведьма.

– Да сколько захочешь.

– Вообще, тут в одной каморке каменный пол и порог не низкий. А если его слегка нарастить…

– Ишь, бассейн тебе подавай!.. Ну, веди.

Конечно, за вспорхнувшей девицей двинулись всей гурьбой. «Каморка» оказалась нормальной комнатой, к тому же с двумя окнами. Но в остальном было, как и сказала Жанна: порожек высотою в локоть, нисходивший двумя ступенями к полу, выложенному гранитными плитами. И несколько объемистых, обитых железом сундуков вблизи облезлых стен, зачем-то декорированных старыми щитами. Кладовка, что ли?

– Что ж, – сказал Светлан. – Рухлядь вынести просто, и перекрытия должны выдержать. А что до проема…

Коротким рывком он сорвал с петель стальную дверь и, повернув вдоль горизонтали, приставил поплотней к дверному проему, тоже металлическому. Затем велел:

– Ну-ка, посторонитесь!

Тщательно нацелив кисть, Светлан выстроил Знак Молнии, заимствованный им у владыки Тартара, и аккуратными плазменными жгутами наглухо приварил створку к стене. Шагнув через дверь внутрь комнаты, перебросал сундуки Артуру, ставившему их один на другой тут же, возле входа.

– Теперь надо хорошенько подмести, – объявила ведьма. – А кто тут главный дока по метлам?

– Не мельтеши, – остановил ее Светлан. – Есть способ получше.

Встав на ступеньки, он точно дозированной Волной (а этому его научила Лэлли, маленькая эльфка) вымел из комнаты весь мусор в распахнутые окна.

– Надо ж, как удобно, – позавидовала Жанна. – И действенно!..

– Даже слишком. Чуть ошибешься, и за бортом окажется весь скарб.

– Вместе с мужем, – хихикнула она. – Да уж, ведьмам такой пылегон лучше не выдавать – характерец у нас, сами знаете… Ну, сир, теперь остался пустяк: всё это заполнить, – переключилась девушка. – И какой трюк припасен у тебя для этой задачки?

– Весь вечер на арене, ха! – проворчал Светлан. – Причем без намордника.

Переступив снова дверь, он составил из ладоней приемную камеру и протянулся ею к ближнему озеру, замыкая пространство, как умел уже довольно давно. Затем стал потихоньку отворять камеру наружу, при этом не разрывая созданный каналец, – а вот этого Светлан прежде не делал.

Из сомкнутых его кистей полилась струя, вначале тоненькая, напоминающая не будем говорить что, но постепенно набиравшая силу – пока не стала хлестать, как из пожарного крана, открытого до отказа. Картинка нарисовалась странная: стоит, понимаешь, хмырь и содержимым пары горстей наполняет комнату, – иллюзионистам такое не снилось.

– Лихо, – оценила и Жанна, уже вылезающая, елозя попкой, из тесных штанов. – Эк ты продвинулся, си-ир! Вот так оставь тебя на пару дней без призору…

– Магия на службе быта, а как же? – хмыкнул богатырь. – Погоди, – опять придержал он торопыжку. – Я же обещал – теплую.

– Только с паром не переусердствуй, ага? Знаю я ваши русские бани!..

– Тогда уж турецкие, – поправил Светлан. – Наши-то без бассейнов.

– Да разве турки моются? – удивилась она. – И давно это с ними?

– При Бахраме не брякни, трепушка… Может, в твой язык вставить косточку?

– Ты все перепутал, си-ир, – развеселилась ведьма. – Хотя то, что нам вставляют, тоже без костей.

– Фу на тебя!

Вода уже поднялась до подоконников, кстати, довольно высоких тут, и на этом Светлан прекратил подачу, перекрыв струю. Чтобы не повторяться и не рисковать зря, для нагрева применил Знак Жара, выцыганенный им у того же Сирка. Погрузив руки в бассейн, разгонял вокруг них тепло, пока от поверхности вправду не стал подниматься пар.

– Довольно, довольно! – закричала Жанна, с разбега вонзаясь в бассейн. А вынырнула возле дальней стены, едва не угодив в окно… впрочем, для ведьмы это не страшно.

– Если перебрал с теплом, скажи – убавлю мигом, – произнес Светлан. – Это мы тоже умеем.

– Отлично, отлично, сир! – отфыркиваясь, пропела девушка. – Лучше не бывает!..

Ну, вот теперь, смыв с себя прах пошлого мира, летунья надолго умчится в небо, будет носиться там до посинения, пугая птиц и страдающих бессонницей стариков.

– От таких подарков и я не отказываюсь, – мурлыкнула Лора, поднося кисти к плечам. – Надо ж, подфартило! Мало богатырь, еще и маг.

Она щелкнула хитрыми застежками там да тут, и сбруя съехала по ее полированной коже, сложившись у ног в компактную груду. Нагнувшись, дева сотворила что-то с сапожками и тут же, распрямляясь, взмыла прямо из них, разом перемахнув бортик и без брызг погрузившись в воду. Сверкнули розовые подошвы, булькнуло – и ее нет. Лишь стремительная тень скользит возле самого пола.

– Видел бы де Биф, чего мы вытворяем тут, – пробормотал Светлан, тоже снимая с себя последнее. – Воистину, таких гостей опасно впускать!..

Таким же точным скачком он нырнул в бассейн, с удовольствием ощутив чистейшую воду. Подавив желание выловить Лору, продолжавшую акулой кружить по комнате и будто дразнившую мужчин мельканиями ягодиц над поверхностью, богатырь присел на пятки посреди комнаты и, дотянувшись теперь до заветной бутыли, укрытой на спине шестинога среди посольского багажа, стал из сомкнутой ладони изливать жидкое мыло, второй рукой тут же взбивая его в белоснежный сугроб. Наверно, это было расточительством, но иной раз хочется побыть транжирой. А подлетевшие с обеих сторон девы, такие разные, но в равной степени пленительные, принялись кувыркаться в пышной пене, точно в снегу, размазывая ее по блистающей коже.

Э-э, господа, это уж слишком! – подумал Светлан не без смущения. Как бы не перебрать с эротикой, а? Хорошо, я сейчас не весь на виду…

Кстати, приваренная дверь разделила отрядец пополам, хотя половины получились не равноценные. Жертва долга Артур, как ни тянуло его в общую ванну, остался охранять снаружи комнаты и лишь придвинул кресло поближе к проему, чтобы услаждать взор резвящимися наядами. Бедняга Стрелок, очень озабоченный происходящими в его теле процессами, плохо поддающимися контролю, даже избегал заглядывать в бассейн. Кобрис, как и положено кошке, в воду не стремилась, хотя за купальщиками наблюдала с интересом, разлегшись поверх сундуков. А посему весь пыл расшалившихся девиц достался одному Светлану, вовсе не расположенному к таким играм.

К счастью, длилось это недолго. Прогревшись впрок и отмывшись до сияния, Жанна вскоре упорхнула в ночь, взамен удобной леталки оседлав обычную метлу, вдобавок корявую. Лора тоже не слишком напирала, хотя за богатырем следила взглядом охотницы, наверно, убедившись за вечер, что дичь стоящая. Неужто и эта открыла сезон? Еще не хватало!..

Закончив с помывкой, Светлан поменял воду, прежнюю спустив по канальцу в ров, дабы не мутить озеро, и уступил место в бассейне Артуру, взамен него подрядившись сторожем. Впрочем, король не остался один – Лора и от повторного омовения не отказалась, по всей видимости, питая к этой процедуре слабость.

А уже после них, дождавшись, пока вся троица вернется к камину, в огромную ванну забрался Стрелок, конечно, не посчитав зазорным воспользоваться ею после короля. Да у Светлана уже и не осталось Силы для новой порции – растратил магию напрочь, до самого дна. И что на него нашло?

Завернувшись в свой плащ, Лора забралась с ногами в кресло, выглядя под складками мягкой ткани вполне по-домашнему и сейчас вовсе не напоминая воительницу. Некоторое время они трепались о пустяках, поглядывая друг на друга и на полыхающее в топке пламя, пожалуй, слишком жаркое для такой погоды. Но здесь не экономили дров.

– Ну, – спросил Светлан затем, – кто заступает на дежурство первым?

– Вряд ли, мой друг, я смогу сегодня забыться, – молвил король и улыбнулся благостно. – Слишком свежи впечатления, увы.

Разумеется, он говорил о Джинне – безумец. Впрочем, разве он один? «Безумству храбрых», ага… Одни безумствуют, другие поют – так и живем.

– А мне не помешает с часик соснуть, – сказал Светлан. – Когда еще выпадет случай?

И, позевывая, направился в свободную комнату, аккуратно затворив за собой дверь. Здесь оказалось даже уютно – по местным стандартам. Пол устлан коврами, стены драпированы бархатом, поверх которого висело несколько картин – к счастью, не портретов. И сама спальня размером все-таки не с зал, хотя ложе в ней устроили великанское – даже Светлану нашлось тут, куда вытянуть ноги. Но предварительно он распахнул пошире окно, впуская свежий воздух.

<< 1 2 3 4 5 6 >>