Сергей Малицкий
Миссия для чужеземца


– Кому? – не понял Сашка.

– Арбану. Я пел прощальную песню воина, – торжественно произнес Лукус. – Чтобы его душа завершила спираль восхождения и вернулась в Эл-Лоон.[12 - Эл-Лоон – Дом Бога (валли).]

– Ты знал его? – спросил Сашка.

– Нет, – ответил Лукус. – Я еще молод. Моих лет только три с половиной дюжины. И он ушел очень давно. Белу[13 - Белу – одна из рас, проживающих в пределах Эл-Лиа.] не живут так долго.

Сашка прошелся по хижине, осмотрелся.

– Это вещи Арбана? – кивнул он на посуду, немудрящую мебель и засушенные растения.

– Нет, – повел ладонью Лукус. – Ничего не осталось. Арбан покинул хижину более лиги[14 - Лига – числительное 12х12х12=1728.] лет назад. Когда мы начали ждать его здесь, пришлось сделать окна, дверь. Каждый что-то вложил в эти стены.

– Кто это «мы»? – не понял Сашка.

– Мои друзья. – Лукус прикрыл глаза веками. – Друзья Леганда.

– Отчего вы думали, что он вернется? – спросил Сашка.

Лукус снова повел ладонью и запел.

– Ты можешь рассказать мне об Арбане? – не отставал Сашка.

Лукус повторил жест.

Сашка вздохнул, помолчал и, подбирая слова, сам стал рассказывать о себе.

– Ты был воином? – спросил с сомнением Лукус.

– Да, – запнулся Сашка. – Я считался воином.

– Ты не похож на воина, – покачал головой Лукус. – Ты движешься как торговец или даже ремесленник, который целыми днями сидит в мастерской. Ты маг? Какие знания в твоей голове? Какие умения в твоих руках? Каким оружием ты владеешь?

Сашка пожал плечами:

– Я не знаю, как назвать. Это было особое оружие. Оно выпускало большие стрелы очень далеко. Больше я ничего не знаю и ничем не владею.

– Ты был рабочим катапульты, – понял Лукус. – Значит, ты не был воином. Катапульту обслуживают рабочие. Мастер катапульты, если он не старый воин, ничего не стоит в ближнем бою. Он хорош только на высокой башне.

– Значит, я не воин, – согласился Сашка.

– Я мог бы сделать тебя воином, – задумался Лукус, потом добавил: – Но я сделал бы тебя плохим воином. Хорошим ты сможешь стать сам. Если тебя не убьют. Повтори, как звали того демона, который заставил открыть проход из дальнего мира?

– Илла, – обескураженно вздохнул Сашка.

– Не помню, – огорчился Лукус. – Я не помню такого демона. Ничего. Леганд знает. Он все знает.

– Сколько я был в беспамятстве? – спросил Сашка.

– Шесть дней… Я нашел тебя на гребне. Сделал так, чтобы ты спал. Я лечил тебя. Теперь ты почти здоров. Слабость уйдет, когда тело начнет работать. А сейчас подожди, не говори ничего. Я должен сообщить обо всем Леганду.

Лукус подошел к двери, сел на пол и несколько раз дунул в узкую трубку, которая внезапно появилась в его руках. Сашка не услышал ни звука, но Лукус уже держал в руке черный матовый шарик толщиной в палец и что-то наговаривал в него на незнакомом языке. Прошло еще немного времени. Лукус предостерегающе поднял руку, чтобы Сашка не шевелился. Послышался шелест крыльев, и в дверях появилась птица. Мгновение она прислушивалась, затем вытянула шею, блеснула черно-зелеными искрами оперения и сделала шаг внутрь. Косясь красной бусиной глаза на Сашку, распушила кремовый воротничок и приблизилась к Лукусу. Тот продел в шарик кожаный шнурок, аккуратно привязал его на шею птице и хлопнул в ладоши. Она взмахнула крыльями и молнией вылетела в дверь.

– Что это? – спросил Сашка.

– Это моя птица, – ответил Лукус. – Тот из народа белу, кто становится настоящим воином, может найти свою птицу. Она несет вести близким, она радуется победам, она оплакивает его гибель. Кроме белу изо всех элбанов,[15 - Элбаны – мыслящие существа (ари).] о которых я знаю, птица есть только у Леганда. Но Леганд особенный. К сожалению, я не могу вызывать птицу часто, но твой приход – это очень важно. Что ты собираешься делать? Есть ли у тебя какая-то цель? Тебе удалось попасть в Эл-Лиа. Я ждал здесь Арбана или кого-то, посланного им. Ты не Арбан. И ты пришел сюда не по своей воле.

Сашка задумался. Он уже понял, что не может выйти к поселковому автобусу и уехать в тот мир, где все понятно и знакомо. Где в дивизионном штабе, возможно, уже заявляют о его невозвращении из отпуска. Где остались пустая квартира, свежая могила на кладбище и пепелище на месте теткиного дома в деревне. Пепелище, которое непреодолимым барьером вставало на пути его мыслей о возвращении. Но именно мысль о возвращении внезапно резанула его по вискам, ослепила, ударила в сердце, перехватила дыхание.

– Я не знаю, что я должен делать, – сказал Сашка после паузы.

– Воин всегда знает, что он должен делать, – заметил Лукус. – Он может не знать, куда он поставит ногу через мгновение, но он всегда знает, в какую сторону идет.

Совсем как отец, подумал Сашка. Отец тоже всегда говорил, что у каждого человека должна быть цель. И что лучшей целью является осознанная необходимость делать что-то конкретное. «А какая у тебя цель»? – спросил тогда маленький Сашка. «Вырастить и сберечь тебя», – ответил отец. «Зачем?» – прозвучал новый вопрос. «А вот это уже твоя цель, – улыбнулся отец. – Это-то как раз тебе и предстоит узнать самому. Ну, правда, может быть, я и посоветую тебе что-нибудь». Не посоветовал. Не успел. Именно поэтому после окончания школы Сашка ушел в армию. У него все еще не было цели.

– Я уже говорил, что я не воин, – добавил Сашка. – Вы ждали не меня. Я не посланник. Я здесь случайно. Я хочу вернуться домой. Как это сделать?

Лукус помолчал немного, встал, подошел к двери, обернулся:

– Нам нужен Леганд. Никто, кроме него, не поможет тебе. Я здесь, потому что он просил меня ждать гостя. И тот, кого мы ждали, должен был помочь Леганду, мне, нашим друзьям, нашему миру. Может быть, все-таки это ты. Я не знаю. Единственное, что я понял, так это то, что демон искал светильник в твоем мире и не нашел.

– Что за светильник? – спросил Сашка.

– Узнаешь. – Лукус опустил голову. – Леганд расскажет. Он знает многое, много больше меня.

– Я смогу вернуться? – с замиранием сердца поинтересовался Сашка.

– Не знаю, – равнодушно обронил Лукус.

– Что же мне делать? – растерялся Сашка.

– Демон убил твоих близких… – Лукус задумался, свивая руки спиралями на груди. – Если возвращение в твой мир окажется невозможным, ты мог бы посвятить себя мести, но это будет плохая жизнь. К тому же демон – это очень серьезный враг. А демон, пришедший по пути Арбана, может оказаться врагом для многих. Но ты тоже пришел по пути Арбана, и я должен помогать тебе, пока Леганд не скажет, что делать дальше.

– Кто такой Леганд? Когда он придет? – спросил Сашка.

– Мы пойдем к нему, – ответил Лукус на второй вопрос. – И мы уходим сейчас же. Но помни. Я не знаю наверняка, кто ты. Я не чувствую в тебе врага. Но я не должен тебе верить. Не потому, что ты лжешь. Хотя ты можешь лгать, не зная об этом. Сила, которая охраняет проходы в Эл-Лиа, неподвластна даже демонам. У нас хватает тут и собственной нечисти, пусть и не столь могущественной, как демоны. Но так было до недавних пор. Многое начало меняться в последние годы. Не ты ли виновен в этом? Ты прошел и провел демона. Уже этого достаточно, чтобы срочно идти к Леганду. Ты опасен, потому что демон может легко затуманить разум смертного. Мне тоже нужен Леганд. Он мудр. Он разберется и, возможно, поможет тебе.

Лукус помолчал, поправил ленты в волосах и продолжил медленно говорить, глядя перед собой:

– В твоем имени есть имя Арбана. Ты говоришь, что демон назвал тебя потомком Арбана. Но Арбан не был человеком. Он был светлым демоном, великим мастером. Демоны не оставляют потомков. И еще: ты должен делать все, что я скажу. Ты молод и слаб. Помни, что без меня ты здесь быстро погибнешь. Постарайся быть мудрым настолько, насколько сможешь. И самое важное: ты должен понять меня. Я видел и запомнил следы демона, о котором ты говорил. Пятна крови остались на старой дороге. Там, где ручей падает со стены. Но потом, дальше, это уже была кровь моего друга, которого я пришел сменить в хижине. Демон разорвал его на части. Я нашел его и похоронил в ущелье. Почти на границе Мертвых Земель.

Лукус вновь помолчал и глубоко вдохнул, прежде чем продолжить:

– Моего друга звали Заал. Он был очень хороший воин. Но демон – это демон. Большой демон. Два моих роста или выше. Да. Он оставлял кровавые следы еще до того, как Заал схватился с ним. Может быть, это была твоя кровь. Но это произошло пять лет назад.

Они шли быстро, но осторожно. «Идти как звери на тропе к водопою», – потребовал Лукус. Сашка попытался идти согнувшись и настороженно вытянув шею, но такой вариант передвижения был отвергнут тут же.

– Нет, – нахмурил брови Лукус, – так не ходят звери на водопой. Так идет кесс-кар[16 - Кесс-кар – мелкий хищник (ари).] воровать птицу у крестьян. Старый больной кесс-кар, который неминуемо попадется в силок. Мы идем или бежим спокойно и ровно. Но мы все слышим. Все видим. Все угадываем. Нас никто не слышит. Никто не видит. Никто не угадывает.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 24 >>