Сьюзен Элизабет Филлипс
Мое непослушное сердце

Когда играешь за Кэйлбоу, уважение… нет, благоговение к игре куда важнее той суммы, которую ты получаешь. В «Старз» нет места ни чересчур вознесшимся звездам, ни любящим помахать кулаками грубиянам. За свою карьеру Кевин не раз видел, как владельцы расставались с блестящими игроками лишь потому, что они не соответствовали стандартам Фэб и Дэна, ценивших в людях прежде всего благородство и человечность. Кевин представить не мог себя в другой команде и собирался после ухода из спорта заняться тренерской работой.

В «Чикаго старз».

Но в этом сезоне произошли два события, грозившие поставить его мечту под удар. В одном он был виноват сам. Проклятое безрассудство, одолевшее его сразу после сборов. Он всегда любил рискнуть, но обычно сдерживал свои порывы до окончания сезона. Другим оказался ночной визит Дафны Сомервиль в его спальню. Это хуже любых затяжных прыжков и гонок по пересеченной местности.

Обычно он всегда крепко спал, и ему уже приходилось просыпаться в самый разгар любовных игр, но до сих пор всегда сам выбирал себе партнершу. Он, вполне возможно, когда-нибудь выбрал бы и Дафну, если бы… если бы не ее родство с Кэйлбоу. Может, все дело в том, что запретный плод сладок? Но ему было удивительно хорошо с ней. Она не давала ему расслабиться, подкалывала, подшучивала, бесила, смешила, и он то и дело ловил себя на том, что украдкой наблюдает за ней. Каждое ее движение было исполнено уверенной чувственной грации, присущей очень богатым людям. И хотя фигуру Дафны нельзя назвать роскошной, она очень привлекательна, ничего не скажешь.

Но он держался на расстоянии. Что ни говори, а она сестра босса; он же никогда не сближался с женщинами, имевшими отношение к команде. Никаких тренерских дочерей, секретарш из офиса и даже кузин игроков. И несмотря на нерушимые правила и благие намерения, он попал в жуткий переплет!

При одной мысли об этом Кевин снова разозлился. У Кэйлбоу на первом месте семья. Никакой, даже ведущий, игрок не перевесит родственных связей, и если Фэб пронюхает о случившемся, непременно потребует у него объяснений.

Голос совести требовал от него позвонить Дафне. Всего разок. Убедиться, что эта история прошла без последствий.

Кевин убеждал себя, что никаких последствий нет и быть не может, не стоит волноваться из-за пустяков, особенно сейчас, когда ничто не должно отвлекать его. В воскресенье у них матч чемпионата АФК [13 - Чемпионат НФЛ разбит на две части: Американская футбольная конференция, АФК, и Национальная футбольная конференция, НФК.], и его игра должна быть безупречной. И тогда его заветная мечта сбудется. «Старз» выиграют Суперкубок. Он приведет команду к победе.

Но всего шесть дней спустя его мечты развеялись в прах. И винить в этом было некого, кроме себя самого.

Молли, с головой погрузившись в работу, закончила книжку «Дафна летит кувырком» в рекордно короткий срок и отправила в издательство как раз на той неделе, когда «Старз» позорно проиграли матч. Когда до конца игры оставалось пятнадцать секунд, Кевина Такера словно черт подстегнул и он очертя голову врезался в двойное прикрытие. Пас перехватили, началась свалка, и судья засчитал «Старз» полевой гол.

Молли налила себе чая, чтобы отогнать холод январского вечера, и отнесла чашку к рабочему столу. Ей давно следовало приступить к статье для «Чик», но вместо того она подхватила с дивана блокнот, чтобы набросать кое-какие идеи для новой книги – «Дафна находит крошку-крольчишку».

Не успела она присесть, как раздался звонок.

– Алло!

– Дафна? Это Кевин Такер.

Чай выплеснулся на блюдце, и Молли забыла о необходимости дышать.

Когда-то она была без ума от этого человека. Теперь же звук его голоса пугал ее до смерти.

Молли едва не задохнулась от волнения. Поскольку он по-прежнему зовет ее Дафной, значит, никому не проговорился. Уже неплохо. Хоть бы он вообще забыл о ее существовании!

– Откуда вы узнали мой номер?

– По-моему, я вынудил вас его назвать.

Господи, у нее все вылетело из головы!

– Чем могу быть вам полезна?

– Видите ли, сезон окончен, и я уезжаю отдохнуть. Вот и хотел убедиться, что… Короче: надеюсь, все обошлось? Никаких неприятных последствий?

– Нет! Никаких! Конечно, никаких.

– Вот и хорошо, – холодно отозвался Кевин, но в его голосе прозвучало нескрываемое облегчение. Молли, сгоравшая от стыда, все же нашла способ выйти из положения.

– Иду, дорогой! – крикнула она воображаемому собеседнику.

– О, так вы не одна!

– Не одна, – сухо бросила Молли и объявила уже громче: – Я у телефона, Бенни! Сейчас приду, милый! – И тут же осеклась. Неужели не могла придумать имя получше?

Из кухни прибежал Ру – полюбопытствовать, чем занята хозяйка. Молли сильнее стиснула трубку.

– Спасибо, что позвонили, Кевин, но напрасно вы волновались.

– Ну, раз все в…

– Все чудесно, великолепно, просто идеально, но мне пора. Сожалею насчет игры. И спасибо за звонок.

Молли дрожащей рукой положила трубку и тяжело оперлась на столик.

Нелегко ей дался разговор с отцом будущего ребенка.

Ладонь легла на еще плоский живот. Она пока не до конца осмыслила произошедшее. Когда месячные не пришли в срок, она убедила себя, что всему причиной стресс. Но уже через неделю к груди стало невозможно притронуться, потом начались приступы тошноты, а два дня назад Молли наконец купила тест на беременность. Результат так потряс ее, что она ринулась в аптеку и повторила тест.

Ошибки не было – она носит ребенка Кевина Такера.

Однако первая мысль была не о Кевине, а о Фэб и Дэне. Семья была смыслом их существования, и оба помыслить не могли о том, чтобы воспитывать детей в одиночку. Известие о беременности Молли их убьет.

А Кевин? Что ж, она сделает все, чтобы он никогда ни о чем не узнал. Что ни говори, а он – невинная жертва. Молли волей-неволей придется тащить груз своего греха всю оставшуюся жизнь.

К счастью, не так трудно держать его в неведении. Сезон окончился, вряд ли они теперь встретятся, а летом, когда возобновятся тренировки, она будет держаться подальше от офиса команды. И вообще, она редко видит игроков, разве что на вечеринках у Фэб и Дэна. Рано или поздно Кевин услышит о ребенке, но после сегодняшнего звонка вряд ли что-то заподозрит: Молли постаралась убедить его, что в ее жизни появился другой.

Она уставилась в окно. Всего шесть часов вечера, а темно, как ночью.

Отвернувшись, Молли растянулась на диване.

Еще два дня назад она и не помышляла о том, чтобы стать матерью-одиночкой. И не думала о материнстве вообще. Теперь же эти мысли не оставляли ее. Тоска и внутренняя неустроенность, бывшие неотъемлемым фоном ее существования, куда-то исчезли, вытесненные неведомым до сих пор ощущением, что все стало на свои места и все идет именно так, как и должно. Наконец у нее будет своя семья.

Ру лизнул ее руку. Молли закрыла глаза и предалась мечтам. Мальчик? Девочка? Ах, какая разница! Она так любила детей сестры, что станет хорошей матерью и своему малышу. Матерью и отцом. Она сделает все, чтобы он рос здоровым и счастливым.

Ее дитя. Ее семья.

Наконец-то!

Молли с удовольствием потянулась, ощущая невыразимый покой в душе. Вот чего ей так не хватало все эти годы – собственной семьи. Она не помнила, когда еще была так счастлива. Даже волосы немного отросли и приобрели свой естественный темно-каштановый цвет. То, что надо.

Ру уткнулся мокрым носом ей в ладонь.

– Проголодался, приятель?

Молли поднялась и направилась было в кухню покормить верного пуделя, но телефон снова звякнул. Кровь бросилась ей в лицо. Но это оказалась Фэб.

– Мы с Дэном ездили на совещание в Лейк-Форест, и он жалуется, что умирает от голода. Не хочешь поужинать с нами в «Йошиз»?

– Еще как хочу!

<< 1 ... 12 13 14 15 16 17 18 19 20 ... 26 >>