Сьюзен Элизабет Филлипс
Мое непослушное сердце

– Заметано. Увидимся через полчаса.

Положив трубку, Молли нахмурилась. Только сейчас она в полной мере осознала, какой удар готовится нанести родным. Они искренне хотели для нее того же, что и для себя: глубокой, безграничной, всепоглощающей любви, такой, какая стала основой их жизни. Но ведь далеко не всем так везет, как Фэб и Дэну!

Поежившись, Молли натянула свой поношенный свитер и узкую черную юбку до щиколоток, купленную со скидкой в «Филдс». Звонок Кевина вывел ее из себя, и, чтобы успокоиться, она включила телевизор. Последнее время у Молли вошло в привычку смотреть повтор любимого сериала. Он будил в ней ностальгические чувства. Воспоминания о немногих счастливых моментах ее детства.

Она все еще думала об отношениях Кевина и Лили Шерман. Фэб наверняка что-то знает, но Молли боялась упоминать его имя.

«Лейс» решит ваши проблемы, да, да, да… «Лейс» поможет непременно, да, да, да…

Заставку сменила реклама. Потом на экране появилась Лили Шерман в роли Джинджер Хилл. Белые тесные шорты, груди выпирают из лифа ярко-зеленого бикини. Рыжеватые волосы рассыпались по плечам. В ушах раскачиваются золотые кольца, манящая улыбка обещает несказанные чувственные восторги.

В кадре возникли оба детектива на залитом солнцем берегу. По контрасту со скудными одежками Джинджер Сейбл нарядилась в закрытый купальник. Молли вспомнила, что актрисы дружили и в жизни. По крайней мере газеты в свое время об этом писали.

В прихожей зажужжал домофон. Молли выключила телевизор и побежала открывать дверь.

– Что-то ты бледная, – заметила Фэб, целуя ее в щеку.

– На дворе январь, не забыла? Зимой в Чикаго все бледные, – пробормотала Молли, неохотно разжимая руки. Курица Силия, добродушная, всеобщая матушка, долгожительница Соловьиного Леса, вечно кудахтавшая над Дафной, была списана с сестры.

– Привет, миз Молли. Мы по вас соскучились, – пробасил Дэн, едва не раздавив ее в медвежьих объятиях.

Обнимая зятя, Молли мысленно благодарила судьбу, пославшую ей эту парочку.

– Ты уже две недели у нас не показываешься. Фэб на стенку лезет, – продолжал Дэн, швыряя куртку на диван.

Взяв пальто сестры, Молли улыбнулась. Дэн все еще считает свое жилище настоящим домом Молли. Он и понятия не имеет, какие нежные чувства питает она к своей квартирке.

– Дэн, помнишь нашу первую встречу? Я старалась убедить тебя, будто Фэб меня бьет.

– Разве такое забудешь? Ты еще сказала, что она не настолько подлая, просто немного взбалмошная.

– Добрые старые времена, – засмеялась Фэб.

Глаза Молли лучились неподдельной любовью.

– Ах, какой же я была маленькой мерзавкой! Просто чудо, что ты в самом деле не задала мне трепку!

– Девочкам Сомервиль приходилось изобретать собственные способы выживания.

«Одной из нас и сейчас приходится», – подумала Молли.

Ру, обожавший Фэб, вскочил ей на колени.

– Я так рада, что удалось взглянуть на иллюстрации к «Дафне», прежде чем ты их отослала! А выражение мордочки Бенни, когда велосипед занесло и он очутился в луже! До чего уморительно! Есть новые идеи?

Молли немного поколебалась.

– Разве что в самой начальной стадии.

– Ханна была вне себя от восторга, когда Дафна перебинтовала лапу Бенни. Она считала, что Дафна ни за что его не простит.

– Дафна – очень добрая крольчишка. Она даже не пожалела своей розовой кружевной ленточки на перевязку.

Фэб рассмеялась:

– Бенни еще плохо знает женщин. Чудесная книжка, сестричка. Ты каким-то образом ухитряешься дать детям очередной важный жизненный урок, не теряя при этом юмора. Ты настоящий писатель.

– Знаешь, раньше я просто не понимала, что создана именно для этого.

– Кстати, насчет… Дэн, ты не помнишь… – начала Фэб, но тут же осеклась, сообразив, что муж куда-то исчез. – Он, должно быть, пошел в ванную.

– Там не убрано, – встревожилась Молли. – Надеюсь, он не слишком…

Громко охнув, она повернулась к двери.

Поздно.

В комнату ворвался Дэн с двумя коробками из-под тестов на беременность. В его огромных кулаках они казались боевыми гранатами.

Молли закусила губы. А она-то пока не хотела им говорить! И без того у них немало неприятностей из-за проигрыша на чемпионате АФК, а тут еще и это!

Фэб, не поняв сразу, в чем дело, с недоумением приподняла брови. Муж бросил коробочки ей на колени. Она прочла надпись и схватилась за голову.

– Молли!

– Понимаю, что тебе уже двадцать семь, – начал Дэн, – и мы не можем вмешиваться в твою личную жизнь, но я все же должен спросить.

У него был такой сокрушенный вид, что Молли съежилась. Невыносимо! Дэн – прекрасный отец, и ему труднее, чем Фэб, смириться со случившимся.

Молли взяла у сестры коробочки и отставила в сторону.

– Почему бы тебе не сесть, Дэн?

Он медленно опустился на диван рядом с женой. Фэб инстинктивно вложила руку в его ладонь. Двое против целого мира. В такие моменты Молли особенно остро ощущала собственное одиночество.

Сама она устроилась напротив.

– Мне нелегко говорить вам это, но я беременна.

Дэн побледнел, и Фэб поспешно прильнула к нему.

– Знаю, для вас это потрясение, и потому прошу прощения. Но о ребенке не жалею.

– Лучше скажи, когда свадьба, – выговорил Дэн, едва шевеля губами, и Молли снова вспомнила, каким неумолимым может быть зять. Если она не устоит, сдастся, он не даст ей ни жизни, ни покоя.

– Никакой свадьбы. И папочки у моего ребенка не будет. Так что тебе лучше заранее смириться с тем, что твоя родственница скоро станет матерью-одиночкой.

Фэб, казалось, потеряла дар речи.

<< 1 ... 13 14 15 16 17 18 19 20 21 ... 26 >>