Сьюзен Элизабет Филлипс
Мое непослушное сердце

– Я… я не знала, что ты с кем-то встречаешься, – выдавила она наконец. – Обычно ты мне все рассказываешь.

Нельзя, чтобы она догадалась!

– Я делюсь с тобой многим, Фэб, но далеко не всем.

Щека Дэна дернулась. Плохой признак.

– Кто он?

– Не скажу, – спокойно ответила Молли. – Это моя вина, не его. Мне он не нужен. Я не потерплю его в своей жизни.

– Зато терпела достаточно долго, чтобы залететь! – прогремел Дэн. – Тогда он тебе был нужен!

– Дэн, не надо!

Вспыльчивость мужа никогда не производила особого впечатления на Фэб. Вот и сейчас она больше тревожилась за Молли.

– Не принимай поспешных решений, Молл. Какой у тебя срок?

– Всего шесть недель. Но я не передумаю. Теперь нас будет двое – я и малыш. Ну и вы, надеюсь, не бросите меня.

Дэн сорвался с места и принялся метаться по комнате.

– Ты понятия не имеешь, во что ввязываешься!

Она могла бы напомнить ему, что тысячи одиноких женщин рожают детей, не надеясь на помощь отцов, сказать, что его взгляды чересчур старомодны, но слишком хорошо знала Дэна, чтобы тратить время и силы на уговоры. Лучше сосредоточиться на практических деталях.

– Конечно, я не могу уговорить вас не волноваться, но вспомните, что я подготовлена к рождению ребенка значительно лучше большинства одиноких женщин. Мне уже почти тридцать, я люблю детей и эмоционально устойчива.

Впервые в жизни она чувствовала, что последнее может оказаться правдой.

– И большую часть года ты сидишь без денег, – прошипел Дэн.

– Продажа «Дафны» идет не так быстро, как хотелось бы.

– Вернее, очень-очень медленно, – подчеркнул Дэн.

– Что ж, буду чаще писать статьи. Мне даже не придется платить няне, потому что я все время дома.

– Детям нужен отец, – упрямо буркнул Дэн.

Молли поднялась и подошла к зятю.

– Им необходим хороший человек, и я надеюсь, что ты всегда будешь рядом, потому что лучше тебя никого на свете нет.

Дэн, растроганно улыбнувшись, прижал ее к себе.

– Мы только хотим, чтобы ты была счастлива.

– Знаю. Поэтому так люблю вас обоих.

– Я только хочу, чтобы она была счастлива, – повторил Дэн, когда они с Фэб ехали домой после невеселого ужина.

– И я тоже. Но Молли независима по натуре и приняла решение, от которого не отступит, – вздохнула Фэб, озабоченно хмурясь. – Думаю, нам ничего не остается, как поддержать ее.

– Это случилось примерно в начале декабря, – прикинул Дэн, хищно сузив глаза. – Клянусь, Фэб, я найду сукина сына, сотворившего это с ней, и пусть пеняет на себя! Голову откручу!

Но сказать легче, чем сделать. Одна неделя сменялась другой, а Дэн и близко не подобрался к разгадке, хотя изобретал множество предлогов, чтобы обзвонить друзей Молли и выведать у них информацию. Но никто не мог вспомнить, чтобы сестра Фэб с кем-то встречалась. Он не постеснялся допросить собственных детей, но результат остался тем же. Устав от бесплодных попыток докопаться до правды, он в отчаянии нанял детектива, благоразумно забыв сообщить об этом жене, которая наверняка посоветовала бы ему не лезть в чужие дела. И что же он получил? Огромный счет, но ни одного факта. Таинственный любовник как сквозь землю провалился!

В середине января Фэб и Дэн повезли ребятишек на уик-энд в Дор-Каунти, покататься на снегоходах. Они звали и Молли, но та сказала, что должна срочно сдать статью для «Чик». Дэн понимал, что она просто избегает его, не желая выслушивать очередную лекцию.

В субботу он только привел Эндрю со двора, как Фэб прибежала в раздевалку, где они снимали сапоги.

– Ну что, здорово было, хрюшка-ватрушка?

– Очень!

Дэн с широкой улыбкой наблюдал, как Эндрю в одних носках летит по мокрому полу прямо в расставленные руки матери, как всегда, когда разлучался с кем-то из родителей больше чем на час.

– Я рада, – прошептала Фэб, зарывшись носом в его волосики. – А теперь беги на кухню, поешь. Сидр горячий, так что попроси Тесс налить тебе. Сам кувшин не трогай.

Эндрю умчался. Дэн решил, что Фэб выглядит на редкость соблазнительной в золотистых джинсах и мягком коричневом свитере. Он потянулся было к жене, но та показала желтую квитанцию – из тех, что выдают при оплате кредитной карточкой.

– Я нашла это наверху.

На бланке стояло имя Молли.

– Это чек из маленькой аптеки в соседнем городке, – пояснила Фэб. – Обрати внимание на число.

Дэн с недоумением пожал плечами, не понимая, что насторожило жену.

– И в чем дело? Число как число.

Фэб бессильно прислонилась к стиральной машине.

– Дэн, как раз в это время здесь жил Кевин.

Кевин покинул уличное кафе и побрел по Кэрнс-Эспленейд к своему отелю. Теплый февральский ветерок весело теребил листья пальм и раскачивал яхты в гавани. После пяти недель плавания с аквалангом в Коралловом море в обществе акул, предпочитавших держаться поближе к северной оконечности Большого Барьерного рифа, приятно вновь приобщиться к цивилизации.

Город Кэрнс на северо-восточном побережье Квинсленда был избран штаб-квартирой экспедиции ныряльщиков, и, поскольку в нем имелись неплохие рестораны и несколько пятизвездочных отелей, Кевин решил пожить здесь еще немного. К тому же Чикаго далеко и почти нет риска налететь на очередного оголтелого болельщика «Старз», жаждущего узнать, почему он очертя голову врезался в двойное прикрытие в самом конце четвертого периода матча чемпионата АФК, тем самым лишив команду возможности победить в финале Суперкубка. Никто ведь не поверит, что даже приключения в обществе премилой компании акул не заставили его забыть случившееся.

Местная шлюшка в топике, больше напоминавшем широкий лифчик, и предельно узких белых шортах окинула его призывным взглядом, сопровождаемым столь же манящей улыбкой:

– Эй, янки, гид не требуется?

– Спасибо, не сегодня.

Она разочарованно поджала губы. Ему, наверное, стоило бы подхватить ее под руку, но отчего-то тоска брала при одном виде размалеванной мордочки. Правда, он точно так же уклонялся и от не слишком тонких намеков и недвусмысленных авансов белокурой аспирантки, исполнявшей обязанности кока на их яхте, но тут по крайней мере все было понятно – он всегда старался держаться подальше от чересчур образованных заносчивых особ.

<< 1 ... 14 15 16 17 18 19 20 21 22 ... 26 >>