Светлана Алешина
Алиби с гулькин нос

Алиби с гулькин нос
Светлана Алешина

Новая русская
С того дня, когда была жестоко избита и изнасилована семнадцатилетняя Леля Величкина, прошло немало времени. Поэтому поиск преступника милицией ничего не дал: девушку парализовало, она долго была без сознания и не могла дать никаких показаний. Сострадание заставило частного детектива-любителя Ларису Котову, жену «нового русского», взяться за это дело. И одной из первых зацепок в расследовании стал рассказ матери Лели – накануне визита Котовой она перевозила дочь через дорогу в инвалидной коляске и увидела, как изменилось лицо девушки, когда мимо промчалась ярко-красная машина с тонированными стеклами и помятым крылом. Сердце подсказало матери – автомобиль как-то связан с тем, что случилось с ее дочерью…

Светлана Алешина

Алиби с гулькин нос

Глава 1

«Чтоб вам всем пусто было!» – зло подумал Котов, выходя из здания городского управления ГИБДД.

Евгений пребывал в ужаснейшем настроении. И надо сказать, это было совершенно оправдано. Всего пару часов назад его угораздило пойти на обгон на пригородной трассе. Но он не учел, что в любителях обгонять числится не он один. И тот владелец зеленой «девяносто девятой» тоже был русским и отдавал предпочтение быстрой езде. Они столкнулись как раз в тот момент, когда Евгений уже уверился, что благополучно сделал этого пижона, и ликовал в душе. Котов даже не понял, как это вообще могло произойти. К счастью, столкновение не принесло особых травм обоим водителям, но каким-то образом оно негативно повлияло на способность джипа «Чероки» к нормальной езде. Джипу требовался ремонт.

Инспектора, исследовав обстоятельства аварии, пришли к выводу, что оба водителя виноваты одинаково, и предоставили возможность им самим регулировать взаимные претензии. Котов хорохорился, доказывая своему оппоненту, что именно тот виноват в аварии. Однако молодой человек никак не хотел этого признавать и стоял на своем. Более того, этот хам даже требовал от Котова компенсации. Особое негодование Евгения вызвали угрозы незнакомца подключить каких-то «солидных людей». Евгений и сам мог это сделать, более того, он самого себя причислял к таковым. Тем не менее конфликт закончился, что называется, ничем, и после получасовой дискуссии Евгений плюнул, правда не решившись этого сделать в лицо обидчику, и удовлетворился плевком ему под ноги. Потом круто развернулся и произнес эту самую сакраментальную фразу: «Чтоб вам всем пусто было!» – сначала мысленно, а потом вслух. Он уже не слушал твердившего как попугай одно и то же своего оппонента что-то там про солидных людей, а, закурив на ходу сигарету, вынул мобильник и с кислым видом набрал номер ресторана «Чайка».

Там работала его жена Лариса. Вернее, не работала, а владела этим рестораном. Ей-то и собирался Евгений сообщить печальную новость о временной утрате джипом дееспособности. Евгений даже хотел попросить Ларису одолжить ему на время ее машину. Поскольку считал, что автомобиль ему нужнее, чем ей.

«В конце концов, ресторан находится в десяти минутах ходьбы от дома, – думал Евгений. – Ну, в пятнадцати. Пешком походит, ничего страшного».

Однако Лариса была не в очень хорошем расположении духа. У нее с утра возникли проблемы в ресторане – отключили воду, чтобы усложнить работу в кухне. Более того, администратор Степаныч мрачно сообщил ей, что среди персонала завелся вор. Он сделал этот вывод на основании того, что из холодильника пропал большой кусок мяса. Ладно бы еще, если бы это был казенный, а то данный кусок приобрел сам Дмитрий Степанович очень задешево. Для этого он специально мотался на другой конец города на автобусе, о чем и сообщил Ларисе, не уточнив лишь, что занимался этим в рабочее время. Он даже не отдал его своей теще, зашедшей в ресторан к зятю с запиской от его супруги, считая, что «эти старые обезьяны» без его руководства приготовят его не так, как следует по его мнению.

– Вы у нас известный сыщик, – кипя возмущением, шумно выдыхал воздух Степаныч. – Вот и занялись бы этим делом! А то уже ни в какие ворота – не ресторан, а проходной двор! Кто мне теперь убытки возместит?

– Ну только не я! – отрезала Лариса. – Я у тебя мясо не крала.

– А кто же, кто? – начал заводиться Степаныч. – Я вас безмерно уважаю, Лариса Викторовна, но надо вам сказать, что если вы и дальше будете столь легкомысленны, то в конце концов сами станете жертвой этого клептомана! Я понимаю еще, если бы украли деньги, но мясо! Мясо! Н-да… – почесал затылок Степаныч. – Наверное, я чего-то действительно не понимаю в этой жизни…

Лариса хотела что-то ответить, но как раз в этот момент и раздался звонок мужа. Услышав о том, что случилось с его машиной, Лариса нахмурилась. А выслушав просьбу одолжить Евгению свою «Вольво», нахмурилась еще больше. Она со скептическим видом дослушала Евгения до конца, после чего решительно заявила:

– Ну вот что, мой дорогой. Свою машину я тебе не дам, и не мечтай.

– Лара, но это же неразумно! – возопил Котов. – Я не могу без машины!

– Одолжи еще у кого-нибудь, – пожала Лариса плечами.

– У кого же я одолжу? Всем нужна машина…

– Ну вот и мне тоже нужна, – отрезала Лариса и, усмехнувшись, добавила: – Попробуй договориться со Степанычем.

– Чтобы я сел на его драндулет? – возмутился Котов. – Ну уж нет, спасибо, лучше пешком ходить!

– Вот и походи, – ответила Лариса и нажала кнопку отключения связи.

– Насчет чего это там договариваться? – подозрительно спросил Дмитрий Степанович. – И с кем?

– Да вот Евгению Алексеевичу срочно машина нужна.

– А свою он, что же, за долги отдал? – язвительно спросил Степаныч.

Они с Котовым терпеть не могли друг друга, и словесный, да и не только, поединок между ними продолжался с незапамятных времен. И теперь Городов не мог упустить возможности выяснить все подробности, чтобы при случае оперировать ими против Котова. К тому же сыграло роль его природное непомерное любопытство.

– Разбил, – коротко ответила Лариса.

– А я предупреждал! – ехидненько погрозил Ларисе пальцем Городов. – Я предупреждал! А вы меня не слушали! Вот вам алкоголизм!

– Мой муж не пьет, – холодно сказала Лариса.

– С каких это пор? – продолжал язвить Степаныч.

– Уже полгода, и тебе это хорошо известно. И кстати, хочу тебе прямо заявить, что, если ты еще хоть раз попытаешься ему помешать вести трезвый образ жизни, я тебя просто вышвырну вон! – неожиданно разъярилась Лариса, указывая Степанычу на дверь.

Тот будто налился спелым помидорным соком, но перечить не стал и скрылся за дверью, что-то недовольно бурча себе под нос. Лариса только закурила, чтобы успокоить нервы, как телефон зазвонил снова.

– Да! – рявкнула Лариса, уверенная в том, что это опять Котов со своей утомительной просьбой.

– Лара, привет, – послышался тихий удивленный голос сестры Ларисы, Татьяны. – Что-то случилось?

– Да нет-нет, – тут же успокаивающе проговорила Лариса. – Извини, пожалуйста, рада тебя слышать. Как поживаешь?

– Да у меня все по-прежнему, – сказала Татьяна. – Какие могут быть интересные новости, когда работаешь в школе? Зарплату вот жду второй месяц…

– А Валентина как? – осведомилась Лариса о племяннице.

– Да как? – вздохнула Татьяна. – Нового какого-то себе нашла… Не знаю уж, что из этого получится, я теперь не вмешиваюсь. Замуж ей надо, а она неизвестно о чем думает.

– Понятно, – протянула Лариса: об этих проблемах она знала давным-давно. Поэтому она слушала, что еще скажет сестра, но Татьяна молчала и как-то смущенно вздыхала в трубку. – Ну что там еще у тебя такое? – не выдержала Лариса, решив, что сестра хочет занять у нее денег до зарплаты.

– Да ты понимаешь, Лара, тут одна история произошла очень неприятная, – заговорила Татьяна. – Не со мной, нет, с моей коллегой одной. Я, может, и не стала бы к тебе обращаться, но история уж больно жуткая. И касается ее дочери.

– А что с ней случилось? – достаточно равнодушно поинтересовалась Лариса.

– Даже язык не поворачивается сказать, – Татьяна понизила голос. – Одним словом, изнасиловали ее и изуродовали всю. Инвалидом сделали, она теперь парализована совсем.

– Ничего себе! – невольно вырвалось у Ларисы. – И что же ты от меня хочешь?

– Да не я, а Тамара Константиновна хочет. Чтобы выродков тех нашли, которые ее дочь…

– А дочь знает их? Приметы помнит? – уточнила Лариса, имея в виду пострадавшую.

– Я же говорю, она парализована. Даже говорить не может. С ней Тамара Константиновна как с дитем малым нянчится, работу пришлось бросить…

– А сколько ей лет?

– Семнадцать только исполнилось. В медицинском училище она учится. Вернее, училась, – вздохнула Татьяна.

– А когда с ней случилось это несчастье?

1 2 3 4 5 ... 10 >>