Татьяна Викторовна Полякова
Любовь очень зла

Вот тогда-то я и увидела свое платье. Я была убеждена, что убирала его в шкаф, но оно лежало на постели, небрежно брошенное поверх одеяла.

– Это нервы, – жалобно сказала я и тут совершенно отчетливо вспомнила: вот я вешаю его на плечики, вот убираю в шкаф… Каким образом оно могло оказаться на постели?

Я затравленно огляделась и посоветовала взять себя в руки. Я помню, что убирала платье в шкаф, теперь оно лежит на кровати, значит, оставил его здесь Виктор. Одному дьяволу ведомо, зачем это ему понадобилось.

Я разозлилась, и страх мгновенно отступил. Взяла платье с намерением убрать его в шкаф и растерянно уставилась на его рукав: он был забрызган кровью. Я испуганно осмотрела платье: на подоле несколько пятен и еще на плече. Не может быть, откуда?

Я скомкала платье, зачем-то прижала его к груди, а потом бросилась в гостиную. Она по-прежнему была пуста, я с облегчением вздохнула, прошла к камину. Огонь потух, из углей торчал клочок бумаги, я потянула за него и обнаружила обгоревшую фотографию, ту самую, что мне показывал Виктор. Крови на мраморе и возле камина не было. Виктор навел в гостиной образцовый порядок, чего за ним никогда не водилось. Тщательно вытер стол, ни рюмок, ни чашек, ни бутылки, даже замыл ковер в том месте, где он разлил коньяк. Не знаю, почему меня это так напугало.

Я перевела взгляд на платье, которое все еще держала в руках. Откуда на нем взялась кровь? Может, я порезала руки и не заметила этого? Чепуха. На всякий случай я осмотрела свои руки, разумеется, никаких кровавых ран. Значит, я испачкалась, когда подошла к Виктору? Тоже глупость. Да, я видела кровь на камине, должно быть, он ударился довольно сильно, но испачкаться я никак не могла, а чтобы так извозить платье, нескольких капель крови явно недостаточно. Беспокойство все нарастало, по какой-то неведомой причине мне хотелось бежать из гостиной сломя голову.

Тут я обратила внимание на штору, закрывающую дверь на балкон, она слабо колыхалась, точно дверь была закрыта неплотно. Я подошла и увидела, что дверь в самом деле не заперта, потянулась к ручке с намерением запереть ее, но вдруг, повинуясь безотчетному порыву, распахнула дверь настежь. Балкон был ярко освещен горевшим здесь фонарем. Разумеется, я никого не обнаружила. Почему я решила подойти к перилам? Мне совершенно нечего делать на балконе, к тому же было очень холодно, но все же я подошла, а потом посмотрела вниз.

На мраморных плитах между цветочными горшками лежал Виктор, нелепо подвернув ноги. Лоб его был залит кровью, глаза смотрели не мигая, рот открыт, и отсюда мне казалось, что муж улыбается.

Я попятилась, хотела закричать, но крика не получилось, лишь какое-то слабое шипение. Я налетела на дверь, беспомощно огляделась, а потом бросилась вниз. Руки Виктора были безжизненными и холодными, как лед.

– Виктор, – позвала я, понимая всю бессмысленность этого.

Он был мертв. Он зачем-то вышел на балкон, возможно, курил, поскользнулся и упал… И тут я вспомнила о своем платье. Господи, оно же все в крови… Если его кто-нибудь увидит… Что же получается, мы поссорились с мужем, я его толкнула, и он?.. Я действительно его толкнула, только упал он вовсе не с балкона, а ударился затылком о камин и, когда я уходила, умирать не собирался. Боже мой, боже мой…

Я вскочила и побежала в дом, схватила шубу, поднялась в гостиную, платье валялось рядом с креслом, руки у меня так дрожали, что потребовалось несколько минут на то, чтобы свернуть его и затолкать в пакет.

Не помню, как я оказалась на улице, бросилась к калитке, но в последний момент передумала и повернула к гаражу, за домом была еще калитка, выходящая в переулок.

Фонарь там не горел, чему я очень порадовалась. Я торопливо зашагала в сторону реки и тут увидела милицейскую машину, она как раз сворачивала в переулок. Не помня себя, я шарахнулась в сторону, надеясь укрыться в тени соседнего дома, споткнулась и повалилась в кусты, вскрикнув от боли.

Машина остановилась в нескольких метрах от меня, из кабины никто не появлялся, сине-красные блики придавали стене напротив какой-то фантастический вид, а я лежала зажмурившись, боясь, что потеряю сознание. «Что им здесь надо?» – с отчаянием подумала я и тут вспомнила о платье. Если меня заметят, как я объясню, что делаю в кустах с окровавленным платьем в пакете, в то время как мой муж лежит под балконом собственного дома с пробитой головой?

Стараясь не шуметь, я на четвереньках пятилась к стене, моля бога, чтобы меня не увидели, и вскоре достигла каменной ограды. Рядом с ней стояли два мусорных контейнера. Не раздумывая, я забросила пакет в один из них и, согнувшись, побежала вдоль стены, через минуту оказавшись во дворе какого-то дома.

В окне возле двери первого подъезда горел свет, я испуганно попятилась. Не помня себя от страха, бросилась через двор и вскоре стояла на проспекте, здесь горели фонари, но было так же безлюдно. Я укрылась под козырьком какого-то здания, прячась за выступом от ветра, вспомнила о сотовом в кармане шубы и торопливо набрала номер Сергея.

– Да, – сонно ответил он после четвертого гудка.

– Сережа, ради бога! – закричала я испуганно, а потом заговорила тише, изо всех сил пытаясь успокоиться.

– Лили? – Теперь его голос звучал настороженно. – Что случилось?

– Виктор погиб. Упал с балкона. Я не знаю, что делать?

– Упал с балкона? Как упал? То есть, где ты? Ты вызвала милицию?

– Сережа, что-то происходит, – чувствуя, как меня захлестывает паника, шептала я. – Прости, что я звоню, мне не к кому больше обратиться…

– Ты с ума сошла, что ты говоришь, какие извинения? Скажи, где ты, я сейчас же приеду. Ты дома? Вызови милицию. Нет, я сам вызову.

– Сергей! – крикнула я. – Не надо милиции, то есть… Пожалуйста, приезжай! Я на проспекте, буду ждать возле старой аптеки.

Я закончила разговор, кое-как смогла отдышаться и направилась к аптеке. Я шла, прикидывая, сколько Сергею потребуется времени, чтобы приехать. Если он поспешит, хватит и пятнадцати минут.

Когда я подошла к аптеке, «Мерседес» Сергея уже был там, дверь распахнулась, и он вышел мне навстречу. Пальто расстегнуто, под ним костюм, рубашка и галстук, впрочем, в тот момент мне было не до этого.

– Лили, – он схватил меня за плечи и прижал к груди, затем отстранился и заглянул в глаза: – Что случилось?

Этот вопрос мне показался невероятно глупым.

– Я ведь сказала…

– Извини, – испуганно прошептал он. – Я хотел спросить… Пожалуйста, объясни, что происходит?

– Не знаю, – честно ответила я и заревела.

Он стал меня целовать, пятясь к машине, затем устроил на переднем сиденье и сел рядом.

– Успокойся, – попросил он, – и расскажи мне, что случилось.

Я вытерла глаза платком, вздохнула и попыталась взять себя в руки. Время шло, мне надо было принять решение, а между тем, пребывая в состоянии панического ужаса, я сейчас не способна была соображать. От этой мысли мне сделалось нехорошо. Виктор все еще лежит под нашим балконом, и если я…

В конце концов я смогла вымолвить несколько слов:

– Когда я вернулась, он был дома…

– Муж?

Нелепость вопроса вновь разозлила меня.

– Разумеется. Он узнал о тебе. Показал фотографию. Мы в теннисном клубе. Я сказала, что мы случайно оказались за одним столом. Он не поверил. Хотел ударить меня, я толкнула его, и он упал, ударился головой об угол камина. Я испугалась и убежала.

– Он сильно ударился?

– Нет, не думаю. Правда, когда я подошла к нему, то увидела кровь.

– Ты подошла к нему?

– Да. Я испугалась, когда он упал.

– Ты сказала, что убежала.

– Это потом. Сначала я подошла к нему.

– Он был жив? – помедлив, спросил Сергей.

– Конечно. Мы разговаривали… Потом я ушла из дома, не могла больше там находиться. А когда вернулась… – Я сглотнула, дернулась и сжала пальцы Сергея.

– Что?

– Я нашла его под балконом.

– Значит, он упал с балкона? – спросил Сергей с облегчением.

– Не знаю, то есть, конечно, он упал с балкона… только…

– Лили, пожалуйста, что значит «только»?

– Мое платье. Оно все в крови. Этого не могло быть, этого не могло быть, – в ужасе повторила я.

– Успокойся, какое платье?

– То самое платье, в котором я была сегодня, – пробормотала я.

Сергей оглядел меня и кивнул: шуба была распахнута, и он, конечно, заметил, что я в халате.

– И это платье в крови?

Вопрос вызвал у меня настоящее бешенство. «Он не понимает, он ничего не понимает», – в отчаянии думала я. Если честно, я сама мало что понимала, но одно было ясно: происходит что-то чудовищное.

– Прости, что задаю эти вопросы, – торопливо сказал Сергей, коснулся ладонью моей щеки, а потом порывисто обнял меня. Он весь дрожал, и глаза были испуганные, мне стало стыдно, что я могла злиться на него. Сергей единственный близкий мне человек, единственный, кто готов помочь, я должна собраться с силами и все рассказать, и как можно скорее, время идет, и оно работает против меня.

– Сережа, я его толкнула, и он ударился об угол камина. Я видела кровь, но мой муж был жив, и я не могла испачкать платье, потому что крови было совсем немного.

– Дорогая, успокойся. Я не понимаю, при чем здесь платье…

– Когда я вернулась, в доме было тихо, и сначала я решила, что Виктор уехал, поднялась к себе, переоделась. Я точно помню, что убрала платье в шкаф. Потом я спустилась в гараж, увидела, что машина мужа на месте, и удивилась. Я звала его, но он не ответил. Я вернулась к себе, платье валялось на кровати, выпачканное кровью. Я перепугалась и бросилась искать Виктора. Он лежал под балконом… Сережа, я ничего не понимаю…

– Успокойся, прошу тебя. Это платье, где оно?

– Я выбросила его.

– Выбросила?

– Да, я испугалась, там в переулке стояла милицейская машина. Сережа, они решат, что это я его убила.

– Господи, Лили, что за глупость? Ты убила своего мужа? Он ведь упал с балкона. Ведь ты сказала, что он лежит внизу.

– Да, но мое платье… Как это могло произойти?

– Послушай меня. Когда ты обнаружила мужа? Сколько времени прошло с тех пор?

– Не знаю… Минут двадцать, наверное. Что делать, Сережа?

– Вернуться в дом. Вызвать милицию.

– Но…

– Успокойся, дорогая. Ты вызовешь милицию и расскажешь им как все было. Вы поссорились, и ты ушла из дома. Куда ты отправилась?

– Я… просто гуляла.

– Где?

– Шла по улице, потом постояла на мосту.

– Стояла на мосту? – вроде бы не поверил Сергей. Сердце мое мучительно сжалось.

– Да, – тихо ответила я.

– Но почему ты не позвонила мне?

– Я не хотела тебя впутывать…

– Что?

– Сережа, я не убивала его! – крикнула я в отчаянии.

– О господи, дорогая, конечно, нет. Мне это даже в голову не пришло. – Он улыбнулся, поспешно отвел взгляд, а я поняла, в какой оказалась ловушке: если даже Сергей сомневается в моих словах, то что говорить о милиции. Мне сделалось нехорошо, я открыла дверь и выскочила на улицу, он бросился за мной.

– Куда ты? – крикнул Сергей испуганно.

Я махнула рукой, но уйти далеко не смогла: привалилась к стене дома, изо всех сил стараясь удержаться на ногах.

– Пожалуйста, подожди в машине, – жалобно попросила я, но Сергей бросился за мной.

– Тебе необходим врач, ты очень бледная, – сказал он. Ненужные слова, ненужное сочувствие, а время идет.

– Сергей! – крикнула я. – Я не могла испачкать платье кровью. Ты понимаешь?

– Конечно.

– Нет, ты не понимаешь. Кто-то нарочно подставляет меня. Кто-то убрал посуду, вычистил ковер и испачкал мое платье. Все для того, чтобы в милиции решили…

– Подожди, ведь ты переоделась уже после возвращения, так?

– Да.

– Выходит, платье могли испачкать лишь в тот момент, когда ты находилась в гараже?

– Конечно.

– Значит, кто-то в это время был в доме?

– Когда я вернулась, дверь была открыта.

– Убийца был в доме и теперь подставляет тебя?

– Вот именно.

– Мы разберемся с этим, дорогая. В любом случае надо звонить в милицию, будет гораздо хуже, если о трупе им сообщит кто-то другой. Куда ты выбросила платье?

– В мусорный контейнер в переулке.

– Поехали туда, платье надо уничтожить. Если его найдут, это создаст лишние сложности.

Милицейская машина исчезла, переулок был пуст.

– Здесь есть калитка? – косясь на стену, окружающую мой дом, спросил Сергей.

– Конечно. Ты же…

– Да-да, я просто забыл. Где контейнеры?

– Вот там дальше, возле домов.

Мы проехали еще немного и остановились возле контейнеров. Сергей вышел и долго шарил в темноте. Я сидела, закрыв глаза, боясь потерять сознание. Пакет с платьем должен валяться сверху; находись он там и сейчас, Сергей сразу бы его обнаружил. Наконец Сережа вернулся, лицо его выражало недоумение.

– Пакета нет. Ты уверена, что выбросила его именно здесь?

– Конечно. Я сама посмотрю.

К контейнерам мы отправились вместе, и несколько минут я исправно копалась в мусоре, пытаясь отыскать пакет. Сергей стоял рядом, светя мне фонариком, прихваченным из машины.

– Его здесь нет, – устало сказала я. – Теперь ты понял? Кто-то хочет…

Он перебил меня, не дав договорить:

– Где ты покупала платье?

– В салоне Эльзы Штоц.

– О, черт… если… вот что. Идем в дом. Я должен взглянуть.

– Нет. Не стоит тебе влезать во все это. Я справлюсь. Уезжай.

– Ты с ума сошла. Я тебя не оставлю. Никогда и ни за что. Нам потребуется адвокат. Слава богу, у меня есть один на примете. Сейчас я хочу взглянуть на труп.

– Зачем?

– Если он упал с балкона…

– Сергей, я его не убивала.

– Разумеется, дорогая. Я просто хочу взглянуть до приезда милиции. Мы можем пройти через эту калитку?

– Да, конечно.

Оставив машину в конце переулка, мы вошли через калитку в сад и приблизились к дому. В гостиной и моей спальне горел свет.

– Балкон выходит в сад? – спросил Сергей.

– Да, вот здесь налево.

Через мгновение мы оказались на каменной площадке под балконом. Она была пуста.

В первое мгновение я поняла только это. Свет фонаря по-прежнему освещал балкон, площадку, вазоны, мокрую плитку. Мокрую… Тут я услышала характерный звук, повернула голову и заметила шланг, небрежно брошенный возле вазона. В этом году поливальную установку ни разу не включали, что и неудивительно: погода на весеннюю походила мало, садовник был все еще в отпуске.

– Что это? – спросил Сергей, прислушиваясь.

– Кто-то включил воду, – пролепетала я.

– Воду? Зачем? И где труп? Ты ведь говорила, что видела его здесь?

– Я боюсь, – вцепившись в рукав его пальто, зашептала я. – Я ничего не понимаю.

– Ты здесь его видела?

– Конечно.

– Тогда куда же он делся?

– Не знаю. Кто-то убрал его отсюда и включил воду.

– Какого черта включать воду? – взорвался он.

– У Виктора голова была в крови…

Сергей тревожно огляделся.

– Вот что, детка, идем в дом. Я хочу все как следует осмотреть.

Он старался держаться спокойно, но я видела, как дрожат его руки. Мы поднялись на второй этаж и вошли в гостиную. Сергей прошел к балкону, дверь была чуть приоткрыта.

– Он лежал внизу?

– Да, вон там. Сергей, я…

– Подожди, девочка. Ты подходила к нему?

– Конечно.

– И он был мертв?

– У него были такие холодные руки и взгляд…

– Холодные руки – это чепуха, а взгляд… Лили, а что, если твой чокнутый муж просто решил тебя напугать?

– Ты думаешь? – опешила я.

– Вот-вот, почему бы и нет? Ты бросилась в гараж, он испачкал твое платье, а потом улегся внизу. Когда ты убежала, встал и включил воду, чтобы смыть кровь. Кровь вряд ли настоящая, милиция в этом быстро бы разобралась.

– Но зачем ему это?

– Понятия не имею. Вы поссорились. Ты сказала, что толкнула его?

– Да, он упал…

– Ты убежала, а в голову этому сукиному сыну пришла мысль хорошенько тебя напугать.

– Нет, Сергей, нет. Он был мертв. Я видела.

– Девочка моя, успокойся, ты испугана, ты вся дрожишь… Подумай сама, если это не дурацкий розыгрыш, куда делся труп?

– А если…

– Если кто-то подставляет тебя, то убирать труп очень глупо. Сиди здесь, я пройдусь по дому и все осмотрю как следует.

Сергей вышел, но через десять минут вернулся, лицо его было встревоженным.

– Там милиция.

– Где? – испугалась я.

– Возле ворот. Подъехали на двух машинах.

В этот момент раздался звонок, и мы оба вздрогнули.

– Что же делать? – пролепетала я.

– Открывать. Они видели свет. Если мы не откроем, это покажется подозрительным. О трупе ни слова.

– Но…

– Ни слова, ты поняла? Иди, не заставляй их ждать.

– А ты?

– Я спрячусь. Если будут спрашивать, скажи, что ты вернулась пятнадцать минут назад. Это, кстати, правда. Иди, Лили, и ради бога, держи себя в руках.

– В чем дело? – нажав кнопку переговорного устройства, спросила я.

– Нам позвонили, сказали, что слышали выстрелы. У вас все в порядке?

– Да, – растерянно ответила я, лихорадочно соображая: какие еще выстрелы?

Я накинула шубу и вышла на крыльцо.

– Заходите! – крикнула я милиционерам и махнула рукой.

Один из мужчин остался возле машины, а трое направились ко мне.

– Что за выстрелы? – спросила я, когда они приблизились.

– Позвонили в отделение. Вы ничего не слышали?

– Я вернулась минут пятнадцать назад.

– В доме еще кто-нибудь есть?

– Нет. Мужа тоже нет. Хотите зайти?

– Если у вас все в порядке… А кто живет рядом?

– Извините, никого из соседей я не знаю. А эти выстрелы… Не мог кто-нибудь пошутить?

– Дураков сколько угодно. И все же будьте поосторожнее. Одна в таком доме, не боитесь?

– Я привыкла. К тому же муж должен сейчас появиться.

Через минуту они сели в машину и тут же уехали.

Я вернулась в дом и позвала:

– Сережа.

Он вышел из кухни.

– Кто-то позвонил и сказал, что слышал выстрелы.

Сергей нахмурился, его тревога мгновенно передалась мне.

– Ты думаешь…

– Вот что, давай как следует осмотрим дом. Ты заперла входную дверь?

– Конечно.

– Я проверю на всякий случай.

Входная дверь была заперта. Это как будто немного успокоило Сергея. Он оглядел холл и вдруг спросил:

– Твоему мужу угрожали?

– Нет… Я не знаю, вряд ли.

– У него ведь была охрана?

– Да, разумеется.

– Постоянная или только когда он выезжал?

– Один охранник живет в доме.

– А где он сейчас?

– Виктор отпустил его.

– Такое случается часто?

– Не знаю. Я не обращаю внимания на охрану. Сережа, почему ты задаешь эти вопросы?

– Все это очень странно. Тебе не кажется? Твой муж специально отпустил парня, затем прикинулся мертвым.

– Сергей, думай что хочешь, но он не прикидывался. Виктор мертв.

– Тогда где он?

– Я не знаю.

– Твой муж спятил и зачем-то устроил дурацкий розыгрыш. Ты сказала, он узнал о нас?

– Да, он показывал мне фотографию.

– Где она?

– Он ее сжег. Я нашла клочок в камине.

– И где этот самый клочок? – спросил Сергей, а я вновь перепугалась:

– Не знаю. По-моему, я сунула его в пакет вместе с платьем.

– А пакет исчез. Любопытно, где он всплывет, – пробормотал Сергей.

– Что? – не поняла я.

– Ничего, дорогая, просто размышляю вслух.

– Может быть, мне следовало все рассказать милиционерам? Ведь кто-то слышал выстрелы.

– Разве кто-нибудь стрелял? Я имею в виду… – Я в ужасе закрыла лицо руками, Сергей торопливо обнял меня. – Успокойся, пока не увижу труп, я буду считать все это глупой шуткой. Если твой муж упал с балкона, он до сих пор должен был лежать под ним.

– А если он не сам упал, если его кто-то толкнул, а потом решил все свалить на меня?

– Тогда он тем более должен лежать там. А его нет. Если труп был, какой смысл его прятать?

– Я не знаю, – всхлипнула я. – Не знаю. Боюсь только, что смысл все-таки есть.

– Только при условии, что это проделки твоего мужа. Ты видишь труп, потом он исчезает, его все ищут, у тебя полно неприятностей, затем он появляется, все довольны и счастливы.

– Не думаю, что Виктор способен на такое.

– Он мог здорово разозлиться и решил проучить тебя.

– Что же делать? – немного успокоившись, спросила я.

– Ничего, – улыбнулся Сергей. – Забыть о трупе и жить как ни в чем не бывало. Когда твоему мужу надоест валять дурака, он объявится. Поехали ко мне, тебе не следует оставаться одной в таком состоянии.

– Я никуда не поеду, – чересчур поспешно сказала я. Сергей нахмурился и укоризненно посмотрел на меня. – Я… Вдруг он вернется, – отводя взгляд, добавила я, ни секунды не веря в то, что такое могло бы произойти в действительности. Виктор мертв, и сколько бы Сережа ни говорил… А если все-таки прав Сергей и это всего лишь глупая шутка? Но как же так, ведь я видела… – Я думаю, мне следует остаться здесь, – собрав всю свою твердость, сказала я.

– Хорошо, – кивнул он, – тогда я останусь с тобой.

– Нет. Уезжай. Если вдруг… я не хочу, чтобы кто-то застал тебя здесь.

– И ты не боишься остаться одна? – Он обнял меня и осторожно поцеловал.

– Это ведь мой дом…

– Когда вернется охранник?

– Не знаю. Не беспокойся обо мне.

– Если вдруг… мало ли что… сразу звони мне. Идет?

– Конечно. Кому еще я могла бы позвонить?

Это было сущей правдой.

Я проводила его и вернулась в дом. Прошла по всем комнатам, заглянула в ванные и даже зачем-то в шкафы в гардеробной. В доме стояла странная тишина, лишь в кухне едва слышно работал холодильник. Я включила радио, но тут же выключила, почему-то стало еще страшнее. Мне и раньше приходилось оставаться в доме одной, я закрывалась в своей комнате и не испытывала никакого беспокойства. Но сегодня…

– Виктор жив, – пробормотала я и усмехнулась.

Дом таил угрозу, я чувствовала это и пожалела, что не уехала с Сергеем. Торопливо поднялась к себе, закрыла дверь и легла на кровать поверх покрывала, подтянула колени к подбородку, обняла себя за плечи и попробовала успокоиться.

– Виктор жив, – повторяла я вновь и вновь. – Все это глупая шутка. Он здорово разозлился. Он в самом деле способен на многое в своем стремлении побольнее ударить.

Возможно, я бы поверила в это, если б не его лицо, когда он лежал там, на плитах. У живого человека не может быть такого лица. Я тихо плакала, затем натянула покрывало на плечи и наконец задремала.

Меня разбудили шаги. Кто-то подошел к двери и подергал ручку.

– Кто здесь? – вскочила я и позвала тише: – Виктор.

Мне никто не ответил, вновь тишина, только стук моего собственного сердца.

– Мне показалось, – прошептала я и замерла, прислушиваясь.

Почудилось, или кто-то осторожно сделал шаг, второй… нет, в доме тишина. Я вцепилась в покрывало, чувствуя, что могу потерять сознание от охватившего меня ужаса.

Я заставила себя дышать ровнее. Вдох, выдох, сосчитала до тысячи, способность соображать постепенно вернулась.

– Там никого нет, – сказала я громко. – Мне просто показалось.

Я поднялась и осторожно сделала несколько шагов. Повернула ручку, резко толкнула дверь. В коридоре горела только одна лампочка, он тонул в полумраке, но был пуст. Спрятаться здесь просто негде.

Я направилась к гостиной. Там все еще горел свет. Заглянула, вздохнула с облегчением и приблизилась к телефону. И тут вновь раздались шаги. Я слышала их совершенно отчетливо, кто-то шел по коридору по направлению к лестнице.

В каком-то отчаянии я схватила кочергу, сжала ее до ломоты в пальцах и крикнула:

– Кто здесь? – Шаги стихли, а я приблизилась к двери. – Виктор, если это ты, прекрати немедленно. Слышишь? Ответь мне.

Я толкнула ногой стеклянную дверь, с трудом сделала несколько шагов. Неужели у меня галлюцинации? Нет. Кто-то спускался по лестнице. Я бросилась туда, на мгновение забыв обо всех страхах, мне только хотелось увидеть…

Лестница была пуста. И тут шаги раздались вновь, скрипнула дверь, ведущая в гараж. Я стала медленно спускаться по лестнице. Так и есть, дверь осталась приоткрытой, со своего места я видела часть гаража, «БМВ» мужа с поднятой крышкой багажника… Почему багажник открыт? Разве он… Открытый багажник гипнотизировал. Я сделала несколько шагов, на мгновение замерла перед дверью, затем вошла. Машина стояла в паре метров от меня, я преодолела это расстояние, не отводя взгляда от багажника. Там что-то лежало, что-то, завернутое в покрывало. Я протянула руку, уже зная, что увижу, рывком дернула за край. Передо мной было лицо мужа. Взгляд невидящих глаз, устремленных куда-то вверх, жуткий оскал, лицо залито кровью, зубы на красном фоне казались ослепительно белыми. Я попятилась, что-то шепча, выронила кочергу, споткнулась и бросилась из гаража.

Я плохо понимала, что делаю, мне хотелось кричать, и я закричала, схватилась за перила лестницы, чтобы удержать равновесие, и тут почувствовала чьи-то руки на своих плечах, я замерла в ужасе и вдруг услышала:

– Лили, это я…

Передо мной стоял Сергей. Я начала медленно оседать на ступеньки, но он подхватил меня за локти, встряхнул.

– Что случилось? – спросил он испуганно. – Ты… ты… у тебя безумное лицо.

Я с трудом сглотнула и задала свой вопрос:

– Как ты здесь оказался?

– Услышал крик. Ты так кричала.

– Услышал крик? – не поняла я.

– Да. Я бродил возле дома. Не мог же я в самом деле уехать.

– Так это ты? Это твои шаги я слышала? Чепуха. Кто-то ходил по дому. Как ты вошел?

– Входная дверь была открыта.

– Что?

– Входная дверь была открыта, – повторил он. – Я ходил под окнами и вдруг услышал твой крик.

– О господи, – пробормотала я. – Я нашла труп мужа. Он в багажнике собственной машины.

– Ты… – начал Сергей, замолчал и направился в гараж. Вернулся очень быстро, лицо его было бледным до синевы, взгляд затравленно метался из стороны в сторону.

– Ты видел? – тихо спросила я.

– Разумеется. Значит, его действительно убили. О том, что он просто упал с балкона, теперь мечтать не приходится. – Он кусал губы, старательно избегая моего взгляда, потом спросил: – Лили, ты мне все рассказала?

– Я его не убивала, – в отчаянии прошептала я.

– Успокойся, конечно, нет. И у тебя просто не хватит сил затащить его в багажник. Ты слышала шаги? – Он тревожно огляделся.

– Да, я проснулась оттого, что кто-то ходил по дому. Я пошла проверить…

– Ты пошла проверить? – вроде бы усомнился он.

– Да, я подумала, может, это действительно Виктор? Как глупо, глупо, – в отчаянии я била кулаком по колену. – Мне надо было сразу вызвать милицию, в тот самый момент, когда я увидела его там, под балконом. Теперь мне никто не поверит.

– Успокойся, я люблю тебя, слышишь? Я все сделаю. Иди наверх в свою комнату. Где ключи от машины?

– Он всегда оставлял их на сиденье.

– Отлично. Ты сможешь некоторое время побыть одна?

– Что ты собираешься делать?

– Вывезу труп за город. Попробую его спрятать. Если не выйдет, значит, брошу машину где-нибудь в лесу.

– Ты с ума сошел, – пролепетала я. – А если тебя кто-нибудь остановит?

– Тебе не надо ни о чем беспокоиться. Иди к себе. Ты сможешь подняться?

– Сережа, – я покачала головой, чувствуя, как отчаяние сжимает сердце в предчувствии беды, – ты не должен этого делать.

– Я люблю тебя, – торопливо заговорил он. – Ты права, кто-то подставляет тебя. Я…

– Замолчи, послушай. Мы все делаем неправильно. Я должна была вызвать милицию, а вместо этого я испугалась и сбежала. Убийце это лишь на руку. Он спрятал труп, теперь, если ты… Господи, нам никто не поверит, как ты не понимаешь?

– Успокойся, посмотри на меня, я все сделаю.

– Нет, Сережа, нет! – крикнула я. – Дай мне подумать. Не подходи к машине. Я уверена, как только ты покинешь дом, тебя остановит милиция. – Лицо его сделалось совершенно белым от ужаса, он облизнул губы и вцепился в перила, как я совсем недавно. – Да, именно этого от нас ждут. И тогда капкан захлопнется.

– Что же делать? – растерянно спросил он.

– Успокоиться. Мне надо прийти в себя. Я найду решение. Уходи, Сергей. Прошу тебя, ты моя единственная надежда. Что бы ни случилось, помни, мы с тобой едва знакомы. Только ты сможешь вытащить меня…

– Ты хочешь, чтобы я…

– Я хочу, чтобы ты помог мне, для этого ты должен быть на свободе. Что толку, если нас арестуют обоих? Ты что-то говорил об адвокате. Свяжись с ним. Ты все понял, Сережа? – Он молча кивнул, протягивая ко мне руки, но я отшатнулась. – Уходи, ради бога, уходи быстрее.

Я торопливо поцеловала его на прощание, и он наконец ушел. Дверь в гараж была все еще распахнута настежь. Стараясь не смотреть в ту сторону, я прошла в кухню и направилась к телефону. И тут погас свет.

Мир вокруг меня погрузился во тьму, я замерла, прислушиваясь и стараясь сообразить, что происходит. Рядом кто-то был. Я чувствовала дыхание за своей спиной, прерывистое дыхание, точно человек очень волновался или только что бегом поднялся по лестнице.

– Кто здесь? – спросила я испуганно, стало очень тихо, и хотя чужого дыхания я больше не слышала, но все равно чувствовала – там, за спиной, кто-то есть. Я словно окаменела, каждое мгновение ожидая удара, не в силах сдвинуться с места. Надо было броситься к окну или к телефону, хотя какой от них толк?

Время шло невыносимо медленно. Я тяжело вздохнула и заставила себя сделать шаг, пот стекал по позвоночнику, губы пересохли, и дышать было трудно… Легкий шорох, и человек приблизился, а я почувствовала нечто вроде облегчения. Наконец-то все кончится.

Чьи-то руки на моих плечах… В тот же миг я услышала голос, странный голос, тихий и какой-то ненастоящий, а еще он звучал очень нежно, и это было самое жуткое, у убийцы просто не могло быть такого голоса, а то, что человек за моей спиной убийца, было мне абсолютно ясно.

– Не надо никуда звонить, – касаясь губами моего уха, шепнул он. – Ты поднимешься в спальню и подождешь до утра. Только и всего. Ну давай, иди.

Он легонько подтолкнул меня к двери. Я сделала несколько шагов и неожиданно для самой себя закричала, ужас рвался наружу безумным криком. Я побежала к входной двери и, не помню как, оказалась на улице. Я была уверена, убийца бросился за мной, он здесь, сзади, но если мне повезет и кто-то услышит мои крики…

Не успела я выскочить из калитки, как едва не угодила под колеса машины. Скрипнули тормоза, хлопнула дверь, и мужской голос крикнул:

– Да вы с ума сошли!

А я сообразила, что полулежу на капоте машины, а какая-то женщина смотрит на меня из кабины круглыми от страха глазами.

– Помогите мне, – прошептала я. – Ради бога, помогите мне…

Дверь вновь хлопнула, и я увидела женщину рядом с собой.

– Вы ведь наша соседка? – спросила она. – Володя, это наша соседка, – обратилась она к своему спутнику. – Вы ведь живете в этом доме? – Она коснулась моего плеча рукой, я вздрогнула и кивнула.

– Да… пожалуйста, помогите. Я одна в доме и… там кто-то есть. У вас с собой телефон? Вызовите милицию.

– Конечно, – кивнула женщина. – Садитесь в машину, вы вся дрожите.

Я послушно села, мужчина, тревожно оглядываясь, последовал за нами. Набрал номер, косясь на меня, и направил машину по дороге к своему дому. Только когда за нами закрылись ворота, он вздохнул с заметным облегчением.

Ему наконец-то ответили, он сообщил адрес и скороговоркой выпалил:

– Нападение на женщину в ее доме.

– Что с вами случилось? – спросила его спутница, заметно успокоившись после звонка.

– Не знаю, – покачала я головой. – Я пошла в кухню, и вдруг он…

– Кто он?

– Не знаю. Свет погас, я слышала голос.

<< 1 2 3 4 >>