Юрий Бабаев
Основы философии


Если какой-либо безумец согласится на подобный бесчеловечный «эксперимент», то он окажется заложником окружающей температуры, набора естественной пищи, будет окружен недружелюбными «соседями» из числа комаров, муравьев и до кабанов и волков. Наш гипотетический «экстремал» будет обречен. Не вымирает человеческая цивилизация просто потому, что она отгородилась от природы домами, одеждой, машинами, дорогами, огнем, медициной, промышленной технологией, наукой и др. Мы все живем в природе, выступаем её органической частью, но жить нам приходится «поджавши ноги». Малейшее погружение в «естество» (употребление недоваренной пищи, использование сомнительных водных источников, забвение мыла и зубных паст и т.п.) грозит современному человеку летальным исходом. Вот как мы платим за присвоенное себе гордое звание «вершины мироздания»!

Отражение как всеобщее свойство материи и его актуальность для существования живых форм

Отражение как всеобщее свойство материи не содержит в себе что-либо замысловатое. След на снегу, зазвеневшая рама от удара мяча дворового футболиста, припаленная перегретым утюгом вещь, нагретый лучами летнего солнца валун при дороге – всё это будет выступать примерами отражения. Поскольку отражение является общим свойством всей материи, то не лишены его и живые формы. Примерами его выступают повседневные элементы нашего бытия: визг кошки, если ей нечаянно наступили на хвост; ревущая на дворе скотина, если её вовремя не накормить; принявший умиленный вид человек, если неожиданно повстречал свое «строгое начальство». Сравнивая два типа приведенных примеров отражения, мы видим что на уровне неживой материи отражение – это просто след, результат взаимосвязи двух или более форм, причем на сущность каждой из взаимодействующих форм отражение не оказывает существенного воздействия.

Однако роль отражения принципиально меняется, как только мы перейдем к рассмотрению его проявления в живых формах материи. В том же примере с кошкой её визг, как реакция на боль, послужил для кошки сигналом о том, что наступила угроза для её организма. Оказывается, что отражение в живых формах тесно связано с жизнедеятельностью и функциями всего организма, превращается в первейшую жизненную потребность. Почему?

Для живых форм материи отражение – это условие обеспечения единства организма и внешней среды, без чего бытие живой формы невозможно. Все формы живого, в том числе и человек, выживают за счет внешней среды, которая выступает для каждой формы жизни в трех основных проявлениях: как нужная, т.е. полезная для жизни; как нейтральная, на которую можно не реагировать (плотность облаков на небе для спящей собаки); как опасная, угрожающая существованию (встреча зайца с волком, ров на пути человека, запах дихлофоса для насекомых). Поскольку живая форма выживает только за счет внешней среды, то каждому виду живого эту среду необходимо отразить, почувствовать, чтобы стремиться к ней или, наоборот, спасаться от неё. Для человека знание приобретает понятийную форму и порождает соответствующую реакцию. Остальным формам живого окружающую среду тоже приходится «узнавать», но формы «знания» в каждом уровне живой материи свои: знание собаки – это зрение, уши и нюх; для птицы узнать – это ударить клювом, реакция на звук, контуры видимых предметов, врожденные инстинкты; насекомые летят на запах или спасаются от запаха, чувствуют погодные изменения.

Степень развития отражения на уровне живого детерминирована общим уровнем развития самой формы живого. Природа словно осознанно дала каждому виду «не больше, но и не меньше нужного для выживания»: одно «знает» амеба, обволакивающая микроскопические органические частички на дне стоячего водоема; совсем другой характер носят «знания» зайца, отмеривающего в темное время суток десятки километров по полям и перелескам. Если мысленно представить всю лестницу живых форм от простейших до человека, то такой же усложняющейся лестницей будет выглядеть и «лестница» развития отражения. Это связано с усложнением среды обитания более сложных форм, несущих в себе разнообразие признаков и связей, которые необходимо все отразить, оценить, соответственно координировать свое поведение, вписаться в действительность.

Рассматривая живую природу как многоярусное и многокачественное явление, следует припомнить уже ранее предложенную схему усложнения свойств и признаков материального мира вообще, когда вышележащий ярус включает в себя и признаки нижележащих ярусов, которые выступают как дополнение к новому, основному для данного яруса признаку. В таком же отношении находятся и уровни отражения на разных ступенях живого, когда высшие его формы органически содержат в себе и формы отражения, присущие всем нижележащим ярусам живого. В этом плане человек, как высшая ступень «лестницы живых существ», несет в себе все те формы отражения, которые присутствуют во всех формах живого. Но, как дополнение к ним и как новый качественный прорыв, он имеет и чисто человеческие формы отражения, которых не знает остальная живая материя: сознание, способность к абстрактному мышлению, память, интуицию, предвидение, целеполагание, нравственную оценку отраженного. Подобная многогранность отражательных способностей человека обусловлена самой спецификой ареала, в котором разворачивается человеческая жизнедеятельность. Если ареал амебы ограничивается несколькими каплями загрязненной воды, для волка – десятками квадратных километров лесостепной зоны, для кита – просторами Мирового океана, то человеческим ареалом оказывается вся земная неживая и живая природа, а сама его жизнедеятельность разворачивается в человеческом общежитии со всеми его многогранными слагаемыми (речь об обществе и его особенностях пойдет несколько позже).

В заключение настоящего раздела темы укажем на то, почему не следует отождествлять понятия «отражение» и «информация», что нередко встречается из-за того, что начался период активного использования электронно-вычислительных машин не только в производственной, но и в информационно-управленческой сферах. Термин «информация» проник даже в философию, а ретивые сторонники новизны, готовые бежать «впереди паровоза», даже современное состояние цивилизации называют «информационным обществом».

Начнем в своих рассуждениях с простого. Кто не хотел бы познакомиться со всем земным шаром? Желающих будет очень много, начиная со школьников. Но кто мешает приобрести школьный глобус? Покупай и рассматривай нашу Землю от полюса до полюса. Желаешь узнать все поподробнее – покупай буклеты туристических фирм, крупномасштабные карты и рассматривай любой регион земли. Изучив весь этот блок наглядных пособий, получишь гигантскую «информацию» о Земле. Подобную же миссию выполнит и справочная литература, и ею активно пользуются, особенно на производстве. Но, гласит поговорка, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Увидеть – это отразить, воспринять всё, доступное органам чувств. Информация – это «чистый» от эмоциональных оценок набор сведений о существенных признаках того или иного явления. Каждый российский школьник знает, что такое цунами, но только японский или калифорнийский малыш мог его видеть: один владеет информацией, другой цунами увидел, отразил в сознании и чувствах, запомнил на всю жизнь.

Информацию можно уподобить многознанию, о цене которого философ Гераклит отзывался не очень высоко. Информация, даже очень важная, не несет эмоционально-человеческой окраски, а отражение способно вызвать радость, восхищение, гнев, ярость и многое другое, в силу этого понятие «отражение» ближе стоит к философии и философскому восприятию действительности, нежели понятие «информация». Называть современное общество «информационным» – это такая же дань моде, как и тяга к «крутым» машинам или многоэтажным особнякам, – модным, но обременительным. Определенной информацией общество располагало всегда: даже наш далекий босоногий предок хорошо знал, что за оленем можно попытаться бежать, чтобы поймать, а от волка или медведя благоразумнее спасаться самому. Разве здесь мы не имеем дело с «информационном обществом» в пределах практики того периода!

Вне всяких сомнений, язык философии должен развиваться, поскольку философия выступает самым тонким камертоном эпохи. Но искусственное усложнение понятийного аппарата может в конце концов привести к тому, что философия перестанет быть базовым элементом духовной культуры вообще. Философы превратятся в своего рода секту египетских «посвященных», когда только они были в состоянии понимать письмена друг друга.

Размножение как видовое свойство живой материи

Способность к размножению всех видов живой материи не требует обстоятельных рассуждений. Через размножение осуществляется самосохранение всех видов живой материи. Форма размножения у каждого вида живой материи своя, и она тем сложнее, чем выше стоит данная форма на «лестнице» живого. На уровне микроорганизмов происходит простое деление «материнской» клетки надвое – и второй микроб готов (причем внутри самого мира бактерий нет деления клеток на мужские и женские). На уровне грибов в период их созревания идет активное выделение спор – микроскопических комочков жизни; травы и некоторые виды древесной растительности в период созревания выделяют пыльцу – настоящий бич для людей, предрасположенных к аллергическим заболеваниям. Радующие наши взоры цветущие растения – это раскрытое цветком лоно для перекрестного опыления, чтобы в итоге появились семена. Даже поедание нами сочного яблока на самом деле оказывается поеданием заготовленного для находящихся в сердцевине яблока семян «корма», который послужил бы для них источником питания в начальный период прорастания, окажись это яблоко в сходных условиях. Описание процессов самовоспроизводства в недрах живой материи можно продолжать долго. Философия рассматривает это явление в русле общей характеристики живого.

В связи с этим следует обратить внимание на одно довольно интересное и словно осмысленное явление в механизме размножения живой материи: исходная плодовитость его видов обратно пропорциональна вероятности выживания семени до его половой зрелости. Когда вероятность выживания низка – родители оказываются более «плодовитыми»; когда вероятность выживания высокая – плодовитость низкая. Природа словно отвешивает каждому виду свою «порцию» на будущее. В одной из басен Эзопа Лиса укоряет Львицу за то, что у той родится только один детеныш, «а вот у меня – целых шесть». На что та ответила: «Но зато я рожу Льва». Этот вопрос, крайне существенный для всей материи, на её дочеловеческом уровне в практическом бытии решается крайне просто: внешние условия для выживания благоприятны – формы живого размножаются интенсивно, стремясь к расширению своего ареала обитания; когда же складываются условия, неблагоприятные для выживания, – размножение замедляется. Это хорошо показали наблюдения над млекопитающими и хищниками. В мире растительного царства каждое плодоносящее дерево или растение стремится к максимуму, поскольку в мире растений идет жесточайшая борьба за каждый сантиметр земли, за каждый луч солнца.

В человеческом обществе всё повторяется с точностью до наоборот: в странах с высоким качеством жизни рождаемость низкая, но средняя продолжительность жизни высокая; в слаборазвитых странах с низким качеством жизни рождаемость высокая, но продолжительность жизни низкая. Африканский континент сегодня дает самый высокий прирост населения, европейский – самый низкий; африканский континент самый молодой, европейский – самый старый (учитывается средний возраст населения). В Африке (как и вообще в странах мягкого климата) научившиеся ходить дети предоставлены улице: вырастай, как сможешь! И вырастают, но не все: детская смертность в этом регионе мира также самая высокая; на европейском континенте рождаемость самая низкая, но и детская смертность самая низкая.

В эту схему не укладывается демографическая ситуация, сложившаяся на североамериканском континенте, где высокое качество жизни соседствует с высокой рождаемостью и низкой смертностью. Это объясняется тем, что естественные биофизиологические факторы совпадают с активным влиянием факторов социальных: высокий уровень медицинского контроля за состоянием материнства и детства, духовно-нравственной атмосферой вокруг семьи, здоровым подрастающим поколением. В частности, в США запрещена продажа спиртных напитков, даже пива, подросткам, не достигшим 21 года, а нарушителям правил торговли грозят очень серьезные неприятности. С распространителями наркотиков ведется настоящая война, а поскольку наркобизнес подрывает здоровье молодого поколения и безопасность страны, то и судят их по соответствующим статьям. Причем суд бывает очень скорым: сегодня пойман – завтра осужден. В общественном мнении многодетность семьи выступает показателем социальной благонадежности и общественной благопристойности. Законодательно аборты не запрещены, но религиозными требованиями (особенно католической церковью) осуждаются. Сама многодетность (от 3 детей и выше) выступает одним из элементов социального престижа. Для граждан США принцип «Крепкая семья – крепкое общество и государство» – не абстрактное понятие, а реальный элемент общественной жизни.

В России, особенно среди русского и обрусевшего населения, все идет наоборот: смертность обгоняет рождаемость, а естественная смерть соседствует со смертями от всевозможных «несчастных случаев». Обилие дорожно-транспортных происшествий, отравления алкоголем и его суррогатами; алкоголизм, курение и наркозависимость подрастающего поколения; нездоровое потомство, рождаемое нездоровыми родителями. В самом обществе отсутствует культ семьи и детей. Для многих семей, особенно среди социально незащищенных, рождение ребенка становится трагедией. Рядовым явлением стало «отказничество». Чердаки, подвалы, теплотрассы больших городов стали пристанищем юных «бродяг» и их «мотавших сроки» воспитателей. Страна, бросившая на произвол судьбы своих детей, лишает себя будущего.

Современное состояние российского социально-экономического уклада выявило неподготовленность части общества к новым общественным отношениям. Социализм сформировал извращенное понимание общественной жизни и общественных отношений. Десятилетиями формировалась психология распределительных норм получения материальных благ, необходимых для человеческого существования. От рядового члена общества требовалась только добросовестная работа, результатом которой могло быть получение квартиры, туристической путевки, рекомендации-характеристики в престижный вуз или на более ответственную государственную или партийно-политическую работу. Государство представлялось «левиафаном», которое все решает, все предоставляет или всего лишает. Большинство из ныне живущих россиян выросло и воспиталось партийно-бюрократической командно-административной системой, которая не давала возможности ни жить достойно, ни умереть с голода. Тунеядство (т.е. уклонение от общественно-полезного труда) было уголовно-наказуемым состоянием.

Формирующийся сегодня социально-экономический уклад – это не только демократизация общественной жизни, но это условие самореализации возможностей индивида. Человек в полном смысле слова оказывается в ситуации самовыживания: будешь там и тем, что сможешь сам сделать. Самостоятельность, инициатива социализмом душились, поскольку «партия все знала», «партия все видела», хотя действительными хозяевами жизни были партийно-государственные бюрократы. Сегодня человек, воспитанный в атмосфере подчинения и зависимости, оказался не в состоянии реализовать себя (не учили, да и годы ушли). Но мир окружающих человека материальных благ вырос, возможности приобретения их заужены. Старшее поколение учили: как можно мечтать о материальных благах, когда миллионы трудящихся стонут под игом капитала! Главное в жизни – не «мещанский» комфорт, а классовая зрелость сознания, готовность отдать «все силы борьбе за освобождение человечества». Сегодня маятник общественных интересов, общепризнанных ценностей качнулся в другую сторону: получить, заиметь, заработать как можно больше! Каким путем, за счет чего и кого – это вопрос второго порядка. Духовные ценности отходят на второй план. Под колеса этого меркантильного эгоизма попали семья и дети.

Для России современная демографическая ситуация – это не только социально-экономическая, но одновременно и политическая проблема. Мы сегодня – одна из немногих стран мира, где прирост населения, особенно среди русских, носит «отрицательный» характер (яснее: смертность превышает рождаемость). Демографы рассчитали, что даже для простого поддержания численности населения на постоянном уровне необходимо, чтобы каждая семья имела 2–3 детей. Современную малодетность принято объяснять социально-экономическими причинами: низкие заработки, отсутствие должных жилищных условий, дороговизна детского обеспечения (от пеленок-распашонок до колясок и шубок). Что обязательные для нормального развития ребенка товары оказались в сфере рыночного производства, а государственные пособия при рождении младенца лишь незначительно покрывают обязательный минимум затрат – это минус социальной политике государства, но почему же тогда и семьи, имеющие стабильный высокий доход, не блещут многодетностью? Тут вопрос перерастает из социального в нравственный: мы упираемся в вопрос отсутствия культа семьи и детей.

Татары, вторая по численности нация в Российской Федерации, оказались примерно в подобной же ситуации, как и русские. Но состояние демографической ситуации в этой национальности не вызывает тревоги за будущее её существование, поскольку там традиционно семья и дети выступают как элемент национального богатства; авторитет традиций, религиозных представлений способствует сохранению и укреплению семьи. Многодетная семья – свидетельство расположения Аллаха, и особенно тогда, когда родится много мальчиков. Не поощряется исламом и такой бич россиянок, как аборты, поскольку аборт – это нарушение дарованной Аллахом способности женщины к деторождению. Верно, в многодетных семьях дети не блещут дорогими колясками, меховыми шубками, на их шеях не висят «мобильники», но, как показывают многолетний педагогический опыт и наблюдения, дети из семей с умеренным достатком скромны, трудолюбивы, отзывчивее на добро.

Это отклонение от основной мысли раздела обусловлено тем, что при анализе человека как представителя живой материи мы невольно вступаем в область социальных признаков человека и общественных отношений, в которые человек включен. А потому и размножение его идет в основном не по биофизиологическим, а по социальным законам. Но такая «социализация» деторождения, которая сегодня наблюдается в России, отчасти свидетельствует о духовном нездоровье нации.

Обмен веществ как всеобщий признак живого и его состояние в человеческом организме

Обмен веществ можно рассматривать как элемент общего закона единства организма и среды, но проявившегося в самом организме. Каждая живая форма – это своего рода «кипящий котел», где сгорают необходимые для поддержания жизни элементы внешнего мира. А наружу выделяется все то, что не подвержено переработке, но в дальнейшем вступает в общий круговорот обмена веществ. Кратко суть вопроса сводится к тому, что всему живому для роста и развития нужна пища, которая поступает из внешней среды. Усвоение пищи – это процесс ассимиляции, отторжение биологи назвали диссимиляцией. Повышенную потребность в пище организм испытывает во время роста и развития (вот почему у детей наблюдается постоянная потребность что-либо жевать, высаженные весной культуры требуют повышенного внимания, молодняк скота доставляет немало хлопот животноводам и др.). В период зрелости вида наступает период равновесия ассимиляции и диссимиляции; процесс старения сопровождается снижением потребности организма в питании. Эта закономерность наблюдается в живой материи всех уровней. Задача пищи – поддержание равновесия в противоречивых тенденциях организма на разных стадиях его существования.

Сознательным нарушителем этого всеобщего закона живой природы выступает человек. Его питание можно определить как биолого-социальное, поскольку он использует в пищу не только то, что требуется организму, но и то, что он употребляет под влиянием общественного мнения, общепринятых оценок, престижных характеристик, сложившихся в обществе. В силу таких условий применяемую человеком пищу можно условно разделить на необходимую (когда в организм попадает все требуемое и ничего лишнего), вкусную (когда человек под воздействием искусства кулинаров употребляет лишнее, нежели требуется организму для нормального обмена веществ), изысканную (когда в организм поступает пища не обязательно нужная, но в общественном представлении необычайная (типа жареной саранчи, живых устриц и т.п.), массам недоступная, но вызывающая разбалансировку в обмене веществ). О роли спиртосодержащих жидкостей для организма даже нет нужды писать, поскольку все знают изречение «Веселие Руси питие есть», не подозревая о том, что речь идет о перебродившем меде – и только о нем. И пока кулинары и дегустаторы всего мира изощряются в том, что бы ещё придумать для изощренного вкуса, фармацевты всего мира с такой же кропотливостью ищут способы сохранения целостности биофизиологической организации человека, которая складывалась и стабилизировалась миллионы лет и вдруг оказалась под сильнейшими ударами современной цивилизации.

В рационе человека все больше появляется продуктов, прошедших сквозь сито научно-технической мысли, и чем больше «нахимиченного» над употребляемыми нами продуктами, тем они красивее оформлены. Результаты пользования достижениями цивилизации не заставили себя долго ждать: избыточный вес, болезни сердечно-сосудистой системы, преждевременное старение, отравления организма и многое другое, с чем столкнулась современная медицина, – это наша плата за стремление надуть природу. До современного разбалансированного с природой существования мы пришли «своим умом»; своим умом придется искать и методы, чтобы хоть как-то сохранить свою связь с остальной природой, иначе она нас просто отторгнет. Содержание питания – это не социальный а биолого-социальный вопрос, о чем должны помнить не только бедные, но и богатые народы. Не случайно в США вопрос об излишнем весе организма сегодня стал национальным вопросом. Природе приходится дорого платить, как только мы, в угоду своим прихотям, нарушаем её законы.

Вопросы для проверки усвоения темы:

1. Какие существуют гипотезы происхождения жизни на Земле, почему до настоящего времени отсутствует теория?

2. Чем обусловлены трудности решения вопроса о происхождении человека?

3. Как философия обосновывает неразрывное единство неживой и живой природы?

4. Каковы основные признаки живой материи? Как проявляется неживое в живом?

5. Как понимать организованность живой материи?

6. Какова роль отражения в живой материи, и в чем причина его восходящего усложнения?

7. В чем причина многообразия проявления признака размножения? Специфика проявления этого признака в человеческом обществе, и в чем причины тревожной демографической ситуации в современной России?

8. Почему обмен веществ выступает существеннейшим признаком живого? Каковы причины разбалансировки этого признака в организме человека?

Тема 4

Человек – единство биофизиологического и социального

Настоящая тема – это углубление положений предыдущей темы, но обращенных исключительно к человеку. Как будет показано в ходе дальнейшего изложения, человек – это не просто новая форма живого, но это принципиально новая форма, оказавшаяся, в силу определенных объективных условий, существующей одновременно в двух мирах. Как представитель живой материи, человек пребывает в природно-естественном мире, несет его признаки и подчинен общим законам материального бытия. Но его бытие – это бытие социализированное, а сам многовековой период в сотни тысячелетий его пребывания на Земле является процессом непрерывного становления и усложнения его новых, социальных, признаков, которые начали развиваться с момента отделения человека от своих предков. Социальные признаки – это все то, что появилось и продолжало наращиваться по мере становления человеческого общежития. Социальная сторона человеческого естества постоянно возрождается по мере смены поколений, а человек-младенец родится с набором лишь биофизиологических и анатомических признаков, позволяющих новому жителю планеты обеспечить лишь его биологическое существование. Социализация нового жителя начинается чуть ли не с момента рождения: ребенок слышит слова, речь. Воспринимает связь слова и действия, реагирует на эмоциональное поведение окружающих и многое другое.

Подлинная социализация начинается тогда, когда в сознании ребенка начинает развиваться понимание увиденного, услышанного, сказанного, а образное мышление сменяться мышлением понятийным. Осваивая речь, опыт, знания, нормы общежития, правила поведения и содержание межчеловеческих отношений, в сознании юноши формируется понимание специфики того общества, в котором он живет. Становясь взрослым, человек одновременно становится и гражданином общества со всеми правами и гражданскими обязанностями. Из существа биофизиологического он превратился в «человека разумного», а его потомству вновь придется повторить тот же путь. Но умирает человек как вершина цивилизации, как носитель её материальных, научных и культурных достижений, как «зеркало и эхо всей Вселенной» (С. Л. Рубинштейн).

Кого считать предком человека

Как человек появился на Земле? Кто его предки? Эти и подобные вопросы не являются новыми для философии, поскольку ими была напичкана вся дофилософская мифология. Не является новым вопрос о происхождении человека ни для естествознания, ни для антропологии – специальной отрасли знания, занимающейся исключительно вопросом происхождения человека – «антропоса» (в латинской транскрипции). Во все времена люди не только задумывались над вопросом происхождения человека, но и давали, как они полагали, вполне убедительные и окончательные ответы.

Эти «ответы» несли на себе печать своего времени, уровень его интеллектуальных и духовных достижений. Пробивающийся сквозь века метафизический материализм не мог справиться с вопросом происхождения жизни и сознания, а идеализм, эксплуатирующий постулаты религии, настаивал на внеприродной сущности сознания, уводя вопрос о природе человека в религиозно-мистические построения. Многие столетия «ясным» для сознания и убедительными в глазах масс были религиозные представления: он – высший продукт свободного творения верховного существа – Бога (идеалисты высшей силой считали Творческий Разум, Мировой Дух и др.). Материалистические аргументы в пользу естественного происхождения человека не имели достаточного влияния. Эти противоречивые концепции не вызывали острой полемики, поскольку каждая из них не могла представить доказательных аргументов.

Но ситуация в естествознании и в смежных областях «человекознания» резко изменилась после выхода в свет работы Ч. Дарвина «Происхождение видов…» (1859) и его последующей фундаментальной работы «Происхождение человека и половой подбор» (1871), сквозь которые красной нитью проходит основная идея дарвинизма – эволюционный взгляд на живую материю, в том числе и на человека. Ближайшие предки человека, согласно теории Дарвина, – человекообразные обезьяны. В лапидарной форме эту концепцию в основных чертах изложил Ф. Энгельс в статье «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека». Глубокого анализа дарвинизма Энгельс не делал; он сосредоточил внимание на том, что в силу изменившихся природно-климатических условий и нехватки питания на деревьях обезьяне пришлось слезть на землю и взять в руки палку, чтобы с её помощью обеспечить себе пропитание. Это было началом трудовой деятельности, приведшей к изменению морфологии тела, разделению конечностей на «руки» и «ноги», росту и совершенствованию мозга, появлению сознания и речи. Поскольку в период господства марксистской идеологии всё, вышедшее из-под пера основоположников марксизма, было для всех «истиной в последней инстанции», то и представленная Энгельсом картина происхождения человека была воспринята как окончательная истина. Всем стало всё понятно.

Однако в теории Дарвина было одно звено, которое прошло мимо внимания Энгельса: идея дивергенции, нашедшая свое объяснение только на генетическом уровне познания живой материи. Суть этого кратко состоит в следующем: существование какого-либо вида животных или растений продолжается во времени в, казалось бы, неизменном виде, но одновременно в нем идет и накопление каких-то новых качеств, для современной науки ещё не совсем ясных. На определенном этапе существования данной формы происходит взрыв, развал данной формы, когда её потомство приобретает новые признаки, которых не было в исходной, «родительской» форме. Дарвин в своей работе «Происхождение видов…» даже нарисовал настоящее «дерево видов», когда на общем стволе вырастают гигантские «сучья» видов и подвидов – и все они тянутся вверх, сквозь время. На определенном этапе часть ветвей отмирает, другие дают новые вторичные и третичные ответвления – и так до современной эпохи со всем многообразием видов и подвидов. Отмирание отдельных ветвей или их отростков – это результат внутривидовой и межвидовой борьбы за существование, а победители в этой борьбе продолжают «двигаться» сквозь столетия и тысячелетия, путем дивергенции порождая новые, более приспособленные виды.

Дарвиновская теория видообразования современным естествознанием не отвергнута, а лишь уточнена. Вполне вероятно допустить, что человеческий вид – именно продукт подобной дивергенции, которая произошла с его предком около трех миллионов лет назад, когда гуманоид расщепился на человекообразных обезьян и нашего далекого пращура. Анатомоморфологически и психически он ещё далеко отстоял от современного человека, но он уже не был исходным гуманоидом: впереди его ждала трехмиллионнолетняя эволюция, когда он буквально пробивался сквозь дебри природы к своему современному облику.

Материально-трудовая деятельность – одна из видовых особенностей человека, но её не следует фетишизировать. Поскольку все живое способно к выживанию во внешней среде только в силу наличия связи с этой средой, то для человека именно трудовая деятельность выступает формой такого вписывания в окружающую природу.

Эволюция низших форм живой материи происходит в ритме общей эволюции природы. Человек вышел из природы, и на это «вышел» мы обращаем особое внимание. Предок человека жил в естественной среде обитания и вполне гармонировал с ней. После его расщепления на два подвида эта способность гармонировать сохранилась за человекообразными обезьянами, а вторая ветвь, «человеческая», стала стремительно утрачивать её, эволюционируя в таком темпе, что стала перегонять естественную эволюцию окружающего бытия, стала медленно подниматься над природой, «выходить» из неё. Природа, бывшая когда-то матерью для предка человека, теперь все больше стала походить на злую мачеху. Это отторжение продолжалось многие тысячелетия, и в таком же темпе шло становление трудовой деятельности. Природа, наделяя человека все новыми и новыми качествами, поднимая его над собой, тем самым обрекала его на вымирание. Инстинкт выживания, как самый сильный во всех видах живого, заставил нашего далекого предка становиться умелым, разумным, деятельным.

Философия рассматривает труд не как способ получения прибавочной стоимости, а относится к нему как к совокупности осмысленных утилитарных действий, призванных обеспечить превращение естественной природной среды в искусственную, пригодную для её использования человеком. В результате труда человек окружающую среду «очеловечивает», делает её пригодной для использования. Трудовая деятельность оказывается формой связи общества с природой, или, выражаясь философски, труд – это условие обеспечения единства социальной формы материи с остальными формами материального бытия, и поэтому формой существования человека становится активная жизнедеятельность. Активность трудовой деятельности, её многовекторность пропорциональны нарастающему «удалению» человека от окружающей среды.

Степень воздействия на внешнюю среду диктовалась также тем, каков был уровень расхождения между потребительскими свойствами окружающей человека природы и его потребностями. Там, где эти расхождения были незначительными (готовые фрукты, готовое мясо и т.п.), там степень воздействия на природу была незначительной, трудовая деятельность усложнялась очень медленно; в тех регионах обитания первобытного человека, где окружающая среда была не столь «благосклонна», жизнедеятельность человека шла более активно, поскольку социальная пассивность обрекала человека на вымирание. Здесь кроются истоки неравномерного состояния уровней развития цивилизаций в различных регионах земли. Все разговоры о развитых и отсталых народах являются некорректными; интенсивность развития в различных природно-климатических ареалах обитания человека зависела от той «дисгармонии», которая складывалась между человеком и «матушкой-природой». Активная жизнедеятельность – показатель интенсивности приспособления, продиктованной инстинктом самосохранения.

Переход от гуманоидного состояния к состоянию человеческому – это длительный процесс единовременного становления всех человеческих особенностей: превращение биофизиологического стада в человеческое общежитие, становление морального сознания и морального поведения, сменивших биофизиологические инстинкты, понимание должного и недопустимого, осознание своей отчужденности от остальной природы. Умирал авторитет физической силы и нарастал «авторитет» знания, опыта, житейской мудрости. Росло чувство коллективизма и понимание единства своего «Я» с общим «МЫ». С позиций антропологии формирование человека завершилось около 70–50 тыс. лет назад. Но она акцентирует внимание только на его анатомических и биофизиологических особенностях, тогда как философия основное внимание обращает на духовно-нравственное в человеке, на рост его сознания и развитие способности к познанию и деятельности, в чем и проступает наружу великое человеческое «Я». Для естествознания человек – это высшая форма живой материи; для философии человек – это качественно новая форма бытия, определяющее звено социальной материи, а вся человеческая биофизиология выступает лишь субстратом для проявления человеческого.
<< 1 2 3 4 5 6 7 >>