Виктор Николаевич Чирков
Замок на стыке миров


– Только не буйствуй, – опять наставлял меня демон.

– Не буду.

Твердо встав перед рубиновым костром, я взял жезл в обе лапы, собрал всю свою волю в одну мысль и бросил ее словно копье вперед: «Не знаю, что ты и кто ты. Но я не подчинюсь тебе. Ты не сможешь заставить меня прийти к себе. Если хочешь, я сделаю это, но только добровольно».

– Теперь точно взбеленится, – прошептал демон.

Повисла тишина. Затем пришел ответ. Весь храм содрогнулся. Пламя вспыхнуло, выбросив сноп вполне натуральных искр, которые скоро осели. Расступившийся костер словно приглашал войти. Сила, тащившая меня к пламени, пропала. Прозвучали слова: «Ты молод, но так похож на них, ушедших. Ты сумел победить трандергара. Ты еще не великий, но так похож на них. Пройди сам путем испытаний. Потом, когда минуют времена, приходи, будем говорить. Ты мне симпатичен. Помни, тут тебя ждут…». Все стихло. Лишь костер приглашал внутрь.

– Ну и что? – прервал мои размышления Локи.

– Ты не слышал? – удивился я.

– Что? – в свою очередь удивился демон.

– Меня пригласили пройти испытание.

Приглашение возвращаться я почему-то утаил.

– Ты можешь погибнуть, – грустно заметил демон. – Может, не стоит?

– Все равно придется это сделать, я чувствую!

– Ну, все, опять пропал…

Теперь полукруг пламени стоял на месте. Я направился к костру. Последнее, что я услышал, шагнув внутрь звезды, это затихший где-то далеко голос демона: «Может, не стоит туда лезть…» – и пламя поглотило меня.

Стена вспыхнула за спиной. Теперь меня окружало кольцо рубинового огня. Я ощутил, что звезда медленно опускается. Меня поглощал иной мир. Мое «я», самая суть, растворялось в новой среде. Вовремя пришло осознание того, что еще мгновение – и от личности по имени Ян ничего не останется. Требовалась точка опоры в этом безмерном мире. Мое сознание ухватилось за жезл. Я начал словно нить собирать свое «я», воспоминания, образы, жизненный опыт. Чем больше я вспоминал, чем плотнее наматывалась нить воспоминаний, тем легче это получалось. Нить вилась и вилась вокруг жезла, образуя клубок. Времени не существовало здесь. Клубок вырос, уплотнился и стал напоминать скорее пушечное ядро. Еще мгновение, и сгусток моего внутреннего «я» вспыхнул всеми оттенками голубого цвета. Это напомнило мне земное небо. Последнее воспоминание влилось в него, передо мной сияла маленькая звезда, разогнавшая хаос вокруг. Жезл, с которым я мысленно уже расстался, выпал из лазурного сгустка и скользнул в мою правую лапу. Теперь мне была известна часть собственного прошлого. Я знал, что искать – выход. Моя путеводная звездочка поплыла вперед, я вслед за ней.

Это был информационный хаос, по крайней мере, на первый взгляд. Неслись какие-то образы, обрывки картин. Громадные искрившиеся потоки манили к себе, в них содержались несметные знания. Какие-то голоса нашептывали: «Бери – и ты станешь великим». Но я понимал, что не смогу этого понять, и такое знание разрушит меня. Навстречу неслись целые миры. Они словно выскакивали ниоткуда, манили уйти в них. Но я сошел бы там с ума, не сумев совместить в себе два мироздания. Вокруг несся грандиозный поток информации, я был частью его, но обладал целостностью. Поняв это, я стал выуживать нечто из окружающего мира. Мои вопросы уносились прочь синими молниями, возвращались назад, и мое маленькое голубое солнышко росло. Но чем пополнялись мои знания, понять сейчас я не мог. Оставалось лишь надеяться, что потом эти знания всплывут в снах или воспоминаниях. Кружились вихри, раскрывались бездны, мой силуэт начал размываться. Еще немного – и я забуду свою внешность. Тогда все пропало! Мой образ, летевший за лазурным солнцем, свернулся в ультрамариновую ленту и слился с голубым сгустком.

Легче от соединения не стало. Воспоминания захлестнули сознание. Оно снова начало распадаться.

Мне требовалась точка опоры. И эта точка опоры – пирамида. Она один из входов в это информационное море. Мои мысли рванулись к ней. Среди хаоса наметилось устойчивое течение. Теперь я или, может, несущееся вокруг меня море всякой мути – всё приобрело некое направление. Я стал все настойчивее представлять образ пирамиды в центре храма. И снова, чем упорнее я работал, тем легче это удавалось. Теперь мое «я» – маленькое голубое солнце, мчалось сквозь этот чудовищный мир к четко обозначенной цели. Встречались громадные звезды, звавшие к себе. Потоки, низвергающиеся навстречу, готовые поглотить и растворить в своих недрах все, что угодно. Теперь, когда у меня была цель в этом бушующем море, я мог приближаться к сверкающим водопадам неведомых знаний. Проплывали целые галактики и скопления миров. Иногда маленькая синяя искра (наверное, вопрос типа «Как устроена наша вселенная») вызывала такой Ниагарский водопад на песчинку, плывущую сквозь этот странный мир, что едва удавалось уклониться от гигантского информационного потока. По счастью, информация сама по себе не могла напасть или поглотить. Ее нужно было принять самому, причем добровольно.

Но опасность таилась и среди информации. Скелет знания вместе с его основой – безобидный с виду, заманивал в свои сети. Проблема захватывала жертву полностью. Жертва постепенно забывала о своей сущности, служа очередной великой идее. Работая на идею, существо начинало таять, обогащая идею и распадаясь. Скелет обрастал, идея крепла. Через некоторый отрезок времени оставалась только проблема и ничего от служителя идеи. Растворялось все, даже бессмертная душа.

Если контроль над своей сущностью сохранялся, то происходило увеличение объема знаний. В ходе взаимного обогащения происходил рост сторонника идеи и рост информационного образования. Если взросление существа происходит неупорядоченно, то размываемая аморфная структура постепенно распадается.

Мое «я» окрепло настолько, что задалось вопросом: «Чем же отличается, собственно, упорядоченность от хаоса, кто из них, собственно, кто?» Размышления об изнанке мира оставили след в недрах моего сознания. Я, наконец, усвоил маленький сегмент великого мироздания. В тот же момент, словно награда, впереди меня появился конус пирамиды, правда, вывернутый наружу.

Пора было выбираться, но как? Если я пришел добровольно, то мог попробовать выбраться сам… Проход в этот хаос информации… Я представил себе пятиугольник, что светился на полу храма. Неподалеку от обратной пирамиды сформировался блеклый рисунок. Моя мысль покинула голубое солнце, превратилась в крупную каплю и понеслась к рисунку. В полете капля успела изменить окраску от сложного оттенка синего цвета до насыщенного рубинового. Достигнув пятиугольника, она растеклась, словно по стеклу. Внутри его вспыхнула рубиновая звезда. Выход восстановился! Голубое солнце поплыло к нему.

Лишь только я оказался внутри кровавого контура, вокруг запылало бирюзовое пламя. Начался подъем. До моего сознания донеслась мысль: «Неплохо для первого раза, неплохо для бывшего человека, мы еще встретимся. Это будет интересно…». Стены голубого огня опали, звезда под ногами потухла, от магического пятиугольника остался лишь рисунок на полу. Я стоял в храме по другую сторону пирамиды.

– Молодец, что вернулся и не полез, – услышал я голос демона.

– А как это было? – спросил я.

– Ну, пламя поглотило тебя, потом стало голубым и пропало.

– И все?

– А почему ты спрашиваешь? – насторожился Локи.

– Да нет… Просто показалось, – не стал вдаваться в подробности я.

– Погоди, мы уже пересекли зал. Интересно, как? – не унимался демон.

– Не знаю, – пожал я плечами.

– Ну-ка, подожди. У тебя седина. Кожа потемнела. Ты утратил возраст… Он стал неопределенным… Ты точно ничего не помнишь?

– В целом – ничего, может, какие-то отрывки, – сказал я и выпустил жезл, который послушно скользнул на пояс.

– Жезл стал другим. Он и так-то пугал, теперь же мощь его возросла еще… – как-то очень настороженно произнес Локи.

– Нас ждут, – прервал его я.

– Ну, кто же ты такой… – не унимался демон, спрашивая скорее сам себя. – Эх, если б я мог заглянуть в твои глаза.

Я не стал его больше слушать и направился к аборигенам. До меня снова долетели обрывки мыслей: «Если он и не великий, то почти равный. Все подчиняется ему здесь. Он так странно пересек зал…». Среди туземцев я узнал жабу в зеленом плаще, ту, что дежурила в лодке. У остальных цвет плащей был светлее, скорее салатный. Одна особь щеголяла в малиновом плаще. У некоторых шею охватывала цепь с непонятным украшением.

Я присмотрелся к ближайшему обладателю плаща. Он был моего роста, с мощными, мускулистыми ногами и развитыми передними конечностями, очень напоминавшими человеческие руки, с крупной головой, явно больше моей. Взгляд непропорционально огромных внимательных глаз следовал за мной…

Мое внимание переключилось на существо, что находилось среди жаб. Оно очень напоминало человека, но, присмотревшись, я понял, что ошибся. По крайней мере, до последнего времени на Земле таких существ я не встречал. На нем была свободная одежда, переходившая в нечто напоминавшее сапоги. Кисти скрывали перчатки. Пальцев на руках больше пяти, но, вспомнив свои лапы, удивляться этому я не стал. Похоже, у него было множество всяких карманчиков, скрывавших емкости и приспособления. Наверное, под одеждой таилось и оружие. Вся позатипа выражала подавленность и безысходность. Небольшие, близко посаженые глазки нервно двигались. Всю голову покрывали мощные складки кожи с короткой, густой шерстью. Он мне напомнил какую-то породу земных собак со шкурой на пять размеров больше своего тела. Хотя о теле можно было только догадываться – его полностью скрывал костюм.

– Приветствуем тебя, о, равный великим, – произнесла жаба в малиновом плаще.

– Я…

«Замолкни, веди себя, как они хотят, разубеждать их нет смысла», – сердито ввинтилась в меня мысль Локи.

– Благодарю вас за приветствие, – изрек я с достоинством.

– Прости нашу оплошность, мы не уберегли наш мир, как завещали великие, это существо проникло сюда… – продолжила жаба.

– Не только это, но и другие, – дополнил я.

– Какие? – пыталась схитрить жаба.

– Да те, чей аппарат стоит во дворе, – ехидно заметил я. А про себя подумал: «И что это их так волнует?». Демон мысленно мне ответил: «Они же хранители, допустившие оплошность!»

– Мы виноваты, – сникнув, нестройным хором откликнулись жабы.

– Тогда отвечайте, кто это? И как сюда попал?

– Он говорит, что путешественник, случайно забредший сюда, – пояснила жаба в зеленом плаще.
<< 1 ... 14 15 16 17 18 19 20 >>