Владимир Григорьевич Колычев
Брат, держи удар!

2

– Валерик, ну ты же знаешь, как я тебя люблю, – сочно чмокнула губами Лелька. – Только гляну на тебя – и уже в экстазе... Ну все, пока, я ненадолго...

Она еще раз послала ему воздушный поцелуй. И пропала. В студию красоты отправилась. Это совсем рядом, на первом этаже их дома. Там отличные специалисты работают. Прическу стильную там слепить, макияж навести.

Только не совсем понятно, зачем ей это надо. Сегодня понедельник – день для них с Лелькой выходной. Концерта сегодня нет. Могла бы дать отдых лицу и волосам. Тем более Валере все равно, в каком она виде – с макияжем или без, в пьяном или трезвом, до или после секса. А секс они любят оба.

Лелька – восходящая звезда. Или просто звездулька. До гастрольных туров они еще не доросли – масштабы не те. Певица Лелька только на взлете. Но зато у них уже есть ангажемент в одном дорогом ночном клубе. А это живые деньги.

У нее пока одна хитовая песня. «Ночь любви». Быстрая заводная музыка, звуковые эффекты до мурашек по коже. И голос у Лельки вроде бы ничего. Песня в ее исполнении звучит. Очень даже звучит. Только особого фурора в народе она не произвела. Вроде бы ничем не хуже, чем те же «Ромашки» у Земфиры, «Солнышко» у «Демо», «Зима» у Алсу. Но взрыва нет. Почему?.. Очень бы хотелось знать. Но нет пока ответа...

И все же какое-никакое, а место под музыкальным солнцем Лелька себе нашла. Народ ее еще не полюбил, но уже в курсе, кто она такая. На улице узнают. Приглашают на всякого рода гала-концерты. Ангажемент в ночном клубе опять же. В общем, перспективка есть.

Скоро в репертуаре у Лельки появится еще пара хитовых песен. Еще что-нибудь можно будет наскрести. Альбом записать, в продажу пустить. Какую-никакую деньгу на нем зашибить. А там гастрольная деятельность, концерты в Москве, по крупным городам страны – и это прибыль.

Денег на раскрутку Лельке хватает. Никита, их общий друг, не скупится. Щедро финансирует их деятельность. Но нельзя же бесконечно эксплуатировать его дружеское расположение. Валера из кожи вон лезет, чтобы вывести творчество Лели хотя бы на уровень самоокупаемости. И очень надеется, что это когда-нибудь получится.

Когда-нибудь... Хотелось бы знать, когда именно...

Валера сел на край кровати, сунул ноги в шлепанцы. И потопал на кухню.

Квартира у них своя. Трехкомнатная, в доме повышенной комфортности. На Валеру оформлена. Подарок от Никиты. И мебель не абы какая – итальянская, из цельного дерева, кожаные диваны, кресла.

Никита заботится о них и об их будущем. Чертовски богатый парень. Но у него ничего общего с некоторыми зажравшимися «новорусами». Не мнит себя пупом земли, спесью не исходит. Старых друзей помнит, в обиду не дает.

Валера и Лелька – скорее новые друзья, чем старые. Не так давно судьба их свела. Но это было время жестоких испытаний. Вместе они прошли и огонь, и воду. Сейчас вот звучат медные трубы. Никита снова долларовый миллионер, Лелька – восходящая звезда эстрады, Валера – ее продюсер. Никита не зазнается. И они с Лелькой должны избежать звездной болезни.

Валера продолжал оставаться таким же простым парнем, каким был раньше. А вот в Лельку уже проник червь тщеславия. Все чаще из ее уст звучат упреки. Ну почему Валера не может поднять ее в высшие сферы звездных высот?..

Квартиру Никита покупал для них обоих. Почему-то решил, что из них выйдет прекрасная пара, которой одна дорога – под венец. Подарочек им заранее приготовил – эту квартиру, обстановку, машину. Пара они неплохая – это да. Валера симпатичный, статный – дорогой строгий костюм идет ему так, будто он в нем родился. И Лелька выглядит очень эффектно. Мужики слюной истекают, глядя ей вслед. Только под венец они не собираются.

Лелька – хорошая девчонка. Добрая, веселая, в меру взбалмошная. Но есть в ней что-то ненадежное. Хотя вроде бы и не изменяет она Валере. Вроде бы...

В холодильнике Валера нашел пачку пельменей. Это Лелька ничего по утрам не ест. Чашка крепкого кофе и сигарета – вот и все. А Валеру мама с детства приучила плотно завтракать. И в армии три раза в день кормили.

Валера после тоже кофейком побаловался. Через полчаса после еды выкурил первую сигарету. Раньше чем через тридцать минут после приема пищи курить нельзя – пища вроде как не усваивается. Правда это или нет, но этого правила он придерживался строго. Если, конечно, все спокойно. Это в экстремальных ситуациях он чадил как паровоз. А сейчас у него жизнь спокойная. Музыкальные и околомузыкальные страсти не в счет – это суета сует, не опасная для жизни.

А иногда Валере хотелось чего-нибудь остренького. Хотя бы морду кому-нибудь просто набить. Нет, не со зла. Просто прадед его был знаменитым кулачным бойцом. Озорства ради крушил челюсти направо и налево. Видно, наследственность сказывается.

Валера даже превзошел своего пращура. Он не только кулаками махать горазд. Ему ведь не только в кулачных боях кровь лить приходилось. В Чечне навоевался досыта, потом в паре с Никитой на болотах вдоволь настрелялся. Только стрелять неохота – не садист он, не тянет его убивать. А вот морду козлу какому-нибудь в соответствие привести – это бы сейчас не помешало...

Шло время. А Лелька все не появлялась. Валера завалился на диван, уткнулся в телевизор, даже задремал. Время близилось к обеду. А подруги все нет и нет...

Он разволновался не на шутку. И уже собирался идти ее искать. Но Лелька сама явилась. И не одна. Какой-то парень с ней. Среднего роста, в меру упитанный. Пакостные глазки, полные губы, глубокие залысины, едва обозначенная бородка. Не очень приятное впечатление. Но девчонкам такие типчики нравятся А может, нет. Но как бы то ни было, Валера заревновал. Уж не с этим ли типчиком Лелька пропадала с утра до обеда?

– Валер, знакомься, это Юрас! – с порога затрезвонила Лелька.

Парень будто не заметил неприязни в его глазах. Улыбнулся – вроде бы покровительственно. И протянул ему руку. Валере ничего не оставалось делать – пришлось пожать.

Юрас разулся, с деловым видом протопал в гостиную, по-хозяйски плюхнулся в кожаное кресло. Валера проводил его обалделым взглядом. Затем недоуменно глянул на Лельку.

– Ой, Валера, – надула она губки. – Ты только ничего не думай...

– А что я должен думать?

– О-хо-хо! Будто не знаю, о чем ты сейчас думаешь... У меня с ним ничего не было. Потому что и быть не может. А знаешь, почему? Потому что он этот, гей...

– Педик, что ли?

– Ну зачем же так грубо? – поморщила носик Лелька.

– Грубо, зато в рифму. Юрас – пидо-о...

– Тише ты, он может услышать...

– Да мне как-то поровну, – пожал плечами Валера. – Какого ляда ты сюда этого гомика притащила? Хочешь, чтобы я ему вдул?.. Так это не по моей части....

– За что, Валерик, я тебя и уважаю... Юрас шоу-мен, своего рода гений... У него к тебе предложение... Пошли, поговорим...

Юрас словно и не заметил их с Лелькой. Он сидел в кресле, нога на ногу. И листал журнал с глянцевой обложкой.

Лелька упала на диван, потянула за собой Валерика. Обняла его, поцеловала в щеку. И уже после того глянула на своего гомика.

– Юрасик, ау!.. – окликнула его.

Тот отложил в сторону журнал. Посмотрел на нее так, как будто впервые увидел. И вроде бы вспомнил.

– Ах да, – эффектно щелкнул он пальцами. – Я должен заняться вами, мисс... С чего начнем?..

Самодовольный напыщенный болван. Строит из себя чего-то... Валера с откровенной неприязнью смотрел на него. Но Юрас этого словно и не замечал. Похоже, его всерьез увлек процесс самолюбования.

– Начнем с внешней стороны медали. Итак, певица Леля!.. Певица... Леля... Певица Леля... Звучит?.. Мне почему-то кажется, что нет... Поехали дальше... Что там на сцене изображает из себя певица Леля?.. Модерн, скоростная попса, а вариант исполнения классический. Стоишь на сцене как неприкаянная, ножкой смешно дрыгаешь – и это все твои телодвижения. А нужен танец. Настоящий танец. Ты сама должна кружиться по сцене как волчок. И вокруг тебя все должны прыгать, потолок головами сносить... Имидж у тебя тоже не в дугу. Стандарт, ширпотреб. Таких певиц, как ты, – вагон и мусорная корзина. А нужно что-нибудь эдакое особенное – чтобы резко отличалась от других...

Валере надоело слушать этот треп. Он зевнул, привлек к себе Лельку. Но та отстранилась. Юрас интересовал ее больше. Дура...

– И что ты предлагаешь? – спросила она.

– Прежде всего надо подобрать под тебя пару-тройку толковых девчонок. Чтобы и вокал тянули, и танцевали как чумовые... Это будет не просто группа, а полный атас. Мы такую волну поднимем...

Юрас бы и дальше умничал. Но Валера его остановил. Он уже понял, откуда дует ветер.

– И у тебя на примете такие девчонки есть, – скорее утвердительно, чем вопросительно сказал он.

– Ну да...

– А кто продюсером этой группы будет?

– Вообще-то, я бы не отказался от столь интересного предложения.

– У тебя бабок вагон? Или только мусорная корзина?..

Юрас растерянно глянул на Лельку.

– Ну, Леля говорила, что с финансированием проблем не будет...

Валера нахмурил брови.

– Это правда?..

Лелька сделала кислое лицо.

– Ну, не то чтобы говорила... Но намекала...

– На Никиту, так? – недовольно покачал головой Валера. – Никита, мол, вам поможет... А меня куда вы решили засунуть, а?..

– Валера, ну ты, конечно же, останешься при мне... – промямлила Леля.

Она явно чувствовала себя не в своей тарелке. Оно и понятно. Сговорилась с этим педерастом. Валеру побоку, а его себе в продюсеры. На деньги Никиты группу раскручивать.

– А ты, наверное, думаешь, что останешься центровой в этой группе? – усмехнулся Валера. – А не засунут ли тебя в... гм... на задний план?

– Нет, что ты! – запротестовал Юрас.

– А ты не дурак, скажу я тебе. Группу сколотишь, на деньги Никиты Брата раскрутишь. И будешь мед ложкой хавать... А задница не слипнется, а?

– О чем ты?..

– Да все о том же... Группу-то как планируешь назвать?

– О! Вариантов валом. «Аленушки интернейшнл», «Крыша съехала», «Я упала с самосвала»...

– Сейчас ты у меня сам упадешь. С лестницы!..

Валера не привык бросать слова на ветер. Он подскочил к Юрасу, схватил его за шкирку. Тот начал брыкаться. И даже двинул его локтем по подбородку.

– Спасибо! – искренне поблагодарил его Валера.

И так же от всей души приложился кулаком к его физиономии. Юрас вылетел в холл. И снова попал в оборот. Валера открыл дверь и вышвырнул несостоявшегося продюсера из квартиры. Спустил, что называется, с лестницы. И захлопнул за ним дверь.

– Вот и все! – хлопками стряхивая с ладоней воображаемую пыль, сказал он.

– Ну и дурак! – надула губки Лелька. – Он же для нас старался...

– Ага, для нас, жди!.. Я этого хитрозадого насквозь вижу. Приберет все к своим рукам. На наши же деньги тебя в бэк-вокал засунет. А меня до уровня вышибалы опустит... Козел!..

– А может, Валерик, ты и прав, – пошла на попятную Лелька.

– Не может, а прав... Пошли, – он взял ее за руку.

– Куда?

– В спальню... У нас же сегодня выходной...

– А-а...

Как ни странно, но в постель она пошла неохотно. А ведь должна была «проголодаться». Последний раз они занимались любовью вчера вечером. А Лелька обожает секс не только на ужин, но и на завтрак, и на обед.

К вечеру этого же дня Леле позвонили.

– Олечка?.. Олечка, приветик... Соскучилась?.. На часик? Ну, если на часик... О'кей!..

– Что за Олечка? – спросил Валера, когда она положила трубку.

– Да это моя старая подруга...

– Я про нее не слышал...

– Потому что я не рассказывала. Я много чего тебе из своего прошлого не рассказывала....

И правильно делала. Прошлое у нее героическое.

– Я ненадолго, дорогой! – Она начала собираться.

– А я тебя что, отпускаю? – насупился Валера.

– Да? Не отпускаешь? А жаль... Но я все же съезжу к Олечке... Хочешь, со мной поехали?

Не успел Валера и рта раскрыть, а она:

– Не хочешь, как хочешь... Тогда я сама. Туда и обратно. Часа через два буду.

Вот такая она, Лелька. Своенравная, своевольная. Попробуй останови ее. Весь вечер дуться будет.

– Ладно, езжай, – махнул рукой Валера. – Только одна нога здесь, другая там...

– Ну так понятное дело...

И все же интересно, кто она, эта Олечка. Уж не надуманный ли персонаж?

Вообще-то, Валера доверял Леле. Только есть одно золотое правило – доверяй, но проверяй.

Она за порог, и он уже в сборе. Строгий костюм в сторону. Джинсы и кожаный пиджак – это в самый раз.

Валера думал, что Лелька спустится в подземный гараж, где на приколе стоял их джип «Сузуки». Но она спустилась во двор, обогнула дом. Остановила частника. Села в машину и вперед – куда именно, неизвестно.

У Валеры уже не было времени бежать за машиной. Поэтому он выскочил на дорогу, поймал «бомбилу» на стареньком «Опеле». Сунул ему под нос пятидесятидолларовую купюру. И показал на «восьмерку».

– Куда она, туда и мы...

– Никаких проблем...

Это был как раз тот случай, когда слова не расходятся с делом. Водитель «Опеля» шел по следу «восьмерки» с такой легкостью, будто он только и делал, что гонялся за машинами.

Дмитровское шоссе, старые пятиэтажные «хрущобы». «Восьмерка» остановилась возле одного такого дома. И Валера тоже подъехал. Расплатился с частником и вышел из машины, как только Лелька скрылась в подъезде. Он за ней – по-кошачьи тихо, мягко. Вычислил квартиру, в которую она зашла. Третий этаж, дверь справа.

Он мог бы просто нажать на кнопку звонка. Дальше прикинуться танком и вломиться в квартиру. Посмотреть, к какой такой Олечке пожаловала Лелька. Но что-то его удерживало.

Он вышел во двор, устроился в беседке в глубине двора. Выкурил одну сигарету, потянулся за второй. Неужели это и есть экстремальная ситуация?.. Так или не так, но волновался Валера здорово. Понимал, неспроста Лелька в этом доме.

Шло время. Двор погрузился в темноту. Лишь фонарь тускло светил, и в окнах ярко горел свет. И в квартире на третьем этаже свет на кухне. Только шторы плотно задвинуты, непонятно, что творится за ними.

А не зайти ли на огонек?

Не так-то просто подняться на третий этаж. Если, конечно, забираться туда по балконам и у тебя слабые руки. Но у Валеры силы в избытке и ловкости не занимать. Он обогнул дом с другой стороны. Вычислил нужный балкон. Допрыгнул до газовой трубы, вцепился в нее руками, подтянулся. В квартире на втором этаже никого. Поэтому никто не поднял шум, когда он забрался на балкон. Затем дотянулся до балкона на третьем этаже.

Он крепко ухватился за железные прутья, подтянулся. Продвинул руки вверх дальше. Добрался до перил. И вот он уже на балконе.

В комнате за окном горит ночник. Но и здесь шторы плотно задвинуты – не заглянуть внутрь. Только есть приятная неожиданность. Дверь на балкон открыта. Кому-то свежего воздуха не хватает.

Через эту дверь Валера вошел в комнату. И оцепенел. Под мягкую музыку в свете красного бра на широкой постели барахтались обнаженные тела. Мужик и две бабы, среди которых Валера узнал Лельку...

А вторая, наверное, Олечка...

Валера было сделал шаг назад. Но в мужике вдруг узнал того самого Юраса.

Группа «Экстаз втроем» в полном составе. Сволочье!..

Его и самого заметили.

– Валерик! – в панике выкрикнула Лелька.

Она сорвалась с постели, начала поднимать с пола свою одежду.

– Я тебе сейчас все объясню... Я тебе сейчас все объясню, – бормотала она.

– Братан, все нормально, – засуетился Юрас.

И даже набрался наглости подмигнуть Валерику.

– Тут ничего такого, мы это...

– А мне говорили, ты педик, – оборвал его Валера.

– Да нет, ты что? Никогда педиком не был...

Вот так так. Развела его Лелька. Как последнего лоха развела. Не зря же она сегодня была такой вялой в постели. Юрас ее с утра употребил. А потом ее снова на него потянуло. Или больше на Олечку. Вот она, Олечка, выставилась перед Валерой во всей своей красе. И нагло смотрит на него. Будто не прочь и ему отдаться. Шлюха!.. Шлюхи!..

– Смешно?.. – зло спросил Валера. – Мне не очень... А посмеяться хочется...

Юрас и опомниться не успел, как Валера схватил его за руку и волосы, вытащил из постели. Через комнату на балкон. А дальше отправил его в свободный полет, с третьего этажа на бренную землю.

Теперь можно и посмеяться. Ведь смеется тот, кто смеется последним...

Только смеяться Валере не больно-то и хотелось. Юрас лежал на земле и не подавал признаков жизни. А вдруг насмерть разбился?..

Валера влетел в комнату. Подскочил к Леле, взял ее лицо в ладони.

– Сука ты!..

– Я знаю, Валерик, я знаю...

– Да мне уже по фигу, кто ты такая... «Скорую» вызывай. Трахарь трахало свое разбил...

Валера вышел из квартиры через дверь. Спустился во двор, обошел дом, нашел Юраса. Тот уже не лежал, а сидел на голой заднице. И стонал, поглаживая ушибленную руку. Или даже сломанную...

– Не сдох? – спросил Валера. – А жаль!..

На самом деле он, конечно, был рад, что Юрас жив. Не хотелось Валере садиться за убийство. Хотя вроде есть статья за нанесение увечий. Но про эту статью он не думал...

Лелька вернулась домой поздно ночью. Впрочем, Валере было все равно. Пусть хоть совсем пропадает – не нужна ему эта дрянь...

Он лежал на кровати в комнате для гостей. Сюда переселился. Не может же он жить с Лелей в одной комнате. Как женщина для него она больше не существует. Только как певица. Если, конечно, она захочет с ним работать. А не захочет – пусть катится на все четыре стороны. Не пропадет он без нее...

Валере не спалось. Он слышал, как Лелька ходит по квартире, возится на кухне. Потом она надолго заперлась в ванной. Снова загремела на кухне.

И через пару часов появилась в его комнате. В одном пеньюаре, в туфлях на высоких каблуках – выглядела она жуть как сексуально. Только Валеру этим не пронять.

Чуть пошатываясь, она подошла к нему, села на краешек кровати.

– Любимый... – запустила руку ему в волосы.

– Сука!..

– Я знаю, такая уж я...

От нее тянуло перегаром. Конечно, после Юраса на трезвую голову Валера ее не возбуждает. А отдаться ему надо – чтобы хоть как-то сгладить свою вину. Только не нужны ему подачки.

– Шла бы ты отсюда...

– Не уйду, любимый...

– Какой я, на фиг, тебе любимый!.. – вспылил Валера.

– Ты думаешь, мне Юрас нужен... Нет, мне ты нужен...

– Ты идиотка! Ты хоть понимаешь, что ты полная идиотка?..

– Идиотка... А еще я нимфоманка, – грустно вздохнула Лелька. – Это не измена. Это диагноз.

– Тогда тем более вали отсюда. Еще меня заразишь, больная...

– А разве это плохо?.. Сейчас даже модно так жить. Ты гуляешь, я гуляю. А живем вместе...

– Ага, ищи дураков!

– Но я тебя люблю!

– Заметно...

– Юрас и Олечка – это всего лишь разнообразие...

– Ну да, еще лекарством их назови. Для снятия сексуального приступа...

– Может быть... Мне никто не нужен, только ты.

Лелька даже всхлипнула. Что это, искреннее переживание или игра?..

– А ты мне не нужна.

– Хочешь, я больше не буду встречаться с Юрасом?..

– Ха, насмешила! Она не будет встречаться с Юрасом. Будто в жертву его мне приносишь... Да пошла ты знаешь куда вместе со своим Юрасом!..

– Я не могу без тебя...

– Ну ты достала!

– А хочешь, я с Юрасом поговорю? Он не будет подавать заявление...

– Какое заявление? – встрепенулся Валера.

– Ты же его с балкона выбросил. Он руку вывихнул.

– Ну и что?

– Ты же изувечил его. А это статья Уголовного кодекса. Тебя могут посадить.

– Так вы что, шантажировать меня вздумали?

– Я?! Я нет... А Юрас может...

– Он тебе что, говорил это?

– Нет, я сама думаю. Ведь ему надо нас к рукам прибрать...

– Тебя он уже прибрал. И не только к рукам...

– Это в прошлом...

– Все у тебя в прошлом... Сколько шлюху ни имей, все равно на чужую постель смотрит.

– Я больше не буду!

– Что не будешь? Смотреть?..

– Гулять!

– Ладно, с тобой я еще разберусь...

Это был первый шаг к примирению. Хотя Валера этого еще не осознавал.

– А с кем сейчас разберешься?

– С Юрасом... Вот уж сволочь!

– Сволочь, – Лелька пьяно мотнула гривой. – Все мужики сволочи. Только ты хороший...

С этими словами она прильнула к нему. Но Валера оттолкнул ее. Взял ее руками за плечи, хорошенько встряхнул. Зло глянул ей в глаза.

– Пошла отсюда!

– Валера!..

– Я сказал, пошла!

Он схватил ее за руки и силой вытащил из комнаты. Закрыл за ней дверь.

Но Лелька не унималась. Она просидела под его дверью до самого утра. И все это время скребла по ней ногтями. Только Валера не обращал на нее никакого внимания.

Он думал о том, что ему делать с Юрасом... Вот уж паразит так паразит. К Лельке присосался. И к банковскому счету Никиты присосаться не прочь...

* * *

Юраса он нашел дома. Адрес Лелька дала. У подъезда нос к носу столкнулись. Появление Валеры вогнало его в ступор. Бедняга даже икать начал.

– Слушай сюда, мразь! – надвинулся на него Валера. – Хоть одно движение в мою сторону, тебе хана. Заявление в ментовку, наезд – забудь об этом. Иначе труба дело. Не я это тебе говорю. А сам Никита Брат. Но, поверь, башку я тебе откручу вот этими руками...

Конечно, не очень порядочно прикрываться чужим именем. Но ведь этот козел хочет качать деньги из кармана Никиты Брата. Почему бы и не припугнуть его этим именем?..

– Ты меня понял, урод? – спросил Валера.

Юрас испуганно кивнул.

– И про заявление в ментовку забудь. Иначе сам на нарах окажешься. Сечешь?..

– Да я и не думал, – пролепетал Юрас.

– Тогда считай, что тебе повезло...

Валера повернулся к нему спиной, будто собирался уходить, но сделал только шаг и остановился. Резко развернулся к нему.

– И про Лельку забудь! Она не для твоего свиного рыла!

Зачем он это сказал? Зачем, если ему Лелька больше не нужна?.. Не хочет он жить с изменницей... А может, все-таки Лелька по-прежнему, хоть и немного, дорога ему?..

<< 1 2 3 4 5 6 >>