Владимир Григорьевич Колычев
Силовой вариант

Не оставались в стороне рестораны, ночные клубы, казино, спортивные и оздоровительные центры, подконтрольные Сафрону. Братков там не было, но удар был направлен против них. Вернее, он был нацелен на их бизнес. Распугивая клиентов, спецназовцы наносили ощутимый урон престижу этих заведений.

Сафрона также взяли в оборот. По дороге из аэропорта домой его останавливали чуть ли не на каждом километре. И в самом доме его достали. Уже раз пять одна за другой на него накатывались ментовские волны. Ничего запрещенного при досмотре не обнаружили. Но этого не требовалось. Главное, Сафрона нужно было постоянно держать под психологическим прессом.

Степан наблюдал, как уже притомившиеся собровцы покидают двор сафроновского дома, занимают места в машинах.

Едва они уехали, он подал сигнал своим операм.

– Пошли!

Все вместе они двинулись по горячим следам спецназовцев. Грозная пятерка беспрепятственно прошлась по разгромленным позициям сафроновского логова. Добрались и до самого Сафрона. Остановить их никто и не пытался.

Сафрон сидел в своей комнате на перевернутом кресле, в руке бутылка, глаза собраны в пучок и вбиты в пол. Возле него сидела красотка, его любовница, гладила его по голове, что-то шептала на ухо. Только он на нее не реагировал.

Зато бандюга среагировал на появление Степана и его оперов.

Вскочил со своего места, непроизвольно сделал пару шагов назад. Взгляд его забегал.

– Чего прыгаешь, как козел? – гоготнул Федот.

– Так он и есть козел! – гыкнул Эдик.

И тот и другой намеренно косили под крутых бандитов. И у них это неплохо получалось.

– Ну вот, Алексей Батькович, и свиделись. – Степан смотрел на него тяжелым, угнетающим взглядом.

Сафрон молчал. Его правая щека задергалась в нервном тике. Взгляд затравленный, тупой, как у овцы.

– Говорил же я тебе, придур, живи со мной в мире. Не послушал... Где кассета?

– Так это, я ее отдал, – взгляд Сафрона забегал.

– А почему не говоришь, куда отдал?

– Так это, ты знаешь, куда...

– Знаю. И где кассета, знаю. У меня она...

– Ну так в чем же дело? – Сафрон отвернул голову, спрятал глаза.

– Меня интересует основной экземпляр...

– Да, конечно, я счас...

Сафрон сделал шаг к выходу из комнаты. Но Степан остановил его.

– Я пошутил, – криво усмехнулся он. – Засунь эту кассету себе в задницу. Ты уже, наверное, понял, что мне до одного места твои потуги... Не свалишь ты меня. Не-а, не свалишь...

– Да я не хочу, так получилось...

– Конечно, не хочешь. Тебя заставили... Ты же, Сафрон, не дурак. Ты же знаешь, без меня в Битово не будет спокойной жизни. А ведь мы вроде как неплохо жили, а?..

– Да бес попутал. В натуре, бес...

– Не знаю, кто тебя попутал. Но тронул ты меня зря...

Сафрон со страхом смотрел на Степана, косился на его оперов. Он боялся их всех.

– Может, давай замнем дело? – с робкой надеждой взглянул он на Степана. – Я отступного дам. Сто «штук» баксов, без проблем...

– Чего?

Лицо Степана перекосила гримаса презрения.

– Не, ну можно двести...

Раз, и его руки ухватили бандита за грудки. Два, и он задрыгал ногами в воздухе. Сила у Степана неимоверная. Наконец-то она нашла выход.

– Запомни, ублюдок, ты меня не купишь...

– Не, ну я просто мира хочу! – взвыл Сафрон.

– Мира? – Степан поставил его на ноги. – Раньше нужно было думать о мире... Короче, не будет тебе больше спокойной жизни. Да ты это уже понял...

– Товарищ майор, – с предельно серьезным видом обратился к Степану Рома. – Нам уже пора уходить. Сейчас здесь омоновцы будут. А нам по плану «Вечный кайф» досматривать...

Притон-клуб Сафрона шмонали регулярно. Перед завтраком, в обед и после ужина. Это уже становилось традицией.

– Да вы что! – схватился за голову и застонал Сафрон. – Ну сколько можно...

– Скока надо!.. А ты что, уже прокурору жаловаться собрался? – Степан испытующе заглянул ему в глаза.

Того будто током ударило.

– Да нет! Гадом буду, никому не стучал...

Это звучало как оправдание.

– Только попробуй. Сам знаешь, мне ничего не будет. Я по-любому отмажусь. А вот тебя в унитаз спущу! – пригрозил Степан.

– Чертям в аду жаловаться будешь! – добавил Федот.

– Да я чо, не врубаю...

– Вот и хорошо, что твои мозги в прическу собраны. Все, гуд бай, клык моржовый!

Степан вышел из его дома первым, за ним его команда. Победа над Сафроном полная. Но для профилактики его еще надо малость промариновать.

– На завтра адресное задание спецназу есть? – спросил у Эдика Степан.

– Да, конечно...

– В таком же объеме?

– Да...

– Надо наполовину срезать. Ребята в спецназе крепкие, на бандюков злые, и в радость по загривкам их похлопать. Но Сафрону нужно слабину малость сделать. Чтобы с катушек не сорвался...

– Как скажешь, командир...

– А сами на душегуба целиком переключаемся...

Они вычислили маньяка, знали о нем все. Только не знали, где его искать. Как сквозь землю провалился.

* * *

– Ступор, в натуре, достал меня этот Волчара...

В ожидании нового наезда Сафрон сидел на диване, то и дело прикладывался к бутылке. Он был пьян. Но голова еще соображала.

Ступор сидел напротив него, в кресле.

– Да не вопрос. Всех достали...

– Шагу ступить не дают, из дома проходной двор сделали. Телок в прокат сдавать не дают, клиентов от кабаков отбивают, рулетку стопорят. Беспредел, в натуре...

– А с Колосом на эту тему тер?

– Да говорит, терпи, казак... Да я и сам думаю, терпеть надо. Перебесится Волчара и успокоится...

– Только когда это будет?

– Да я уже думаю, никогда...

Сафрон снова припал к бутылке.

– А если задобрить Волчару?..

– Не по понятиям это...

– Да какие, в жопу, понятия!..

– Может, ты и прав, брат. Бизнес спасать надо, а то совсем зачахнет...

– Тут у нас одно дело было, пока ты на островах оттягивался...

– Что за дело?

– Один козел трех девок на тот свет отправил. Вылавливал, гад, на тачке в лес завозил, трахал и душил...

– Маньяк, что ли?

– Точно. Волчара его конкретно ищет...

– А что, еще не нашел?

– И не найдет... Без нас не найдет!

– Так, а ну давай ближе к телу, – оживился Сафрон. – Какие у нас на него завязки?

– Козел этот у Клода. Он его по случаю прихватил...

– Так какого хрена! Давай его ментам сдадим. Добазаримся с Волчарой, он нам мир, а мы ему козла этого... Давай, поехали к Клоду...

Впрочем, можно было и не ехать. Пешком до его дома три минуты, не больше. Через пять домов его особняк. Конкретную домину отгрохал Клод. Ну так бабки у него водятся. Не зря Сафрон ему «Стрип» на откуп отдал.

* * *

Пленник был едва жив. Шутка ли, двое суток в тайнике пролежал. Обоссался, обосрался, от нехватки воздуха крыша ехала, пить хотелось ему, жрать. Но ни мыть его, ни поить и кормить никто не собирался.

– Только что базарил со своим человеком из ментовки, – сообщил Дрын. – Сказал, что душегуба конкретно ищут. Но где он, никто не знает. Даже наметок никаких...

– Ну все, значит, будем мочить.

– Сделаем, – кивнул головой Чичик. – Не проблема...

В это время в комнату, где они сидели, вошел Сафрон, за ним Ступор. Оба помятые, подшофе, но держатся с достоинством. Как же, авторитеты, блин.

Клод поднялся со своего места, растянул губы в резиновой улыбке.

– Какие люди!

– Привет, братишка! – Сафрон крепко пожал ему руку, потянул к себе, обнял, хлопнул ладонью по спине. – Долбаные менты со всех сторон прижали, – посетовал Сафрон. – Не дают людям в круг собраться, в кабаке конкретно посидеть, встречу обмыть, оттянуться...

– В натуре, как в осаде... Пока тебя не было, все нормально... – начал Клод.

Да осекся. На острый взгляд Сафрона наткнулся.

– Извини, братан! – попытался он выправить положение. – Я не в том смысле...

Но было уже поздно.

– А чего, все правильно, – ядовито усмехнулся Сафрон. – Пока меня не было, все было спокойно. Как я появился, так и понеслось. Типа я во всем виноват. Всех подставил...

– Да нет, я не про то, – оправдывался Клод. – Просто менты ждали, когда ты приедешь. Хотели подставить тебя...

– Вот и подставили, – взгляд Сафрона застыл, как плевок на сорокаградусном морозе. – Ты вот, например, думаешь, что я во всем виноват...

– Да нет, не думаю я так...

– Да ладно, чего уж там... Мы к тебе, Клод, по делу пришли, а не порожняки гонять...

– Слушаю, шеф...

– Ты мне скажи, где этот козел, который девок душил?

– У меня...

– Живой?

– Да вроде...

– На хрена он тебе?

– А черт его знает? – замялся Клод. – Так, под руку попался. Думаю замочить его. Пусть менты его ищут. На нас меньше времени останется...

– А что, логика в твоем базаре есть. Только надо козла этого ментам отдать...

– Прямо сейчас?

– Нет, сначала с Волчарой перетрем. Мировую ему предложим. Мы ему душегуба, а он нас в покое оставит...

– Так не согласится...

– Согласится.... Короче, займись душегубом. В божеский вид его приведи. Завтра его ментам повезем. Думаю, пойдет Волчара на уступки. Ему этот ублюдок нужен...

– Заметано...

Страх как не хотелось отдавать душегуба ментам. Но деваться некуда. Нельзя обострять отношения с Сафроном. И без того косяк упорол. Надо же, связал ментовские наезды с приездом шефа. Обозлился на него Сафрон, уходил – руки не подал.

После его ухода какое-то время Клод столбом стоял посреди комнаты. Затем вдруг резко развернулся через левое плечо и провел серию ударов. По бесу бил, который за его левым плечом хозяйничал. Это он потянул его за язык. И про душегуба Ступору заставил сказать, и Сафрона обидеть.

– Э-э, Клод, ты чо? – подал голос Чес. – Перегрелся, в натуре?

– А тебя что, спрашивают? – вызверился он на него. И с трудом удержался, чтобы не перенести на него точно такую же серию ударов. – Давай бери Слона и за душегубом, мать его!

– Все-таки будем ментам его сдавать?

– А деваться некуда... Как сказал Сафрон, так и сделайте, в божеский вид его приведите... Накормите, напоите, спать уложите. Пусть выспится...

– Да сделаем, чего там...

* * *

Совсем озверел Клод. Почем зря на него набросился. Ясное дело, непонятка у него с Сафроном. Но все равно нечего на Чеса хлебало разевать. Он не шавка какая-то...

Чес был зол на Клода. И ему нужно было спустить пар. А тут душегуб под руку попался.

Они со Слоном вытащили его из тайника.

– Ну и вонища! – Оба морщили носы.

Душегуба развязали, поставили на ноги. Но от слабости тот не мог держаться на ногах. Покачнулся и рухнул в воду. Слон схватил его, вытащил на сушу.

Чес заткнул нос и присел перед ним на корточки.

– Эй, ты жив? – спросил он.

Тот что-то пробормотал себе под нос.

– Жив, – махнул рукой Слон.

– Давай раздевайся...

Слышал душегуб, что ему сказали или нет, но раздеваться он не собирался. Сил не было на это.

Зато они появились, когда Чес двинул его кулаком по почкам. Отличное средство спустить пар.

Душегуб зашевелился, приподнялся с земли, обвел Чеса и Слона мутным невидящим взглядом. И медленно начал раздеваться.

Чес и помог бы ему, да только дерьмом боялся испачкаться.

Душегуб разделся, полез в воду. Слон притащил чистую сухую одежду, полотенце и кусок мыла.

– Мойся! – мыло полетело в душегуба.

Тот сделал вялое движение, чтобы поймать его. Но не смог. Мыло ударило его в глаз. Чес и Слон только посмеялись.

С горем пополам душегуб помылся, натянул на себя одежду. Его взяли под руки и потащили в дом. Именно потащили. У него не было сил идти.

Клод отвел ему комнату для гостей. Там его и положили спать. И на всякий случай вкололи снотворного.

– Пусть дрыхнет, – скривился Слон. – Завтра ему на киче откисать...

– Слушай, а покормить?

– Завтра пожрет. Мы ему сухарей в дорогу насушим...

Довольный своей шуткой, Слон закрыл дверь в комнату.

* * *

Вся команда была в сборе. Степан сидел за столом в своем кабинете, Федот, Эдик, Рома и Саня – напротив. Лица у всех кислые. Никак не получалось выйти на след маньяка. Как сквозь землю провалился.

– Да вы не расстраивайтесь, – сказал Степан. – Найдем гада. Главное, вычислили...

Запиликал «мобильник».

– Слушаю, Круча, – вяло отозвался Степан.

– Это я, Сафрон, – послышался сиплый голос.

– Чего надо?

– Да переговорить бы нужно...

Пощады просить будет. Затюкали его спецназовцы. Хорошо, что никому не жалуется.

– Не о чем с тобой говорить...

Пусть еще немного помучается. Пусть крепко осознает свою вину.

– Да у меня дело. Насчет маньяка...

– Какого маньяка?

– Ну этого, который девок душил...

– Ты что-то про него знаешь? – оживился Степан.

– Да есть кое-что... Короче, надо встретиться, перетереть...

Придется ехать на стрелку. А вдруг Сафрон не блефует и знает, как достать душегуба Селюнина?

– Где и когда?..

Через полчаса во главе своей команды Степан входил в кафе «Чайка». Кроме Сафрона, там никого не было. Даже братки отсутствовали. Этим Сафрон демонстрировал свое полное смирение.

При появлении Степана Сафрон встал, кивнул, выдвинул из-за стола стул, предложил сесть. Сам присел.

– Ну, что ты там о маньяке хотел сказать? – Степан сразу взял быка за рога.

– Я не сказать хотел, я тебе его отдать хочу...

– Он у тебя?

– Нет, пока не у меня. Но если надо, завтра он будет у тебя...

– Где он, говори! – потребовал Степан.

– Его ищут мои люди. Не надо мешать им. Они его обязательно достанут.

– Завтра утром он должен быть у меня!

– Без проблем... Только один вопросик уладить надо...

– Никак условие мне двинуть хочешь? – Степан нахмурил брови.

– Да нет, что ты, – заерзал на стуле Сафрон. – Просто поговорить хочу. Насчет того, как жить дальше...

– Ладно, не виляй. По глазам вижу. Ты мне Селюнина, душегуба, значит. А я тебя больше не трогаю. Так?

– Ну, я бы не возражал...

– Он бы не возражал... Ладно, считай, что договорились. Будем жить как жили. А кассетку, в смысле копию, мне отдашь, на всякий случай...

– Да вот она!

Сафрон с радостью выложил на стол видеокассету с компрометирующей записью. Степан спокойно сгреб ее и отдал Федоту.

– Больше копий нет?

– Нет, гадом буду...

– Да ты и без того гад... Короче, завтра утром душегуб у меня...

– Не вопрос...

На этом разговор закончился.

* * *

Клод уже ложился спать, когда позвонил Сафрон.

– Ну, как там наш маньяк?

Сафрон был явно под газом. Голос недовольный. Обида в нем. Все не может простить Клоду, что он связал его возвращение с ментовскими наездами.

– Да все путем...

У него тоже был повод для недовольства. Не хотелось ему сдавать душегуба ментам.

– Завтра к девяти свезешь его в отдел. Понял?

– Без проблем...

– Ну и отлично. Сдашь душегуба Волчаре. На руки. Потом мне звякнешь. Ну все, давай...

В трубке послышались короткие гудки.

– Как там наш маньяк? – передразнил Клод своего шефа.

И в сердцах отшвырнул от себя трубку.

Что ему сделается, этому уроду. Завалился на боковую и посапывает в две дырки.

И все же Клод решил наведаться к душегубу. Прошел в его комнату, увидел его лежащим на кровати. Подошел к нему. Ему не понравилось, как он лежит. Поза вроде неестественная. Он приложил два пальца к шейной артерии.

– Бляха! – выругался он.

Душегуб был мертв. И никаким искусственным дыханием его уже не спасешь.

– Вот сука! – Клода заколотило.

Лихорадочно соображая, он прошел в свою комнату. Еще немного подумал. Затем схватил «трубу», набрал номер Чеса.

Его пацаны были в его доме до ночи. Но уже все разъехались по своим хатам. А зря, надо было их оставить.

Чес ответил не сразу.

– Да! – Он учащенно дышал, голос недовольный.

– Это Клод... Ты что там, телку топчешь?..

– Ну так а что еще делать?

– Давай бросай это потное дело и дуй ко мне!

– Прям счас?

– Да, и без тормозов...

– Что-то случилось?

– Да. Приедешь, узнаешь...

– Все, лечу...

Затем он дозвонился до Слона и Чичика. Дрына решил не трогать.

К тому моменту, как появились пацаны, он успел закатать душегуба в покрывало, связать его, приготовить двухпудовую гирю.

– Ты что, Клод, грохнул его? – спросил Чес.

– Сам сдох!..

– Ну так, наверное... – начал Слон.

Но Чес зыркнул на него взглядом. И тот заткнулся.

– А что это за переглядки такие? – Это не укрылось от внимания Клода.

– А-а, – махнул рукой Чес. – Короче, косяк мы упороли. Снотворное ему вкатали...

– Идиоты! – взорвался Клод.

Кулаком он зарядил Чесу в лоб, а ногой вбил Слона в стену. Те чувствовали свою вину, а потому даже косого взгляда на него не бросили. Да только пусть попробуют!

– Козлы, мля! – Клод остывал. – В лодку его тащите, – кивнул он на труп.

– Зачем? – спросил Чичик. – Может, сбросим его где-нибудь, а менты потом найдут. Какая им разница, живой он или ласты склеил?

– Точно, – кивнул Чес. – Сафрон ведь обещал Волчаре отдать душегуба. Пусть хоть мент его мертвого получит. А не будет жмура, Волчара на Сафрона конкретно бочку погонит...

Все верно, лучше мертвого душегуба ментам отдать, чем спрятать. Тогда Волчара не так будет зол на Сафрона. Жив маньяк или нет, но дело уголовное закроют. А труп под водой – это висяк, пятно на уголовке.

Но у Клода свои аргументы.

– Хорошо, скинем жмура. Менты его подберут. И что дальше? – спросил он. И сам себе ответил: – А первым делом они начнут пробивать, кто душегуба замочил. И на кого стрелки переведут?.. А на Сафрона. Ведь он обещал Волчаре душегуба достать. А тот вдруг возьми и помри...

– Наедут на Сафрона, – пробасил Слон. – Как пить дать наедут. За жабры возьмут...

– Я, конечно, против Сафрона ничего не имею. Пацан он правильный, все у него в цвет. Но... Но сдать меня может. И сдаст. Всех нас сдаст. Или я не прав? – Клод поочередно посмотрел на каждого.

– Вообще-то своя задница дороже, – не стал спорить Чес.

– В натуре, может сдать, – кивнул Чичик. – По «мокрой» статье загреметь можем...

– Запалят нас конкретно. Заметут... Ну что встали? Давайте хватайте! – И Слон первым взялся за труп.

Жмура вытащили из дома. Погрузили в лодку. Вывезли на середину озера, привязали к ногам гирю и сбросили его рыбам на корм.

Клод сам правил лодкой. И снова, как в тот раз, когда топили Вику, попал на соседский причал. И едва не врубился в катер. Сработала сигнализация. И тут же на причале появилась собака. И давай гавкать. Только лает, но не кусает. Не дотянуться ей до лодки.

– Писец! – выругался Клод и дал задний ход.

В суматохе он как-то и не подумал, что в прошлый раз катера на месте не было.

Зато вой сигнализации навел его на одну умную мысль. Он остановил лодку, снова подошел к причалу. Заглушил мотор. Затем врубил фонарь и начал шарить лучом по катеру, по причалу. Как будто кого-то искал.

Мысль хорошая, но она едва не стоила ему головы.

Сигнализация отключилась. На причале вспыхнул свет – это на полную мощь зажглись лампы дневного освещения. До этого горел один только сторожевой фонарь, и то не на полную мощность. И тут же грохнул выстрел, через пару секунд второй. Клод явственно слышал, как взвизгнула над головой картечь.

Он и его пацаны залегли на дно лодки.

– Какой урод?.. – взвыл Слон.

– Тише! – зашипел на него Клод. – Мы душегуба ищем. Он типа от нас сбежал, в озеро ушел. А мы его ищем!

– Слушай, а мысль конкретная! – сразу врубился Чес.

– Хозяин из ружья лупит, – сказал Клод. – А шум нам на руку...

– Лишь бы не замочил ненароком...

– А ты лежи и не рыпайся, и все будет путем...

«Помповик» выстрелил еще раз и замолчал. А через минуту послышалась чья-то легкая поступь. По причалу шел человек. Медленно приближался к лодке.

Клод поднял голову.

И увидел соседа. Вернее, соседку. Без косметики, взъерошенная, глаза заспанные, в ночной пижаме. Но такая же красивая, какой он видел ее пару раз. Мало того, он как-то не обращал на нее внимания. Соседка и есть соседка, ничего в ней такого особенного. А сейчас она казалась ему чуть ли не королевой красоты. Его вдруг с головой накрыла волна ее сексуальной харизмы. Может, этому способствовал «винчестер», который она держала в руках. И держала его крепко. В красивых глазах испуг, но и решительности хоть отбавляй.

– Лежать! И не шевелиться! – Голос звонкий. И звучит совсем не страшно.

– Лежим! – крикнул Клод, выставляя вперед свободную руку. – И не шевелимся!

– То-то... Кто такие?

– Да сосед ваш!

– Чего вы здесь забыли?

Она продолжала держать его под прицелом.

– Да один дядька от нас сбежал. В озеро прыгнул. Вот ищем...

– Ладно, живите! – Соседка опустила «помповик».

Видно, удовлетворил ее ответ. А Клод с удовольствием удовлетворил бы ее кое-чем другим.

– А давайте познакомимся! – заулыбался он.

Поднялся во весь рост, собрался выйти из лодки на причал. И пацаны в лодке зашевелились.

– А вот этого не надо! – Соседка снова вскинула ружье.

Заигрывать с ним она явно не собиралась. Смотрит на него серьезно. Очень не хочет, чтобы он подходил к ней.

– Не надо так не надо, – пожал плечами Клод. И вновь улыбнулся. – Ну как вас хоть зовут?

– Жанна...

– Красивое имя...

– А вы мне зубы не заговаривайте! Давайте отчаливайте. И дядю своего ищите в другом месте. А мой катер трогать не надо...

– А катер у вас классный. Может, как-нибудь покатаемся...

– Я сказала, гребите отсюда!

– Гребем! Гребем!

Клод запустил мотор. Отогнал лодку от причала. Какое-то время они гоняли по озеру. Якобы беглеца искали. А потом пристали к берегу у своей пристани.

– А хороша у тебя соседка, – заметил Чес, когда они вошли в его дом. – Я бы ей это...

– Даже и не думай! – отрезал Клод.

– Соседские отношения?

– Ага, они...

Плевать он хотел на эти отношения. Просто он запал на соседку. Красивая бестия, мощный магнит у нее внутри. А у него в штанах железяка. И он, пожалуй, не успокоится, пока эта железяка не состыкуется с тем магнитом.

* * *

Сафрон встал поздно. Вчера на радостях бутылку текилы выжрал.

Текила тем и хороша, что похмелье после нее минимальное. И настроение неплохое. Мысль греет, что Клод уже сдал душегуба Волчаре. Сафрон глянул на часы. Без пяти десять утра. С минуты на минуту раздастся звонок.

Как будто в задницу смотрел. Зазвонил телефон. Это Клод!

Но в трубке загрохотал голос Волчары.

– Там кто-то кого-то обещал мне сдать, – спокойно, без всякого зла напомнил Круча.

А у Сафрона холодок по спине.

– А разве душегуб еще не у тебя?

– Его тут и близко нет! – Мент начал заводиться. – Слушай сюда, урюк гамбургский! Если через час у меня не будет душегуба, ты об этом горько пожалеешь...

– Да я... – начал было Сафрон.

Но Степан уже бросил трубку.

– Ну какого гада!..

Он начал набирать номер Клода. Но передумал. Вскочил с постели, стал быстро одеваться. И облизнулся, глядя на великолепное тело Ленусика. Она спала голая, даже простыней не накрывалась. Сейчас бы в самый раз палочку ей поставить, а ему приходится нестись черт знает куда.

Сафрона душила ярость, когда он летел к дому Клода. И едва не набросился на него с кулаками.

– Где этот хренов маньяк? – взвыл он. – Почему он не в ментовке?

Клод обреченно вздохнул и молча развел руками.

– Я спрашиваю, где он?

– Был да сплыл...

– Я не понял...

– Сбежал вчера этот гад. Мы ему хорошую дозу снотворного вкатали, спать уложили. Думали, до утра как мертвый спать будет. А он проснулся среди ночи и сделал ноги...

Клод имел бледный вид. Явно переживал. И его пацаны стояли рядом с ним с опущенными головами. Видно, казнят себя.

– Ну, блин, уроды! Такого зверя упустили... Делайте что хотите, но найдите этого гада...

– Да мы всю ночь искали. Он в озеро ушел, вплавь. Мы все обшарили, но его нигде нет. Может, утонул...

– Я вас самих сейчас утоплю! Гондоны, блин, штопаные!

Только напрасно сотрясал он воздух. Душегуба со дна озера этим не поднять.

* * *

Сафрон лично прибыл к нему. Поникший, голова опущена. Что-то вроде явки с повинной.

Он зашел в его кабинет. Но Степан даже не предложил ему сесть.

– Ну что, где душегуб?

– Так это, – голос Сафрона дрогнул. – Короче, ушел гад...

Он нащупал рукой стул, пододвинул к себе, сел без приглашения. У него был такой жалкий вид, что Степан не стал возражать. Хотя его убить было мало.

– Ушел, говоришь... – Степан забарабанил пальцами по столу. – А ну, мамонт ты замороженный, подробно и обо всем. Откуда у тебя душегуб взялся, у кого его прятали, откуда он ушел?

– Да у Клода...

– Клод, Клод... – Степан знал всех членов сафроновского кодлана. – Он же Сечкин Борислав Александрович. Так? Или ты уже забыл, как их всех по имени-отчеству зовут?

– Ну что ты. Мы же цивилизованные люди...

– Уморил! Цивилизация, блин!.. Зачем Клод держал у себя душегуба?

– Не знаю. Ей-бо, не знаю...

– А что ты вообще знаешь?.. Где этот твой Клод?

– Дома у себя...

– Адрес?

Сафрон не заставил себя упрашивать.

– Я сам поговорю с этим Клодом. А тебя, братэла, в «обезьяннике» подержу. Чтобы не сбег до выяснения. Извини, сам виноват. Я же тебя к себе не звал?

Сафрон поморщился. Но ничего не сказал.

Федот, Эдик и Саня были на месте, их Степан взял с собой.

* * *

Клод видел из окна, как подъехала к дому ментовская «Волга». Из нее вышли четыре мордоворота.

Один из них Волчара – Клод его сразу узнал. Трое других – его оперы. Громилы конкретные, не чета обыкновенным ментам. На этих только глянешь, оторопь берет. Монстры какие-то. Им, как другим, не надерзишь. Сразу в бараний рог согнут. И никакое карате не поможет. Говорят, у Кручи удар убойный. Быка с копыт сбить может. И у других болванки чугунные вместо рук.

– Ну что я говорил, – мрачно изрек Клод. – Сдал нас Сафрон...

А иного он от своего шефа и не ожидал. Не зря он у окна стоял, будто знал, что менты пожалуют к ним именно сейчас. Ждали их, к встрече готовились.

– Что, Волчара? – спросил Чичик.

– Ага, собственной персоной...

– Ну вот, дождались. Отстреливаться будем? – криво усмехнулся Чес.

Клод промолчал. Ему сейчас было не до шуток.

Настроение ни в звезду. Добрался-таки до него Волчара. Пусть и не насчет Вики пробивать его будет. Но все равно на душе муторно.

Ну кто его дергал за язык? Зачем Ступору о душегубе ляпнул?

Волчара и его оперы шли через двор медленно, но тяжело, как танки. Ничем их не остановишь. Впрочем, Клод и не собирался их останавливать. Не тот случай. Но и навстречу ему не вышел. Принял мента в гостиной, где вместе с ним находились и его пацаны.

– Ты Клод? – Волчара вперил в него свинцовый взгляд.

– Я...

Клод держался с достоинством. Никто не догадывался, что по спине у него бегали мурашки.

– И кодлан твой на месте. – Монстр из свиты Волчары обвел всех мутным взглядом. – Прямо как на заказ...

– Комов, ты бери этого! – Волчара показал на Слона.

– Савельев, займись этим, – второму мордовороту достался Чичик.

– А тебе, Кулик, вот этот, – взяли за жабры и Чеса.

Клод достался на съедение самому Волчаре.

Он был уверен в своих пацанах. Битый час они во всех подробностях обсуждали, что будут говорить на допросе. Все будут дуть в одну дудку, не запутаются в своих показаниях.

Волчара и Клод остались одни в комнате.

Мент удобно устроился в кресле, взял со стола нераспечатанную банку «Туборга», вскрыл ее, хлебнул пивка.

– Ты, конечно, не возражаешь? – с усмешкой посмотрел он на Клода и кивнул на банку.

Тот с достоинством промолчал.

– А чего ты стоишь? Присаживайся!

Как будто не Клод, а он, Волчара, хозяин в этом доме. Наглый мент. И крутой. Знает свою силу.

– Или лучше садись...

– Ну нет, садиться я не буду...

– Кто знает, кто знает... Короче, дело к ночи. Давай-ка, Борислав свет Батькович мне про Селюнина Алексея Петровича во всех подробностях поведай...

Клод не стал строить из себя целку. С чувством глубокого раскаяния поведал, как случайно вышел на след душегуба, взял его, поместил у себя дома.

– И зачем это тебе было нужно?

Круча не пришел в восторг от его исповеди. Но не злился, громы и молнии не метал.

– А я знал, что ты, начальник, шефа моего прессовать начнешь. Косяк он перед тобой упорол...

– И ты решил проявить заботу о Сафроне. Хотел сдать душегуба в обмен на мою лояльность...

По лицу мента скользнула усмешка.

– Да что-то вроде того...

– А почему же не сдал его мне?

– Так он же сбежал...

– Когда?

– Сегодня ночью...

– Во сколько?

– Да точно не знаю... Но хватились мы его в половине второго ночи...

– И как же вы, хваленые братки, упустили немощного мужика?

– Почему немощного? – встрепенулся Клод.

– Ну вы же его били, не кормили, в подвале держали...

Что это, провокация или Сафрон настучал?

– Да ты что, начальник. Он у нас как сыр в масле катался...

– И укатился, – криво усмехнулся мент.

– Ну да... Типа как колобок...

– В сказке колобка лиса съела А в жизни?.. Давай, Клод, говори, куда душегуба дел. Колись, пока я добрый...

– Да смылся он. Слинял по-тихому... Мы ему снотворного вкололи. Думали, до утра дрыхнуть будет. Даже дверь в его комнату не закрыли. Да что-то не сработало. Проснулся, гад, да сбег...

– Ну да, конечно... – Волчара явно не верил Клоду. – И куда же он, бедный, подался?

– В озеро сиганул. И вплавь. К какому только берегу причалил, не знаю... Да мы его искали. Вон у соседки можешь спросить. – Клод показал в сторону соседского особняка.

– А я уже спрашивал. – Мент впился в него гнетущим взглядом. Будто лазером в душу забрался. – И знаешь, что она говорит?

– Что?

Сердце тоскливо сжалось.

– А то, что никто и ни от кого не убегал. А душегуба вы убили. Затем вывезли на озеро и утопили...

Клоду стоило огромных усилий не выдать своих чувств. Еще бы, ему нужно было изобразить гнев, тогда как душа ушла в пятки.

– Да ты что, начальник, не могла она такого говорить...

– Почему?

– Да она ничего не могла видеть...

– А что она не могла видеть?

– Так в том то и дело, что ничего. Не убивали мы душегуба, не вывозили на озеро, не топили... На пушку берешь, начальник!

Точно, на пушку берет. По глазам видно. И с соседкой он не разговаривал. Не был он у нее дома. Не было у него на это времени.

– А вот не угадал...

Волчара вдруг резко сорвался с места и метнулся к нему. Клод тоже вскочил. Но мощный удар кулаком в грудь сбил его с ног. Он перелетел через кресло, грохнулся на пол, больно стукнулся головой. Ну и удар!

Подняться он не успел. Сильными как домкрат руками Волчара заломал его, перевернул на живот. На запястьях защелкнулись наручники. Вдобавок ко всему мент сел на Клода. Всей своей тушей навалился.

Под ментовский пресс Клод попал. Натурально попал.

– Ну что, бандюк тушеный, будешь колоться?

– В чем? – Клод взвыл под тяжестью центнерной массы.

– Говори, падла, куда труп дели!

– Да не знаю я, о чем базар!

Тяжесть усилилась вдвое.

– Не знаю...

Клод задыхался. Ему казалось, кишки выдавливаются через задницу. В глазах мутнело, голова пошла кругом. Еще немного, и он бы потерял сознание. Но Волчара поднялся в самый последний момент.

– Не, ну честно, убежал от нас мужик. – Клод смотрел на Волчару затравленным взглядом. – Ты же, начальник, видишь, ни охраны у меня, ни собак. Хотя бы одна дверь бронированная...

– А чего ж так?

– А чего бояться? У нас в Битово все схвачено. Какая падла меня тронет?..

– Глупый ты...

– Может, и глупый. Но сам видишь, не так уж трудно уйти от меня...

– Нетрудно, говоришь... – усмехнулся Степан. – Тогда я ухожу... Но вместе с тобой... Поднимайся. Поедем...

<< 1 2 3 4 5 6 >>