Владимир Владимирович Козлов
Домой


– Ты все еще его любишь?

– Это тебя не касается.

– Он ходит с Марьиной из десятого «б»…

– Какая разница, кто с кем ходит? Если ты пришел говорить мне гадости, то можешь забрать свой подарок и уйти.

– Не заберу.

Я сбросил пепел за балкон, взялся за ржавые перила. Ира тоже подошла к перилам. Я заметил, что она дрожит.

– Тебе холодно, да?

– Нет, не холодно.

– Ты же дрожишь?

– Ничего я не дрожу.

– Забудь про него. Он – урод. Получил, что хотел, и бросил тебя… Но я еще с ним разберусь…

Она размахнулась и дала мне пощечину – больно, со всей силы, потом – еще две. Я стоял, не двигаясь. Щека горела. Ира заплакала.

– Пошел вон! Я не хочу тебя больше видеть… Никогда, ясно? Никогда! Уходи! Вон отсюда!

Я затянулся, выбросил бычок за балкон, обнял ее за плечи. Она вырвалась, швырнула свой бычок под ноги.

– Ты что, не понял, что я сказала? Уходи, чтобы я тебя больше не видела. И подарок свой сраный забери… Подари кому?нибудь другому…

По дорожке вдоль дома, тарахтя, проехал «Запорожец», тормознул у крайнего подъезда. Из него вылез, опираясь на палку, дед – инвалид. Я открыл пачку, достал еще одну сигарету. Ира протянула руку.

Последние танки в Праге

Место: Прага, Европейский Союз

Дата: 16/11/2006

Время: 06:30

Музыка: нет

Я выхожу из подъезда. Прислонившись к серой стене под вывеской «Bazar» стоит Марек, старый красномордый алкаш со шрамами на щеке и на лбу. Его дворняга в потертом ошейнике грызет какую?то падаль. Марек торчит здесь каждый день, с раннего утра. Может, помогает хозяину круглосуточного «базара» – он торгует, в основном, ворованным товаром: от мобильников до бензопил. А может, кто?то заплатил ему, и он следит за мной. Как в книгах или фильмах. Меня бы не удивило.

– Куда собрался? – Марек кивает на сумку и рюкзак.

– В отпуск.

– Что, домой, в Россию?

– Да.

– А я помню ваши русские танки…

– Ну а я здесь при чем? Какое отношение я имею к танкам? Я еще тогда не родился…

– Как – какое? Это ж были русские танки, ну и ты тоже русский. И вообще, все русские…

Я больше не слушаю его, перехожу улицу к трамвайной остановке. Только такие придурки, как он, заговаривают здесь со мной про танки. Сколько можно про это вспоминать? Почти сорок лет прошло. Все давно поменялась, чехи движутся туда, куда хотят – на Запад. Одно только чмо вроде Марека, у которого в жизни ничего не меняется, может, лет двадцать, который торчал в жопе при коммунистах, торчит в жопе сейчас и будет торчать до конца жизни, вспоминает про танки.

ООО «Остров»

Место: Родина

Дата: 08/04/1992

Время: 13:06

Музыка: нет

Я и Батон вылезли из его «БМВ» с проржавевшими крыльями, подошли к киоску. Я постучал в боковую дверь. Открыл продавец – кучерявый пацан среднего роста, в поддельных джинсах «levi’s» и кофте от спортивного костюма «reebok». Я спросил:

– Ну, что, побазарил с хозяином?

– Да.

– И что?

– Ничего. Не будет он брать. Ваша поповская водка – говно, паленая. Ей люди травятся.

– С чего ты взял?

– Это хозяин так сказал. Я за что купил, за то и продаю. Я – что? Я – продавец, мое дело маленькое. Можете сами с ним побазарить…

– Не хуй с ним базарить, – сказал Батон. – Сам, бля, прибежит. На коленях, сука, приползет.

Он открыл багажник, вынул арматурину. Я сделал шаг назад.

– Э, пацаны, вы что? – Кучерявый высунул голову в дверь. – А я тут при чем?

Батон размахнулся и ударил по стеклам. Осколки посыпались на асфальт, вперемежку с пачками сигарет, жвачками, «марсами». Из разбитых бутылок выливалась водка и пиво. Пятна расплывались по потрескавшемуся тротуару. Кучерявый выскочил из киоска, стряхивал с кофты осколки. Батон ударил еще несколько раз и бросил арматурину в багажник.

– Вот увидишь, он сегодня позвонит и скажет: извините, пацаны, я понял, что не прав, будем вашу водку брать.

– Думаешь?

– Хули тут думать? Когда…

* * *
<< 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 >>