Владимир Николаевич Васильев
Наследие исполинов

В тот же миг маленький поисковый рейдер исчез за барьером. А грозная боевая воронка перестала надвигаться на флагман Фалькау. Перестала, потому что вместо пленения человеческого корабля крейсеры армады шат-тсуров изготовились к залпу.

«Вот и все, – с тоской подумал адмирал. – Я сам погубил свой флот…»

Додумать он не успел. Не дожил Луис Суарес Лима Перейра и до залпа: снова кольнуло в груди, а потом сердце вдруг болезненно сжалось на короткий миг, и мир померк.

Флагман пережил адмирала всего на несколько секунд.

ПОИСКОВЫЙ РЕЙДЕР «ШУСТЕР-ЭПСИЛОН»-75
Глубокий космос

1.

Плужник, Шулейко и Паулиста как могли быстро отшлюзовались, перешли в рейдер и спешно начали отстыковку. Аварийный прыжок помбриг рассчитал давным-давно, поскольку искатели готовились ко всем мыслимым и немыслимым передрягам. Форсированное бегство в ожидаемые передряги, безусловно, входило.

– Что вы собираетесь делать? – спросил взволнованный советник, помчавшийся за искателями скорее из стадного инстинкта, чем в результате обдуманного решения. Он по куриному озирался – рубка «Шустера-эпсилон» была ему, естественно, совершенно внове.

– Мы собираемся сваливать, – грубовато, но зато очень доходчиво пояснил бригадир Плужник. – Поскольку защиты от флота Фалькау мы не дождались…

– Четыре минуты, – пробурчал из своего угла Шулейко.

Еще один искатель – Саня Веселов, которого советник Паулиста, понятное дело, раньше не видел – сидел на подхвате. Саня выглядел решительно, но не испуганно. Его испуг остался в немыслимых далях, в иной галактике.

– Кажется, успеваем, – снова подал голос Шулейко. – Три с половиной. Что там с флагманом?

– Берут в воронку, – с готовностью доложил Веселов. – Возмущений в стартовой сфере нет… хвала Дионису.

С какой стати Саня помянул нетрезвое древнегреческое божество, наверное, не смог бы объяснить и он сам.

– Три!

– Погодите, – хрипло запротестовал Паулиста. – А куда, собственно, вы направляетесь? Мне нужно на Фалькау!

Еще один крейсер «Туманности», самый дальний, при попытке атаковать противника нарвался на сеть нелинейности и тихо распался на кварки и беспорядочное фоновое излучение.

– Две минуты!

– Мне нужно на Фалькау! – фальцетом выкрикнул советник. – И стюард мой остался на флагмане!

– Господин советник! – огрызнулся в его сторону бригадир. – Нам совершенно до задницы, куда вам нынче нужно. На нас уже охотятся – сами видите, какие задействованы при этом силы. Мы сейчас – первый приз в галактической лотерее. Поэтому сядьте… и не отсвечивайте. И, желательно, пристегнитесь, потому что по финишу будут маневры, а значит, будет трясти. И скажите спасибо, что не вышвырнули вас с нашего корабля прямо в открытый космос.

– Минута!

Паулиста в отчаянии взвыл и рухнул в указанное кресло, не преминув, впрочем, пристегнуться.

– Полминуты!

– Нелинейность у стартовой сферы! – хрипло сообщил Веселов. – Вот бля!

– Далеко? – ощерился бригадир.

– Не очень.

– Успеем, Вася?

– Кажется… – без особой уверенности предположил Шулейко.

И, почти без перехода, выдохнул:

– Старт!

«Шустер-эпсилон» разорвал ткань мироздания и провалился в никуда, чтобы в то же мгновение выпасть в финишную сферу, отстоящую от стартовой на много световых лет.

– Второй прыжок, живо! – скомандовал Плужник.

Шулейко, ломая ногти, выдрал из драйва астрогационный диск и сунул на его место новый, заблаговременно выуженный из внутреннего кармана комбеза. Драйв бесшумно сглотнул серебристый кругляш и охотно считал данные.

– Шесть минут, – объявил Шулейко. – Не думаю, что они отследят нас так быстро.

Они прыгали еще трижды, хаотично, словно блоха в бреду.

Очередной финиш выбросил их прямо в объятия звена боевых истребителей. К счастью, на столь малых кораблях имелось только лучевое оружие – ни тазионарного, ни силового, ни вероятностного. Поэтому рейдер первым залпом повредили не очень сильно. Запас живучести у поисковиков всегда делали будь-будь. Но «Шустер» временно утратил способность прыгать за барьер. Поисковик шальным метеоритом проскочил сквозь строй истребителей, и теперь охотники и жертва стремительно удалялись в противоположных направлениях. Но истребители моментально и слаженно стали вписываться в разворот, без сомнения, намереваясь сесть беглецам на хвост.

– Мы где? – мрачно справился Плужник – даже он не знал обсчитанного помощником курса.

– Пронг-тридцать.

– Планета! – заорал из кресла советник Паулиста, исхитрившись взглянуть через спинку на экраны.

– Это Пронг-тридцать вторая, – объявил Шулейко, похоже, не теряющий самообладания даже в этот тяжкий момент. – Соответственно, вторая от солнышка. Называется Табаска. И ведь мы можем уйти в атмосферу – истребители-то пустотного типа!

– Это что значит? – не сразу понял Плужник.

Вася уже манипулировал движителями, обычными прямоточниками.

– А то, что в атмосфере они медленнее нас!

– Боевые корабли – и медленнее? – усомнился советник, несколько успокоенный уверенным тоном штурмана.

– Представьте себе, – довольно подтвердил Шулейко. – Но, к сожалению, только в атмосфер… ре.

Последние слова он произнес запнувшись: на поисковик обрушилась неизбежная при наборе скорости перегрузка – как минимум четырехкратная.

Плужник охнул; Паулиста жалобно закряхтел; Веселов терпел молча.

– А успеем? В атмосферу нырнуть?

– Вот сейчас и увидим… – с трудом выдавил Шулейко. – Держитесь, сейчас еще прибавлю.

Тяжесть навалилась с новой силой.

Истребители, маневрируя, сильно отстали. Да и ускорение «Шустер» развил завидное – по плавной дуге он рвался к спасительной планете Пронг-тридцать второй, рвался на практически граничной мощи спаренных движителей.

– Ой, мама, – пожаловался бригадир – отчасти на перегрузки, отчасти на то, что приборы честно сообщили о постепенно изменяющемся пространстве несколько в стороне от взятого курса. Это, к счастью, было не оружие – кто-то готовился выломиться из-за барьера.

«Кто-то» оказался громадным блином штурмового планетарного крейсера. Пока поисковикам везло: они успели проскочить мимо финишной сферы, а вот преследующие истребители вынуждены были отклоняться, снова маневрировать – и в результате отстали еще сильнее.

В общем, они успели – когда «Шустер» начал от трения о воздух быстро разогреваться и терять скорость, между Пронгом-тридцать второй и ее естественным спутником из-за барьера вывалился еще один планетарный крейсер.

– А этот Пронг хоть обитаемый? – угрюмо спросил Паулиста. – Разумеется, я имею в виду планету.

Перегрузки к этому моменту уже закончились.

– Условно, – Шулейко, не отрываясь, контролировал полет. – Рыбаки, шахтеры да охотники какие-то.

– Надеюсь, хоть люди?

– Люди, люди. Не мешайте, советник.

Они сели через сорок минут. Локальных, земных. Хотя, если честно, слово «сели» не вполне отражало реальную картину: поисковик, подняв густое облако пара и брызг, с размаху вонзился в волны очень кстати подвернувшейся реки; дна не достиг – поплавком выскочил на поверхность, затем, словно скутер, пересек реку и почти сразу выбросился на пологое, густо заросшее мангровыми джунглями мелководье. Настоящий берег виднелся метрах в двухстах дальше.

– Ну, – вздохнул с некоторым облегчением бригадир Плужник, – на какое-то время, считайте, мы спрятались. Теперь следующий вопрос повестки: что, собственно, теперь делать с вами, советник? За каким, спрашивается, хреном вы поперлись с нами на рейдер?

– Ну… – Паулиста выглядел сильно смущенным. Одно дело – давать советы и анализировать события из уютного и безопасного кабинета на Фалькау и совсем другое – когда по тебе палит вражеская армада, куда более многочисленная и лучше вооруженная, чем собственный флот. – Как-то так получилось… Начался бой, адмирал был занят… Я и последовал за вами.

– Твое счастье, – буркнул, неожиданно переходя на «ты», Вася Шулейко, – что у нас некомплект экипажа. А значит, жратвы хватит и на тебя.

«И правда, – подумал совершенно выбитый из колеи советник. – Какое счастье…»

ШТАБ ФЛОТОВ ГРУППЫ «ДОМИНИОН»
Окрестности Солнечной Системы, доминанта Земли

1.

Самым мощным соединением боевых космических кораблей доминанты Земли номинально командовал президент Системы. На самой Земле правительства вообще не было – истощенная и изнуренная многовековым недобрым царствованием вида Homo Sapiens Sapiens планета частично превратилась в пустыню, частично была просто заброшена, предоставлена самой себе. Человечество давно выплеснулось в космос, на свободные и пока не загаженные цивилизацией территории, благо большая часть Галактики легла людям под ноги и свободного места в ней хватало с избытком. Много лет назад терраформированная Венера теперь сновала по новой орбите, дальше от Солнца. Примерно треть населения Солнечной системы (на самом деле, чуть больше) постоянно проживала на Венере. Еще треть – на множестве околоземных и околовенерианских орбитальных поселений и станций вроде патриарха земной космонавтики «Гелиотропа». Остальные граждане были более-менее равномерно рассеяны по всей Системе, от Меркурия до Плутона, от дрейфобазы «Корона» до исследовательского мегакомплекса «Эклиптика-2».

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 10 форматов)
<< 1 2 3 4 5 6