Вячеслав Владимирович Шалыгин
Восход Водолея (сборник)


– Только бы не развезло раньше времени! – перекрывая грохот сменившего дождь града, прокричал Буер. – Увязнем на хер!

– Не ругайся! – крикнул в ответ Ивлев. – Не один в машине!

– А-а... – шофер раздосадованно махнул рукой.

Глина под колесами быстро размокала, и пару раз автобус почти застрял, но все закончилось благополучно, и в конце концов Буер гордо вывел транспортное средство на залитый уже по щиколотку проспект. «Дворники» работали с предельной частотой, но видимость из-за ливня была все равно близкой к нулю. Судя по репликам, шофер был не местный, и как он ориентируется в незнакомом городе при такой погоде, Таня себе не представляла.

– Сейчас направо, – подсказал Ивлев.

Водитель взглянул на лежащий рядом с ним планшет размером со стандартный лист и кивнул. Таня чуть вытянула шею и рассмотрела, что планшет не простой, а с цветным дисплеем, на котором высвечивается карта города. А еще на схематичных дорогах пульсируют маленькие красные и зеленые точки.

– Это бортовой компьютер? – Таня смущенно улыбнулась.

– Ага, – Буер хохотнул. – От самолета. Красные светлячки – встречные машины, зеленые – пешеходы. А вы думали, только японцы в электронике шарят?

– Мы офис проехали, – Таня настороженно обернулась к Ивлеву.

– Там сейчас слишком много воды, – равнодушно ответил тот. – Придется вам переждать катаклизм в нашей конторе. Это недалеко. На соседней улице.

– А если ее тоже затопит?

– Вряд ли. В ней семь этажей, и стоит она на холме.

– Семь этажей? Сотовая компания?

– Она самая, – Ивлев внимательно посмотрел девушке в глаза. – Заодно и побеседуем.

– О чем?

В голове у Тани словно что-то взорвалось. «Газель» с тонированными стеклами! Та, что стояла утром в аэропорту. Та самая, в которую затаскивали Шорникова. Эти люди были не из сотовой. Откуда – оставалось лишь догадываться, но неприятностями от них веяло, как холодом из морозильной камеры... или из могилы.

– Я вижу, вы и сами знаете – о чем, – Ивлев удовлетворенно откинулся на спинку сиденья.

Автобус въехал в тесный дворик и свернул к раскрывшимся воротам в торце здания. Когда тяжелые створки сомкнулись позади машины, Таня окончательно поняла, что «попала»...

* * *

Капитан второго ранга Гордиенко вынул из кармана телефон и вызвал занесенный в память аппарата номер.

– Ее взяли, – коротко доложил офицер, когда абонент ответил.

– Возвращайся на базу, – приказал собеседник. – И поторопись.

– Здесь много гражданских, надо бы эвакуировать...

– Женя, это не твоя забота! Делай ноги!

– Разрешите взять хотя бы детей!

– Спасатели в двух минутах езды. Ходу, кавторанг, ходу!

– Есть, – Евгений оглянулся и, пригибаясь от налетевшего шквального ветра, побежал к машине.

За его внедорожником прятались несколько человек. Они то и дело выглядывали в серый предгрозовой полумрак в надежде увидеть «мигалки» спасателей или пожарных.

– Дядя Женя! – отреагировала на появление офицера его соседка, тринадцатилетняя Леночка. – А мы думали, вы уже уехали на автобусе с тетей Таней!

– Садитесь! – перекрывая вой ветра, крикнул Гордиенко. – Иван, Света, пацаны... в машину! Компактнее!

В просторный «Паджеро» набилось человек десять. Правда, взрослых, не считая самого кавторанга, было лишь двое. Гордиенко включил фары и вывел машину на проспект. В эту минуту налетел тяжелый шквал, а за ним ударил заряд крупного града. По улицам, с холмов к морю, понеслись потоки мутной воды и грязи. Видимость упала до нуля, и Евгений был вынужден вести машину с предельной осторожностью. Словно чувствуя, каково сейчас водителю, умолкли даже самые неугомонные из пацанов. Лишь когда дождь немного утих, а машина вырулила на пригородное шоссе, все та же Леночка осмелилась спросить:

– А куда мы едем?

– Ко мне на базу, – ответил Гордиенко.

– На базу флота? – восхитился кто-то из мальчишек. – Круто!

– Нет, на другую, – Евгений усмехнулся. – На сухопутную, но тоже крутую.

– На ту, где спецназ? Где «дельфины»? А нам дадут пострелять? А танки там есть? – загалдели пацаны.

– Цыц! – прикрикнул Гордиенко. – Пострелять дадут самым молчаливым, остальных – на гауптвахту!

– Понял, Сема, мне дадут гранатомет! А тебя на губвахту посадят! Сема-губвахта!

– Сам ты губвахта!

– А ты...

– Ну, все... понеслось, – Гордиенко включил приемник и несколько раз ткнул в кнопки фиксированных настроек музыкальных программ.

Радиоэфир молчал. С одной стороны, это было тревожным признаком, но с другой... Землетрясение, цунами и последовавший ураган нарушили функционирование одной из составляющих Системы. А это было как раз неплохо...

5

ОГОНЬ

Субмарина мягко качнулась и замерла. Электродвигатели отключились, в борту, чавкнув, открылся люк, а к причалу поползли щупальца крепежных захватов и шершавый язык трапа. Шорников терпеливо дождался, когда подлодка окончательно войдет «в клинч» с причалом, и неспешно выбрался из ее утробы. В шлюзовом «пузыре» было тесновато; он предназначался для приема мелких суденышек, а потому имел всего сотню метров в диаметре. Высота центра купола тоже не кружила голову – пятнадцать метров. Однако после долгого пребывания в пятикубовом объеме двухместной субмарины дышалось в «просторном» шлюзе полегче. Виктор забросил на плечо сумку и взглянул на часы. Полдень по столичному времени. Несмотря на задержку рейса, он успел, и это было хорошим знаком.

Несколько шагов вдоль причала, короткая лесенка вниз, длинный трап-тротуар над бассейном открытого ремдока и, наконец, заветные двери внутреннего приемного отсека. Виктор прижал ладонь к сенсору и ровным, спокойным голосом назвал свою фамилию:

– Шорников.

– Идентификация положительная, – ответила Система бесполым голосом. – Предъявите багаж.

На метр ниже сенсора раскрылись квадратные створки. Виктор бросил сумку в образовавшуюся нишу.

– Доступ разрешен, – спустя пару секунд объявила Система. – В Город вы можете проехать, воспользовавшись четными линиями экспрессов или на такси с желтой индикацией...
<< 1 ... 8 9 10 11 12 13 14 15 16 ... 26 >>