Вячеслав Владимирович Шалыгин
Восход Водолея (сборник)


– Еще пара таких толчков, и точно затопит. Но ты не трусь! Помнишь седьмую точку доступа? Если купол зальет, она откроется, чтобы выпустить как раз эту всплывающую камеру. Так что шанс у нас есть. Жди у двери, я постучу.

– Это рискованно, – стажер схватил Шорникова за плечо.

– Иначе никак. Заглушить реактор надо во что бы то ни стало. Да и пломбы снять тоже. Если этого не сделать, камера не всплывет. Когда прорвется вода, сразу все не зальет. Успею.

Он хлопнул по кнопке открытия двери и, надев маску, вышел в дымный полумрак большого отсека. Дверь за ним закрылась почти мгновенно, но стажеру Карасеву все-таки досталась порция дыма, и его снова скрутил приступ надсадного кашля.

До реакторного отсека Шорников добрался почти без приключений. Пару раз ему пришлось менять маршрут из-за преградившего путь пламени, но внутри любого купола он ориентировался словно у себя дома – Виктор работал в проекте давно, и Город-на-дне вырос на его глазах. Еще раз ему пришлось пойти в обход, потому что один из наружных донных отсеков – правая его переборка являлась стеной купола, а пол прилегал к грунту – был задраен. Это означало, что в отсек проникла забортная вода и, реагируя на это, сработала автоматическая защита.

Три последних перед реакторным смежных помещения оказались нетронутыми пожаром, а отсутствие движения воздуха избавило их от густых клубов дыма. В отсеках висела только мутная пелена, сквозь которую виднелись расплывчатые очертания пульсирующих красным светом «тревожных» ламп. Дымка с красной подсветкой была до боли похожа на кровавый туман. Виктор вспомнил события годичной давности и содрогнулся...

Лес, темный, нависающий тяжелыми лапами елей и безмолвными кронами берез, туман, ритмично клубящийся, словно он танцует сложный, но продуманный танец... Выстрелы, вой клаксона и белокурая женщина с остекленевшим взглядом красивых синих глаз...

Дверь в реакторный отсек была заперта на электронный замок с цифровым кодом. Шорников снова достал «мобильник» и вытянул из его корпуса телескопическую антенку со специальным разъемом на конце. На поиск нужной комбинации могло уйти минут пять, но выбора не было.

Приборчик нашел пятую из семи цифр, когда последовал новый толчок. Виктор выронил прибор и едва не рухнул навзничь. Упасть ему помешали две пары крепких рук. Они схватили Шорникова под локти и вернули в прежнее положение. Правда, в следующий момент запястья Виктора оказались скованными за спиной, а на голову, прямо поверх маски, ему набросили черный мешок. Пытаясь вырваться из рук неизвестных «помощников», Шорников дернулся, но тут же получил чем-то тяжелым по затылку. Голова закружилась, уши будто заложило ватой, а ноги ослабели. Но упасть Виктору снова не дали. Один из незнакомцев бесцеремонно взвалил Шорникова на плечо и, тяжело топая по пластиковому полу, куда-то понес...

6

ВЕТЕР

– Беженцев разместил? – Гордиенко пожал руку капитану Павлову, командиру группы спецназа.

– В учебном классе, – ответил тот. – Пацаны в восторге. Там же плакаты, макеты, снаряжение... Когда все утихнет, Ромашин их отвезет.

– Вслед за волной такой тайфун пришел, еще сутки будет лить, – усомнился Евгений.

– Тогда разместим в казарме, – Павлов хлопнул товарища по плечу. – Не переживай, босиком на мороз не выставим!

Он рассмеялся и поправил ремень автомата.

– А ты, я смотрю, куда-то собрался? – Гордиенко окинул капитана ироничным взглядом. – Бравый, ничего не скажешь. Всех врагов не обезвреживай, нам оставь потренироваться.

– Тьфу на тебя.

– И зонтик возьми.

– Тьфу еще раз.

– Товарищ капитан второго ранга, – рядом с ними остановился запыхавшийся старшина. – Вас в канцелярию...

– Иду, – Евгений легонько стукнул Павлова кулаком в плечо. – Удачи.

– А где «семь футов под килем»?

– Ты же не корабль! Ты вообще шуруп сухопутный! Могу только «ни пуха...» добавить, товарищ капитан-лейтенант.

– К черту, – указывая на двери канцелярии, откликнулся Павлов. – Вас там как раз ожидают, товарищ подполковник.

Атмосфера в канцелярии казалась несколько напряженной, особенно после развеселой пикировки. Гордиенко доложил о прибытии и, повинуясь молчаливой отмашке начальства, сел на стул у стены. Кроме командира и начальника штаба, здесь обосновались двое незнакомых офицеров в полевой форме с общевойсковыми эмблемами. С первого взгляда было понятно, что форму они надели исключительно по случаю объявленного в губернии военного положения. Чем могли озадачить невозмутимого командира эти товарищи, Евгению оставалось гадать, но таким задумчивым капитана первого ранга Кулика он не видел уже давно.

– Гордиенко, – командир перевел взгляд с разложенной на столе карты побережья на подчиненного, – подойди. Тут вот наши друзья из ФСБ оперативные данные забесплатно предлагают. Начальство сверху спустило приказ шхериться, а им жалко дело бросать. Поможем?

– Поможем нарушить приказ?

– Это серьезное дело, – коротко пояснил один из федералов. – А наверху в политику играют.

Евгений подошел и мельком взглянул на карту. Таких в штабе военной контрразведки не было. Нет, карта выглядела стандартной, но, кроме привычных обозначений, на нее была нанесена какая-то разноцветная сеть неуставных знаков и пометок. И первым делом в глаза бросались девять крупных синих кружков и четыре зеленых, поменьше, расположенных вокруг красного овала. Гордиенко взглянул на карту еще раз и все понял. Цветные ниточки, независимо одна от другой, тянулись в море и замыкались на этой «ромашке».

– Хорошая схема, – одобрил Евгений. – Подробная. У нас такой нет.

– Теперь есть, – Кулик постучал пальцем по карте.

– Только, возможно, ошибочка в ней, – равнодушно заметил Гордиенко. – Куполов в Городе-на-дне, я подозреваю, больше.

– По нашим сведениям, всего четырнадцать, разве не так? – заинтересовался один из чекистов, более монументальный, нежели его товарищ и в подполковничьих погонах.

– Или мы чего-то не увидели? – ожил второй, майор, вынимая из кожаной папки четкую спутниковую фотографию. На ней был запечатлен район моря над Городом. Округлые тени куполов и тускло светящиеся жгутики путепроводов были хорошо видны даже сквозь толщу воды.

– Я исхожу из агентурных сведений, – ответил Гордиенко. – Вернее – аналитических выводов. Нам известно, что Город состоит из девяти куполов Бронского, четырех донных причалов и главной полусферы «Глубинный-Центр». В каждом из девяти куполов находится один рабочий отдел. Например, в «Шельфе-2» идет разработка новых чипов, в «Песчаном» совершенствуют программное обеспечение, а в «Донном-4» составляют алгоритмы взаимодействия различных, порой несовместимых аппаратных стандартов. Главный купол служит торгово-административным и жилым кварталом. К работе над «Водолеем» он отношения не имеет. Вопрос: где же расположен центральный, связующий, узел Системы?

– Или все-таки в главном куполе, или он «Водолею» не нужен, – высказался начальник штаба.

– Не согласен, – Гордиенко покачал головой. – В «Глубинном-Центре» его точно нет. А насчет его ненужности... Система работает, причем с каждым днем все эффективнее. Я не думаю, что четкое взаимодействие всех ее сетей обеспечивают вторичные узлы. Должен быть единый центр, мозг и, раз уж основная работа над созданием и совершенствованием «Водолея» ведется в Городе-на-дне, логично предположить, что мозг спрятан здесь же.

– Мы запросим спутниковые фото близлежащих квадратов моря, – пообещал подполковник.

– Запросите, – согласился Евгений, – только не по электронной почте. Система может их перехватить. Хотя мне почему-то кажется, что фотографии нам ничего не дадут. Ставить еще один купол чуть поодаль – дорого и бессмысленно. Большей секретности, чем уже есть, таким способом не обеспечить. Если главный процессор «Водолея» действительно расположен в нашем районе, он должен быть в Городе или рядом.

– Но...

– Да, да, – Гордиенко поднял руки и улыбнулся. – Я сказал, что под обычными куполами его нет и дальше в море тоже. Из этого вывод: либо его засунули под грунт, либо оставили на берегу.

– Город для того и упрятали под воду, чтобы никто даже случайно не заглянул на кухню Системы, – возразил майор. – Если оставить «мозг» на берегу, теряется смысл.

– Необязательно, – Гордиенко покачал головой. – Главный процессор – это всего один суперкомпьютер. Организовать охрану одного-единственного объекта достаточно просто. А вот разместить, даже в горах, целый секретный город – нереально. Так что смысл на самом-то деле сохраняется. К тому же суша надежнее. Кто знает, каково сейчас в Городе? А если купола не выдержали землетрясения и протекли? Одно дело потерять лаборатории, другое – всю Систему.

– Убедили, – кивнул подполковник. – По вопросу, каково сейчас подводным горожанам, мы подождем рапорта от капитана Павлова. А вот над «сухим куполом» надо подумать.

– Иди пока, – приказал Евгению Кулик. – Занимайся по плану.

– Разрешите в город, – Гордиенко взглянул за окно. – Шторм вроде бы слабеет.

– Что ты там забыл?

– Текущее задание...

– А-а, это, – командир порылся в ворохе бумаг. – Вот адресок. Туда ее увезли. Только это ничего не значит. Сейчас народ куда попало расползается.
<< 1 ... 11 12 13 14 15 16 17 18 19 ... 26 >>